image
Fesor
ГЛАВНЫЙ АДМИНИСТРАТОР

• Технические вопросы
• Открытие | закрытие тем игровых эпизодов
• Проставление личных званий, обновление тем внешностей и ролей
• Партнерство и пиар
• Удаление профилей
• Закон и порядок

Связь:
гостевая, ЛС, вопросник
Meg
ТЕХНИЧЕСКИЙ АДМИНИСТРАТОР

• Технические вопросы
• Открытие | закрытие тем игровых эпизодов
• Проверка и прием анкет, открытие форума игрокам
• Дизайн форума и прочий контент
• Розыск пропавших игроков
• Участие ролевой в конкурсах, РПГ-топ

Связь:
гостевая, ЛС, вопросник, ICQ - 200987614
tg - @kaz1967, VK
Eric
МОДЕРАТОР ИГРОВОГО И РАЗВЛЕКАТЕЛЬНОГО СЕГМЕНТА

• Проверка и прием анкет
• Консультация игроков по вопросам вверенных квестов
• Гейм - мастеринг
• Праздничное настроение и поздравления
• Конкурсы и прочие развлечения

Связь:
гостевая, ЛС, вопросник
Castiel
МОДЕРАТОР ИГРОВОГО СЕГМЕНТА

• Консультирование игроков и гостей форума по матчасти
• Проверка и прием анкет
• Консультация игроков по вопросам вверенных квестов
• Графическое оформление профилей по заказу

Связь:
гостевая, ЛС, вопросник, VK
Morgan
МОДЕРАТОР ИГРОВОГО СЕГМЕНТА

• Консультация игроков по вопросам вверенных квестов

Связь:
гостевая, ЛС, вопросник

|Самая Сверхъестественная Ролевая Игра|

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » |Самая Сверхъестественная Ролевая Игра| » Countries & cities » 01.06.2012, M. Logan, I. Peregrine & C. Mattison, Satoraljaujhely, HUN


01.06.2012, M. Logan, I. Peregrine & C. Mattison, Satoraljaujhely, HUN

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

1. Дата, участники отыгрыша, локация
01.06.2012, Margaret Logan, Iris Peregrine & Claire Mattison, Satoraljaujhely, HUN
2. Место и время отыгрыша.
Шаторальяуйхей, центр города, около полудня; далее - Пальхаза и хутор в её окрестностях
3. Участники.
Margaret Logan, Iris Peregrine & Claire Mattison
4. Суть отыгрыша.
Сто лет тому назад был в венгерской глуши один хутор. Всякое говорили про семью, что там обитала: что-то про дурной глаз, кровосмешение и даже колдовство. Слуги рассказывали в соседнем городке о следах на снегу, что вели из леса к хутору – но не обратно, и про шаги на чердаке. Про запертую комнату и голоса в печных трубах.
Одной зимой всю семью нашли жестоко убитой. Следствие показало, что они были мертвы уже несколько дней, но кто-то оставался всё это время на хуторе: топил печь и кормил животных.
Убийцу так и не нашли. Хутор стоял заброшенным до тех пор, пока и до тех мест не добралась эпидемия «испанки». Мёртвых не могли похоронить в промёрзшей земле, и их стали свозить на проклятый – так говорили, – хутор. Однажды в соседнее селение приехал молодой фотограф, занимавшийся посмертной фотографией: в этом царстве смерти у него было много работы. Никто так и не узнал, что с ним случилось – просто однажды ночью он бесследно исчез. На фотографиях, которые он успел сделать, были мертвецы. И что-то… другое. Тени. Призраки? Кто-то узнал черты лица девушки, жившей и умершей в этом доме.
Часть фотографий разошлась по миру, но история, стоявшая за ними, почти забылась. Хутор по-прежнему заброшен, но говорят, что иногда в его окнах горит свет, и дым идёт из печной трубы. Говорят о следах, что ведут к хутору – но не обратно. Говорят, что, если остаться там на ночь – станешь пленником злых духов и сгинешь навсегда. А кто-то верит, что запертые там души ещё можно спасти: нужно только узнать, что же случилось той далёкой зимой, и что было в запертой комнате, дверь в которую так и не смогли отыскать.

+4

2

[indent] Шаторальяуйхей – «Новый город под шатром», которому в действительности уже минуло семь столетий, раскинулся под сенью холма, к западу от реки, по которой пролегала граница Венгрии и Словакии, к востоку от дремучих горных лесов. Ещё в день приезда Клэр решилась прокатиться по канатной дороге, почти забыв на время о своём страхе высоты: слишком прекрасно было то, что открылось её глазам. Покрытые зелёным листвяным ковром горы и холмы, похожие на лоскутное одеяло поля и виноградники, развалины древнего замка и будто бы игрушечные домики у пологих склонов, а надо всем – пронзительно-синее небо с белыми барашками-облаками. Тёплый ветер последнего весеннего дня мягко касался её лица, и она вдруг почувствовала себя птицей, парящей в поднебесье. Это было всего на мгновение, и всё-таки она с горькой нежностью вспоминала его весь вечер, сидя на крошечном балкончике гостевого дома и любуясь красным золотом заката, и потом, засыпая под тёплым бархатом первой летней ночи.
[indent] Рано утром она вышла на прогулку, когда город только-только начинал просыпаться. Она знала по-венгерски всего несколько слов, но ей очень нравилось, как красиво и необычно звучал этот язык. Нравилась имевшая печальную славу песня «Мрачное воскресенье». Нравилось думать, что её предки жили в этих краях. О них ей было известно совсем немного, и всё же, узнав о самом их существовании, она перестала удивляться тому, отчего ей так нравилась эта страна, в которой она никогда прежде не бывала. Она думала, что однажды приедет сюда вместе с мужем – но этого не случилось, потому что она его потеряла. Она старалась прогнать от себя страшное слово «навсегда», но с каждым днём, с каждым вдохом, с каждым ударом сердца это становилось всё труднее. Ещё мучительнее, когда она оставалась одна – а она была одна почти всегда.
[indent] В городе словно и вовсе не было зданий выше трёх этажей: самым высоким из тех, что встретились Клэр, была барочная католическая церковь. Почти все дома были старыми, и всюду были деревья, цветы и окутанные прохладой водяных брызг фонтаны. В то утро она сделала много снимков, хотя приехала в Венгрию вовсе не по работе: ей хотелось сохранить эти тихие солнечные мгновения первого летнего дня, хотя она и не знала толком – для кого. Ночи становились всё короче, и всё крепче сжимала ей сердце тоска, когда она просыпалась одна в темноте, безотчётно ища рядом родное мягкое тепло. Что-то исчезало, растворялось, заканчивалось. Что-то такое, без чего ей невозможно будет существовать.
[indent] «…Virágos fák alatt utam az utolsó».
[indent] Сердце пропустило удар, и Клэр вздрогнула, точно птица, под которой сломалась вдруг тонкая ветка. Да, ей нравилось «Мрачное воскресенье» – но услышать его вот так, сейчас… Она отпрянула от дверей, из которых лилась печальная музыка, перешла на другую сторону улицы, почти забежала в тихое уютное кафе и села за столик в углу, у окна. Попросила кофе и пирожное и ещё одну бесконечно долгую минуту сидела, прерывисто дыша и закрыв лицо руками. Она вспомнила, о чём говорилось в той строке.
[indent] «Под цветущими деревьями – моё последнее путешествие».
[indent] Ей хотелось перестать думать об этом. Отвлечься – на что угодно. Она вытащила из сумки небольшую папку и положила на стол перед собой. Прислушалась на мгновение, хотя песня, конечно, уже закончилась, и открыла её.
[indent] С чёрно-белой фотографии на Клэр смотрела девушка, похожая на неё почти как две капли воды: только по поздним, уже цветным, можно было понять, что Леонора, её прабабушка, была смуглее, и глаза у неё были тёмными, как ночи её южной родины. Рядом с ней были её муж, Максимилиан, и его сводный брат – Томас. Ради последнего Клэр и приехала в эти края. Её путь лежал на северо-запад, в Пальхазу, и дальше – на затерянный среди дремучих лесов заброшенный хутор. Там почти сто лет назад исчез молодой фотограф, оставив после себя снимки, которые никто так и не смог объяснить.
[indent] Ещё со времён учёбы в колледже Клэр прекрасно знала, что на большинстве «посмертных» фотографий, гулявших по интернету, изображены живые люди. Напряжённые лица, неестественные позы и даже использование штативов – всё это было лишь следствием тех сложностей, с которыми приходилось сталкиваться фотографам и их моделям. Но фотографии «пост мортем» всегда стоили дороже в среде коллекционеров, и нечистые на руку или просто невежественные люди готовы были выдать за них любую фотографию, казавшуюся странной. А странными, если честно, казались очень многие старые фотографии.
[indent] Самой надёжной гарантией подлинности был, конечно же, гроб. Даже теперь, десять лет спустя, у Клэр стояла перед глазами фотография, на которой лежала в открытом гробу целая семья: молодая женщина, её муж и их маленький ребёнок. Их лица были спокойными и светлыми, и они казались просто спящими, и всё же не могло быть никаких сомнений в том, что они мертвы. Их имена давно забылись, и никто не знал, какая болезнь или несчастье в одночасье унесли их жизни – но память о том, что они были, осталась. Клэр тогда едва не расплакалась прямо в аудитории, потому что ей вдруг показалось, что это могло бы быть с ней. У неё не было ни мужа, ни ребёнка, и она верила, что никогда и не будет, и всё же…
[indent] Теперь она ещё яснее могла представить, что там, в гробу, лежит она сама. Ей, в общем-то, всё чаще казалось, что она давно уже умерла.
[indent] На фотографиях Томаса мёртвые люди были рядом с живыми – своими родными, многие из которых потеряли всех близких, когда в этих краях свирепствовала беспощадная «испанка». Для жителей Пальхазы это была последняя возможность сохранить память об ушедших: кто-то откладывал визит к фотографу, пока не стало слишком поздно, а у кого-то просто не было возможности или денег. Клэр знала, что людям, жившим много позже, эта традиция казалась странной, почти извращённой – но она могла понять, как горе утраты толкало их на такие поступки. Если это был единственный способ сохранить образ родного человека…
[indent] Да, на фотографиях Томаса мёртвые люди были рядом с живыми – но было на них и что-то ещё. Неясные чёрные тени, стоявшие за спинами людей, притаившиеся в углу или будто бы свисавшие с потолка. Безликие, но всё же имевшие форму человеческих фигур. Клэр пыталась представить, что чувствовал бедный Томас, проявляя эти снимки. Она не знала этого наверняка, но ей отчего-то думалось, что до того он, должно быть, никогда не сталкивался… с таким. Она помнила тот холодный ужас, что охватил её, когда она с беспощадной ясностью поняла, что всё это существует. Здесь, совсем рядом.
[indent] В свете падавшего в окно золотого летнего солнца чёрные тени казались самой тьмой. И так странно – и страшно – было думать, что уже этим вечером она, наверное, увидит тот самый дом, в котором они обитали.

+3

3

"Доброе утро, новый день...." - слова лениво ворочались в голове, заглушаемые мелодией будильника. Краткий сон не улучшил состояние, Мэй казалось, что проснулась она сильнее уставшей, чем когда ложилась спать. Даже для такой любительницы смотреть сериалы до поздна, как Логан, смена часовых поясов перевернула режим с ног на голову. Девушка с трудом подняла руку, как-будто та состояла из свинца и нашарила рядом лежащий телефон.

- Mae, fent vagy? Gyere le reggelizni!* - Донесся зычный голос. Смысл слов с опозданием дошел до спящего мозга, зато желудок сработал молниеносно, издав жалобный скулеж. Мэй отключила будильник. - Mae?

- Futás!** - "Кофееее, мне нужно кофеееее!". Блондинка сползла с кровати. Наступила на скинутые вчера перед сном джинсы. - О, а вот и мои штанишки...

Что ударило в голову Мэй, чтобы отправиться на летнюю практику именно в Венгрию, вопрос остается открытым. Хотя, можно сказать, что основной причиной поехать было наличие в друзьях венгерского студента, которому девушка помогала в практике английского. А вовсе не появившаяся тяга к поиску приключений на свою бледную задничку. Удивительно, что куратор, который самые аргументные аргументы Логан, казалось, пропустил мимо ушей, все-таки утвердил тему практики. И даже нашел в Венгрии студента, который приедет взамен Мэй. Поэтому будущая путешественница радостно написала Алайошу "Жди в гости!". Шаторальяуйхей, в котором жил Алайош, был местом туристическим, а так же - о, чудо! - в городе присутсвовал музей венгерского языка и литературы. А супруга Алайоша владела кофейней. Студентка уверовала в судьбу и с легкой душой отправилась навстречу приключениям.

Эржебет ласково улыбнулась Мэй, когда та заспанной мышкой проскочила на кухню. Супруга Алайоша оказалась очень милой женщиной. С порога она крепко обняла Логан, словно та была её родственницей, с которой они не виделись несколько лет. И сразу стала погружать девушку в венгерскую культуру. Но с самым главным аспектом этой самой культуры Мэй никак не могла справиться: ОЧЕНЬ ПЛОТНЫЙ ЗАВТРАК. Даже несмотря на то, что Эржебет сжалилась над гостьей и уменьшила завтрак в половину того, что давала детям и мужу, блондинка тяжело отвалилась от стола, держась за туго набитый животик. Эрика, младший ребенок в семье, не удержалась и захихикала в кулачок. Мэй в ответ показала той язык.

В кафе Мэй пришла отправилась вместе с Эржебет и Эрикой. Хозяйка приходила за час до открытия, чтобы впустить пекаря и кондитера. Мэй на правах временного работника-официанта можно было приходить непосредственно к открытию, но девушке было интересно посмотреть, как готовятся традиционная венгерская выпечка (а за вкус местного пшеничного хлеба она готова была выйти замуж). Да и оказать посильную помощь в благодарность за гостеприимство очень хотелось. К примеру сегодня с утречка Мэй решила помыть окна. В помощи ей вызвалась Эрика, которая на время летних каникул тоже работала в кафе у мамы. Так незаметно пролетело время, перед открытием Мэй успела еще чисто симвоилически подмести перед дверьми, так что первым посетителям  девушка самолично открыла дверь. Молодая пара пожелала доброго утра и прошли внутрь, Мэй проскочила следом и побежала в подсобку умыться.

- Mae, vidd a rendelést az ötös asztalhoz.*** - Позвала Эржебет девушку. Логан поправила сбившуюся жилетку и передник, перехватила заказ и понесла клиенту. За столиком сидела красивая женщина и перебирала фотографии. На лбу была небольшая морщинка, указывающая на увлеченную работу мысли. Мэй напоследок вдохнула аппетитный аромат одной из вариаций знаменитого десерта Жербо и привлекла к себе внимание.

- Jó reggelt. A kávé és a desszert.**** - Мэй дождалась, когда посетительница освободит место на столике и поставила чашку с блюдцем. Рядышком примостились приборы. Будучи особой любопытной, но вежливой, блондинка мельком посмотрела на фото. Кажется, это были так называемые "Post mortem". -Жутечка какая. - Пробормотала Мэй по-английски. Потом секунду подумала, и таки решилась спросить. - Sajnálom, ha udvariatlannak tűnök. Történész vagy?***** - Девушка слегка запнулась, припоминая слова. - Diák vagyok, azért jöttem, hogy magyarul tanuljak.******

Словарный запас неумолимо иссякал, но Логан уповала на помощь Эржебет, к которой она могла обратиться. Та хорошо изъяснялась на английском, и могла помочь с переводом.

- Или вы снимаете хоррор, тоже буду рада познакомиться. - Сама себе под нос пошутила медиум.

* Мэй, ты проснулась? Спускайся завтракать!
**Секунду!
***Мэй, отнеси заказ на пятый столик
****Доброе утро. Ваш кофе и десерт.
***** Извините, если покажусь невежливой. Вы историк?
******Я студент, приехала изучать венгерский язык.

+3

4

[indent]Ирис поднималась из жертвенного зала, где только что закончила обряд жертвоприношения. Такой обряд ведьма проводила каждую пятницу, потому что этот день был днем богини Фрейи и не почтив ее, этот день, можно было навлечь на свою голову гнев богини. Как правило, в жертву нужно было принесть двух трех животных и тем самым умилостивить Фрейю. Еще вчера, фермер Джексон привез к дому Ирис своих лучших овечек. Ведьма отобрала восемь штук, по четыре для себя и для Джима. Расплатившись с фермером, она загнала овечек через потайной ход с улицы, в жертвенный зал.

[indent]Джексон был постоянным поставщиком, который не задавал лишних вопросов. Ирис хорошо платила ему за его скотину и фермеру не на что было жаловаться. Ему было неинтересно знать, что делала рыжая с животными. Главное, для него была выгодная сделка, всё остальное не его проблема.

[indent]Обычно ритуал проводился вечером, но поскольку Ирис частенько задерживалась на работе, а порой и вовсе была занята охотой, она приняла решение проводить ритуал рано утром. Так что сегодня ведьма встала очень рано. Заколов своих овечек, Ирис сожгла их туши а пепел бросила в ритуальную урну.

[indent]Поднявшись в гостиную, она заметила краем глаз, сидящего в кресле Юн Фэйя. – И тебе доброе утро. – Хмуро проговорила Ирис в ответ на громкое урчание. Юн Фэй бросил на нее вопросительный взгляд и лениво потянувшись, развалился в кресле. Снова раздалось мурлыканье, Ирис покачала головой, как бы говоря, все с тобой ясно и отправилась наверх чтобы принять душ. После жертвоприношения обязательно нужно было пройти обряд очищения, чем собственно Ирис и занялась.

[indent]Она уже практически закончила обряд, когда внезапно за ее спиной раздался голос.

[indent]– Долго ты ещё будешь тут размываться? Я уж подумал, что тебя смыло.

[indent]– А-а-а-а-а! – Закричала Ирис во весь голос и прикрываясь руками осела на корточки и замерла в позе эмбриона. Она гневно взглянула на того, кто посмел сунуться к ней во время купания и злобно произнесла. – Аргаст, демон тебя побери, что ты тут делаешь?!

[indent]– Да так, ничего. – Отозвался трикстер. – Просто наблюдаю. – Он бросил на ведьма многозначительный взгляд. Ирис едва не задохнусь от возмущения.

[indent]– Вон! Пошёл вон, из душевой, извращенец! Иначе я за себя не ручаюсь. – Гневно прокричала ведьма указывая трикстеру на дверь.

[indent]– Фи-и, как грубо. – С насмешкой отозвался Аргаст и исчез.

[indent]Ирис тут же вскочила на ноги, выключила воду и надела халат. Она едва успела завязать пояс, как дверь в ванную разлетелась на куски и влетел обеспокоенный Юн Фэй.

[indent]– Что случилось? – Оглядываясь по сторонам, с тревогой в голосе проговорил Юн Фэй. – Ты кричала. Я подумал, на тебя напали. – Ирис, которая уже была на грани, сердито сжала кулаки и пыталась успокоиться. Юн Фей тем временем, молча смотрел на ведьму, ожидая ответа.

[indent]– Тебя стучаться учили? – Прорычала Ирис.

[indent]– Что? – С удивлением произнес кошколак. Ведьма прикрыла глаза, мысленно прося богиню дать ей терпение. Но это ей не помогло.

[indent]– Стучаться надо, чёрт возьми, прежде чем выламывать дверь.

[indent]– Прости. – Сказал Юн Фэй в голове которого слышался укор. Он вышел за дверь и осмотревшись, добавил. – Странно, никого нет. – Затем он снова задал вопрос Ирис. – Так, что случилось?

[indent]– Ничего! – Не глядя на него буркнула ведьма.

[indent]– Но ты кричала. – Не унимался кошколак.

[indent]– Да, кричала. Это потому что Аргаст напугал меня до чёртиков. – С раздражением пояснила девушка. Кошколак вопросительно выгнул бровь.

[indent]– Трикстер?! – С удивлением спросил Юн Фэй.

[indent]– А ты знаешь кого-то другого по имени Аргаст. – Иронично пометила Ирис.

[indent]– И где он сейчас? – Сложив руки на груди, грозно спросил мужчина.

[indent]– Понятия не имею! Наверно где-то в доме! Ты знаешь, он просто так не отвяжется. – Сказала девушка сарказмом в голосе и вышла из ванной.

[indent]Ведьма отправилась в свою комнату. Она быстренько оделась и спустилась вниз. Тем временем Аргаст, так неожиданно прибывший чтобы сообщить Ирис одну важную новость, а за одно и по безобразничать, во всю хозяйничал на кухне. Он доставал из холодильника шоколадное мороженое, когда ведьма появилась в дверях кухни. Трикстер исчез а когда Ирис подошла к холодильнику чтобы взять молоко, появился у ней за спиной и положил руку ей на плечо. Ведьма вздрогнула и обернулась. Затем со всей дури залепила трикстеру пощечину.

[indent]– Ещё раз так сделаешь и всажу в тебя кол! – Сердито поговорила девушка. Трикстер сделал испуганный вид и с насмешкой пропел.

[indent]– Ой, ой, ой. Боюсь, боюсь. Видишь, аж в штаны наложил от страха. – Ирис бросила на Аргаста убийственный взгляд и процедила сквозь зубы.

[indent]– Зачем ты явился?

[indent]– Я? – Наигранно начал трикстер указав на себя пальцем. – Да так, соскучился. Решил навестить.

[indent]– Ага как же. Так я тебе и поверила. – Сложив руки под грудью, злобно сказала ведьма. – А то я тебя ни знаю. Ты никогда не появляешься без причины. Так что, давай начистоту, зачем пришёл? – Трикстер хищно улыбнулся и сел за стол. Затем он многозначительно взглянул на Ирис и та, последовав его примеру, села за стол на против него. – Ну, я тебя внимательно слушаю. – Сказала ведьма после недолгой паузы. Трикстер сделал вид, что понятия не имеет, что ведьма о него хочет. Но потом все же сказал.

[indent]– До меня тут дошли слухи, что твоя бывшая подруга жива и она кое-что ищет. – Ирис слегка напряглась. Она поняла о ком шла речь.

[indent]– Правда? Только не понимаю, причем тут я? – Сказала она безразличным тоном и увидев, что трикстер улыбается во весь рот, поняла, что  он уловил импульсы гнева и удивления.

[indent]– Ты ведь до последнего верила, что милая Эбигейл сгинула по дороги домой. Не так ли? А тут выясняется что она жива. – Аргаст сделал удивленное лицо и прикрыл рот ладонью. – И что ты теперь будешь делать?

[indent]– Ничего! – Злобно бросила ведьма. Трикстер снова расплылся в улыбке, чем ещё сильнее действовал ей на нервы. – Ты сказал, что она кое-что ищет. – Глубоко вздохнув начала Ирис. – Позволь узнать, что именно? – Аргаст перестал улыбаться и посерьёзнев, сказал.

[indent]– Она ищет гремуары твоих предков и так уж вышло, что я знаю где один из них. – Ирис облегчено выдохнула.

[indent]– Фу-ух. А я то уж решила, что тут что-то серьезное. Подумаешь, какие-то гремуары. Да у меня в библиотеке таких полно. – Лицо трикстера внезапно потемнело и это не провещало ничего хорошего.

[indent]– Ты совсем дура или прикалываешься? Это не те простые книжонки, что пылятся на полках в твоей библиотеке. Это нечто другое. В них описаны некоторые запретные знания, о которых не должен знать посторонний. Ты это понимаешь?

[indent]– Ну понимаю, что дальше? – С раздражением поинтересовалась ведьма. Трикстер щелкнул пальцами и на столе появилось оружие, вещи, рюкзачок и дорожный чемодан.

– Собирайся.

[indent]– Куда?! – Ирис бросила на трикстера уделённый взгляд.

[indent]– Собирайся я сказал! – Рявкнул трикстер и тут же сжалась всем телом.

[indent]– Ладно, как скажешь. – Применительно отозволась ведьма, а сама тем временем принялась упаковывать вещи и оружие. Как только она закончила, трикстер взял ведьму за руку рванул с места. Всё тело Ирис куда-то потянуло и болезненно сжало. Перед её глазами всё поплыло, голова закружилась, а в горле образовался ком. И только ведьма подумала, что её сейчас вывернет, как всё закончилось.

[indent]Ирис медленно открыла глаза, пытаясь сфокусировать взгляд на окружающей ее обстановке.

[indent]– Дальше ты пойдёшь сама. Удачи. – Послышался рядом голос трикстера.

[indent]– Что?! Стой! Погоди! А где это мы?! – Вяло проговорила девушка пытаясь собраться с мыслями. Её всё ещё мутило. Она тряхнула головой, пытаясь сбросить с себя последствия перемещения. Давалось ей это с трудом. Наконец она пришла в себя и оглядевшись, увидела трикстера заворачивающего за угол какого-то кафе. Ведьма поспешила следом, но трикстера давно уж след простыл. – Аргаст, вернись! Куда ты меня чёрт побери закинул? – Оглядываясь по сторонам, закричала ведьма. – Вот же урод. – Сказала Ирис самой себе, а затем снова сорвалась на крик. – Да чтоб тебя Хэль прибрала к рукам, шутник хренов! Как я домой-то вернусь? – И на этих словах она со всей дури пнула ногой сену. – Ой-й-й... Ммм... А-ах... Вот же чёрт. – Стиснув зубы от боли простонала ведьма. Она облокотилась на стену и медленно сползла вниз.

[indent]Ирис сбросила туфлю и потерла пульсирующий болью мизинец. На глаза навернулись слёзы боли и обиды. Ведьма понятия не имела где она и куда ей идти. Всё вокруг было незнакомое и чужое. Она пыталась прочитать названия вывесок, но всё было тщетно. Это был некий заграничный язык, которого она ни знала.

[indent]Посидев у стены ещё какое-то время, Ирис решила отыскать гостиницу. Уж там-то, точно будет у кого спросить, где это я оказалась? Ведьма встала и подхватив чемодан, пошла ловить такси. Проходя мимо витрины кафе,  у стены которого она сидела некоторое время назад, она остановилась и заглянула внутрь. Увидев в окне вкусняшки, ведьма сглотнула слюну которой наполнился её рот. Желудок тут же жалобно заурчал. Ей ведь так и не удалось позавтракать. Решив для начала подкрепиться, Ирис быстро зашла в кафе.

[indent]Войдя в кафе, ведьма огляделась. Она уже приметила столик, за который хотела сесть, когда ей на глаза попалась довольно знакомая женщина. Рядом с ней стояла светловолосая официантка и что-то разглядывала на столе у Клэр. Ирис глубоко вздохнул и небрежным шагом подошла к женщине.

[indent]– Привет Клэр. Как поживаешь? Рада тебя видеть. Ты как здесь оказалась? – Приветливо проговорила ведьма, стараясь чтобы её речь была непринужденной. А сама она тем временем, лихорадочно думала: где это здесь? И что черт возьми происходит?

+2

5

[indent] Клэр встрепенулась, точно птичка, когда к ней обратилась девушка, принёсшая кофе и десерт. Отодвинула папку, вдыхая аромат шоколада и украдкой глядя на незнакомку. Безотчётно представляя, как чудно та смотрелась бы Снегурочкой на фоне заснеженного леса. Что поделать, когда ты фотограф, и такие вещи приходят в голову будто бы сами собой?
[indent] Jó reggelt! – старательно выговаривая слова, поздоровалась Клэр. – Kösz!
[indent] На мгновение, когда взгляд девушки скользнул по фотографиям, ей показалось, что та пробормотала тихонько несколько слов по-английски, и всё же уверена в этом Клэр не была, а потому выслушала то, что она сказала после, уже по-венгерски, сосредоточенно нахмурив бровки и стараясь уловить хотя бы отдельные знакомые слова. На слух она понимала чуть больше, чем могла сказать, и всё же это было совсем немного. Ещё пару недель тому назад она и не думала, что когда-нибудь и вправду окажется в этой стране.
[indent] Ей и сейчас отчего-то не очень верилось. Если закрыть глаза, если не слышать говоривших на красивом незнакомом языке голосов, если только вдыхать аромат кофе и десерта Жербо, можно было представить, что она снова в Москве, в тихом кафе у старого парка, и всё ещё хорошо, и то, чем она дышала и жила, ещё не исчезло.
[indent] Ей всё чаще казалось, что навсегда.
[indent] – Так вы говорите по-английски? – облегчённо выдохнула Клэр, на сей раз уверенная в том, что ей не послышалось. Да и ведь ей удалось понять из сказанных девушкой слов, что та только учит венгерский, что она… студентка? Кажется, так. – Нет, я не историк, – почему-то чуточку смущённо улыбнулась Клэр. Впрочем, сегодня вечером совсем недалеко отсюда, вероятно, будет интересная история. Одна из тех, что нынче всё чаще находили её сами.
[indent] Она бы не удивилась, если бы узнала, что старая папка выпала из рассохшегося шкафа на чердаке не потому, что лежала, никем не замеченная, на краю полки, а потому, что её столкнули… мама, наверное, ведь Томас был её двоюродным дедушкой, и бабушка Леонора наверняка рассказывала о нём. Может быть, после смерти её маме стало известно что-то такое, из-за чего она решила показать эти снимки Клэр: с тех пор, как Томас исчез, прошёл почти целый век, и всё же это не значило, что ему уже ничем нельзя было помочь. Теперь Клэр знала, что это так. Теперь ей было ещё больнее от мыслей о том, сколько её родных вот так вот… исчезли. Пропали, растворились, забылись для всех, кроме неё – последней в их проклятом роду. Что, если тень той тьмы, что накрыла их несчастную семью, коснулась и Томаса – пусть он и не был родным по крови? Что, если тварь забрала и его?
[indent] Она бы не удивилась, если бы узнала, что это так. Не удивилась бы, встретив его на давно покинутом хуторе в лесной глуши. Она старалась не заглядывать в тот уголок своего сердца, где крепло понимание того, что она никогда уже не увидит своего мужа живым. Она отчаянно цеплялась за надежду отыскать хоть что-то из того, что было потеряно – пусть и не ею самой.
[indent] – Я фотограф, – проведя рукой по лицу, словно пытаясь отогнать не оставлявшую её больше тоску, проговорила Клэр. – А это… – Она осторожно придвинула папку, стараясь не касаться старых, чуть пожелтевших от времени, чуть обтрёпанных по краям фотографий. – Их сделал мой дальний родственник… это было почти сто лет назад. Он работал на старом хуторе недалеко от Пальхазы. – Взяв в руки снимок, на котором была её прабабушка с мужем, Клэр безотчётно коснулась кончиками пальцев изображения Томаса, будто бы это могло помочь ей отыскать тоненькую, и всё же такую прочную нить, что связывает родных людей сквозь время и смерть. Он ведь… Он очень любил Леонору. Даже после того, как она вышла замуж за его брата. – Там он и пропал. Нашли только эти снимки. А его больше никто никогда не видел.
[indent] С чуть виноватой улыбкой Клэр взглянула на девушку, прекрасно понимая, как прозвучал её рассказ. Незатейливая страшная история из тех, какими неизбежно обрастают старые семьи и старые дома. Если не знать, что такие истории слишком часто оказываются правдой, жить на свете спокойней и проще. Она знала. Поэтому и была теперь здесь. Поэтому она и поедет на старый заброшенный хутор – будь он хоть трижды проклят. Что ей до этого? Она сама была проклята ещё до того, как родилась.
[indent] – Я Клэр, – уже скорее смущённо, чем виновато, улыбнулась она. Наверное, теперь можно было не бояться показаться странной, потому что она уже показалась. – Я не снимаю хорроры, я в них… живу. В некотором смысле, – желая хоть чуточку смягчить своё признание, прибавила Клэр.
[indent] А потом… Что ж, потом произошла одна из тех вещей, которые она лишь по привычке причисляла к странным совпадениям, а в действительности уже перестала им удивляться. Что ж такого, что именно в этом кафе в сердце затерянного среди горных лесов венгерского городка, ей повстречалась знакомая… ведьма?
[indent] – Привет, Ирис, – отозвалась Клэр, когда та подошла ближе. На первый взгляд казалось, что она двигается, говорит и вообще чувствует себя совершенно непринуждённо, и всё же было что-то такое в её глазах… Смятение? Пусть лёгкое, едва уловимое. И не похоже, что причиной его была нежданная встреча. – Я… ничего. – Клэр никогда не умела толком ответить на это «как поживаешь?» или «как дела?» Ей всё казалось, что, если она скажет что-нибудь вроде «спасибо, хорошо» или хотя бы «неплохо», получится, что она нарочно говорит неправду. Хотя она, конечно, понимала, что это глупо, потому что вопрос этот чаще всего задают просто так, а не для того, чтобы услышать правду. Да и сейчас её действительно озадачил только последний заданный Ирис вопрос. – Я? Просто приехала.
[indent] Она неуверенно улыбнулась и почему-то взглянула на стоявшую возле столика девушку, как будто та могла подсказать ей правильный ответ. Даже примерно представляя, какими именно нетрадиционными способами можно пересечь океан, Клэр не могла понять, что же такого странного в том, что она оказалась в Шаторалья… в этом чудесном городке.

+3


Вы здесь » |Самая Сверхъестественная Ролевая Игра| » Countries & cities » 01.06.2012, M. Logan, I. Peregrine & C. Mattison, Satoraljaujhely, HUN


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно