NAAMAH
Хранитель сюжета, матчасти, а также логики и здравого смысла.
Связь: ICQ: 713766876 вк: crazyolly
FESOR
Страшно справедливая правая рука главадмина, контролирующая всех и вся.
Связь: гостевая, личные сообщения
MEG MASTERS
Надзиратель кодов и доставитель дизайна.
Связь: ICQ - 200987614, Skype - bullet-for-colt
ASTAROTH
Куратор квестов и составитель тем с историями штатов.
Связь: гостевая, личные сообщения
LOUISE
Блистательный мастер игры.
Связь: Skype - koruna86
CHARLOTTE MINE
Рекламных дел мастер.
Связь: VK - torienergazer, ЛС.
ERIC NORTHMAN
Куратор квестов и мастер утех.
Связь: VK - id305255324, ЛС
ЦАРЬ И БОГ
Связь: молитесь и будете услышаны.

|Самая Сверхъестественная Ролевая Игра|

Объявление





THE MOST SUPERNATURAL NEWS
События:
Слово Божье заключает в себе силу, которая может как принести на землю долгожданный мир, так и погрузить его в хаос войны. Все зависит от того, в чьих руках находятся разные его части. Падение ангелов, закрытие Ада - лишь малая часть бедствий, что ожидает мир, окажись они не у тех людей. В грядущей битве уже не будет ни победителей, ни проигравших, только выжившие.

Основное время игры – 2012 год



CASSIDY |
Когда живёшь вне искусственного купола самоизоляции, поневоле привыкаешь к тому, что дерьмо в людях не всегда оправдывается дурным воспитанием. Кэс всегда старалась минимизировать всевозможные контакты с человечеством по причине чрезмерно чувствительной психики, не способной более минуты выносить бред, граничащий с горячечным, но даже подобный подход к ведению жизни в целом и дел в частности не мог позволить огородиться от мира надёжно. Всегда приходилось где-то услышать лишние реплики, быть втянутой в какую-то бессмысленную полемику или оказываться в одной из наиболее неловких и глупых ситуаций — становиться тем, кто должен дать ответ.©
ERIC |
Одиночество нужно уметь принимать. Потому что одиночество учит терпению и умению оценивать свои возможности, которые, в общем-то, не имеют пределов. Границы у нас в голове и только. Мы сами ставим себе их, лишая себя возможности развиваться, а ведь будь люди менее зациклены на примитивных вещах, вроде популярности, дорогих шмоток или мнения окружающих, то может быть освоили бы другие планеты быстрее или нашли лекарства от всех болезней. К черту людей. Среди них почти нет достойных. Они сами себя закапывают в землю и предают.©
RAZIEL
Разиэль прекрасно осознавала, что все люди разные. Тех, кто уже заглянул за грань и посвятил жизнь убийству монстров, язык не повернется назвать нормальными. Их сердца черствеют, инстинкты обостряются, сознание и мораль претерпевают кардинальных изменений. И все же, до тех пор, пока они не научатся работать вместе – погребальных костров меньше не станет. Никто не говорил об объединении со всеми и каждым. Нет. Хотя создание своего рода альянса охотников ускорило бы обмен информацией и позволило бы наладить координацию.©

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



GLASS DROP [crossover]

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

GLASS DROP [CROSSOVER]
nc-180; а мы тут едим стекло вместе

http://forumfiles.ru/files/0018/a8/49/42411.jpg

на гласс дропе официально (кем?) разрешено: заводить твинков, дышать, писать в постах заборчиком, уходить в лоу до следующего рождества (неточно), отправлять сообщения в думалку, создавать ау, неканонов, доппельгангеров, общаться с дэдшотом, пользоваться пластиковыми трубочками, критиковать социальные институты и менять лз по два раза в секунду. ни на одном другом кроссовере такое абсолютно точно не разрешено, мы гарантируем это. присоединяйтесь.

0

2

гиноза в поиске:

— psycho-pass —
https://images2.imgbox.com/f9/6a/gOIUV3Gl_o.png
aoyanagi risa [риса аоянаги]
старший инспектор второго отдела бюро общественной безопасности, человек

Гиноза мечется.
Оголённые провода логики старшего (единственного в отделе) инспектора искрят и потрескивают под воздействием сотен тысяч Кельвинов предельно накалившихся чувств.
Проклятый Масаока! Вот ведь необходимо ему приплести к каждому
                                                                                                                        чёртову
                                                                                                                                                      делу
обожаемую свою «профессиональную интуицию», сказочку эту для легковерных, мифическое шестое чувство, ни объяснения, ни подтверждения которому не существует (Гиноза знает, он искал). Будто нельзя вести расследование, опираясь, как все нормальные люди, на статистические данные, прямые улики и неопровержимые доказательства!
«Нормальные люди».
Вот. Точно. Именно.
Он не нормальный.
Масаока Томоми - латентный преступник. Отброс общества, охотничий пёс. Ожидать рационального поведения - наносить оскорбление собственному интеллекту. Он такой же, как и все они. Такой же, как и…
Когами.
Когами.
Когами.
А-ах, чтоб тебя!.. Чтоб, чтоб, чтоб тебя!!!

Аоянаги смотрит внимательно, Аоянаги понимает.Всегда понимает — есть у неё такая особенность.

Когда «дурацкие про́волочки» съезжают на кончик носа («Сделал бы, что ли, коррекцию, Гиноза-кун»), ловит его за руку — прерывает движение. Смотрит в глаза, цепляет крючья настойчивости — пока не вернёт взгляд, не увидит её, не осознает присутствие. 
Снимает с него очки.
— Хватит.

Ближайшее время оба они забываются. Каждому из них есть, забываться о чем.

Он сканирует её тело ладонями, карты памяти считывает губами. Всякий шрам освещает историю, неслучайная дрожь нарушает тайну. Сотворённое Рисой молчание Гиноза хранит, на вырученное за непроизнесённые признания золото выменивает для неё покой (лучший мальчик на свете).
Она учит его всему — он влюбляется, как собака. 
Когда дочиста выбирает желанное, шкрябает дно — нет ли второго. Не находя, вздыхает. Не находя, уходит. Неслучайно оборачиваясь на пороге, сверяется с точным списком того, что нельзя оставлять: поцелуи, нанизанные на родинку под левым глазом; пальцы, таскающие из тарелки кусочки; запах, обнимающий ночами; именной суффикс -чан; прикосновения. Забирает все.
Аоянаги проницательна ровно до степени безболезненного аннулирования романтических чаяний и беззазорного приумножения дружеских отношений, и по зрелом размышлении Гиноза ей благодарен.

Он не ждёт её появления в реабилитационном центре, не ждёт визита в каморку исполнителя — она и не приходит. Искать Аоянаги в тёплых взглядах, дружеских приветствиях смысла нет: до заветного министерского будущего остаётся неполных два десятка месяцев. Сталкиваясь с гончей в коридорах, инспектор, как и три года назад, отводит глаза.

В конце концов, разница между ним и Когами — всего лишь знание её вкуса,

                                                                                                                                    так?


дополнительно:
этой истории полагается ещё предыстория — некое формирующее событие из биографии аоянаги, от прописывания которого отказался осознанно (не сковывать слишком сильно, но с радостью обсужу и подкину возможные варианты, их есть у меня). следствием того события стала острая необходимость держать жизнь под контролем, именно по этой причине когами она предпочла гинозу.
если вам кажется, что налицо факт беззастенчивого пользования гинозой — that's ok, мне тоже так кажется, и ни он, ни я такого расклада не против (в конце концов, главному девственнику бюро тоже кое-что обломилось, и все остались вполне себе довольны). если есть желание затянуть гайки потуже и окончательно превратить рису в манипулятивную арбузерку — that's fine too, оставьте мне только краткие моменты человеческой слабости, у всех они наличествуют.
затронут исключительно аспект личных отношений, поскольку все остальное есть в первоисточнике (при необходимости подскажу, что где). в нц-у не жажду, не умею, не люблю (нет, не потому, что не умею), однако свято верю, что перспективы все-таки не хуже: благо, бэкграунд такой, что накрутить можно что угодно. нет, коне-е-ечно, в случае насущной потребности словарь синонимов «нефритового жезла» я откопаю (и даже им воспользуюсь!), но стребую после того стократно. глубокой рефлексией (одумайтесь, пока не поздно).
в моем мире принято приходить в лс с примером поста, не гнобить партнёра за манеру письма, не сношать мозг на предмет низкой активности, не лезть кирзовыми сапогами в личную жизнь, говорить словами через рот и получать удовольствие от совместной игры. не в удовольствие — не нужно, не стоит мучиться, оставьте роль для той, кому будет в кайф.

пример игры;

Движения медленные, заторможенные; реакции хуже номинально существующих человеческих. Джонни думает, что не успеет, -
и не успевает.

Когти длиной с мужскую ладонь взрезают брюхо что твоим Нуаду, вываливающийся кишечник, цепляясь, повисает на медвежьей лапе. Рывок - и бывшее только что единым целым уже бодро раскачивается по частям где-то в районе колен, щедро оттяпанный кусок с тошнотворным звуком шлепается рядом.
Дальше, он знает, тысячефунтовая махина зайдет с тыла и перебьет позвоночник (сам поступил бы точно так же), и насколько может проворно разворачивается на сто восемьдесят. Кишки описывают полукруг и бьют по ногам. Отмечает (…мать, не хватало еще повиснуть и посыпаться пиньятой), но не отвлекается: из вспоротого живота хлещет кровь, не отключается Син только благодаря адреналину, да и тот перестанет действовать с минуты на минуту.
В рукопашном шанс всего один: на кровоизлияние, а это значит, что потребуются все оставшиеся си… пригвождающий его к земле гриззли победно ревет. Когти входят в плечи, из пасти идет смрад, с клыков капает слюна. Смотря в раззявленный медвежий рот, Джонни думает о том, что личная гигиена все-таки чертовски важна, и еще немного - что сейчас эта зловонная тварь отожрет ему лицо, а оно ему, в общем-то, нравилось. Он чувствует, как смердящее дыхание становится жарче, ближе, видит, как раскрываются шире мощные челюсти, -
и вздрогнув, просыпается.

Часы утверждают, мерзкое пронзительное пиликанье усердствует продолбить мозг на протяжении долгих пятнадцати минут. Обычно Син реагирует на первое. Сегодня - исключительно на грянувший из колонок индастриал-метал.
Тянется выключить будильник, однако неожиданно резко останавливается: острая боль прошивает живот и плечи, по грудной клетке протягивается интенсивная тупая. Делая судорожный вдох сквозь стиснутые зубы, дает себе секунду на привыкание и только сейчас замечает на постельном белье кровь. Такой объем крови, будто тело осушили. Это его? Откуда?
Откинутое одеяло ясности не прибавляет: освежеванными гадюками разметанные по кровати наружности извиваются жирными знаками вопроса. Мозг работает лихорадочно, энергично стрекочет пулеметной очередью: «Кто? Когда? Зачем? Почему не проснулся? Опоили? Накачали? Где? Когда? Как проникли? Еще здесь?». Оценивая общее состояние (сдохнет так сдохнет, на все воля Божья, но без хорошей компании в загробный мир однозначно не отправится), он прислушивается к себе и положению в лофте - не ощущает ни магии, ни запаха, ни чужого присутствия. Ушли.
Самое время запихать кишки обратно и восславить безвестных джоннипроизводителей, что уродился перевертышем (сиротство - совсем уж несерьезный повод унижать себя неучтивостью).

Идея тренироваться с едва прихваченной по краям дырой в брюхе, чуть прикрытой криво-косо сделанной перевязкой, суть (будем честны) откровенно хреновая, однако в радужном свете перспективы повторного нападения она - оп! - и уже играет новыми, совсем не такими абсурдными теперь красками: осознавать предел текущих возможностей весьма, знаете ли, полезно. Сохранению головы на плечах (а внутренностей, что характерно, внутри) способствует магическим просто-таки образом.
Вопреки каждому обнюханному углу (в прямом смысле «каждому», в прямом смысле «обнюханному»), ни одного незнакомого запаха Джонни так и не обнаруживает (про следы взлома и проникновения упоминать даже нелепо) и до сих пор знать не знает, ведать не ведает, кто это такое, что это такое, бл*ть, было (и чего следует ожидать в дальнейшем).
бл*ть. бл*ть, бл*ть, бл*ть, бл*ть.
Не «безопасник» Шлезингер, которого обошел в прошлом месяце с поимкой набедокурившего при Дворе диаблериста, в самом же деле, отомстить решил. Напрочь никчемный, само собою, товарищ, но не совсем ведь отбитый. Родственники отступников, может? Йей, веселье. Вычислять одного-единственного занятие, без сомнения, увлекательное.
- «Сина» достаточно, - подхваченным со скамьи полотенцем утирает лицо. - В официальной обстановке лучше «инквизитор», в неофициальной и прозвища хватит, - руку, немного подумав, не подает, вместо того кивает. - Не призыв к фамильярности, только в критической ситуации сэкономит время.
Время, вот именно. Недурно бы за ним последить, раз уж ожидаешь прибытия новой коллеги: семь потов, там, с себя смыть, в цивильное облачиться, на иного приличного похожим стать - вот это вот все. Заранее.
- И часто вы делаете фривольные предложения старшим по званию, стажер? - осознанно искажая смысл ее слов, отвечает уже от двери в душевые, на ходу привычно разматывая кумпур.
На женщину перед собой смотрит спокойно, ровно, не думая даже флиртовать: его интересует реакция, уж точно способная рассказать о «подкидыше» чутка́ поболее, чем глава инквизиции, ограничившийся исчерпывающим «Развлеки ее как-нибудь».
…И у Джонни, право слово, нет абсолютно никаких причин относиться к начальству как-либо иначе, чем нейтрально-уважительно (таки любовью к пошитым на заказ костюмам отличаются они оба, и Брекенридж банально не успел еще подвести никого под монастырь), но… «Развлеки ее как-нибудь»?! Серьезно? В караоке он ее повести, что ли, должен? Впавшего в анабиоз вампира палочкой дать потыкать? В яму хаоситов визит невежливости организовать? Уточняли бы хоть, господин главный инквизитор, общий вектор и границы допустимого, а то мало ли чьей там дочкой она в итоге окажется.
- Спасибо, с задачей «спинку потереть» я и сам вполне себе справлюсь, - договаривает, уже скрываясь за дверью: - Я ненадолго, десять минут.
Висящее на предплечье полотенце кое-как скрывает расплывающееся на одежде кровавое пятно.

Из душа выходит по пояс гол. Правой рукой прижимает к животу бесповоротно испорченную футболку, в левой несет аптечку. Впервые опускаясь взглядом ниже уровня глаз, отмечает юбочку, причесочку, каблучки, ноготки - удовлетворенно кивает: «Годится».
- Расшивателем пользоваться умеете? - пропитанные водой и кровью, предсказуемо сбившиеся бинты срезает сам. - Нужно залатать и сделать перевязку.
Несмотря на то, что кишечник преимущественно регенерировал еще утром, Джонни попросту не хватает уровня до того, чтобы рана затянулась быстрее. Для ускорения процесса нужна еда, сила (в идеале - охота), но есть до полного восстановления - хотя бы - мышц и сухожилий категорически невозможно.
- Уловка 22, - хмыкает он, настраиваясь на очередную пытку, еще и усиливаемую, вероятно, неумелым обращением, но не в медблок же, ей-богу, идти. Перевертышу не пристало, да и понять, из чего сделана его сегодняшняя подопечная, и куда с ней такой потом соваться, тоже было бы неплохо.
«И чья же ты вся такая важная, что аж личного массовика-затейника к выпуску подогнали», - задумчиво потянувшись определить уровень, Джонни сталкивается с нечитабельностью. Более того: расу определить не может. Силу чувствует, сила никуда не девается, но все остальное - как белилами плеснули.
Неужели из-за ранения? Или от голода?
Есть… нет, не есть - жрать. Жрать меж тем хочется невыносимо - регенерация отнимает максимум возможного, так что даже субтильная новая знакомая начинает пахнуть исключительно аппетитно.

0

3

на глассе очень ждут:

doki doki literature club
https://i.imgur.com/AoNW8Mz.png https://i.imgur.com/rLvpFUV.png https://i.imgur.com/3LdlFFX.png
прототип: чисто on your own;

everyone from this sweet-sweet-sweet fandom
маньячки, книголюбки, фанатки, поварихи и школьницы

я хз что с этим делать, но хочу. заберу в межфандом и альтернативу с огромным удовольствием, — приходите, пожалуйста! на глассе просто не может не быть дев из этого великолепного фандома. несчастному протагонисту, к слову, тоже будем очень рады. давайте уничтожать людям психику вместе.


дополнительно:
игровые разделы у нас открыты, потому будет просто здорово если в текстовых предпочтениях мы сойдёмся.
http://funkyimg.com/i/2MoMn.gif

0

4

на глассе очень ждут:

marvel
http://forumfiles.ru/files/0019/e7/0f/93848.jpg

gabby «honey badger» kinney
м е д о е д

важная информация


дополнительно:
we should protect gabby at all costs

0

5

на глассе очень ждут:

layers of fear & inheritance
https://i.imgur.com/emwIrb3.png
за искусством нужно ходить в ад, глупцы — с этим спорящие;

пара семейная и дочь очаровательная
торгаши искусством ради денег и психическим здоровьем ради искусства

в преддверии второй игры, бросаю клич — п р и х о д и т е. кларисса тоже сходит с ума, тоже рисует, готова составить вам интригующую компанию и в модерн!ау, и в скрипящем окнами да дверцами поместье девятнадцатого века. идей огромная куча, обо всём готова поведать в личных сообщениях.
ахтунг: в стилях игры сойтись было бы совсем здорово, так что если вдруг захотите и со мной поиграть, пришлите в личные сообщения какой-нибудь пример текста. если нет — рада буду просто на вас посмотреть и попищать от восторга.


дополнительно:
если холсты ткать из человеческой кожи, а вместо красок использовать ихор (под язык таблетку, она полукруглая, вроде луны но не совсем так) — выходит просто замечательно. ну и никакого ручного синтеза свинцовых белил и завышенных цен на ультрамариновый краситель, как вы сами понимаете!
колорит уже не тот, но точно стало не менее интересно.

0

6

шотер вонг в поиске:

— banana fish —
http://s9.uploads.ru/FWJ1R.png
прототип: whatever;

lao yen-thai [лао йен-тай]
правая рука босса чайнатауна, человек

люди умирают по собственной воле, в общем и целом, примерно по двум причинам: когда им терять нечего и когда приходится умереть ради того, кого потерять страшнее. иронично, что у лао обе эти причины слились воедино - но он, видит бог, пытался держаться до последнего. не наелся, говорят, - не налижешься; отсрочивать смерть лао считал излишним, но и умирать, не оставив за собой последнего слова - смысла особого не имело.

брат взрослеет быстро - непозволительно быстро. лао смотрит на синя и боится за него, как ни за кого никогда не боялся, пройдет время - и ему не раз придется задуматься о том, все ли он правильно сделал; взгляд у брата становится твердый и острый - синь себя в обиду не даст и людей своих тоже, но не это ли мажет у него промеж глаз мишень? лао очень хочется верить, что в один из моментов младший не возьмет на себя больше, чем будет способен вывезти (очень жаль, что одной веры всегда было мало).

пока шотер босс, на душе как-то спокойнее. пока шотер босс, всем кажется, что порядок в чайнатауне будет всегда. лао белым не доверяет - как, впрочем, и всем остальным, кроме своих людей - но вонгу о своей неприязни к эшу линксу не говорит. эш линкс - лао думает - однажды принесет за собой море проблем, и свою иррациональную неприязнь всеми силами подавить пытается. слово «преданность» сложное по целому ряду причин, большинство из людей понимает его лишь отчасти. шотер хлопает по плечу тая, но о его опасениях прямо не спрашивает - кому, как не шотеру, знать, что есть разница в восприятии «семьи» между китайцем и кем угодно? лао смотрит на эша долгие месяцы и не видит в нем человека, своим людям преданного; эш играет только за самого себя - и своей с шотером дружбой подставляет под удар абсолютно каждого.

слово «преданность» сложное по целому ряду причин. лао не скажет, что сам понимает его в самом полном смысле, но, сжимая в ладони нож, он отчетливо будет знать,
за кого и за что собирается умереть.


дополнительно:
персонаж, мягко говоря, не самый раскрытый, так что в заявке преобладают мои хэды и все прочее субъективное. очень хотелось бы лао не умирать, и, в принципе, рассказать ему о причине, по которой эшу пришлось выстрелить в шотера, чтобы... не было того дерьма, которое, кхм, было.
будучи совсем откровенным, вижу лао с шотером в пейринге исключительно доверительных отношениях и правда верю в то, что нераскрытый каноном персонаж может более чем развиться в наших руках. в каноне лао показан весьма поверхностно и, по сути, движим он там одной ненавистью вперемешку со злостью, но, тем не менее, даже при отсутствии должного бэка в нем проглядывается куча всяких мелочей, начиная от невозможности принятия смерти шотера и заканчивая отказом от членства в банде ради одного человека - брата. вижу лао больше преданным, скорее, не клану или банде, а тем, кого он любит (это, разумеется, опционально и, в принципе, легко обсуждаемо).
поскольку персонаж действительно очень непопулярен в фанбазе, в то, что выбор падет на него, я почти не верю. и, тем не менее, если вдруг у вас возникнет такая мысль - обязательно приходите, я буду безумно рад ♥

пример игры;

дрожь облаков, турбины протяжный вопль.
сходит с лица бесполезного грима жижа,
сколько же нужно выпить сегодня, чтобы
зеркалом стать, само себя отразившим?

;

После того, как церковь отстроили заново, ее не узнать; Клауд обводит пальцами колонны, садится на самую дальнюю скамью посреди проповеди – тут теперь так часто бывают люди, что он чувствует, как Аэрис почти выживают отсюда. Раньше он бы не понял, что неба можно бояться,
но теперь – даже взгляда лишний раз не поднимет.

Все это так давно началось, что ему уже даже не кажется – он в этом уверен: его жизнь не делилась никогда на «до» и на «после», она просто укладывалась ровно в тот отрезок, когда мир готовился к смерти; все остальное – все эти периоды, месяцы, годы – не жизнь, а душное существование. Порой он сталкивается с Тифой взглядом, и его пробирает чувство стыда настолько сильное, что ему умереть рядом с этим чувством хочется. Клауд надеется, что Тифа не спросит его про Нибльхейм, потому что он его с каждой неделей все меньше и меньше помнит – и Тифа не спрашивает. От чувства, словно она понимает больше него самого, делается больно. От мысли, что он не доверяет ей своего разбитого сознания – все еще, спустя столько времени, не может доверить – ему приходится ощущать себя лжецом или лицемером, и от всего этого – инстинктивно, как от огня, бежать.

Клауд не знает, как с этим жить. Как это – жить – в принципе.
Он пытался учиться, думал, что справится – да он каждый раз думает, что справится, и каждый раз не вывозит. Ему со своими неразвитыми представлении о жизни как с больным голубем на ладонях хочется броситься к первому встречному взрослому – протянуть, мол, смотрите, он болен, нам с ним нужна помощь. Если во все это просто лишний раз вдуматься, то картина становится еще абсурднее, еще более безнадежной. Прошло ведь уже достаточно времени, чтобы во всем разобраться, чтобы прийти к какой-то определенности… так какого черта?

Он пытался учиться. Думал, что справится.
Это могло бы походить на образцовую почти_семью, где он возится с проводкой и сантехникой, чинит детям сломанные велосипеды, а она гремит посудой за барной стойкой и составляет списки покупок, строит планы по обустройству быта. Прошел год с тех пор, как они, вроде бы, перестали друг друга бояться, но – в сущности – изменило ли это хоть что-нибудь? Если ездить не своими маршрутами и возвращаться не по своим адресам, на время может показаться, что и жизнь не свою проживаешь. В сущности, Клауд никогда – и теперь особенно – не мог быть уверен в том, что все, что он когда-либо делал, когда-либо говорил, любил, думал принадлежало ему в действительности. Разбитая идентичность его склеена воедино, любовно собрана по кусочкам, но любое резкое движение, любое действие вне рабочего сценария – и она снова по швам расходится.

Клауда окружают люди, которые верят во «все будет хорошо», люди, которым всегда было, что терять. Он старается не смотреть им в лица, не разбирать интонаций – это все так далеко от него, что ему приходится еще недели спустя одного-единственного разговора рефлексировать на предмет собственных чувств. Все равно что решать простой арифметический пример, который любому дается с легкостью на счет раз, а у тебя вечно то не та переменная в результатах, то до абсурдного огромные числа после знака равно. Рядом с Тифой он чувствует себя беспомощным, рядом с ней же – ощущает всю свою силу. Он как мантру себе повторяет: ему тоже ведь есть, что терять – в этой мантре нет ни единого грамма лжи, но… откуда тогда это чувство вины?

Клауду, разумеется, есть, что терять,
и, вероятно, это именно та причина, по которой он продолжает жить в страхе.

Ему перед Тифой стыдно. Оставаясь один на один с собой, Клауд пытается выблевать из себя все это, словно всю эту смесь не разобранных чувств можно было куда-нибудь деть, а потом копить заново. Может быть, это решило бы все проблемы. Дало бы ему – им – новый толчок. Он не знает наверняка – да и не наверняка тоже не знает – и потому лишний раз теряется, и потому каждый следующий разговор с Тифой заедает чувством вины и стыда на завтрак, обед и ужин.

- Прости.

У нее, в общем-то, есть полное право злиться. Иногда Клауд ждет, что посуда из ее рук полетит на пол, а проводка, которую он чинит, неудачно закоротит. Что она скажет ему: «хватит». Слов в его голове так много, что и сказать-то, по сути, нечего; он готовится слушать то, что слышал уже много раз, и в очередной раз понять пытается – что с ним не так,

- Мне правда жаль.

почему он не может жить нормально, почему он не может быть нормальным?

0

7

шотер вонг в поиске:

— banana fish —
http://s8.uploads.ru/IyZn5.png
прототип: whatever;

sing soo-ling [синь су-лин]
один из лучших (босс?) в банде чайнатауна, человек

не то, чтобы трудное детство, но почему-то оно проходит в подворотнях.
драться пришлось научиться раньше, чем писать. первое убийство - ложится где-то рядом с начальными классами. старики смотрят без одобрения, закрывают двери своих домов покрепче и при каждом удобном случае ядовито ворчат - в их время такого бедлама не было. (в их время гонконгцы занимались чернухой и чем похуже, но раньше-то, конечно, и трава была зеленее).

не то, чтобы семья неблагополучная, но из родственников, в общем-то, был только брат.
лао таскает его за собой на все стрелки, разборки и переговоры, лао - в банде чайнатауна оказывается не последним человеком, и этого же хочет для синя. его трепят по голове и называют «мальчишкой», но ребенка в нем не находят - ребенок в нем исчезает как-то на удивление быстро (прикуривая у шортера, лао скажет, что боится за него - что, если так дальше пойдет, у его младшего брата есть все шансы умереть раньше времени; шортер хлопает лао по плечу и обещает, что ему за синя бояться нечего). синь полноправным членом банды не считается долгое время, но спроси любого - и каждый скажет, что синь - ни много ни мало - один из них.

у него руки в мозолях от тренировок с бросками куная, леска оставляет на пальцах белесые шрамы - это все принесет плоды, это все однажды станет полезным. лао говорит ему, что он - человек очарований, и отчего-то злится; человек очарований находит для себя идолов и стремится стать лучше, стремится к этим идеалам приблизиться. однажды - он себе повторяет - эта боль принесет ему пользу, и - не ошибается. старший брат ему улыбается и уходит с дороги - ему больше нечему его научить; китайцам приходится признать синя вторым лидером - шортер смотрит на него и впервые за долгое время не боится сдохнуть, зная, что его люди останутся в надежных руках. все идеалы, сказал бы лао, либо достигаются, либо рассыпаются в прах. в случае синя раз за разом происходило второе.

( и не то, чтобы он не умел отпускать людей, но кто бы мог подумать,
что с чувством вины справиться окажется невозможно? )


дополнительно:
к сожалению, о детстве синя известно довольно мало, поэтому в заявке - мои (ни в коем случае на истину в последней инстанции не претендующие) хэдканоны. также очень мало известно и о взаимоотношениях синя с шортером, что заставляет грустить, потому что ну! предполагаю, что шортер, скорее всего, не был просто боссом/объектом подражания, и мне хочется развить как-то всю эту динамику. все-таки довольно интересным выглядит тот факт, что лао, будучи правой рукой шортера, после его смерти на место босса не претендовал - назначили лидером синя, а причин тому может быть, в общем, множество, и сам шортер тут вряд ли остался совсем не у дел.

в общем, приходите - все обсудим! ♥
(кстати, наш юэ-лун также очень ждет синя!)

пример игры;

                                 бег беззвучен и влажен,
                                 изучены неба поверхности

Избавиться от трупов не получается. Он наизнанку выворачивается, собственные запястья выкручивает до натянутых жил, волосы до онемения кожи лица затягивает – но они не уходят, не исчезают; мертвецы в его памяти уложены кучами, они внутри него годами гниют. Каин не с чувством вины живет даже – с чувством к себе отвращения. Сесил не знает, не понимает. Не видит.

Когда Роза кладет его ладони в свои, он жалеет, что не чувствует тепла ее рук. Каин в это проклятое «мы» никогда не верил – ни с Розой, ни с Сесилом – он верил в их несбыточность, в пропасть между ними, в трагические несовпадения, в разницу в восприятии. Подолгу всматриваться в черту горизонта, царапать когтями перчаток каменные подоконники – и ничего не чувствовать. Все эти разговоры о привязанностях, вся эта дружба, вся эта любовь воняют примерно так же, как трупы под кожей, - их давно впору сжечь или под землю зарыть, да только вытащить, вычленить из головы – из души – из сердца – не получается.

Она говорит ему: извини. Каин спрашивает: за что? Она не уверена.
Он говорит: прощаю. Роза спрашивает: за что? И он не уверен тоже.

Когда Роза кладет его ладони в свои, Каин счастлив, что не чувствует тепла ее рук;
в конечном итоге, он думает, вся эта их несбыточность – как чешуя доспехов – работает как защита.

                                 орион растянулся —
                                 он время направил по кругу

- Больные привычки – самые крепкие.

Сказать как раз плюнуть; еще бы научиться через все это перешагивать.
Каин не спит ночами, а Сесил спрашивает его, зачем он каждый раз возвращается. Сиплый смех рвет ему легкие и спицами застревает в глотке, пронизывает каждую молекулу кислорода ядом, вгрызается в слизистые. Каин не спит ночами – его каждый шорох изматывает, каждая мысль о Сесиле изводит; меняются пейзажи и подоконники под ладонями, а траектории царапин на них – нисколько. Рассвет облизывает ему веки, выжигает на глазах радужку, песни утренних караулов звучат почти издевательски.

Зачем он сюда возвращается? Зачем он к нему возвращается?

Больные привычки – самые крепкие. Хоть тысячу раз будь выброшен за борт – ты даже на тысячу первый руку помощи примешь. Сесил – его личная точка рестарта, раз за разом каждый из новых-старых путей у Каина начинается с него и им же заканчивается. Сесил всем своим существом, всей своей сутью кричит ему: СМОТРИ НА МЕНЯ, СЛОМАЙ ОБ МЕНЯ ВСЕ МЫСЛИ. А он уже и сглатывать боязно разучился, он уже и глаза в стороны отводить перестал. Голбезу даже приручать его особенно не пришлось – Каина до него сделали отвратительно послушным.

- Я сам позволил этому случиться. Все думал, сколько же в тебе света при всей бесконечно тебя окружающей тьме. Все считал, что только и было смысла – за этим светом шагать хоть в огонь, хоть в пропасть. Верил, что за тебя будет не жаль умереть.

                                 грусть заполнена
                                 богом измученным

Когда-то он думал о будущем – и это так давно было, что Каину кажется, он с тех пор прожил десятки одинаковых жизней. В тронном зале ему дают звание командира Драгунов, хлопают в ладони дворяне и всякие там чины, улыбается Роза, кивает одобрительно Сесил. Каин помнит себя на этой церемонии невероятно чужим, будто случайно не на своем месте оказавшимся. Он пытается вспомнить хоть одну дельную мысль о будущем из ранее переживаемых – и не может. С каждым новым днем на службе ситуация кажется ему только более скверной, более бессмысленной.

Сесил за обедами что-то начнет говорить про Крыльев, что-то про подавление агрессоров, про новые аспекты изучения темной силы. Каин смотрит на него и долго не может понять, в чем же дело. Сесил ведь не ломает его амбиций – Каин их гасит сам. Размышляя о том, что может для него – для «них» - сделать… в качестве всех этих псевдо-альтруистических жертв своей самости, которыми можно будет себя же всю жизнь оправдывать. Сесила за эту амбициозность потом начнут упрекать, Каину – ее недостаток поставят в укор.

- Я ошибся. Умирать за тебя, ровно как и возвращаться к тебе – дело неблагодарное. Голбез не манипулировал мной, Сесил. Я сделал именно то, чего хотел, и теперь оказался здесь, чтобы это исправить.

                                                                                                                    мы подобны во всем.

0

8

арья в поиске:

— a song of ice and fire —
https://69.media.tumblr.com/a2194efa4bddc55f0236ebb4bd266bad/tumblr_pb9gewS2SP1r00543o6_r1_400.gif https://69.media.tumblr.com/4ac0c03e8cc9bf994673712c01f42609/tumblr_pb9gewS2SP1r00543o2_r1_400.gif
прототип: emilia clarke;

daenerys targaryen [дейенерис таргариен]
дейенерис бурерожденная из дома таргариенов, именуемая первой, от крови древней валирии, неопалимая, королева миэрина, королева андалов, ройнаров и первых людей, кхалиси великого травяного моря, разрушительница оков и матерь драконов.

дракон явился в мир.
безумный род — твердили с малых лет, что я опасна, но мне глаза не застилает красным: моя монета встала на ребро. пересчитай великие дома — сдаётся мне, о нас уже забыли, «таргариен одной ногой в могиле, а не умрёт — тогда сойдёт с ума»?

я не буду переписывать всю биографию матери драконов и понадеюсь на вашу персональную ответственность и самостоятельность; несмотря на то, что заявка написана от меня, денейерис нужна всему касту, в особенности северянам.
я максимально решительно настроена отыграть битву за винтерфелл, поэтому без кхалиси великого дотракийского моря и её драконов нам никак не обойтись. битву мы планируем отыгрывать вот как только, так сразу. теперь немного сюжетных моментов, на которые я сразу хочу пролить свет, дабы между вами и активными участниками каста не возникло недопонимания:
— так как у нашего каста нет какой-то конкретной точки отсчета событий, вам доступно все, что душа пожелает, но старки сейчас находятся где-то на седьмом сезоне сериала (арья возвращается домой, когда джон уже отбыл на драконий камень, чтобы заключить союз с дейенерис), соответственно, о своих отношениях с моим дражайшим братом вы договоритесь сами, как и об игре;
— на момент прибытия в северный край у таргариен два дракона, рейгаль и дрогон, визерион поднят королем ночи и служит ему, в будущем, я думаю, ничего не помешает дейнерис сохранить второго дракона, не дав ему так бездарно помереть от стрел скорпионов эурона;
— а вот тут уже пожелание лично от меня: я бы хотела видеть сериальную королеву железного трона, которая сходит с ума — безумная дейнерис — это интересно, это необычно, это не заезжено, и вообще да; так же я хотела бы драматичного конца для нее, но не такого унылого, как в нашем любимом восьмом сезоне. у всего есть конец, а жить долго и счастливо без трона денейрис все равно бы не смогла.
— к пункту выше: на форуме есть активная серсея, с которой вы можете договориться, кто кого и как будет убивать, ваши с ней отношения всецело на вашей совести, но мне бы не хотелось союза двух королев, я хочу войны, кровавой и беспощадной, в духе игры престолов, полной пересудов и интриг.


дополнительно:
после регистрации вам станет доступна игра всех членов каста; пишут все по разному, я  ~7 тысяч символов, со строчной буквы (и многие тут пишут так же); могу кушать стекло, могу и хочу в экшен (собственно, чего и жду от дейнерис), пишу в среднем пост в две недели, но, повторюсь, вряд ли между нашими персонажами возможны личные эпизоды, зато есть совершенно умильные и классные джон и санса, есть потрясающие серсея и маргери, есть лорд станнис — никто из них не откажет вам в игре (в августе могу под маской поводить раннего джораха или кхала дрого, могу даже дрогона, если захотите).
и ради всего святого, не бросайте персонажа в середине игры, давайте не будет размножать гештальты ни себе, ни нам.
если после всего прочитанного вы не передумали, то пишите в гостевую или сразу же сансе, она разъяснит все, о чём не упомянула я ♥

я варю вишневое варенье;

если нужен расклад, расклад для меня таков: я пустила на лад весь список своих   в р а г о в.
кто остался в ряду, покрепче ружье прижав? перемены грядут, пора бы прочуять жар.

[indent] {   я возвращаюсь домой.   }

[indent] арья больше всего на свете хотела увидеть её лазурные глаза — в них расплескались тоска и жестокость — заглянуть в них, как заглядывала в стакан с золотым элем, и простить. санса — больше, чем сестра, больше — чем одна кровь на двоих, больше, чем неразделенные в детстве улыбки, больше, чем вся её жизнь. санса — из старков; старки неделимы, нерушимы, связаны магией детей леса и благословлены старыми богами, каждый из них волк, больше чем человек, а она давно и не человек вовсе.
одинокий волк гибнет, но стая живет, жива ли ты, моя сестра? сколь жестоко с тобой обошлись зимние стужи? зима близко, близко, близко… голос отца кружит, забирается под соболиный воротник и окутывает холодом — «близко». тонкая струйка дыма вырывается из посиневших, заиндевевших губ — путь домой был слишком долгим, и дом за это время мог позабыть тех, кого взрастил, воспитал, забыть их дух, но присутствие старка — любого старка — пропитывало каждый камень родового имения.

[indent] а помнишь, ты бегала по замку, ступая на пол босыми ступнями, стучала еще детскими кулаками по стенам и ждала, пока призраки ответят тебе. ты не боялась их, ты с ними играла, а потом сама научилась становиться бесшумной, безликой и бестелесной.

[indent] а помнишь?... не важно, вы больше не дети, вы — леди и войн; за вами встанут вассалы, за вами смелые и отважные люди самых холодных земель, за вами — вы сами /не даром ведь старки/, за вами целые стаи волков, свирепых и сильных, ты помнишь вкус крови врагов на острых как бритва клыках? дом ближе, сила — крепче, жажда мести — сильнее.
бран узнал о том, что путь девочки [она никогда не забудет своего имени, и не надейтесь] лежит на север задолго до того, как белоснежный конь остановился у ворот винтерфелла; бран больше не человек, он — память людей, но арья отчаянно трясет головой и прогоняет мрачные мысли, чёрные, как вороное крыло. он — страк, а ставши старком однажды, останешься им навсегда: ни трехглазые птицы, ни дома чёрно-белые не вытравят из старка север, и оборотень не обретет вдруг лица человека.
— кто нынче у вас король? — тихая, словно тень /убившая десятки [не]винных душ/, она спешивается с коня; под ногами родная земля, сердце бьется в груди раненной пташкой — ты дома, тебе нечего бояться.
— я — арья старк, дочь покойного хранителя севера эддарда старка, и я вернулась домой, — злые слова, режут глубже, чем меч; дом — это не глухие безмолвные стены, дом — это не пять звуков  с е в е р,  дом — это улыбка джона сноу, дом — это ребячеста с роббом во дворе и стук деревянных палок, дом — это объятия сансы и то самое «прости, родная», которое, будучи малышкой, арья так ни разу не набралась смелости сказать. 

[indent] следом въезжает эскорт — дюжина преданных волчьей девчонке людей, под их стражей принцесса, наследница королевской гавани, дорна, дочь ненавистной королевы и одна из самых важных фигур в королевстве — она моя.
— окажите принцессе мирцелле должный прием, она наша почетная гостья. — прекрасная, словно летний солнечный день, белокурая и зеленоглазая, дорнийская дева спускается с повозки. с выдержкой, присущей лишь истинной /или будущей?/ королеве, она с опаской осматривает северные владения — в ней от серсеи столько же, сколько и от джейме, — ланнистеры.
так хочется прикоснуться к её длинным, спадающим золотой рекой на плечи волосам и утешить — не бойся, глупая, ты здесь в безопасности больше, чем в любом другом месте. пока.
арья отдает мальчишке-конюшему свою безымянную кобылу и позволяет проводить себя в замок, куда уже отправили стюарда сообщить леди сансе о прибытии сестры. стража все еще смотрит недоверчиво, леди арью старк не видели уже много лет и давно записали в покойники. не так быстро, я еще повоюю! она улыбается охране, и эта улыбка недобрая, зловещая; посланец  представляет сансу — теперь санса — хранитель севера.
«леди» — перед глазами высокая изящная фигура в мехах, по плечам растекается жидкий огонь, не хватает только тиары, гордая и неприступная сестра — возможно, всё же ей суждено стать королевой; королевы умеют молчать и слушать, держать прямую осанку, посылать поцелуи, терпеть побои, кусать от боли израненные губы, улыбаться, глядя в глаза и проклиная, королевы умеют всё то, чего не умеет арья — за одним незначительным исключением — ненавидеть, этот урок младшая старк усвоила превосходно.

[indent] во все времена молва разлеталась по семи королевствам быстрее, чем ворон покойного лорда-командующего успевал доклевать свою утреннюю порцию пшена: молодой волк одержал очередную сокрушительную победу на окскроссе, король ренли мёртв /убит кейтелин старк — какой вздор!/, санса выходит замуж за тириона ланнистера… — я убью всех львов до единого; красная свадьба и её крик, полный отчаяния, ночная молитва полнится новыми именами: «уолдер фрей, не забывай — овцы не будут спать спокойно, пока живы волки».

[indent] — я провожу вас, миледи, — первое, что захотелось сделать арье — попросить седовласого мужчину не называть её «миледи», он, видимо, имеет слишком смутное представление о младшей сестре сансы, но не спорит, лишь крепче сжимает рукоять иглы — холодная сталь обжигает пальцы, ласкает кожу и успокаивает разум, арья покорно, почти как в детстве, следует за провожатым, но все её чувства обострены, как если бы она ловила кошку, постойте, последние шесть лет она этим и занималась — ловила зверей. каждый шаг осторожный, тихий, она ступает по хрустящему под ногами снегу, шаг за шагом приближаясь к стенам замка. руку протяни, притронься к гранитным стенам, и шершавый камень, покрывшийся мхом, ответит на каждое твое прикосновение протяжным эхом. север. зима близко. близко… под воротник забирается холод, протягивается вдоль спины и царапает позвонки, врезая в него свои заточенные длинные когти.
арья сразу поняла, что идут они в великий замок, самую большую башню винтерфелла, где когда-то жили её отец и мать, братья, сестра и она сама. чуть прикрыты глаза, они смотрят не на родные места, а на покрытую коркой снега землю — так меньше болит сердце, когда ноги её ступают по северным землям.

[indent] глухой стук тяжелого кольца о дерево извещает сансу о прибытии гостьи.
— эта девушка уверяет, что она ваша сестр…
— санса! — такая же, как и в видениях — высокая, медноволосая, облаченная в теплый плащ, подбитый мехом. — я… я… — она смотрит на стражу и приказывает оставить их наедине. — я скучала. я дома, санса, я дома. я жива, мне самой в это не верится. а ты, ты в порядке? где джон? — её милый брат, важнее которого нет ничего в целом мире. её родной, улыбчивый джон. — с ним все хорошо? а с тобой? — расцепляет объятия, но руки, сильные и уверенные, все еще скользят по плечам сестры, осязая каждую ворсинку её одежд. если бы я только могла спасти вас всех, если бы только могла… ох, робб, мой милый брат, прости меня, я опоздала.
арья смолкает, смотрит на сестру и становится вдруг настороженной, не понимает, чего ждать от этой встречи, но они — волки, они — стая, они, все старки от первого до последнего — одно

[indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent] {   большое и    н е д е л и м о е.   }

0

9

дакен в поиске:

— marvel —
http://forumfiles.ru/files/0019/e7/0f/54562.jpg
прототип: original + jamie bell;

johnny "human torch" storm [джонни шторм]
потушит пожар, разведёт огонь, отремонтирует машину, спасёт мир

Real people stay dead when they die, Johnny.
You standing here is simply… an insult.

В том, что Джонни вступится за него, Дакен не сомневался ни секунды. В какой-то момент ему кажется, что для этого даже не нужно стараться. Даже когда Джонни видит, насколько они все ошибались — и кого решили впустить в свой дом — он колеблется, пытается понять, хочет дать второй шанс. Если бы Дакен видел его в тот момент, он бы нисколько не удивился — Рид Ричардс совершил точно такую же ошибку. Они все одинаковые: надави на что-то знакомое, близкое, понятное, покажи, что готов умереть, докажи, что нырял в огонь не один раз — и готово. Есть что-то нездоровое в том, как вы пытаетесь всех спасти.
Спасать Дакена, разумеется, не нужно.

Дакен исчезает так же неожиданно, как и появляется; в одну из ночей раскладывает перед Джонни обрывки из прошлого (версия дополненная, правильная; проблема, конечно, в том, что ничего не приходится приукрашивать, а ложь за последние пятьдесят лет намертво вгрызлась в правду, и что было на самом деле — действительно не имеет значения). «Не хочу, чтобы люди видели во мне моего отца», говорит Дакен; ты же не видишь, правда? Джонни из тех людей, кто думает, что всё можно исправить. Джонни из тех людей, которым почему-то жаль.

Рид был прав: Четвёрку Дакен ненавидит с особенной силой из-за зависти. Логан был прав: Дакен презирает весь мир целиком, чтобы не ошибиться. Когда он первый раз целует Джонни, он думает о силе, убеждении, торжестве, злорадстве; о том, как легко ему подчиняется мир и как легко наебать тех, кто в тебя поверил. Будь Джонни чуточку злее, он бы ни за что не повёлся, да? Будь ты немного злее, Джонни, ты бы обнаружил во мне что-то родное.

Когда Джонни рассказывает о том, что он чувствовал, когда услышал, что Дакен умер, Дакен не чувствует ничего, кроме куцего сожаления. О том, что провернул всё недостаточно эффектно. Он вспоминает об этом многим позже, в Лос-Анджелесе, когда колёса уничтожают реген и вырезают из памяти дни и недели; на каких-то вечеринках Дакен знакомится с актёрами (ха-ха), режиссёрами, моделями — безликим роем одинаковых лиц, сливающихся в кислотный шум. Он всех зовёт «Джонни» и не задумывается, почему; иногда, по утрам, когда приходит в себя, между утренним кофе и первым колесом за день, он отправляет Джонни какое-нибудь бессмысленное сообщение и сразу же о нём забывает. Таблетки возвращают ему эмоции, и во время трипа иногда хочется выть (Дакен действительно не понимает, почему).
Футболка с логотипом Фантастической Четвёрки валяется где-то на Мадрипуре.


дополнительно:
прототип придумал просто так, а потом почему-то решил, что хорошо бы смотрелся lakeith stanfield (1, 2, 3), но вопрос вообще не принципиален. продолжаем ткскзть череду заявок на персонажей, которых скорее всего невозможно найти :^) за основу беру все совместные появления (dark wolverine (#75-78), daken: dark wolverine (#3, #21-22)).
отдаю себе отчёт в том, что дакен в жизни джонни фигура даже не третьестепенная, и на какие-то особо глубокие отношения не претендую. мне кажется, было бы интересно посмотреть на их взаимодействие после того, как дакен перебесится и немного поумнеет, но без совместного обсуждения плодить обязательные к реализации хеды не хочу. кроме, пожалуй, того, что джонни би/пансексуален (что вроде как подразумевается, но не было подтверждено официально?) - хочу думать, что всё было как минимум по согласию, пусть и всё равно нездорово. в тексте выше вообще целиком pov дакена, и джонни, конечно, гораздо большее, чем просто хороший доверчивый мальчик, но дакен во время общения с ним был на той стадии развития, когда действительно мыслил такими категориями.
пишу 2-5к, иногда туплю, иногда нет, не пропадаю, кредитами не обременён, жду в лс.
алсо люблю четвёрку, в ау бы погонял ридом, но это совсем мечты.

пример игры;

Ему тогда показалось, что жизнь впервые сжала челюсти как следует — и он был к этому готов, он этого ждал, и впервые за почти сотню лет собирался разжать пасть, сомкнутую на чужой глотке; это должно было быть навсегда, думает Дакен, когда люди умирают — они умирают по-настоящему, Джонни. Неоновые вывески слились в сплошной поток света, режущий глаза, цвета смешались, в последний — последний, бл*ть — раз обрели звук, вес, плотность, огонь жёг ресницы, Логан стоял рядом, но ничего из этого Дакен уже на самом деле не чувствовал, превратившись в предвкушение взрыва и ожидание смерти,
надо же, снова его наебали.

Ему кажется, что его ДНК можно собирать по всему Лос-Анджелесу, каждый ошмёток плоти — с витрин, окон, фонарей, лица отца, асфальта, может быть, солнца (на побережье его наверняка заменили на шар, висящий над городом куда ниже настоящей звезды, потому что Лос-Анджелес — развлечение доступное и декорация упрощённая). Первым вернулось ощущение времени, его продолженности, если точнее, растянутости, ебучей относительности — пока остеобласты трудятся, наращивая костную ткань, Дакен буквально ощущает каждую клетку, и если раньше ему казалось, что ближе всего к жизни он в момент трипа колесе на третьем, то теперь точно знает: это было не оно. Концепт минут и дней ещё не вернулся, потому Дакен немножечко сходит с ума, ощущая и тело, и боль, и жизнь, но у этого нет ни конца, ни начала, и если раньше он думал, что понимает, что значит бесконечность, то теперь бесконечность пришла и выебала его в голову.
Дакен хочет усмехнуться этой мысли, но рта пока нет.

Вторым шансом или чудом это не кажется. Перед самоубийством люди часто заканчивают все свои дела и раздают долги, и он сказал всё, что хотел сказать, подумал обо всём, о чём только мог, и сделал ровно то, что ему оставалось — что дальше? На Мадрипур Дакен возвращается, кажется, по инерции, снисходительно вспоминая прежние планы; в Лос-Анджелесе ничего не удалось создать — почему бы не вернуться туда, где до этого пытался что-то уничтожить, чтобы наконец-то по-настоящему этим овладеть.

Взрыв, кажется, отобрал у него несколько целей (мысль смелая, требует доработки); на Мадрипуре он вспоминает, что значит чего-то хотеть — не по привычке, а так, как нужно. Как нужно — это до отчётливых снов с одинаковым сюжетом, до зуда в голове, до готовности по-новой шагнуть в следующий взрыв. Первой, конечно, возвращается ярость, и она приходит немного нелепо и бессмысленно — без цели она превращается в утомительный аффект, и Дакен просто злится; когда не может понять, куда идти дальше — злится ещё больше.

Яркий свет до сих пор режет глаза (не по-настоящему, так, флешбеками); знакомый запах кусает за ноздри, и Дакен глушит очередной приступ ярости, который снова пришёл лишь привычно, по старой памяти. Если задержать эту мысль в голове ещё на несколько секунд, злость отступит, но в мыслях снова станет пусто. Впрочем, лучше так.
(Когда он вернулся на Мадрипур, тут тоже было пусто)
— Что ты здесь забыл?

Честно говоря, Дакен пока даже не думал об эффектном возвращении.

0

10

на глассе очень ждут:

— the handmaid's tale —
https://images2.imgbox.com/da/a0/IMWfbcSi_o.gif https://images2.imgbox.com/5b/76/8kJtkete_o.gif
прототип: обсуждаем; [source]

full cast
люди, угнетатели и угнетенные

здорово бьет по голове — хотелось бы не только внутри себя проварить, но и в словах осмыслить.
джун мне, при всем желании, дастся лишь до степени вовлечения материнского инстинкта (что в данном случае совсем немного, но в определенных сюжетах могло бы сработать, не стану сбрасывать со счетов окончательно), поэтому интересно попробовать за персонажей вокруг нее: мойру, серену джой, эмили. чертовски удачно было бы найти командора уотерфорда и тетку лидию, уж с ними-то взаимодейстие о-го-го какое… или вообще в ориджей удариться (есть старенькая задумка на твинцест в декорациях, например).
вполне вероятно, остались еще какие-то не вспомнившиеся сейчас варианты, можно будет подумать-покрутить, если вас будоражит иное: мне в целом интересен этот сеттинг, так что идти можно и вширь, и вглубь, и вверх, и вниз, и по диагонали — как угодно. 


дополнительно:
книга, сериал — непринципиально, знакомы оба (при необходимости посмотрю и фильм), но логичнее, думается, играть по сериалу: материала больше. 
решительно не заходит львиная доля подобранных для экранизации актеров (исключительно внешне, исключительно вкусовщина), предпочтительно было бы выбрать что-то свое (или обойтись безликими картинками в оформлении — как вариант).
не факт, что на слоге сойдемся, потому почитать что-то из вашего, если появятся планы на совместную игру, хотелось бы, а нет — так просто, пожалуйста, приходите и радуйте глаз.

0

11

на глассе очень ждут:

— x-men —
http://www.picshare.ru/uploads/191017/LXShG98w09.jpg

jean grey-summers/marvel girl/phoenix/dark phoenix
мутант омега-уровня (телепатия и телекинез), героиня нации, член тихого совета кракоа, выпускница (а потом преподаватель) академии для одаренных подростков чарльза ксавье, бывший представитель мутантов в оон, хост феникса, уклонист от семейной жизни 160 лвла

so are you gonna die today or make it out alive?
you gotta conquer the monster in your head and then you'll fly

FLY, PHOENIX, FLY


дополнительно:
если вы когда-либо хотели поиграть по иксменам (джин грей в частности), то сейчас просто лучшее время, а гласс — лучшее место. мы сильные, матерые, заряжены на игру, и хотим поднять мутантофандом (читайте целую нацию). а еще секту свидетелей джонатана хикмана основали, да.
думаю, никто не обидится, если я оставлю за собой право надеяться, что вы читали комиксы — в том числе и недавние hox/pox — потому что если ваше представление о мутантах ограничивается исключительно фильмами с софи тернер и фамке янссен (фамке мы тут очень любим, кстати), то скорее всего нам будет тяжело прийти к общему знаменателю, потому что для нас — для меня в первую очередь — важно, чтобы вы понимали какая дичь — спасибо фениксу за это — происходила с персонажем раньше, и что с ним происходит сейчас. об отношения джин и скотта можно порезаться — стеклянные во всех смыслах — и дело тут, разумеется, не только в том, что из-за нее он дважды овдовел.
в общем, приходите — будем любить, комфортить всячески, ну и играть, конечно же. ждем!

0

12

на глассе очень ждут:

— marvel —
http://forumfiles.ru/files/0019/e7/0f/27566.jpg

kurt "nightcrawler" wagner
мутант, пират, стендап-комик, гимнаст, амбассадор бога во вселенной марвел

bamf

yall: the sound nightcrawler makes
me, an intellectual: badass motherfucker


дополнительно:
люблю курта до луны и обратно (и так тысячу раз), продам душу, гараж и всё, что считается ценным. заявкой стреляю в пустоту, скорее всего, но если вы вдруг (!) заинтересуетесь — скиньте, пожалуйста, любой ваш текст, чтобы понять, сыграемся ли. от карлы мне, разумеется, предложить нечего, но в ау или твинком могу взять практически кого угодно — зависит от того, что именно вам интересно играть и на чём сойдёмся. экскалибур, приключения пиратов, иксмены, десятая смерть, сотое возрождение, дребезжащее стеклище с куртом с земли-295, да хоть недавний непонятный ран age of x-men (бгг). затопим любое судно, покорим любой цирк, стребуем с мистик моральную компенсацию, выследим и прикончим дюкса, етц етц.
если вдруг захотите устроить ревизию и вместо невнятного отцовства в виде азазеля вернёте изначальный вариант клэрмонта (родители курта — мистик и дестини) — круто вдвойне. алсо курт — хорошо, бородатый курт — вообще збс. отдельный плюс в карму, если следите за релончем и читаете hox/pox.

0

13

микаса в поиске:

— shingeki no kyojin —
https://images2.imgbox.com/ec/4f/lWKr1nkT_o.png

levi ackerman [леви аккерман]
командир отряда специального назначения, разведчик, аккерман

Минуя растопыренные пальцы пятнадцатиметрового, Микаса одним ударом выносит загривок через рот.
— Вот ведь чокнутая, — одобрительно присвистывает Леви.
Даже обнаруживая себя в уникальном положении сведущих и равносильных, не перестаёт ловить кайф с поразительной эффект(ив)ности её решений, иллюзорно рисковых со стороны: всякий произвольно взятый Аккерман безошибочно точно определяет оптимальную последовательность действий — никаких бессмысленных авантюр, — но зрелищность в масштабах от этого не теряет.
— Эй, показушница!
Окрик перехватывает безучастную к достижениям подчинённую на подлёте, проводит цепью уверенных шагов, выстраивает навытяжку рядом. Разглядев несуществующее пятно, Леви кланяется сапогам.
— Завязывай рисковать понапрасну.
— Понапрасну? — невозмутимость рвётся с треском, копьями щерятся бойницы вмиг мрачнеющих глаз.
Топить взгляд в заледеневших колодцах зрачков нет необходимости: студёная вода стекает за шиворот с ресниц. Леви промокает её усмешкой.
— Эрен в Марлии. В Марлии, капитан, — тихая речь пульсирует экспрессией, акценты перфорируют весомость. — Там, где Райнер. Проклятый бронированный, с которым оба мы, и вы, и я, облажались. Трижды. Трижды позволили ему сбежать и только что на блюдечке с голубой каёмочкой Эре…
— Слышь, Аккерман, — лениво откусывая голову вылупляющейся из тревожного состояния отповеди, Леви скучно интересуется: — С кем разговариваешь, не забыла?
Можно биться об заклад, слышен лязг, с которым Микаса захлопывает полнящийся возмущением рот. Скрежет зубов запирает его следом.
— Трое…
— …Суток в одиночке. Да-да, знаю.
Мысленные диалоги Аккерманов считываются на раз-два — достаточно вынуть язвительное слово из-под взрезающих переносицу морщин, складывающихся куриной гузкой губ, раздувающихся крыльев носа. Нынешний, например, выглядит как-то так: «Не первый раз замужем, капитан» — «И все никак не научишься сосать. Не особенно сообразительна, как я погляжу».
— Теперь четверо. Исполнять.
— Есть… — Ах ты чванливый коротколапый чистоплюй! — Сэр.
Время от времени его так и подмывает достать перепалку из головы да как шмякнуть пузыриться её на солнце — ядовитым пара́м дурманить сознание. Девка-то боевая, молодая совсем, остро чувствующая (цельносвежёванная душа через глаза вон наружу выглядывает), а эмоции закупоривает — винокурне похвально. Вот и взрывается, успей подпалить фитиль. На букве «Э» уже детонирует.
Раздражённо вытирающая ноги о субординацию (Аккерманам устав не писан), Микаса берет с места в карьер — устройство пространственного маневрирования отдачей швыряет жабо ему в лицо.
— Несносная девица, ну, — на удивление незлобиво хмыкает Леви, методично оправляя нарушенную безупречность. Возле нагрудного кармана рука его замирает, чуть погодя ныряет внутрь. — Несносная же, а, Эрвин? — Нашивка с куртки тринадцатого главнокомандующего разведкорпуса ощущается под пальцами привычно, переплетение хранящих яркость нитей источает покой. — За твои мучения, нужно думать, на голову мне свалилась. До конца жизни расплачиваться теперь.


дополнительно:
у меня есть хедканоны, но в заявке их не будет (местный мем, ага). выглядят те хеды как-то так.
вопреки статусу заявки, играть только со мной не призываю (играть со мной призываю обязательно), но на соблюдении обозначенных векторов настаиваю. дальше — по ситуации, обсудим и решим.
по поводу текстовых украшений, очевидно, не загоняюсь: могу копать, могу не копать, перестраиваюсь легко, пруфы прилагаю. ценю форму, смысл и взаимодействие, жажду увидеть пример поста.
вне игры не навязываюсь, в личную жизнь не лезу, увлечённо обсуждаю сюжет, персонажей, детали, однако могу (и скорее всего буду) здорово тормозить с ответами, звиняйте. или не извиняйте, но тогда и не приходите, благодарю за внимание, мозгоимению твердое нет.

пример игры;

Движения медленные, заторможенные; реакции хуже номинально существующих человеческих. Джонни думает, что не успеет, -
и не успевает.

Когти длиной с мужскую ладонь взрезают брюхо что твоим Нуаду, вываливающийся кишечник, цепляясь, повисает на медвежьей лапе. Рывок - и бывшее только что единым целым уже бодро раскачивается по частям где-то в районе колен, щедро оттяпанный кусок с тошнотворным звуком шлепается рядом.
Дальше, он знает, тысячефунтовая махина зайдет с тыла и перебьет позвоночник (сам поступил бы точно так же), и насколько может проворно разворачивается на сто восемьдесят. Кишки описывают полукруг и бьют по ногам. Отмечает (…мать, не хватало еще повиснуть и посыпаться пиньятой), но не отвлекается: из вспоротого живота хлещет кровь, не отключается Син только благодаря адреналину, да и тот перестанет действовать с минуты на минуту.
В рукопашном шанс всего один: на кровоизлияние, а это значит, что потребуются все оставшиеся си… пригвождающий его к земле гриззли победно ревет. Когти входят в плечи, из пасти идет смрад, с клыков капает слюна. Смотря в раззявленный медвежий рот, Джонни думает о том, что личная гигиена все-таки чертовски важна, и еще немного - что сейчас эта зловонная тварь отожрет ему лицо, а оно ему, в общем-то, нравилось. Он чувствует, как смердящее дыхание становится жарче, ближе, видит, как раскрываются шире мощные челюсти, -
и вздрогнув, просыпается.

Часы утверждают, мерзкое пронзительное пиликанье усердствует продолбить мозг на протяжении долгих пятнадцати минут. Обычно Син реагирует на первое. Сегодня - исключительно на грянувший из колонок индастриал-метал.
Тянется выключить будильник, однако неожиданно резко останавливается: острая боль прошивает живот и плечи, по грудной клетке протягивается интенсивная тупая. Делая судорожный вдох сквозь стиснутые зубы, дает себе секунду на привыкание и только сейчас замечает на постельном белье кровь. Такой объем крови, будто тело осушили. Это его? Откуда?
Откинутое одеяло ясности не прибавляет: освежеванными гадюками разметанные по кровати наружности извиваются жирными знаками вопроса. Мозг работает лихорадочно, энергично стрекочет пулеметной очередью: «Кто? Когда? Зачем? Почему не проснулся? Опоили? Накачали? Где? Когда? Как проникли? Еще здесь?». Оценивая общее состояние (сдохнет так сдохнет, на все воля Божья, но без хорошей компании в загробный мир однозначно не отправится), он прислушивается к себе и положению в лофте - не ощущает ни магии, ни запаха, ни чужого присутствия. Ушли.
Самое время запихать кишки обратно и восславить безвестных джоннипроизводителей, что уродился перевертышем (сиротство - совсем уж несерьезный повод унижать себя неучтивостью).

Идея тренироваться с едва прихваченной по краям дырой в брюхе, чуть прикрытой криво-косо сделанной перевязкой, суть (будем честны) откровенно хреновая, однако в радужном свете перспективы повторного нападения она - оп! - и уже играет новыми, совсем не такими абсурдными теперь красками: осознавать предел текущих возможностей весьма, знаете ли, полезно. Сохранению головы на плечах (а внутренностей, что характерно, внутри) способствует магическим просто-таки образом.
Вопреки каждому обнюханному углу (в прямом смысле «каждому», в прямом смысле «обнюханному»), ни одного незнакомого запаха Джонни так и не обнаруживает (про следы взлома и проникновения упоминать даже нелепо) и до сих пор знать не знает, ведать не ведает, кто это такое, что это такое, бл*ть, было (и чего следует ожидать в дальнейшем).
бл*ть. бл*ть, бл*ть, бл*ть, бл*ть.
Не «безопасник» Шлезингер, которого обошел в прошлом месяце с поимкой набедокурившего при Дворе диаблериста, в самом же деле, отомстить решил. Напрочь никчемный, само собою, товарищ, но не совсем ведь отбитый. Родственники отступников, может? Йей, веселье. Вычислять одного-единственного занятие, без сомнения, увлекательное.
- «Сина» достаточно, - подхваченным со скамьи полотенцем утирает лицо. - В официальной обстановке лучше «инквизитор», в неофициальной и прозвища хватит, - руку, немного подумав, не подает, вместо того кивает. - Не призыв к фамильярности, только в критической ситуации сэкономит время.
Время, вот именно. Недурно бы за ним последить, раз уж ожидаешь прибытия новой коллеги: семь потов, там, с себя смыть, в цивильное облачиться, на иного приличного похожим стать - вот это вот все. Заранее.
- И часто вы делаете фривольные предложения старшим по званию, стажер? - осознанно искажая смысл ее слов, отвечает уже от двери в душевые, на ходу привычно разматывая кумпур.
На женщину перед собой смотрит спокойно, ровно, не думая даже флиртовать: его интересует реакция, уж точно способная рассказать о «подкидыше» чутка поболее, чем глава инквизиции, ограничившийся исчерпывающим «Развлеки ее как-нибудь».
…И у Джонни, право слово, нет абсолютно никаких причин относиться к начальству как-либо иначе, чем нейтрально-уважительно (таки любовью к пошитым на заказ костюмам отличаются они оба, и Брекенридж банально не успел еще подвести никого под монастырь), но… «Развлеки ее как-нибудь»?! Серьезно? В караоке он ее повести, что ли, должен? Впавшего в анабиоз вампира палочкой дать потыкать? В яму хаоситов визит невежливости организовать? Уточняли бы хоть, господин главный инквизитор, общий вектор и границы допустимого, а то мало ли чьей там дочкой она в итоге окажется.
- Спасибо, с задачей «спинку потереть» я и сам вполне себе справлюсь, - договаривает, уже скрываясь за дверью: - Я ненадолго, десять минут.
Висящее на предплечье полотенце кое-как скрывает расплывающееся на одежде кровавое пятно.

Из душа выходит по пояс гол. Правой рукой прижимает к животу бесповоротно испорченную футболку, в левой несет аптечку. Впервые опускаясь взглядом ниже уровня глаз, отмечает юбочку, причесочку, каблучки, ноготки - удовлетворенно кивает: «Годится».
- Расшивателем пользоваться умеете? - пропитанные водой и кровью, предсказуемо сбившиеся бинты срезает сам. - Нужно залатать и сделать перевязку.
Несмотря на то, что кишечник преимущественно регенерировал еще утром, Джонни попросту не хватает уровня до того, чтобы рана затянулась быстрее. Для ускорения процесса нужна еда, сила (в идеале - охота), но есть до полного восстановления - хотя бы - мышц и сухожилий категорически невозможно.
- Уловка 22, - хмыкает он, настраиваясь на очередную пытку, еще и усиливаемую, вероятно, неумелым обращением, но не в медблок же, ей-богу, идти. Перевертышу не пристало, да и понять, из чего сделана его сегодняшняя подопечная, и куда с ней такой потом соваться, тоже было бы неплохо.
«И чья же ты вся такая важная, что аж личного массовика-затейника к выпуску подогнали», - задумчиво потянувшись определить уровень, Джонни сталкивается с нечитабельностью. Более того: расу определить не может. Силу чувствует, сила никуда не девается, но все остальное - как белилами плеснули.
Неужели из-за ранения? Или от голода?
Есть… нет, не есть - жрать. Жрать меж тем хочется невыносимо - регенерация отнимает максимум возможного, так что даже субтильная новая знакомая начинает пахнуть исключительно аппетитно.

0

14

аладдин в поиске:

— aladdin (?) —

https://i.imgur.com/dKqQUSC.gif

https://i.imgur.com/xMhTdli.gif

прототип: golshifteh farahani;
jasmine [жасмин]
is to be discussed

В Бейруте сейчас война, дома - она даже не знала, осталось ли от него что-нибудь - тоже, зато в Аммане спокойно - пока. Вечно - действительно кажется, что у этого кошмара не было начала, а потому не будет и края - пылающий Ближний Восток отблесками пламени отражается на судьбах невинных, преломляется в свете случайностей и шахматных ходов великих держав. Только вот для обычных людей то, что они зовут Родиной, доской для каких-либо игр служить не может, а всё же приходится: вчерашние мальчишки из пешек становятся ферзями, получая в руки Калашникова, девочки, боясь ступить туда, где всё вокруг либо чёрное, либо белое, ждут конца партии с дрожью в руках, слезами на глазах.
Жасмин забыла - толком-то и не знала, - каково это, не слышать свиста пуль во сне (спасибо, что не наяву), каково это, не бежать без оглядки, меняя одно убежище на другое, в процессе теряя дорогие сердцу вещи, напоминающие о доме, в процессе теряя себя. Жасмин забыла - не ведала даже, - что такое настоящая жизнь, где нет вечного страха за близких людей, а над будущим не висит дамокловым мечом каждый вечерний выпуск новостей. Жасмин теряется в собственных мыслях, обещаниях, обязательствах; учится отпускать так же легко, как будто ничего хорошего у неё прежде и не было. Жасмин так бы хотела, чтобы кто-нибудь её вытащил, выдернул из этого ада: резко встряхнув, уведя за собой туда, не нужно так много думать, так сильно бояться.
Жасмин бы очень хотела.
Но пока за ней никто не пришёл.


дополнительно:
Одним осенним вечером мне ударило это в голову, и я, едва совладая со словами, пишу вам этот опус, надеясь на то, что хоть когда-нибудь мне повезёт. Из условностей у нас - одни имена и гипотетическая локация. Из опционального - собственно, всё остальное.
Мне эта история видится как рассказ о любви (?), свободе (?), мечте (?) в антураже военных действий (из написанного ясно, что я опираюсь на 70-80 года - речь об арабо-израильском конфликте, плюс минус гражданской войне в ливане), но это вовсе не обязательно, а попросту первое, что пришло в голову, выбрать время мы можем другое.
Я хочу переложить детскую сказку в реалии настоящего мира, жестокого, полного предрассудков. Алладин может быть кем угодно, может быть солдатом из организации освобождения, может быть беженцем в иорданском/ливанском лагере - опять же, как мы с вами придумаем, не обязательно даже сохранять нетронутой линию принцесса/бедняк, если это не в пишется в то, что мы с вами придумаем.
Я болен Ближним Востоком, я обожаю его культуру, а так мало на ролевом пространстве тех, кто может отразить это в тексте; я готов вдохновлять вас, делиться материалами и идеями, главное, приходите, пожалуйста. Всё обсуждаемо, даже не так, всё подлежит обсуждению.
Что-то из похожего по духу, как мне это видится: раз, два. Почему Фарахани? Потому что она безупречна.

пример игры;

стоит только приглядеться —
все затравленно молчат.

[indent] Он бы хотел, чтобы это была глупая (пусть и жестокая) шутка; чтобы, знаете, вдруг где-то включился прожектор, и белый столб света на долю секунды ослепил глаза, осветил сцену, из-за кулис выбежали помощники режиссёра, а оператор стать двигать камеру, прежде чем снять второй дубль. Он бы хотел оказаться на сцене третьесортного театра или стать героем независимого артхаус-кино, которому, как всегда, не хватило денег на стоящие спецэффекты (и то, и другое, ему, кстати, не очень-то нравилось); да где угодно он хотел бы быть в настоящий момент, лишь бы оказалось, что всё вокруг — неправда и бред больного шизофренией: эти посеревшие под пробивающейся сквозь тучи луной железные стены доков, мокрый асфальт, и она — Господи, пожалуйста, если ты есть, только не она!
[indent] Правда медленно, словно нехотя, пробираясь по венам (которых нет), попадает в голову, и становится в очередь информации на обработку. Сейчас Эдвард хотел бы стать человеком (собственно, как и всегда), потому что тогда до него бы дошло не так быстро, что он только что сделал.
[indent] Человеческая жизнь — навес золота во всех смыслах: во-первых, потому что её у Эдварда нет, во-вторых, потому что у Эдварда есть уникальная возможность по щелчку пальцев её прервать, и вот он уже почти что сто лет старается делать это как можно реже. Конкретно эту жизнь он жалеть бы не стал — если бы прочитал в новостных сводках о смерти хулигана в подворотне, подумал бы: «так тебе и надо, паршивый, лучше бы жизнь твоя досталась кому-нибудь другому, он бы распорядился ею мудрее» — но ведь сейчас именно он оказался вершителем судеб. Только по его воле (читай: идиотской бешеной прихоти) жизнь этого несчастного (читай: неудачника) прервалась, и на счету Эдварда теперь ещё одна жертва.

что за роль тебе по сердцу?
жертвы или палача?

[indent] А совесть, она не спит: сначала тихое, её ворчание перерастает в оглушительный визг; в мыслях всплывают душевные метания того периода, когда умерщвление рода человеческого было частью ежедневной (ладно, недельной) рутины. И вновь, некогда приглушённая вина за собственное (не)существование разгорелась с новой силой — по-хорошему, с переломанной шеей (другие варианты: простреленным сердцем, оторванной головой, вырванной селезёнкой) сейчас лучше бы было оказаться ему, потому что он больше не хочет да и просто не может брать на себя ответственность за (не)жизнь другого.
[indent] Единственным (Эдвард убеждает себя, что слабым) оправданием произошедшего может служить она, Белла, сидящая сейчас в его машине — если бы он всё-таки не свернул ублюдку шею (можно, на самом-то деле, было обойтись просто сломанным носом — ах да, тогда бы Эдвард бы размозжил ему череп), у девушки, как минимум, была бы психологическая травма («будто теперь, идиот, её у Беллы не будет»), а, как максимум... А как максимум — лучше не думать, потому что гнев суть субстанция самовозгорающаяся, самозаводящаяся, а Эдвард так и не научился держать её под контролем.
[indent] Но в забвении он проводит недолго, логичный вопрос медленно, словно ржавая пила, режет мозг: почему нельзя было просто увезти её отсюда куда-нибудь подальше, раз она, непонятно откуда взявшаяся искательница приключений на собственный зад, так тебе важна? Зачем надо было убивать, пусть и урода, но зачем нужно было это делать? Ответа на данный вопрос у Эдварда не было от слова «совсем».
[indent] Ещё от слова «совсем» у Эдварда не было желания объяснять Белле что-либо в принципе. Кто она такая вообще, чтобы он это делал? («например, единственный свидетель убийства, идиот») Свидетелем единственным она была по той причине, что напарник неудачливого хулигана ушёл (читай: убежал) уже достаточно далеко к моменту Х, чтобы что-либо слышать, и был слишком пьян, чтобы запомнить лицо убийцы или номер его машины.

нос поломанный синеет,
под глазами – фонари.

[indent] — Я сделал это руками, Белла, — такая концентрированная язвительность в голосе, наверное, была излишней, но время вспять не повернуть (а жаль), и что сделано, того не исправить. Эдвард садится в машину (ещё тёплое тело мешком лежит посередине каменного тротуара), и его начинает трясти (у людей это называется «шок»). Осматривает углы окрестных домов в поисках камер слежения — их, благо, там не оказалось — а в голове промелькнула мысль, что теперь убивать незаметно гораздо сложнее, чем тогда, в тридцатых. Конечно, сложнее, если ты, не задумываясь, делаешь это при свидетелях.
[indent] — Ты же понимаешь, что это тоже входит в разряд тех вещей, в которые никто не поверит, и о которых не надо распространяться? — в голове мелькают события двухмесячной давности, когда вместо Беллы случайно пострадал минивен Тайлера: Эдвард искорёжил дверь и, судя по всему, повредил ось, хотя на самом-то деле машина должна была получить лишь царапины (и оказаться измазанной в крови, конечно). А парень-то и не заметил, как навязался в местные (личные) супергерои.
[indent] — Сука, — слово вырывается непроизвольно: мозг слишком занят попытками выдумать, что теперь делать? К кому бежать, куда звонить, в какое место обращаться? Как рассказать обо всём Карлайлу (стоит ли?), как смотреть в глаза Элис, которая уже точно это увидела? Мыслей и неотвеченных вопросов было так много, что начинала болеть голова (у вампиров разве такое бывает?).
[indent] Смотреть на девушку Эдвард боялся — ему хватило этого страха в её глазах, он был много хуже всякого осуждения. Но ему очень, просто чертовски хотелось, чтобы она что-то сказала, и это мёртвое, убивающее молчание, прерываемое только полуистерическим монологом убийцы на полставки, превратилось во что-то большее. В конце концов, Белла Свон виновата во всём этом тотальном дерьме — так хотелось думать Эдварду, но получалось пока плохо.

кто из нас двоих сильнее
эту боль боготворит?

0

15

ГЛАССУ ИСПОЛНИЛСЯ ЦЕЛЫЙ ГОД

http://forumfiles.ru/files/0018/a8/49/43247.jpg

Вы охуели? Вот и мы тоже! Год промелькнул так быстро (#hahaclassic) что админсостав и не заметил — значительная цифра для ролевого пространства и не очень значительная для морщин на вашем лице (что также спорно, согласитесь). Немножко интересной статистики: за это время мы полноценно закрыли 60 эпизодов, настрочили 769 анкет и уничтожили 73 твиттера. А уж сколько твинков было — не пересчитать! Традиционно, раздаём всем ништяки, настаиваем на активном праздновании и медленно готовимся к приезду фургонов с диетической кока-колой.
(и тут обязательно должен был начаться салют)

всё абсолютно бесплатнотвинки и упрощёнка — в честь праздника!
Мур! http://forumfiles.ru/files/0019/e7/78/82322.gif

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC