Fesor
Как сильно мы зависим от собственной памяти. Все те пережитые картины жизни, прочитанная информация, знакомства с новым и неизведанным, которые усердно записывает наш мозг и бережно складывает в бесконечного объема хранилище, формирующее наши личности. В любой момент мы можем воспользоваться этой безграничной картотекой, чтобы понять, как именно нам поступить, какие слова произнести, но что делать, когда доступ к важным файлам закрывается, или они попросту стираются, делая нас совершенно беспомощными? Память может спасти. Забвение-убить. Иногда они меняются местами. Повезет ли тебе с их ролями, не знает никто. Но Бойду, кажется, не везло. ©

Dean
Однако, не смотря на внешнюю расслабленность и фривольность в поведении, в глубине души Дин испытывал стойкое ощущение тревоги за брата. Им пришлось вновь разделиться и теперь мысли раз за разом возвращались к нему. Похоже, что обоюдное ослиное упрямство у них в крови. Даже не смотря на то, что Сэм давно вырос и стал неплохим охотником, ответственность за него все еще лежала на плечах старшего Винчестера. Он мог сколь угодно долго гнать от себя мысли или злиться на него по любому поводу, однако брат всегда оставался братом — самым родным человеком, единственным родным человеком, который все еще жив. И менять этот статус не слишком хотелось. ©

John
Тщеславие считается большим грехом. Вместе с этим фактом, тем не менее нужно адекватно понимать, что стараться быть лучше других людей и прочих созданий – нормально. Нужно просто иметь меру, которая не будет доставлять неудобство тем, кто рядом с вами, оставляя их в состоянии отвращения к самому себя. Для этого нужно быть честным, не использовать другого в личных целях и не кичиться своими достижениями 24/7. Никто не против здоровой конкуренции. ©

|Самая Сверхъестественная Ролевая Игра|

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



HeadHunter

Сообщений 31 страница 32 из 32

1


1. Название квеста, место отыгрыша, дата.
"HeadHunter", Лос-Анджелес
2. Место и время отыгрыша.
Лос-Анджелес, альтернатива
3. Участники.
Eric Northman & Alleahana Rouks
4. Суть отыгрыша.
После очередного прокола на работе, виной чему набитый фейс нового мужика бывшей жены, Нортмана списывают в запасные: теперь он не полицейский. Что нужно для успокоения души? Верно. Месть. Старый друг, по такой же старой дружбе, берет его к себе в команду - теперь Эрик охотник за головами, знающий про вечную нелюбовь бывшей жены к судам, залогам, а теперь и всем копам-мудакам (после развода они для нее особенная гадость). Вопрос времени, когда не умеющая держать язык за зубами Роукс вляпается в историю, а кое-кто этим воспользуется и засадит за решетку. Как говорится, отдал лучшие годы - верни мне их обратно своим нахождением в клетке.

0

31

Со времен возникновения первых общин людей на земле прошло немалое количество времени. Человечество всегда объединялось по интересам, по семейному родству или для совместной обороны от какого-то неприятеля-врага. Но также, всегда и везде, несмотря на введенные общественные порядки и законы, были индивидуумы, которые не хотели подчиняться установленным нормам. Эти люди вели себя так, как им заблагорассудится: грабили, убивали, пытали, наводили страх различными способами. Естественно, такое не могло остаться незамеченными и уж тем более безнаказанным. Потому, первоначально выбирались лица, которые заслужили доверие или уважение своей жизнью, чья работа заключалась в пресечении различного рода злодеяний, а при необходимости и проведение показательной кары для свершивших преступления. Последнего, к слову, было чаще и больше.
Минули годы, затем столетия, а суть работы этих избранных лиц не изменилась. Изменились лишь правила, ужесточились требования к выбору карающих органов, а наказания, наоборот, во многом смягчились. Люди не животные, как говорится в умных книжках, но, черт возьми, лучше бы гильотину, четвертование или костер оставили, ведь многие даже после выхода из мест заключения продолжают свои зверские преступления.
   Быть тем, кто сдерживает разлагающееся с каждым днем общество, не просто важная, но и в то же время опасная сфера деятельности, еще и ответственная. Вся работа полицейского той или иной страны основана на федеральных, региональных и районных законах. Не знай ты их, то твоя работа может порой сделать хуже. Были ли у меня подобные промахи? Да, как ни прискорбно, но были. И я этим не горжусь. А еще я не осознавал, насколько моя работа опасна, пока не просидел возле кровати своей бывшей жены почти сутки. У меня было больше двадцати четырех часов на все думы, касающиеся моей профессии, которую до недавнего времени я недооценивал. Может поэтому я легкомысленно бросался на любые сложные задания, рисковал своей головой? Помимо этого риска еще и личная жизнь была под угрозой, ведь мой график был совершенно не нормирован. Собственно, это и было одной из причин, поспособствовавших разводу. Отпуска были не редко испорчены внезапным вызовом, а ночные смены я все чаще и чаще проводил в участке и в погонях с Джерри за очередным нарушителем закона. Что мы только не видели с ним... большое количество жертв при захвате заложников, убийства на почве ревности, семейные распри с кухонными ножами в спинах супругов, насилия над детьми и многое, многое другое. От такого многообразия не удивительно у некоторых ехала крыша и мало кто уходил на пенсию. Либо же их убивали на задании или обычный подросток мог пырнуть ножом при ограблении кассы в маленьком магазинчике. При всем при этом тебе нужно было следить за своими действиями и словами, ведь тебя самого могли посадить в тюрьму за превышение полномочий, и уж тогда про брак или его остатки вовсе можно забыть. У нас были с Аллианой не редко разговоры на эту тему, я отмахивался, считал это надуманным бредом. До недавнего времени. Последние пару дней показали работу полицейского во всей красе, особенно когда враги, что ты можешь завести даже непреднамеренно, могут подобраться к твоим близких на расстоянии меньше вытянутой руки.
   Я не помню, как прошли критические часы после операции моей бывшей, но помню, как треснуло стекло в уборной здания больницы. До этого я видел лицо врача. Он вышел из операционной и тут же наткнулся на мою фигуру, что чуть ли не залетела во внутрь стерильного помещения. Мне качнули пальцем в ответ, посоветовали ждать и не нервничать. Не нервничать, мать вашу?! Моего спокойствия хватило дойти до мужского туалета, затем разбитое зеркало, а затем лицо Джерри в осколках — он пришел мне сообщить о деле, что закончилось перестрелкой.
   - Где Холланд? - мои глаза непроизвольно моргнули пару раз от прозвучавшего вопроса. Но это была не ревность к тому мудаку или непосредственно к работе Роукс, как могло бы показаться вначале. Я просто был рад слышать родной голос. - Прости... Ты в порядке?
Осмотревшись по сторонам, я не нашел ничего лучше, чем поставить бумажный пакет с сэндвичем и коробкой молока на тумбу, а сам сел на край кровати. - Это ты меня прости, - моя широкая ладонь накрыла руку девушки. Я не стеснялся своего порядком потрепанного вида — домой я так и не смог уехать. Меня тревожило лишь состояние Аллианы и то, что я не смог обеспечить её безопасность. Это не Льюиса была вина, а моя. - Тебе придется провести здесь еще пару недель, - это было мелочью по сравнению с тем, что произошло бы, попади пуля выше. - Ранение серьезное.
За все годы работы в полиции, я ни разу не получил подобного - царапины, жесткие избиения да, но не такое. Лишь в боевиках и прочих геройских фильмах кажется все простым и быстропроходящим, а напарники гордятся полученным ранением. На деле, лишь полный идиот будет мечтать о таком испытании. Когда тебя дырявят, ощущаешь отнюдь не эйфорию, а понимание, что утренний кофе был последним в твоей жизни.
   - Холланд, Миллс и остальные все задержаны. Твоя собранная информация очень помогла, - вот тут я искренне гордился своей женой. Пусть ее план был в чем-то не идеален, но с ее помощью полиция смогла взять за задницу этого человека. - Телефон тоже разрывается, - я достал из кармана мобильный Роукс, на котором были уже полсотни звонков из редакции — те до сих пор не верили, что именно ей удалось раскрыть и хотели естественно услышать все из первых рук.
Но не только у них был какой-то интерес. Я сам не меньше хотел поговорить с Аллианой. После пережитого вопрос о совместном будущем был крайне опасным. Я не спешил, или, скорее, боялся его задавать ей. И до случившегося девушка лишь частично одобряла мою работу, что с каждым днем все больше и больше становилась образом жизни. Сейчас же, после перестрелки, которая могла стоить жизни, нормальный адекватный человек бежал бы от меня с широко раскрытыми глазами и обещал бы пристрелить, едва я сделаю шаг следом. Тот наш секс мог быть просто встряской, либо физической необходимостью, которая могла не иметь ничего общего с серьезными отношениями. К тому же, мы были официально в разводе, а та шутка насчет сожженного документа не отменяла сам факт расторжения брака. Потому я начал с нейтральной темы: - Кстати, твою квартиру сожгли, - один из неприятных фактов я оставил на потом, рассказав сначала хорошие новости, ради которых девушка влезла в само гнездо наркоторговца. - Часть твоих вещей все еще в нашем доме. Я вернусь на ту старую квартиру, - перед глазами тут же мелькнула ночная сцена в постели в той самой небольшой спальне. - Дом теперь твой, - за все, что она испытала, это было такой малостью, что я мог сделать. Но хоть что-то, с другой стороны. Аллиана еще не скоро сможет полноценно скакать с новыми статьями, то, что она не бросит свою работу, я ни капли не сомневался.
А еще, как выяснилось, моя бывшая умеет удивлять.

   - О, мое любимое кафе, - автомобиль стоял возле двухэтажного здания, в котором неплохо кормят завтраками. Я взглянул на своего пассажира, который был готов сжечь меня взглядом за мою язву. - Я же терплю снова твой гребаный цветок, - кинул я в ответ. Снова язвительный комментарий, но в этот раз последний, потому что собеседник прекращает возмущаться. Нет, не потому что оказывается в багажнике, хотя это очень действенный метод. Просто в данный момент на мою новую жену в качестве аргумента сейчас лучше подействует поцелуй и обещание мести за ту сраную лампу в номере мотеля.

+1

32

- Это ты меня прости, - я сглотнула, ощутив прикосновение Эрика, - Тебе придется провести здесь еще пару недель. Ранение серьезное.
Он похоже совсем не спал, бедный. Выглядел, наверное, еще хуже, чем я.  Я оглядела палату, ища отражающую поверхность, хоть и боялась увидеть свое лицо. Везде, наверное, к лучшему, был только пластик и крашеный в белый цвет металл. Господи, сколько же Эрик просидел в больничном коридоре? Забота и переживания всегда приятны, но возникает чувство вины за то, что доставил неудобство близким своим поганым состоянием. И потом, все, что случилось - только лишь моя вина, Нортман же пытался меня защитить до последнего, самовольно сдавшись Майку. Его жизнь подвергалась опасности в куда большей мере, чем моя, и внутри меня скреблись десятки когтей.
- Это мелочи, я поправлюсь, - я улыбнулась, аккуратно сжимая его пальцы.
  - Холланд, Миллс и остальные все задержаны. Твоя собранная информация очень помогла.
А вот это не могло не радовать! Все же моя афера со свадьбой была настолько шаткой, что, кажется, придумывала я ее явно не на трезвую голову. Это же надо додуматься... Соблазнить наркобарона и заявить, что до свадьбы секс не положен! И как мне повезло, что этот старый козел поверил и даже захотел иметь в доме молодую симпатичную женушку. На самом деле я слабо представляла, как бы все пошло дальше, не вмешайся Эрик в церемонию. Конечно, некий план у меня был, но я бы оказалась совершенно одна в окружении преступной группировки, у которой моральных принципов кот наплакал. И ходили бы люди к почившей миссис Холланд на могилку. Если бы она была, разумеется. А то прятать трупы в лесу эти ребята, полагаю, не гнушаются.
- Телефон тоже разрывается, - из кармана грязной одежды бывшего полицейского на свет появился мой мобильник, дисплей которого мигал и мигал, оповещая о новых звонках и смс.
- Да я как востребованный менеджер, ты посмотри, - засмеявшись, я тут же сморщилась - мышцы живота напряглись от смеха, а это удовольствие мне нынче дорого стоило - боль была сильной. Мы помолчали немного, пока тонкая скачущая зеленая полоска на мониторе над кроватью не восстановила ритм. В кровь прошла очередная порция обезболивающего и жжение отступило. Я даже смогла немного сместиться, буквально на миллиметры. Но это хоть какое-то движение. Я почти не чувствовала себя, будто бы тело атрофировалось и единственным еще пока живым местом была ноющая точка в боку.
- Кстати, твою квартиру сожгли. Часть твоих вещей все еще в нашем доме. Я вернусь на ту старую квартиру. Дом теперь твой.
Нахмурившись, я качнула головой, ничего не ответив на информацию об утерянном имуществе. Страховая компания возместит убытки по пожару, а вот все вещи, что были внутри, увы, восстановить не получится. Жаль, среди них были даже подарки Эрика с первых свиданий. Например, уродский плюшевый конь, которого мой муж посчитал остроумным подарить мне после того, как я сказала, что люблю лошадей. Но я хранила это чудо, иногда даже засыпая с игрушкой в обнимку. А вот предложение насчет дома хоть и было весьма заманчивым, все же не отвечало моим планам и размышлениям насчет дальнейшей моей жизни.
- У меня есть вариант получше, Эрик.- я хитро улыбнулась, затем притворно вздохнув,- ...и все то я должна брать на себя...

- О, мое любимое кафе, - он притормозил около забегаловки, из которой несло жареным беконом и сладкими вафлями.
- Я так хреново готовлю или ты не наедаешься? - мгновенно вспыхнув, я свела брови на переносице, буравя блондина взглядом. Ну что за человек, я же научилась готовить до ухода на работу просто офигенные завтраки! И ведь он привез меня именно к тому кафе, где к нему так рьяно липла официантка, будто кошачья шерсть на синтетические брюки. - Или ты уже соскучился по этой девчонке?! Боги, я даже имени ее не помню! И вообще, я не намерена здесь перекусывать!
Я фыркала и злилась, сложив руки на груди. Еще чего не хватало, чтобы на него снова пялились, как на мороженое в жару, и клеились к нему. Хренушки.
- Я же терплю снова твой гребаный цветок, - парировал мой милый, которого в тот момент я готова была выкинуть из машины. Вот же засранец, еще и нарывается!
- Это не цветок, это пальма! И она очень полезная и красивая! - я наставительно постучала пальцем ему по лбу, - и потом, ты занимаешь куда больше места и с тобой возни больше, и ухода ты требуешь тоже, и вообще...
Мои губы обжигает поцелуй и я забываю обо всем. Это невероятные чувства.
- А напомни, за что я вообще тебя так люблю?! - я прервала поцелуй, глядя в бесстыжие голубые глаза, которые теперь снова могла видеть по утрам, просыпаясь.
- За все, миссис Нортман?

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно