NAAMAH
Хранитель сюжета, матчасти, а также логики и здравого смысла.
Связь: ICQ: 713766876 вк: crazyolly
FESOR
Страшно справедливая правая рука главадмина, контролирующая всех и вся.
Связь: гостевая, личные сообщения
MEG MASTERS
Надзиратель кодов и доставитель дизайна.
Связь: ICQ - 200987614, Skype - bullet-for-colt
ASTAROTH
Куратор квестов и составитель тем с историями штатов.
Связь: гостевая, личные сообщения
LOUISE
Блистательный мастер игры.
Связь: Skype - koruna86
CHARLOTTE MINE
Рекламных дел мастер.
Связь: VK - torienergazer, ЛС.
ERIC NORTHMAN
Куратор квестов и мастер утех.
Связь: VK - id305255324, ЛС
ЦАРЬ И БОГ
Связь: молитесь и будете услышаны.

|Самая Сверхъестественная Ролевая Игра|

Объявление





THE MOST SUPERNATURAL NEWS
События:
Спустя год после открытия Чистилища мир сотрясает новая череда катастроф. За происходящим стоят существа, многие годы проведшие за стенами Бездны. Теперь опасность угрожает не только людям, но и демонам, и даже Небесам. Спасение кроется под тоннами песка – утерянное тысячи лет назад Слово Божье поможет пролить свет на происходящее.

Основное время игры – 2011 год



CASTIEL |
Говорят, что если чаще изливать кому-то душу, то становится легче. Сердце и голову отпускает от бесконечных самотерзаний, глупых "а если бы" и постоянных "мне так тошно". Нельзя хранить всё это в себе. Организм, словно компьютер, начинает плохо от этого работать, постоянно показывать синий экран смерти, и, наконец, окончательно помашет вам рукой, от бесполезных перезагрузок. Хранение негатива - это верный путь к саморазрушению. Поэтому нам так нужны друзья, близкие, священники или Господь Бог.©
DAHLIA |
Мир на грани апокалипсиса, чудовища, что грозовой тучей нависли над миром — вот что должно было тревожить всех. Нет. Глобальные проблемы заставляют трепыхаться всех, искать причину, придумывать решение, но на фоне этого всего забывают люди о тех угрозах, что всегда были и остаются, лишь прячась в тени, часа своего дожидаясь. Сильные демоны — это наверняка в глазах ангелов не та угроза, о которой стоит беспокоиться, только вот к чему добавлять лишний камень на весы зла, надеясь лишь на то, что бездействие не пошатнет хрупкое равновесие, не перетянет силы на сторону темную.©
RAZIEL
Выбор. Всегда есть выбор. Орел или решка. Черное или белое. Вода или пламя. В прочем, звучит слишком утрированно. Порой приходится выбирать не между черным и белым. Нет. Приходится выбирать один из оттенков серого, рассматривая как обернется ситуация, в первую очередь для тебя. Да, мир можно поделить на черное и белое. Выбирать категорично. Жестко. Как тебе кажется – справедливо. До тех пор, пока этот самый мир не подставит тебе подножку, а потом плавным движением размажет по лицу серую-серую грязь.©

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » |Самая Сверхъестественная Ролевая Игра| » Countries & cities » 10.10.2011, Eric Northman, Dahlia, Vancouver, CA


10.10.2011, Eric Northman, Dahlia, Vancouver, CA

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

1. Дата, участники отыгрыша, место
23.09.2011 | 10.10.2011, Eric Northman, Dahlia, Vancouver, Canada
2. Место и время отыгрыша.
23 сентября, Даллас, шт. Техас, США, окраина города, вечер. 10 октября, Ванкувер, Канада, заброшенный склад, ночь.
3. Участники.
Eric Northman, Dahlia
4. Суть отыгрыша.
Альфред Бреннер – человек, полный надежд, амбиций, желаний. Человек, что мечтал достичь чего-то в жизни. Человек, что заслуживал большего, чем стать просто очередной  жертвой сверхъестественной твари. За все есть своя плата. Любой поступок имеет последствия.  И если парень поплатился за свой жизнью, то ангел, ослепленная жаждой мести за отнятую жизнь друга, явилась в ловушку, что сама и построила. И глупо было думать, что у вампира есть слабости, ведь она очень четко расписала ему свои.

0

2

«Курение убивает» - значилась стандартная фраза на пачке сигарет, найденная при обыске. Фыркнув себе под нос, северянин сминает пачку в руке и бросает в картонную коробку, стоявшую возле ног, а затем окидывает внимательным взглядом помещение — все должно быть чисто, никаких возможных ниточек, что потом приведут к проблемам.
Вообще, убивает не пристрастие к продуктам сигаретной промышленности, а глупость, доверие и наивность. Курение убило гораздо меньше людей, чем они сами себя. Уж как представитель правоохранительных органов парень об этом должен был знать. Но он не знал по весьма простой причине — слишком молод. И теперь этот неокрепший организм, по собственной рассеянности и большой переоценке своих возможностей, ожидал финала своей глупости. У него отсутствовал план, напарником тоже еще не обзавелся в силу малого стажа работы, а цель не имела четкой формулировки. Что-то вроде: «отличиться на работе». Уважение какого рода он не уточнил, потому, Вселенная выполнит заказ в том виде, какой ей покажется единственно верным. К примеру, можно отличиться тем, что про тебя напишут в газете. Хотя нет, вряд ли — от молодого стажера ничего не останется, а тут все языками вылижут так, что даже все криминалисты мира ничего здесь не обнаружат.
   - Этот тоже? - на пороге появился человек, поверх одежды был длинный черный фартук. В одной руке у незнакомца был чемодан, а в другой широкий нож, которым он указал на офицера полиции.
Тело на столе незамедлительно среагировало: - Нет.... нет... прошу.... нет.
Помещение старого завода использовалось очень экономно — в одной комнате проходил сам аукцион, в соседнем хранился товар.
   Товар в виде офицера полиции попал сюда сегодня случайно и последним, потому, его сразу притащили сюда, и парень видел весь процесс с самого начала. Удивительно, насколько оказалась нервная система этого Альфреда крепкой. Правда, умение сочетать молитвы с нецензурной бранью под конец уже достало. Не теми навыками стоило парню обзаводиться, не теми...
Игнорируя крики, вампир обошел стол и включил ноутбук, а фигура в фартуке и маске подошла к столу. Натянув перчатки, он кивнул, давая понять, что готов. Камера мигнула красным, а на экране появилась страница, где Нортман быстро напечатал список лотов последнего нового товара и тут же стали видны подключающиеся покупатели.

   Человеческий организм - это как живой капитал, который из года в года лишь растет, причем не хуже депозита в банке. Естественно, если ваши органы в здоровом состоянии, иначе путь на черный рынок вам закрыт напрочь. До некачественного состояния вы можете себя довести не только вредным образом жизни — курение, алкоголь, употребление модифицированной пищи, но и болезнями, которые очень быстро эволюционируют. Вирусы мутируют и вуа-ля, вы подцепили то самое, отчего можно избавиться, прострелив себе затылок. Лекарства, что появляются в стенах лабораторий тоже не отстают: медикаменты могут уничтожать ваш организм, порядочно изменяя ваше ДНК, либо в аптеке вам продадут подделку и финал от пули в том же затылке окажется ровно одинаковым. Так что, если вы попадаете под этот нехитрый список, который уже испортил ваши органические товары, то смело забывайте про возможность заиметь легких денег.
   Самыми крупными нелегальными рынками органов в мире являлись Китай и Индия. Эти страны всегда были густонаселенными, потому и с возможностью найти донора было гораздо проще, нежели в других странах. Но северянин жил не в Китае и Индии, а в Америке, потому и выкручиваться приходилось из того что есть. Умение извлекать пользу из малого - это талант, а если еще вы и лишены напрочь человеческих принципов, то такой вид бизнеса можно вовсе назвать искусством.
За десять столетий Эрик занимался сотнями видов коммерции, но каждая требовала своего подхода и просчета. Мотив не менялся, а вот обстоятельства и сам товар - да. Последняя идея, что посетила вампира, была по началу внезапна для него самого. Но, долгим размышлениям почковаться в своей голове он не позволил — события в собственной жизни на тот момент слишком рьяно отымели его мозг, потому, решение было принято быстро.
Замысел реализовался в течении пары суток, и вот, на счета падают суммы за донорские распродажи. К слову, увеличение племени левиафанов тоже было одним из катализаторов — они существенно мешали остальным монстрам в плане питания. Конкурировать могли не все, а вот платить многие из них. Собственно, они и были главными и частыми покупателями.

Отредактировано Eric Northman (14.10.18 21:52)

+2

3

- Это здесь!
Пыльную дорогу, что привела их на Сидар Крест заполонило облако пыли, что вырывалось из-под резко затормозивших колес Доджа.
- Здесь?! - Далия, не дождавшись полной остановки авто, рывком покидает салон. - Где именно? - она хватается за голову, осматривая огромную территорию завода, что уже давно пришел в непригодность. - Ты сказал, что знаешь где он!
- Да, это здесь. - Коул утыкается в телефон. - Все верно... Мы можем разделиться!
- Нет. Мы не знаем, с кем имеем дело. Ты не пойдешь один.
Два часа назад Далию поверг в шок звонок охотника, час назад они выяснили, куда именно направлялся Альфред. Коулу удалось отследить звонок вплоть до завода.
- Смотри. - парень дергает ангела за руку и кидается к небольшому светлому пятну в кустах. - Его телефон. - Коул поднимает гаджет, вертит в руках, демонстрируя разбитый телефон, что теперь мог лишь излучать голубой свет и звук, не более. - Плюс за финт ушами, минус за идиотизм. Ты кретин, Альфи.
- Нет времени. - рявкает Далия. - Выбирай.
- Что?! - ангел смотрит на два огромных здания, что темными пятнами на фоне тусклых фонарей, расставленных по территории, возвышались над бульваром. - Ты разве не можешь услышать что-то? Ты же, мать его, ангел!
- Сейчас же!
Парень указывает на здание слева, и они вдвоем несутся туда.
Все происходило в суматохе. Звонок Коула и его содержимое буквально выбило у ангела почву из-под ног. Ведь она до последнего надеялась, что Бреннера это все обойдет стороной. Далия пыталась выяснить, не ляпнул ли ему Коул чего случайно, но дело было в обычном деле, которое, по словам Альфреда, казалось ему плевым. Все это характеризовалось лишь как развлекательная постановка, призванная утешить озабоченные прихоти кучки людей. Веб сайт, хороший свет, несколько банок кетчупа и вот - на экране уже отлично сыгранный спектакль, а в чатах взорванная бомба комментариев. "Обман потребителя, не более, как раз и повяжем всех этих ненормальных.".
В голове все еще звучал бодрый разговор полицейского, что Коул записал. Но все пошло не по его плану. И Далия винила охотника в этом. Она винила его в том, что тот не рассмотрел сборище сверхъестественных тварей за всей этой ширмой, за то, что тот отпустил их друга одного. А весь оптимизм улетучился тогда, когда Альфред позвонил и пробормотал всего пару несвязных слов о том, что происходит какая-то херня.
Ангел паниковала. По настоящему. Отгоняя закравшиеся в голову мысли о том, что они не успеют, она лишь наспех прочесывала огромную территорию Блока А. Темнота, пыль, какие-то запахи, кучи мусора и отходов, что остались здесь от некоторых ночевавших беспризорных, разграбленные полки, что когда-то полнились нерасспроданной бытовой химией.
- Есть что-то? - ангел возвращается ко входу аккурат Коулу, что лишь отрицательно машет головой.
- Черт, пошли. Блок В.
Слишком много времени прошло, слишком много времени они потерли, осматривая пустующую часть завода. Очередная ошибка, что лишала всякой трезвой мысли, оставляя одну - лишь бы успеть.
Коул дергает запертую дверь, и предугадав возражение Далии, не предложил искать другой вход, оставив дверь ангелу. Рывок, резкий удар плечом в дверь, и увесистые петли замка лопаются, не выдерживая удара.
- Да уж, я наверное никогда не привыкну к тому, что твои сорок кг веса на такое способны. - немного нервно хмыкает парень.
Взгляд упирается в темноту помещения, освещаемую только светом из открытой двери.
- Будь готов.
- Я всегда гот...
Крик. Отчаянный, надрывный. Ангел, успев сделать только один шаг, застывает на месте, как вкопанная. Это крик Альфреда.
- Давай! - орет Коул, дергая Далия за плече. Спина парня скрывается впереди в темноте, а ангел все еще стоит. Мгновение, и она настигает парня, поборов в себе этот непонятный для нее ступор. Страх. За жизнь человека, за ответственность, что была на нее возложена, за долг, что она провалила. Стоило привыкать к тому, что все, кого жизнь с ней свела, рано или поздно натыкаются на препятствия, на угрозы. Неужели и в этот раз она проиграет? Неужели все ее поступки, неужели все люди, что были в ее жизни и заслуживали большего, чем просто погибнуть, обречены на такую участь?
Крик.
Уже ближе.
- Сюда! - рявкает Коул и останавливается у еще одной плотно запертой двери. - Альфред! - парень смотрит в мутное небольшое окошко, что открыло ему страшную сцену. Охотник достает пистолет, нацеливается на стекло и стреляет. Вслед за пулей, что распорошила на осколки окошко, последовало еще несколько.
- Сука.
Ангел не смотрела внутрь комнаты, за стенами которой  был ее друг. Она и так знала, что происходило. Она чувствовала стойкий запах крови. Он буквально плавал у нее во рту, заполоняя не только обоняние, но и мысли. Отпихнув в сторону охотника, девушка отступает на шаг и, сделав рывок, ударяется плечом в дверь.
- В чем дело? - дверь осталась стоять на месте, обрисовавшись лишь небольшой вмятиной. Далия снова отходит на шаг, утыкаясь спиной в холодную стену коридора и снова налетает на дверь. За ударом последовал скрежет и дверь отщелкнулась от петель, впуская двоих внутрь.
Их двое. Высокого, что выступал в качестве оператора, Далия заметила не сразу. Все ее внимание и гнев были сосредоточены на мужчине, что стоял у кресла.
- Оставь его! - ангел влетает в мужчину, унося его, словно тот был плюшевым игрушкой, за собой. Впечатанный в стену, тот лишь без сознания повалился на пол. За спиной звучит еще выстрел. Ангел оборачивается, ведь в комнате остался еще один, и нужно разобраться с ним сейчас и прекратить все это. Но она снова цепенеет, когда ее взгляд утыкается в лужу крови, на тело, что она видит лишь отчасти, когда она не слышит биение сердца Альфреда.

Отредактировано Dahlia (16.10.18 16:08)

+2

4

Добро - вещь очень абстрактная. Вернее, итог добра можно порой пощупать, ведь результат действий - к примеру, покупка молока и булки хлеба бездомному, ощутит тот самый несчастный, лишенный крова человек. Для него добром будет этот скромный ужин, а вспоминать о том, кто его ему обеспечил, бродяга будет долго. Именно воспоминания и молитва перед сном за протянувшего ему руку помощи, и можно назвать абстрактностью. Это никак не пощупаешь, но, если ты узнаешь, что о тебе думали в столь приятном ключе, то в сердце определенно поселится радость и прочие высшие чувства, которые снова толкнут человека на новый добрый поступок, который, возможно, спасет чью-то жизнь. Рады все: и нищие, и меценаты. Действия пошли во благо, что же еще надо? Правда, бескорыстных покровителей всегда меньше, чем искренних. Как бы мысленно вы себя не уверяли, итог своего поступка, хотя бы выраженный словесно, вы будете рады видеть всегда. 
   Были ли действия северянина во благо? Это с какой стороны посмотреть. Весь мир - огромный организм, который жил, живет и будет жить по установленным законам природы уже не одно тысячелетие. Система хищник-жертва была всегда и не исчезнет, кто бы что ни говорил. Важность такой системы доказана давно, правда, ее, естественно, не поддерживают те, кто не может в ней выживать. Это, наверное, логично, каждое мнение имеет право на существование. Но возможность выжить не даст ни один хищник. Вы, как истинный представитель травоядных, можете, конечно, подумать о своей скучной жизни, но финал все равно будет предсказуем, потому, просто избавьте потребителя от своих стенаний. 
Природой так задумано, что нет ничего лишнего.- именно с этой установкой и занимался препарированием вампир. 
Его нравственность давно канула в Лету. В голове была своя система правил поведения, основанная на тех ценностях, что были значимы лично ему. Нес ли он ответственность за свои поступки? Конечно. Не то бы он давно уже протирал штаны за стенами исправительных колоний соединенных штатов. На этом ответственность заканчивалась. 
Не успел привезти заказ — в расход. Не достал информацию — в расход. Поставил поддельный товар — в расход. За прошедшие несколько дней вердикты, вынесенные обновленной моралью, были одинаковы, итог не менялся, а черных пакетов для трупов стало закупаться с завидной регулярностью все больше. Перед производителями пластиковой промышленности он нес тоже некую ответственность — обеспечивал работой. Чем не дело во благо? Добро. 
Древнему вампиру было плевать, если честно, доволен кто-то или нет его действиями. Недовольные могли начинать самоупаковываться в мешок, а он будет дальше следовать системе природы, отправляя посылку хищнику. Волки будут сыты, а полиция будет жрать свои пончики в участке, не находя зацепок. Снова добро. 
   Крик разрывает тишину, губы Эрика сжимаются в тонкую полоску от злости. Не то что бы эти истеричные вскрики портили его тонкий слух, просто надоело. Одно и то же в том же порядке с теми же молитвами и проклятьями. Вампир слышит, как сердце парня колотится как сумасшедшее, того и гляди грудную клетку вспашет. Помещение пропиталось запахом крови, но все равно при первом же порезе на теле последнего товара комната обновляется новым шлейфом, свойственным исключительно этому человеку. 
Первым лотом должно было быть сердце. Оно останавливалось, если начать с других органов. Еще был популярен гипофиз среди кицунэ, таких было добрых десяток среди клиентов, кровь — это стандарт для многих монстров, а еще из последних появились семейная пара из пиштако — любители человеческого жира. Эти были готовы платить хорошую сумму, если будет возможность присутствовать при торгах вживую. Извращенцы чертовы, - брезгливо сморщилась тогда Пэм, но контакты, тем не менее, сохранила, пообещав подумать. На обыкновенный донорский сайт тоже шло не мало, там выгоды было больше, но захватывать рынок среди монстров, Нортман ставил приоритетом. 
Прекрасные мысли о будущем прерывает шум. Сначала глухие удары, а затем выстрелы в стекло небольшого окошка. Одна рука быстро находит телефон и подносит к уху, отдавая короткий приказ, а другая нащупывает предмет возле компьютера, экран которого, к слову, оказался прострелен — трансляция сорвалась, благо все успели. 
   - Оставь его! - опытный хирург-мясник выбывает из компании «ешь с аппетитом и без погони». Вот он уже лежит в дальнем углу с разбитой головой. 
Появление этой парочки было эффектным. Дверь вырвана, причем лавры Халка, кажется, отходят рыжей, а не мужику. Он, кстати, тычет в Нортмана пистолетом, правда весьма безуспешно. Выстрел, а в ответ лишь легкая усмешка. На пиджаке в районе левой ключицы появляется отверстие. Обычное оружие не доставляет вреда ни когда либо, ни сейчас, особенно когда с недавних пор состояние вампира-викинга обрело некое улучшение. 
Эрик успевает заметить, что незнакомка стоит в оцепенении возле стола, на котором уже остывает тело полицейского. Сердце вынуть успели, вон широкий и точный разрез уже идет через всю грудную клетку — рука того, кто препарировал, не дрогнула даже от первого выстрела — настоящий профессионализм. Альфред, чьи документы были найдены в карманах дешевой куртки, уже отошел в мир иной, может даже жнец его уже подобрал — те ребята очень оперативно работают. Это Нортман еще со времен Чистилища помнил. 
   Свежее сердце остается лежать рядом с расстрелянным ноутбуком, а Эрик, преодолев небольшое расстояние, всаживает в тело стрелявшего в него незнакомца короткий нож до самой рукоятки, которым ковырял старый деревянный столик, а затем, схватив за грудки незваного гостя, бросает его в сторону девки. Стол, тело, инструмент - все валится на пол, давая некую фору. Мужик уже в отключке, хорошо, если мертв. Рыжая трясет головой, пытаясь встать, Эрик встречает ее взгляд, который прикован к его руке, со стекающей по ней кровью того самого парня, который был разделан на благо товарно-рыночных отношений северянина. На лице вампира читается равнодушное: «Издержки производства. Бывает». Все же глаза не только зеркало души, но и кладезь десятков эмоций. Самый лучший транслятор: злость, пренебрежение, брезгливость, надежда. Взгляд Нортмана перемещается на стол, где лежит последний трофей, столь любимый одним из его друзей - Герво. Последний еще не знал о новом занятии Эрика, но был весьма рад частым вечерним незапланированным ужинам. Жаль, сегодня их тет-а-тету в Фангтазии не быть. 
На пороге появляется очень своевременно компания из трех человек, прерывая молчаливую схватку Эрика и незнакомки. Один из прибывших на мгновение хмурится, а затем из рукава выскальзывает блестящий клинок. Только в одном случае демоны использовали это оружие, лишь с одним видом. Остальные следуют примеру первого демона и делают шаг. В противовес им, вампир оставляет рыжую на попечение трем черноглазым, что были на быстрой кнопке мобильника на случай внезапного ЧП. Тесное общение с ангелом, которого учуяли демоны, было нежелательным. Эту Небесную Братию Эрик на дух не переносил. Те имели слишком хороший нюх на убийства представителей их семьи, потому поспешил покинуть здание старого завода, мысленно надеясь лишь о том, чтобы фургон с товаром покинул Даллас, а сюда не заявилась остальная ангельская рать, ну, по крайней мере. пока он не окажется сам отсюда за несколько сотен километров. Марать руки об ангелов? Было. Проходили. Ничем хорошим это не заканчивается. Он раздраженно рыкнул себе под нос и автомобиль тут же сделал крутой вираж, поднимая столб пыли и оставляя позади себя на земле хлопковый платок, насквозь пропитанный очередной свежей кровью, стертой Нортманом со своих рук.
[AVA]https://i.yapx.ru/CdfZP.gif[/AVA]

+3

5

Мысли. Их слишком много, чтобы разобрать хоть что-то. Хочется орать, как дикий зверь, рыдать навзрыд, но ангел лишь стискивает зубы и делает шаг вперед. Свалить с ног оставшегося не вышло. Оружие не то. Вампир, - думает Далия, и лишь успевает издать звук в попытке предупредить Коула, как в ту же секунду контроль над ситуацией был потерян полностью. Девушка валится на пол вместе с парнем, смягчая падение раненого. Приходить в себя не было времени. Кидает взгляд на бессознательного напарника, в животе которого торчит рукоять ножа. На анализ не потребовалось много времени, да его и не было. Мышцы пресса сгладили ранение. Выживет.
А вампир стоит, искривив свое лицо в жалкой победной ухмылке. Глаза в глаза, и ангел забывает обо всем на свете, чувствуя, как молниеносно в ней разгорается ненависть. Но его безразличие, как и он сам, скрывается за дверью, оставив после себя лишь мерзкое тягучее чувство и троих подсобников.
В руке каждого блестит клинок, все трое ухмыляются, наверняка, предчувствуя скорую легкую победу. Далия медленно поднимается, обводя взглядом комнату, что была слишком мала для маневров, и демонов, вычисляя, кто из них нападет первым. Исцелить охотника не было возможности, да и то, что он был без сознания, было даже к лучшему - в таком состоянии он не пострадает еще больше. Демоны даже не обратили на него внимания, а значит не сочли угрозой, которую нужно уничтожить.
Один из черноглазых хмыкает, переглядываясь с остальными. И причина была. Далия была без оружия. Единственное, что было под рукой, так это собственные навыки и кулаки. Маловато против троих демонов с тремя клинками, что были способны раз и навсегда отправить ангела в небытие.
Нет, так это не закончится. Только не так.
Она делает один шаг вперед и замирает.
- Иди сюда, сладенькая. - глумится демон и пальцем подзывает ангела к себе.
Что ж, Далия послушалась. В ту же секунду она срывается с места, в одно мгновение сократив расстояние до пары сантиметров. Рука демона поднимается в попытке нанести удар, но клинок разрезает лишь пустоту там, где мгновение назад была Далия. Материализовавшись позади троих, девушка ударом ноги под колена черноглазому, с легкостью  отправляет того валяться на залитом кровью полу. Пинок слева, сильный удар кулаком, но лезвие в перехваченной руке демона замирает в паре сантиметром от ее тела. Слышится хруст сломанной руки черноглазого и оружие перемещается в руку ангела.
- Катитесь туда, откуда вылезли! - орет Далия сквозь зубы, всаживая клинок в демона. Острое лезвие прошло сквозь плоть плавно и быстро. На секунду в воздухе повис отрывистый грубый крик, что очень быстро оборвался.
Превзойти их было практически невозможно, но девушка не собиралась сдаваться. Удар за ударом, выпад, отбить, защита. Снова удар в висок, и она натыкается на стол, что лишает ее всякой возможности сделать шаг назад. Остается лишь идти вперед. Так она и сделала, ведь ангел располагала не только большей физической силой, но и большей ловкостью за счет небольшого роста. Она, налетев на демона, и, словно тот не весил ничего, сбивает его с ног. Наверняка, ей бы позавидовали самые лучшие игроки в регби, но ситуация складывалась явно не в ее пользу. Она чувствует, как ее тянут назад, и как затылок смачно соприкасается с полом. Да, она была вымотана и, возможно, ей повезло, что адская нечисть захотела поиграть с добычей, вместо того, чтобы воспользоваться не одним отличным шансом продырявить ангела. Пятка ботинка отправляет одного демона захлебываться в струе крови, что захлестала из разбитого носа, а второй оказался достаточно близко для того, чтобы Далия смогла коснуться его головы. В глаза ударяет яркий свет и вот второе безжизненное тело валится рядом. Остался один. Ангел поднимается с пола, наблюдая, как на лице третьего демона отражается все происходящее, вся дерьмовость ситуации для него. И для Далии оказался слишком сладким тот огонек страха в его глазах, его безысходное понимание, что этот короткий бой закончился не в его пользу.
Далия отпихивает клинок от демона и тянет того на себя, сомкнув пальцы на его горле.
- Как его зовут? - в ответ лишь булькающий от крови смех и окровавленный ряд зубов. Понимая бесполезность и преданность демона, Далия не задумываясь отправляет его на тот свет.
Девушка выпрямляется, понимая, что все закончилось. Абсолютно все закончилось. Клинок из ее рук звонко падает на пол, а та отправляется к Коулу, что еще и не думал приходить в себя.
- Что?... Что произошло? - бубнит парень, очнувшись после исцеления и лишь оглядывается по сторонам.
Но Далия не отвечает. Она поднимается с колен, безразлично обходит тела демонов, направляясь к креслу, что чудом не было задето в этом побоище. Она останавливается возле тела Альфреда и пусто смотрит, словно сквозь.
- Сукин ты сын!!! - зло орет та, понимая, что тот вампир просто так безнаказанно смог уйти. Ее просто съедает ненависть. К себе. К подонку, что отнял жизнь ее друга. Ненависть за еще один проигранный раунд, за его ядовитую ухмылку, что тот подарил на прощание.
И поздно уже было что-то исправлять, поздно было просить прощения у погибшего человека, когда знаешь, что больше никогда не увидишь до боли знакомых сверкающих жизнью глаз, не увидишь искренней улыбки, и не почувствуешь ту теплоту и то непреодолимое желание жить.
- Альфи... - Коул медленно, словно боясь, подходит к креслу и склоняется над полицейским, утыкаясь лбом в его плече. - Боже, прости меня, мне так жаль... - Далия слышит слезы, но ее сковало. Зубы сцеплены до боли, кулаки сжаты настолько, что ногти прорезают кожу ладоней. Свой немой крик слышала лишь она сама. И это душило ее железными цепями - это желание, что ядом разливалось по венам.
- Это был вампир. - лишь коротко кидает та, призывая парня прийти в себя. Тот кивает.
- Здесь осталась его техника. Пуля не помеха. Я смогу разобрать ноут и, возможно, на дисках будет что-то полезное. По крайней мере, стоит попытаться.
- Найди мне его.
- Поверь, я найду.
Дальнейшие действия происходили слишком медленно и словно в тумане. Коул обшерстил завод вдоль и в поперек, собирая все, что могло ему пригодится, а после, когда они отъехали от завода, охотник сделал анонимный звонок, сообщив о телах.

Отредактировано Dahlia (19.10.18 10:24)

+3

6

Вчера он долго не мог утолить голод. Вчера была лютая кровавая похоть, которой, казалось, не будет конца и края. Четыре мертвых мешка только что вынесли на улицу. А ведь это могло послужить отличным товаром.
Горечь от предательства очень едкое чувство, от которого невозможно избавиться. Нет, не верно. Избавиться нельзя в принципе. Предательство - словно героин для наркомана, проникнет в твою кровь, или голову, как в его случае, и останется там навсегда, как бы ты ни пытался ее выжечь.
Возраст северянина нельзя было назвать просто зрелым, он был много больше этого, но умение прощать все так же не приносило ему должного удовольствия, как было обещано психологами. Этому не учатся с годами, ибо все же не зависит от нас. Конечно, винить другого всегда проще, легче переносишь нанесенную боль, но черт возьми, отчего об тебя вытирают ноги, когда ты меняешь свой быт и привычки, отточенные веками? Ответ прост и еще более от этого противен: потому что все в душе эгоисты, как бы ни прикрывались своей толерантностью и милыми речами. И ты, словно жалкая букашка, оказываешься раздавлен от реалии, что на тебя могут обрушить в один вечер. Дальше наступит тьма. О, оказывается, лишь она может дать успокоение... и это была действительно объективная реальность.

   - Как вы и просили, - услужливая ухмылка на черноглазом лице напротив вводила в бешенство. Но, тем не менее, это лицо и еще двое справились — в защитном круге сидел человек.
   - Почему он в таком виде? - метнул злой взгляд мужчина на компанию. Гость был порядком потрепан, видимо не все пошло по плану.
   Очередная задумка пришла к Нортману не спонтанно. В принципе, любые из его замыслов и планов проходили в его же голове порядочно жесткий контроль: сначала выяснение желаний потребителя или выявление конкретной задачи, затем сбор данных и разработка механизма работы с уже имеющейся информацией, и уже после всего этого наступали финальные два этапа — выбор методов и само осуществление.
Идея проскользнула в постах на сайтах по донорству, затем довелось слышать в узких кругах. Механизм работы был известен вампиру лишь в теории, самостоятельно он подобного не проделывал. Но, как говорится, смелость города берет. Решительности в северянине было достаточно, даже порой излишне, но это, как и тысячу лет назад, помогало ему идти по земле все также ни перед кем не преклоняясь. Смелый и бесстрашный человек может взять и добиться в жизни всего, а как доказывали события 10-вековой давности, викинг не боялся идти на приступ очередного города, который, в конечном счете, покорялся ему. Вестфолл, Викен, Трёнделаг — все они принадлежали ему как конунгу. То было кровавое время, все решалось через сражения, это был образ жизни, а не условия. Много кого полегло, впору жалеть бы, но нет, по мнению Эрика это было лучшее отсеивание — выживает сильнейший.
Прошлое помогало ему и сейчас, оно было лучшим мотиватором, даже несмотря на огромную разницу в приоритетах, что просеивались сквозь столетия. Именно понимание непоследовательности в действиях заставило остановиться убивать без причины, а извлекать из этого пользу: - Подготовьте его, - кивнул вампир на создание, что был найден черноглазыми. За его спиной началась небольшая потасовка, но также быстро и закончилась - кандидат был порядком уставшим.

   Конечно, все действия не проходят без последствий, на то есть закон справедливости или закон отражения, как принято называть. Нортман был одним из тех ярких представителей, кто вел далеко не праведную жизнь, за поступки, что были совершены на ее протяжении полагалась бы долгая мучительная казнь, а затем отправка в небытие — Чистилище. К черту Чистилище, он там был, ничего такого, что могло бы его расстроить. Потому, он продолжал нарушать гармонию этого мира так, как заблагорассудится, наплевав на все законы. - Нахyй равновесие! Нахyй мировой порядок с его ебyчими правилами! - в голове звенел свой же голос из одного из разговоров с Пэм. Она не пыталась его образумить. По крайней мере уже не сейчас. Она знала двести лет назад, что представляет из себя ее Создатель, смирилась тогда, смирится и сейчас. Смс от вампирши о том, что интерес к новому деликатному товару повысился, подтвердило в который раз, что ко всему можно привыкнуть — даже к сумасбродству и атрофии остаточной человечности своего Создателя.
Эрик много что успел испытать на себе и знал наверняка, что только человек сам виноват в своих бедах, а еще страдания близких к нему людей, тоже происходят по вине первого. Страдания же сидящего в кругу ангела были последствием его собственной глупости или невнимательности... не суть. Важнее было то, что вампир-викинг сегодня переступал еще одну черту, за которой не будет возврата.

+4

7

Натиэль, ангел

Натиэль обессилено опустил голову. Он не понял, что его специально заманивают. Так нелепо попал в расставленную ловушку. Вместо того чтобы лишить этот мир нескольких демонов, спасая тем самым человеческие души, он заперт в этом месте. Но самое плохое то, что он не знает, зачем его сюда доставили. Вампир, который, скорей всего, был инициатором происходящего, стоял в стороне. А Натиэль чувствовал бессилие и злость от невозможности что-то сделать, вырваться из этой ловушки.
- Что нужно тебе? – нужно было понять, для каких целей понадобился ангел. Пока у Натиэля не было даже предположений, но выполнять то, что хочет вампир, он не собирался. Он лучше умрет, как истинный воин Небес, чем позволит тому получить желаемое. – Чего бы ты ни хотел, этого тебе не получить.
Натиэль понимал, что в этой ситуации виноват лишь он. Слишком долго он находился на земле. Уверенность в собственных силах и легкость выполнения предыдущих заданий сыграло с ним плохую шутку. Всегда выполняющий приказы, он четко следовал инструкциям и никогда от них не отступал. Этот раз не стал исключением. Однако демон оказался не один, а с несколькими ему не удалось справиться. Это был эффект неожиданности. У него не получилось выхватить клинок, чтобы разобраться с этими исчадиями так, как они того заслуживают. Сначала он думал, что они просто хотят забрать его клинок. Он слышал, что у демонов последнее время стало популярным это оружие, и они старались его добыть. Потом он решил, что его просто хотят убить. Но, как оказалось, он зачем-то потребовался вампиру.
- Ты ничего не получишь, - в голосе ангела уверенность смешивалась со злостью. Через некоторое время его хватятся. Скорей всего, будут искать. Сейчас каждый ангел на счету, и если кто-то долго не откликался, на его поиски отправляли других. Натиэль лишь надеялся, что это произойдет быстро. Он не боялся смерти, она его не страшила. Он думал  о том, чтобы не дать вампиру то, ради чего он здесь. Может, вампиру нужна какая-то информация. Тогда ангела ждут пытки, но и в этом случае он не выдаст ни одной тайны Небес. Хоть он и попался в ловушку, но это совершенно не значит, что он сдался. – Лучше отпусти меня. Ты своего не добьешься.
Ангел вновь опустил голову, точно потерял интерес к находящемся в помещении вампиру. Чтобы тот не делал дальше, Натиэль решил больше никак на это не реагировать. Он постарался успокоиться. Эмоции не приводят ни к чему хорошему. Находясь среди людей, он это понял. Они мешают трезво мыслить и рассуждать. Люди часто идут на поводу у собственных чувств. Они нередко бросаются в омут с головой, не просчитывая последствия собственных поступков. После же удивляются той ситуации, в которую попали из-за недальновидности и безрассудности. Пусть Натиэль и находился на Земле уже достаточное время, но совершать подобные ошибки было не в его стиле.

+2

8

[AVA]http://s9.uploads.ru/YSbTt.gif[/AVA]
Вчерашний звонок от Коула разрезал мозг, словно пуля - ткани тела, а прозвучавшие с динамика слова снова разожгли тот костер внутри, что уже успел поутихнуть. Далия не оставляла попыток с тех пор, а мысль найти вампира, чего бы это не стоило, червем засела в ее голове и не давала продыху. Девушка, казалось, обыскала все, делала все, что было в ее силах, пользовалась помощью знакомых охотников, но все было тщетно. Тварь словно сквозь землю провалилась. Но дело было в том, что искали они банально не там. За время, давно перешагнувшее отметку в год, что ангел провела в Америке, она даже не могла подумать о том, что убийца решит покинуть насиженное место и отправится настолько далеко. Но, это совершенно не стало препятствием для нее.
Не было времени на то, чтобы привыкать ко всему, не было времени разглядывать все и всматриваться в открытые рты прохожих. Нужно было закончить все, пока тот снова не исчез из радаров.
- Ты уверен? - телефон плотно прижат к уху, наверное, дурацкая привычка, ведь Далии казалось, что ее не слышно.
- Абсолютно. Знаешь, у меня отличная память на лица. Я почти месяц его искал. Эрик Нортман. Марис тебя встретит, а я все еще не разобрался с той парочкой вендиго на западе. Прости, Дал. - на том конце провода голос Коула, что полон серьезности, словно от того человека, которым он был, не осталось и следа. Взбалмошный, но смелый, добрый, но немного вспыльчивый - сейчас ничего этого не было. Их отношения изменились после той ночи, когда погиб Альфред. Коул реже стал просить помощи, меньше давал о себе знать и звонил лишь по делу - по одному единственному делу, что у них двоих осталось до сих пор не законченным.
- Эта Марис, кто она? -  ангел стоит на автобусном вокзале, рассматривая витрину минимаркета и яркие полки, заваленные продовольствием. Смотрит лишь для того, чтобы отвлечь себя от мысли о вампире.
- Моя знакомая. Мы встретились пол года назад на одном деле. Она сейчас в Ванкувере, продлевает визу или что-то типа того, не знаю. Она поможет. Я выслал ей ЦУ и координаты. - шумный выдох в трубку, что прозвучал противным трещанием. Далия еще не привыкла и поэтому насторожено посмотрела на телефон. - Пусть она останется жива, ладно? Даль, будь осторожна тоже. Не то, чтобы я в тебе сомневался, просто ощущение хреновое. Понимаешь? Не хочу потерять еще одного друга.
- Не потеряешь. Я закончу все это сегодня. Ты следишь за его чатом? Сообщи, если что-то изменится.
- Да, я тут как вервольф сижу. Воспользовался аккаунтом того гада, что прикончил неделю назад. Все ровно. Давай, до связи. Марис тебя найдет.
Телефон оправляется в карман, а глаза снова бегают вокруг по станции в поисках охотницы. Была ли готова Далия к такому повороту событий? Отнюдь. Она не забыла то ощущение, что коснулось ее в тот вечер, она помнила это все досконально, только вот если вычеркнуть из головы всю ту накопившуюся ненависть и подумать логически, то все окажется не таким идеальным. Но в голове звучала всего одна фраза, что собственным голосом диктовала, что делать - что нужно прикончить ублюдка, поквитаться с ним за Альфи, что нужно прекратить его деятельность и жизнь. И только признав правду, ангел поняла, что ее заставляет это делать не мысль о правильности, а желание просто отомстить, прикончить его собственными руками и насладиться этим. Жалкая никчемная тварь, мелочный монстр, что возомнил о себе что-то - такой не должен ходить по земле. И в этот раз ангел не допустит прошлых ошибок - в рукаве куртки был клинок, в голове достаточно четкий план действий, даже обычный нож в ботинке.
- Рыжая красотка здесь только одна, так что, наверное, ты Даль? - за спиной прозвучал робкий женский голос. - Именно так описал тебя Коул.
Она улыбается и аккуратно подходит, протянув руку для пожатия.
- Далия. - уточняет ангел и отрицательно машет головой в ответ на дружеский жест Марис.
- Ага, ну Коул в своем стиле, пошли, моя тачка там за углом припаркована. Скажи, если что нужно, может поесть, или одежда, или там например... в туалет сходить. - Марис немного нервничала и ангел это видела - девушка, стоящая напротив, без перестану мяла рукав куртки, ее глаза бегали. Типичная реакция человека на нее. Далия рассматривала ту в ответ. Темная кожа, пышные кудрявые волосы, худая, и она была совершенно не похожа на тех охотников, которых ангел встречала раньше. Было странно, но с этим проходилось мириться, особенно сейчас, когда этого требовало дело. Коулу она доверяла, значит и ей тоже. Далия может вытерпеть, может смириться, даже может с ней сотрудничать. Ее помощь будет небольшой, а все остальное сделает сама Далия, тем более что Коулу Марис дорога, и ее жизнью рисковать рыжая не хотела.
- Мне ничего этого не нужно. Поехали, нам нельзя терять время. Все детали обсудим по пути. Ты же знаешь куда ехать?
- Не вопрос, конечно, я все знаю. Только вот не понимаю, что там такого опасного, вампир же это просто. Хрясь мачете, и всего делов, и вот уже обалдастическая охота. - Марис кивнула иди за ней.
- Не совсем так. Этот опасен. Он заодно с демонами. Обычно эти твари так себя не ведут, но здесь дело в чем-то большем.

- Это что такое? - ангел вертит в руке маленькую штучку, что только что дала ей охотница.
- Знаешь, как в фильмах про шпионов? Наушник. - девушка улыбается и вставляет серую штуковину себе в ухо. - Для связи. Я буду слышать тебя, а ты - меня. Мы сможем общаться. И руки будут свободны. Как настоящие шпионы, правда лазерной пушки и крутой тачки у меня нет, но зато есть очки. - от болтливости напарницы Далия недовольно сводит брови на переносице и повторяет ее действие, засунув наушник себе в ухо.
- Ты помнишь, что я тебе сказала?
- Да, разумеется, дальше я не полезу, ты все сама. У меня дома еще кот есть, его некому будет кормить если меня тут грохнут, так что я тебя послушаю. - Марис собирает в пучок волосы и они с ангелом разделяются.
Перед глазами опять большой и грозный силует ночного склада практически на окраине города. Ангела посетило неприятное чувство повторения, ведь вампир явно не любил разнообразия в выборе местности своего "бизнеса", как это называл Коул. Отдаленная от жилых кварталов местность, заброшенная территория, отсутствие любого наружного освещения - все, для того, чтобы не привлекать к себе внимание. Удивительно в принципе, как такого рода деятельность нечисти все еще оставалась незамеченной. Ангел сомневалась, что он был настолько умен, возможно ему помогали. У девушки даже появились сомнения на счет его главенства, невольно закрадывалась мысль о том, что он лишь пешка какого-то существа помощнее, и что действует лишь для отвода глаз. Худшей догадкой было приписать все эти деяния левиафанам. Но темные заброшенные склады - это было не в их стиле. Те, будто слишком соскучились по роскоши, чтобы окунать свои задницы в места подобного рода.
Тихо скрипнула дверь черного входа, и ангел оказалась внутри.
- Я в бойлерной. - тихо прозвучал в ухе голос Марис. По ее словам, задача вообще была проще простого, и нейтрализовать демонов им поможет "прикол из фильма". На первый взгляд идея была дурацкая и Далия подумала, что в голове у этой девочки все еще играет ребячество, но освятить воду в системе пожаротушения было отличной идеей. Марис убедила ангела в том, что это все работает даже в заброшенных местах, дабы не дать зданию сгореть от короткого замыкания или вместе с бомжами, которые ложась спать, забывают тушить баки с огнем. Другой проблемой было то, что как только ангел перешагнула порог, то почувствовала, как исчезли ее силы. Защита, что требовала лишь банально царапины на рисунке, тоже лежала на плечах охотницы, ангел же, продвигаясь как можно тише, шла по указному направлению. И уже спустя пару минут перед глазами возникла надпись "щитовая".
- Ты будешь гореть в аду. - рука, не стесняясь, обхватывает моток проводов и вырывает их из коробки, рассыпая вокруг пучок искр, а Далия поднимает голову вверх, наблюдая, как гаснет свет.
- Что-то прости? - снова голос Марис, трещащий в ухе.
- Защиту нарушила?
- Нашла всего несколько символов. Отлично, свет потух. У пожарки отдельная линия, ее хоть не отрубай. И судя по данным Коула, тебе на третий этаж и... все. Больше не знаю.
Далия все еще не чувствовала в себе сил, но это ее не останавливало. У нее был клинок, и этого будет достаточно, и с очередной лестничной клеткой, что та проходила, отсчитывая этажи, ее злость росла. Наверное, неправильно было застилать таким рассудок сейчас, но это чувство было отличным стимулом, что просто заставлял идти до конца. Только вот она не ожидала того, что увидела дальше. Слишком много народу, что метались под светом аварийных красных ламп, выясняли в чем дело. Далия даже не могла подумать, что вампир запасся такой охраной.
- Я на месте. - шепчет рыжая и, получив одобрение, достает клинок. Марис не заставила себя долго ждать и уже спустя пару мгновений коридоры наполнились святой водой и криками извивающихся от ожогов демонов.
- В чем дело?!  - орет один из охранников, и ангел видит, что не все присутствующие - демоны, и если здесь есть люди, то просто зарезать их, как непотребную нечисть, Далия не могла.
Четкий удар рукояткой клинка по затылку и паренек уже мирно спит лицом в луже, а ангел направляется к демонам. Расправится с ними было проще простого, и даже как-то слишком просто, но ангел оправдывала все это лишь тем, у что у нее есть четко продуманный план и напарник. Был напарник.
- Что...? - проговаривает Далия, когда, стерев с лица капли, она понимает, что вода из пожарных систем больше не льется. - Черт... - клинок ложится в другую руку, а взгляд утыкается в двоих демонов, что уже достаточно пришли в себя после святого душа для того, чтобы размазать до сих пор бессильного ангела по полу. - Марис, где вода? Ты меня слышишь? - а спустя еще мгновение все мысли о том, что с охотницей случилось что-то плохое, просто растворились в воздухе, когда ангел увидела ее, медленно выходящую аз-за спин демонов.
- Смотри больше фильмов, дорогуша. - не снимая с лица улыбку, ядовито шепчет девушка. - Ты просто охренительно тупая, ты в курсе?
- Как ты можешь? - рявкает ангел и резко дергает руками, когда ее сзади хватают за плечи.
- Ой, та брось. - Марис закатывает глаза и цокает, после, достает из кармана телефон. - Это я. Надеюсь, вас там не намочило. У меня для тебя подарочек.

+4

9

Нужно всегда смиренно принимать поражение.
Нужно ли всегда смиренно принимать поражение?
Нет, не нужно всегда принимать поражение.
Ангел, что находился сейчас в круге, придерживался первого утверждения, правда с небольшим нюансом — дать отпор не мог по простой причине подчинения всем известного создания, которому давно уже стало наплевать на свой эксперимент. Люди, эти мелкие букашки, вечно копошатся в своем собственном дерьме из мыслей и самобичеваний. Эрик теперь понимал его, понимал, что не залезть каждому в черепную коробку, а если и такое случилось, то не факт, что росток здравомыслия пустит свои корни. Не пустит, как показывала практика. Проще заставить бояться, приказать, манипулируя всем, что придет на ум. Но не пытаться понять. Это Сизифов труд, который никто и никогда не оценит. Управленец Небесных тварей вел весьма грамотную политику, где лучшим методом было не вмешиваться туда, где все сгнило, а лишь держа на коротком поводке, порой доставая нагайку для показательных прелюдий.
   - Чего бы ты ни хотел, этого тебе не получить, - вот оно, первое правило их Творца, которому они следуют слепо, совершенно не пытаясь думать своей головой. Ах да, откуда она у них, ведь даже тело, что этот ангел занимает, не принадлежит ему, а внутреннее наполнение может лишь покорно мычать.
Голова пленника упала на грудь, он выражал прекрасный образец твердолобого солдата: - Ты ничего не получишь, - северянин холодно рассмеялся на очередную самоотверженную реплику. Сколько он таких слышал — не счесть, особенно в период своего, пусть и не слишком долгого, правления. Норвегия была лакомым куском, который хотели прибрать к рукам не один человек, но дорога к любому трону всегда устелена трупами конкурентов. Многие из них слепо шли к мечте, но удалось достичь желаемого лишь одному, да и то из-за нелепой случайности в ту ночь. Свое обращение Эйрик Кровавая Секира помнил до сих пор, слово в слово. Самым важным было то, что Создатель ставил его равным, лишь направляя из века в век. Подобного было лишено это неудачливое создание, лишь приказы, и не более. Возможно, в частых смертях пернатых виноваты и не они сами?
   - Ты плохой воин, - вампир не скрывал своего пренебрежения. Целеустремленности или решительности Эрик не видел в создании, тот, кажется, вовсе потерял желание бороться. Это могло бы раздражать, ведь вроде бы где тогда стимул идти вперед? Противник так просто сдался и нужно, может, испытывать разочарование от легкой победы? Это было раньше, сейчас мужчине было абсолютно не важно на такие мелочи, его мысли занимало желание опробовать одну единственную затею, до которой оставалось каких-то несколько минут.
   – Лучше отпусти меня. Ты своего не добьешься, - еще одна попытка противостоять монстру, но и она закончится провалом.
   - Я всегда получаю то, что хочу, - Нортман склонился к сидевшему в кандалах с защитой. - А ты смиренно примешь свое поражение, как и у вас заведено.
   В руки вампира лег услужливо протянутый одним из демонов предмет. Оружие Небес ладно легло в руку, вес был сбалансированным, клинок слегка покачивался на паре пальцев. Из чего оно было сделано Эрик не знал, но материал ему понравился. Он обхватил рукоять, скользя взглядом от кончика лезвия вниз, а затем обратно вверх. Лезвие не было слишком острым, но достаточным для нанесения смертельной раны противнику, тем, кому не по нутру был ангельский клинок. Металл и сама вещь из него была прекрасна — не большая, но повинуется любому движению своего владельца, а затем, рассекая воздух, найдет свою цель. Северянин владел разным видом оружия и древнего мира, и современного, но у каждого есть свое преимущество, но, естественно, если ты умеешь пользоваться тем или иным снаряжением. Даже перочинным ножо
м можно нанести вред, который для твоего оппонента будет отправной точкой в небытие.
   - Начинайте гот... - отдать команду полностью вампир не успел, так как помещение заполонили крики черноглазых — сработала система пожаротушения. От чего демоны могут закипеть? Верно — от святой воды. Кроме самого Эрика и ангела, остальным святой душ пришел не по нраву, благо он был не долго.
   - Какого хрена?! - к вампиру подлетел пылающий от злости черноглазый.
   - Я бы тоже хотел узнать это, - отозвался Нортман, доставая из кармана телефон, который в аккурат звонил: - Живо сюда, - бросил вампир в ответ звонившему, а затем вернул свое внимание черноглазым, что трясли перед Эриком своими обожженными мордами. Одной проблемой стало больше — приходилось проявить дипломатию еще и перед этими шестерками.
   Вечерело, и исчезнувший свет был плохой новостью, как и озлобленные демоны, что ходили по помещению, кидая косые взгляды на Нортмана. Они смогли достигнуть договоренности, но, как говорится, осадочек остался и еще десяток вопросов.
   - Следить за ним, - указал Эрик на ангела, а сам повернулся на звуки голосов — на пороге появился человек и пара вервольфов, последние вели под руки девушку.
   - Вот такой вот сюрпрайз, - широко улыбается Марис, выталкивая к Эрику вперед незнакомку, которая оказывается далеко не незнакомкой. - Коул нашел тебя и слил ей инфу.
   - Символы? - не глядя задал мужчина вопрос охотнице. Очередной... да именно, очередной. Все как одна глупые и бесполезные, ладно, возможно, до определенного момента.
   - Восстанавливают, - кивнула Марис.
   - Значит, справилась, - сделал шаг Нортман к ангелу, оценивающим взглядом он изучает его. С рыжей они виделись не более двух недель назад, когда она нагрянула на тот старый заброшенный завод и осталась в компании трех черноглазых, пока вампир спокойно покидал потрошительное место. Тогда вампира мучил вопрос причины ее визита, кто-то подставил из своих? Когда же он увидел, как изменилось лицо этой рыжей при виде мертвого парня, стало ясно, что целью был именно он и что прогулка по старым строениям была не в поиске самого Нортмана. Это было странно для ангелов, обычно они куда более холодные и отрицают дружеские отношения с людьми.
   - Что же, - медленно выдохнул он, задумчиво прикусывая губу, - гостям лучшее место, - одного кивка было достаточно, чтобы незваного визитера завели в круг к первому ангелу.
   - Кто молодец, я молодец, - снова подала голос девчонка. Ее бравада скакала впереди нее, человек собой гордился. Хотя, на взгляд Эрика, здесь была даже гордыня, а не просто гордость. Толстым слоем она настолько объяла этот несчастный маленький мозг, что даже владелица не почувствовала, что ведома другим созданием, а не действует по своему желанию. Монстрам нельзя верить — мысленно проговорил викинг правило, которое рано или поздно срабатывало против человека, что рискует поставить свою жизнь на кон.
   - Да, ты молодец, - повернулся северянин к своей собеседнице, что стояла по правую от него руку. А затем раздался хруст костей, и охотница упала под ноги вампиру со свернутой шеей. Марис отслужила свой срок, недолгий, ровно столько, сколько требовалось Нортману. Знакомый этого ангела с рыжей копной волос был излишне доверчив и излишне открыт, а еще его руки и глаза работали медленнее Эриковских. Северянин быстрее нашел того парня и смог посредством этой мертвой охотницы влезь тому в голову. Да, десять веков учат прозорливости на сто шагов вперед. А как иначе, ведь ему хотелось жить, как и в далеких временах своего правления.
   - Ты знаешь его? – кивает викинг на собрата незнакомки, возможно, девушка-ангел ждала иного вопроса или вовсе угроз, но нет. Вопрос Эрика задан будничным спокойным тоном, словно они сидят в кафе, ужинают, а интерес мужчины исключительно без задней мысли. Глаза вампира находят сидящего рядом с рыжей, ангела, которому сегодня было предстояло (пусть и не озвучено) принять участие в одном очень интересном исследовании. Этому Небесному отщепенцу не привыкать, ведь они сами как очередной эксперимент их папочки. Быть может, он также когда-то развлекался подобным, ведь не может же Нортман быть первым, кому пришла такая идея?

+5

10

Сколько раз можно было повторять одну и ту же ошибку, наступать на колючую проволоку обмана, что был красиво завернут в обертку добродетели? Милая улыбка, невинные глаза, что теперь полыхали злобой, а в голове у Далии вертится вопрос - причастен ли к этому Коул? Такого удара ангел не ожидала, хотя и в пору было задуматься о таком, ведь много кто из людей, ради собственных известных лишь им самим выгод, работали с нечистью; кто-то добровольно, кто-то пытался сохранить жизнь себе или тому, кто дорог сердцу. Марис же была из той категории, которая верила, что нечисть держит слово.
Ангел лишь подергивает плечами, пытаясь высвободиться из плена хватки нечисти, и все так же продолжает сверлить взглядом охотницу, на лице которой широкой улыбкой блестела победа.
Проклятие.
Ее тащат дальше по коридору, заводят внутрь. В помещении полумрак, что только немного разбавлялся красноватым светом аварийных ламп и светом луны через небольшое окошко в стене. На темной стене обрисовываются тени, когда зажигается тусклый желтый свет в коридоре.
Темно. Но его лицо видно. Все то же замороженное временен лицо, узкая ухмылка. Лицо, которое невозможно забыть, лицо, которые хотелось раскромсать, обратить в кровавое месиво и наблюдать, как стекленеют безжизненностью глаза.
Пинок в спину и ее ведут в круг. Оружие уже давно отнято, сейчас же руки скованы за спиной, и из метала не вырваться просто так.
Далия спокойна, но это лишь внешне. И пока мозг уничтожает сам себя мыслями, глаза заняты только тем, что рассматривают обстановку, возможные выходы из положения, маневренность, что сейчас просто испарилась. Возможности ограничены, но это беспокойство уходит на второй план, ведь рядом еще один ангел. Такой же бессильный, такой же запертый в ловушке.
Зачем? Далия смотрит на брата, лишь немного поджимает губы и недовольно морщится. Все пошло не по плану, и, наверное, худшее, что можно делать в этот момент - это сожалеть и представлять, как можно было сделать иначе. Но тогда почему в голове всего одно желание - прикончить вампира? Не спасти брата, не уничтожить черноглазых помощников, не позаботится о себе - уничтожить.
Далия делает резкий шаг вперед, с губ срывается безмолвное "Нет", а взгляд с сожалением уходит в сторону в попытке избежать ужасного зрелища. Внутри горела злость за то, что охотница ее подставила, но сущность пронизало цепкое сожаление, печаль, когда бездыханное тело оттаскивали в темный дальний угол. Далия нервничает, а в голове уколом вертится просьба Коула, просьба о том, чтобы Далия позаботилась о Марис.
Знал ли Коул об этом всем? Причастен ли он к этому, не это ли стало причиной того, что он так отдалился? Неужели он тоже предал? Поток поганых мыслей, что только вбивали очередной гвоздь в мозг. Не может быть, чтобы ее разум был настолько глуп, чтобы вот так просто безопасно бежать навстречу такому, не заметить ничего странного, не уличить измену. Коул будет в порядке. Он далеко. Там, где ты его не достанешь...
- Ты знаешь его?
- Нет. - коротко отвечает Далия и лишь немного вздергивает подбородок. И снова взгляд сверлом утыкается в вампира, оценивает размеренные движения, спокойное выражение лица, что ледяным кипятком обрушивалось на голову рыжей. Ее снова терзало то невыносимое чувство, что и тогда, будто горло сжимает холодная, с высохшей кожей, рука. Она давит сильнее и сильнее, пуская это чувство внутрь, сквозь кожу. - Но я знаю тебя. - продолжает Далия в то время, как руки за спиной пытаются справится с кандалами. Движения медленные, едва заметные, нужно просто сломать одну кость. А злость дышит в спину, медленно, лукаво, упиваясь победой над не способным сопротивляться ей мозгом. Далия улыбается. Широко. Обводит взглядом помещение, демонов, что кучковались у стены.
- Набрал себе бравую команду, хм... молодец. Скажите, парни, - Далия присвистывает, обращая на себя внимание черноглазых, - у вас в аду все настолько хреново, что вы решились работать на ... этого мелкого монстра? Или вам нравится быть его цепными песиками на страже ангелов? Песики, без обид! - улыбка в сторону вервольфов. - Нет, правда, у вас в принципе гордости нет? А ведь на его месте мог быть любой из вас, но нет, сидеть, лапу, апорт!
Чего Далия добивалась? Ничего. Возможно, хотела выгадать время, возможно просто натравить компанию друг на друга, но незнание ограничивало поле действий. Незнание причин, незнание правил их сотрудничества могло дать совершенно обратный эффект.
Демоны переглянулись, вервольфы уставились на вампира, Далия же мельком обернулась, проверяя состояние Натиэля. Зачем ему понадобился ангел, Далия могла догадаться. Прошлые его дела были связаны с продажей частей человека различной нечисти, теперь же можно было только с ужасом представлять, на что мог толкнуть его извращенный разум. Но ему ничего не удастся.
- Ваша вечеринка отстой. - за спиной Далии тихо щелкнул шаровой сустав левой руки.

Отредактировано Dahlia (14.12.18 13:56)

+2

11

"Первое правило управления эмоциями в конфликте: Спокойно реагировать на эмоциональные действия или «выпады» вашего оппонента."
Авторские права на цитату не заявляю.

   Ответная реакция не заставила себя ждать -  девчонка закипала от злости, хотя и пыталась это скрыть. Бесполезно, увы, потому что слова, которыми рыжая старалась уколоть Нортмана, выдавали истинные эмоции гостьи: - Но я знаю тебя. Набрал себе бравую команду, хм... молодец....
Это был довольно хороший ход — так называемый черный метод, грязный метод, тот самый, который любил использовать сам Эрик. Что может быть лучше, чем стравить оголодавших собак между собой и наблюдать, как они накидываются друг другу со спины? Прямая атака на руководителя собравшихся могла бы сработать, щупай рыжая почву не так грубо, да и ангелам присутствующие демоны и вервольфы предпочитали компанию северянина.
   Ангел пыталась найти уязвимость своего врага, используя то, что было совершенно не свойственно ее виду. Ангелы по природе своей должны были быть флегматиками, но сейчас перед северянином стояло создание, явно промаринованное во всех четырех составляющих темперамента среднестатистического индивидуума. Дети Всеотца должны быть в вечном равновесии и спокойствии. Ничего не должно влиять на их поступки, ни единой чужой мысли непозволительно вмешаться в их собственное рассуждение, ни одного совета нельзя допустить в размышления, и уж не дай бог кому-то вмешаться в их деятельность. Подобная эмоциональность, которой сейчас плевалась девушка, словно гадюка, была свойственная людям, но никак не таким как она. Ладно, кроме людей еще и все остальные создания этого мира познают жизнь посредством эмоций, чьи оттенки окрашивают каждый бренный день. Эти оттенки могут не просто черными и белыми, как бы личность не старалась. Просто, проявление эмоций может быть либо в большей, либо в меньше степени.
Рыжая буравила его взглядом, пытаясь пробиться сквозь взращиваемую на протяжении десяти веков холодную и толстокожую, как любят сравнивать люди, словно слоновью, эмоциональную броню. На первый взгляд, можно сказать, что эта броня от скудного внутреннего богатства, что раз реакция столь суха, то и интеллект такой же. Да, такое порой встречается — человек может среагировать примитивно и слишком равнодушно из-за мизерного душевного и умственного богатства. Но также есть теория, которая в свою очередь, подтверждена не только документально, но и опытным путем, что удержание себя в эмоциональной клетке это последствие воспитания и личного взгляда на жизнь. Нортман мог проявить себя как холерик — грубо ответить на яростные выкрики девчонки ангела, поддаться ее безумию и включить режим давней человеческой сущности — агрессивно и жестоко в скандинавском стиле расправиться с моськой, что пыталась опорочить статус слона в присутствии подчиненных, находящихся в помещении. Но он этого не делает, хотя, о, как же хочется разорвать на части это создание, распотрошить, вытащить собственноручно каждый жизненно важный орган , под аккомпанемент ломающихся костей, спросить, сможет ли их Создатель собрать как пазл каждого убитого ангела обратно, или ему плевать на них также, как и на людей? Столько злости, ярости, безумия давно не пульсировало в кончиках пальцах мужчины, которые педантично натирают платком клинок сидящего ангела. Викинг, не глядя слушает возмущение рыжей девушки. Все во Вселенной подвержено цикличности и снова жизнь северянина ступает на знакомую, хотя и забытую стезю. Нортман пробовал двигаться по дороге добродетели, быть более лояльным, даже добрым, но ничего хорошего из этого по итогу не вышло. Жаль было потерянного времени, лишь.
Потому, вампир подавляет в себе желание вырвать сердце из груди рыжей в ту же секунду, спокойно реагировать на выпады - он хорошо овладел этим искусством: - Это пустое, - взгляд Эрик снова замирает на кончике оружия небес. Все же вещь весьма хороша, отрадно иметь в кармане такой инструмент. - Пустые попытки, - добавляет он спустя мгновение, с уверенностью успешного бизнес-тренера, обеспечившего безбедное существование не только себе, но и десятку последующих своих поколений. Сколько бы не прошло дней, лет, веков, высокая самооценка Нортмана, кажется, сдохнет после него самого, еще даже попляшет на его могиле, но не исчезнет никогда. Он питал ее, как любимого питомца, да, можно сказать тешил свое самолюбие, что в общем-то имело свои результаты — как ты относишься к себе, так и тебя начинают уважать не только твои собеседники, но и враги. - Здесь нет никого, кто потом побежит исповедоваться за свою связь со мной. - у каждого присутствующего, кто работал на северянина, был свой мотив. Какой — знать об этом ангелу было не обязательно. С учетом последних событий, а именно сменой власти в Аду и увеличением популяции зверюшек из Чистилища, весь мир монстров чувствовал, что незримая рука их яйца стала сжимать всё сильнее, того и гляди скоро с мясом оторвет. В конечном счете и возникла некая нейтральная дружба между видами, что прежде всегда конфликтовали. Теперь было не позорно объединять свои силы с врагом. Спокойствие демонов и пары вервольфов тому подтверждение, они все осклабились, переглядываясь друг с другом.
   - Ваша вечеринка отстой, - очередная попытка спровоцировать или может уже ангел слишком много провела времени на земле, что стала изъясняться как люди.
   - Согласен, - блондин наконец оторвал свой задумчивый взгляд от стали. - Пора переходить к тому, ради чего здесь мы все собрались, - фраза была произнесена медленно и как-то даже слишком официально, для стен заброшенного, на первый взгляд места, словно это были не склады, а светский прием.
И действительно, давно было пора — слишком много лирики, сподручные от скуки скоро стены будут подпирать, да и в целом руки чесались опробовать оружие и почерпанные умения в действии. Встреча с Аграт не просто так осталась в памяти, не просто полезный диалог, результатом которого сегодня должна была быть одна небольшая операция, или большая, как пойдет.
   Эрик переводил взгляд с одного представителя ангельской братии на другого — вампир выбирал. Кто бы мог подумать, что сегодня ему так повезет, не один, а целых два ценных лота. Мужчина приблизился к сидевшему в оковах ангелу, зайдя в защитный круг: - Как можно было поручить Вам защищать сотворенный вашим Богом мир, раз Вы сами о себе не можете позаботиться? - на щеке создания появилась первая рана, из-под которой тут же блеснул тонкий луч голубоватого света, который тотчас утонул в покрытом мраком сознании викинга. - Интересно... - тихо хмыкнул мужчина себе под нос, завороженно-пустым взглядом следя за струящимся светом. Где-то на задворках памяти тенью тихой поступью прошли благоразумие и человечность.
   - Ты не просто так пришла сюда, - неторопливым движением,  вампир проводит теперь по другой щеке ангела клинком и снова неотрывно смотрит на рану, что медленно скоро начнет затягиваться. - Ты выслеживала меня с твоим чернокожим другом. Кстати... - нахмурился Эрик, словно вспоминая что-то важное, даже лезвие замерло на коже ангельского существа. - ...наверное, он уже тоже последовал за этой дурой, - Марис была полной дурой, да, связавшись с ним, видимо у охотников совсем отшибло инстинкт самосохранения. Каждый второй идиот, а первый разведет руками для начала и тоже полезет в самую задницу.
Насчет дружка этой рыжей Нортман блефовал, правда очень умело. Парня и правда могли найти при команде, но пока вампиру было не до этого. Значительно интереснее сейчас была проверка одного из пленников. Силы гость еще до конца не восстановил, потому и повреждения на его весселе еще не стремились регенерировать.
   - Отсутствие у вашего вида свободной воли самих же Вас и погубит. Неужели за все время Вам не приходило в голову перестать быть марионетками? - на губах замерло неподдельное отвращение. И это же было в тоже время очередной провокацией, Эрику стало интересно, насколько его гостья далеко зайдет, расплескивая свой азарт. Ее недовольство было забавным, словно дразнишь кота, покачивая перед носом красным бантом на ниточке. Шерстяной комок будет прыгать, цепляться лапами, только вот царапины останутся не на светлой коже северянина.

Отредактировано Eric Northman (15.12.18 17:53)

+3

12

[AVA]http://sg.uploads.ru/v2GqE.gif[/AVA]Если бы можно было узнать истинного автора всей этой затеи, то было бы проще, можно было бы понять мотив, способности и то, как это можно предотвратить. Но ангел лишь снова недовольно, слегка надменно вздергивает подбородок, глядя на вампира, на его поведение, на то, как он реагирует. Далия не испытывала сожаления от того, что ее попытки вывести его из себя не сработали, ведь кое-что все-таки сделать удалось, и если бы не обжигающий опасный круг из зашиты, то вся эта ситуация обрела бы конец прямо сейчас. К слову, постепенно сомнения на счет его главенства рассеивались, а на смену им приходило недоумение от того, как такой мелкий монстр мог сделать что-то подобное - сгрести под себя шайку из демонов и вервольфов, что сейчас подобно крысам, довольно, не скрывая шакальих взглядов, сверлили рыжую глазами, и поймать Натиэля вдобавок. Далия не брала в расчет себя и свою глупость, ведь она, по сути, просто пришла сюда сама. Образовалось очень много вопросов, список которых пополнялся с каждой секундой. Только вот решения пока что не находилось. 
Но все изменилось. Ангел и не попыталась скрыть довольную улыбку, когда вампир за пару мгновений оказался рядом. Достаточно близко для того, чтобы просто дотянуться. 
И весь принцип мыслей, все это “нужно начинать с начала, думать, взвешивать”, все кануло в лету, когда ангел просто, словно дичь, провела мужчину взглядом. Ее отчего-то не беспокоили ранения, что тот наносил брату, напротив, в голове уже достаточно четко был расписан план действий, прекрасные картинки кровавой расправы, которой и заслуживал организатор этого дешевого спектакля для черноглазой публики. Попытка показать свою власть и свою мощь? Возможно, а может за этим стоит нечто большее. Но ему все рано не удастся. Обычный вампир не владеет достаточным запасом сил, чтобы провернуть что-то, что может навредить. 
Природа, да и сам Создать, довольно прихотливы. Все творения Господни, злые и добрые, наделены определенными качествами и силами, но у каждого есть свой предел, у каждого есть предначертанный лимит, и как бы ты не старался, некоторые вещи сделать просто невозможно. Его удел - это порезы оружием, что даже ему не принадлежит. Но и мысленные расправы ангела над вампиром делали ситуацию куда лучше, все казалось не таким сложным. Сзади раздался шум, и ангел обернулась посмотреть, не нарушен ли ее план. Но нет, черноглазые все так же ютились у стены, с довольно садистскими выражениями лиц наблюдали за манипуляциями вампира. Чертовы твари.
Далия чувствовала сильное презрение, что буквально сочилось наружу ядом. Все эти действия вызывали гнев, злость от того, что те, у кого нет на это ни права ни сил, перешагнули недопустимую черту. Какие-то действия, словно эксперимент - вот что она видела. И это не было началом той истории, когда повернутый на идее мужчина издевается, мучает людей для достижения великой цели, для того, чтобы в будущем принести пользу и спасти миллионы. Нет. Здесь все было пропитано злобой от и до, даже это помещение, которое Далия все еще разглядывала, пытаясь найти нужное для себя решение. Обшарпанная краска, бетонные стены, грязный заляпанный кровью пыльный пол, словно картинка из кошмара, где не хватает только криков, боли и страданий, что нескончаемым эхом разносились бы по стенам. Если бы был знак, что призывал бежать, пока не поздно, бежать без оглядки, забыть про свои планы, то было бы куда проще после. 
А сейчас перед глазами снова мертвое бледное лицо, что словно не выражало никаких эмоций, словно насилие над ангелом - это просто часть каждодневной рутины, что уже засела в бессмертном мозгу скукой.
- Неужели за все время Вам не приходило в голову перестать быть марионетками?
Все это наступило слишком быстро для Далии, для того существа, что боялась закрыть глаза перед этой неизбежностью, опасалась принять все это, но все же сдалась, впустив в себя то, что было спрятано глубоко под замком. Словно щелчок пальцами, что призван ввести человека в гипнотическую кому, заставить его на какое-то мгновение полностью выпасть из реальности, видеть только короткие вспышки того, что сейчас двигает руками и ногами, что заставляет действовать. И это все, что было спрятано в надежном сейфе, что сама Далия и построила, просилось наружу, вопило отпустить и дать волю, грозилось от неподчинения просто мучить и терзать.
- Моей силы воли хватит. - сквозь зубы процеживает ангел, когда раздается еще один, уже слышимый, щелчок кости.
- Босс! - за спиной звучит обеспокоенный голос и о, как же удачно.
Вампир поворачивается.
В ангелах от рождения  была заложена та сила, и не только физическая, что позволяет наносить сокрушительные удары, сражаться, не задумываясь о последствиях. Отточенность ударов, уверенность, что была обычно подкреплена запасом энергии, что ядерным реактором горела внутри, никогда никуда не девалась.
Резкий замах и массивное кольцо кандалов, в котором еще секунду назад лежала рука ангела, с треском ударяется о голову вампира и просто лопается, разлетаясь на куски. Эффект неожиданности сработал на славу, но сейчас нужно было думать и о том, что левая рука повреждена, за спиной толпа демонских подсобников, контролировать действия которых не удавалось, а в руках монстра все еще лежал ангельский клинок. И нельзя было дать ему воспользоваться им, нельзя было дать ему еще один шанс.
- Ты тварь! - рявкает Далия, и следующий маневр уже был направлен ногой в пах. - Это тебе за Альфреда! - еще пинок, и клинок вылетает из мужской руки куда-то в строну. Пользуясь секундной паузой, пальцы Далии ловко выуживают из ботинка стальной нож, крепко сжимают рукоятку, что не дарила такой силы, как привычный руке ангельский клинок, и всаживают лезвие вампиру в шею.
Самое уязвимое место и Далия это знала. Знала, куда бить, жаль только, что под рукой не было тесака, чтобы снести монстру голову и просто любоваться, как голова с застывшей гримасой ужаса на лице, покатится по грязному полу. По пальцам сочится кровь, и ангел снова улыбается, с удовольствием наблюдая за всем этим, тянет рукоятку на себя, прорезая кожу над плечом еще больше.
- Нравится? - шепчет она и рывком вытаскивает нож, отступая на пару шагов назад.

Отредактировано Dahlia (19.12.18 16:36)

+3

13

Кто бы ты ни был — домохозяйка из пригорода, встающая рано, чтобы приготовить панкейки своей семье на завтрак, или заведующий отделением в городской больнице, что собрал экстренную летучку, чтобы сообщить о большом количестве тяжелых пациентов, в связи с крупной железнодорожной катастрофой, - ты всегда стараешься просчитать все свои действия, но никогда не будешь готов ко всему идеально. Внезапно младший спиногрыз может затребовать себе невъебенных размеров сэндвич, а медработники, на которых ты надеялся, оказывается вовсе не вышли сегодня, и приходится тебе самому выеживаться изо всех ситуаций в одиночку. Это, как ни прискорбно, входило в привычку и у Нортмана. Только сам, только своими руками, только контролируя с первых этапов и до конца любой миссии ты сможешь добиться идеальности. Мелкие тупорылые ублюдки не смогли справиться с малым — проследить за девчонкой, что уже второй раз мозолила глаза Эрику. Он слишком поздно слышит что-то похожее на хруст костей, а затем на мгновение его оглушают. По виску течет кровь — он рассечен. Это не трогает его в физическом плане, чего бы вдруг такая мелочь причиняла ему боль. Скорее, тут эффект неожиданности, который был действительно классным приемом во всех ситуациях, подобных этой. Ты окружен врагами, ждать помощи неоткуда и остается лишь бросаться вперед, круша все без разбора.
Дальше больше: пара ударов и из его рук выпадает клинок. Мелкая тварь оказывается быстрой, идя в прямую атаку. Ангел пыталась за несколько наступательных действий поразить противника и ей это удается. Она почти добивается цели, идет к ней напролом — обещание убить вампира за смерть ее друзей или знакомых.
Наверное, он мог бы ее понять, прежде, месяца два или три назад, когда еще сознание было в состоянии некой эйфории, после долгой расконсервации. Тогда было совсем все иначе: он слушал людей, не представляя на их месте манекен, где сбоку значилась бегущая строка с ценником на каждую часть тела. В те дни жизнь играла другого цвета красками, на протяжении дня его мысли не раз возвращались к одному из близких ему людей. За долгое время, он действительно хотел жить для другого человека, еще больше думал о последствиях, ценил минуты, которые утекали из жизни одного создания гораздо быстрее, чем из его. Все имеет свойство переоцениваться, при нашем развитии, или наоборот обесценивается, когда мы морально очень сильно падаем.
Где-то глубоко внутри он был раздавлен настолько, что предложи ему жнец дорогу в Чистилище или небытие, то он бы согласился ни секунды не раздумывая. Закончился бы бесконечный рой мыслей, не стало бы навязчивых идей об изменчивости вида людей, не было бы этих самых людей в конце концов!!! Черт возьми, сколько он знал их за десять веков? Сотни? Нет, десятки сотен. И лишь три или пять из ста могли привлечь внимание своим мировоззрением, душой, поступками. Лишь эти самые единицы он вспоминал порой. Все когда-нибудь умирают, даже бессмертные. Умрет ли он сегодня? Ему отчего то плевать. Пустой взгляд встречается с яростным взглядом ангела. В последнем горит жизнь, что очень удивительно для такого вида. И также удивительно, что этот огонек страсти к жизни потерял он сам. В его глазах с недавних пор стоит сухой лед, холодность от запрятанного разочарования. Взгляд словно хлыстом проходится по наблюдавшим, а затем встречается со злой улыбкой гостьи, что с нескрываемым восторгом тянет на себя за рукоятку обычный стальной нож.
На полях боя они пели песни или перед самим сражением. Это поднимало боевой дух. Затем был боевой клич, и все шли на поле брани. Но ни единого звука нельзя проронить, когда тебя ранят, это не положено. Какой же ты воин, раз жалеешь сам себя? Ты ничтожество, которое не достойно Вальхаллы. Пал в бою? Тогда тебе почет и уважение, за тобой придут валькирии, и ты будешь сидеть с асами и слушать речи Одина. Но не стоит думать, что Вальхалла этой рай. Это просто очередной этап твоей души, где ты продолжаешь делать то, что умеешь лучше всего — сражаться. Ты будешь снова без устали трудиться, изучать тактику боя дальше, а затем пойдешь на последнюю схватку, но уже по правую руку с тобой будут стоять боги.
Никто из современного мира не сможет понять сути той веры, что царила несколько сотен лет назад. С тех пор, конечно же, прошли свои изменения, но проповедники были и будут. Они прививают или рассказывают о своей религии, которая формирует, по их мнению, лишь единственно верную форму сознания мира. Лишь их вера верна, лишь их нормы морали и поведение самые что ни на есть осознанные и добродетельные.
Для северянина все это было пустым звуком с момента смерти его человеческой семьи. Он больше не верил во все это, все ересь и нет никаких Богов. Лишь люди и монстры нечеловеческой силы. В стекле старого заброшенного здания отражается силуэт высокого мужчины, который превратился в конечном счете в того, кого всю жизнь искал.
- Нравится?
- Очень. Я давно принял свое второе «я», - из шеи сочится кровь, а разум после брошенных слов отключается. Стираются в одно мгновение все мысли, что успели посетить его в эти несколько секунд, лишь желание кровавой бойни мигает, словно неоновая вывеска на темной улице.
Да, вампир не успел выставить блок, что заставляет ангела смотреть свысока, но это недолго.
Скоро ухмылка будет стерта вместе с зубами, что будут выбиты, не будет ни единого живого места на этом весселе, а на ангельское радио больше не ответит он. И северянин идет в атаку. Голова отключена и тело реагирует на автомате, нанося один удар за другим, сменяя тактику защиты на атаку: грудная клетка, удар наотмашь по правой скуле и выбивание злосчастного ножа из руки рыжей. Они слишком быстро перешли на бой в ближней дистанции.
Порой нужно действовать на рефлексах, лишние размышления отвлекают, и тем самым ты подставляешь сам себя. Рыжая была неплохо подготовлена и грамотно наносила удары. Натренировали наверху или приобретенные умения на земле? Плевать. Главное - оторвать этой твари голову.
Мужчина вновь наносит серию ударов, заставляя ангела отступать назад все ближе к стене. Нортмана не беспокоит пол противника, эти небесные существа уверяют, что бесполые, да если бы и нет, какая, к черту, разница. К тому же, визитер не сдается и отвечает не менее сильно, и Эрику приходится защищаться, чтобы на несколько ходов вперед просчитать действия своего оппонента. Нужно как можно скорее пресекать его атаку и завершать все.
Никогда нельзя упиваться своим превосходством, это губит, и радость от легкой победы в начале тухнет. Особенно когда тебя припечатывают лицом в кирпичную стену. Вампир делает обманный маневр, дразня, маня рукой к себе, полностью раскрываясь перед девчонкой, чем, естественно, она пользуется, идя в атаку. Этого он и добивается, отражая один удар за другим, ставя блоки, которые не пробиваются ангелом. Минута, другая и цель достигнута — у рыжей порядком сбито дыхание, она потратила все свои силы и вот итогом выступает та самая стена, об которую Нортман с размаху припечатывает ангельское создание, схватив крепко за шею, предварительно ребром ладони ударив по горлу, отчего у врага перехватывает дыхание.
   - Спасибо. Мне понравилось, - яростно прошипел он ангелу на ухо. ... - знаешь, я бы отдал тебя вот им, - позади водили носом пара шерстяных качков из стаи Герво. - Они с удовольствием отгрызут тебе руки и ноги. Еще они мастера в скальпировании. Одно движение - и твоя черепная коробка превратится в пособие для лаборатории, а остатки от твоей тушки найдут свое пристанище в канализации. Но нет. Я этого не сделаю. В данный момент не сделаю. Сначала ты сослужишь мне службу, - на этих словах девчонка летит в руки демонов, которые затаскивают ее в круг. Сплюнув на пол скопившуюся кровь во рту, Эрик идет следом, подобрав по дороге ангельский клинок, что успела выбить гостья из его рук.
[AVA]http://i.yapx.ru/DLNFe.gif[/AVA]

Отредактировано Eric Northman (18.01.19 08:47)

+3

14

Шестерёнки крутились, пытаясь пропихнуть в сознание одну, казалось, незначительную деталь, которая ускользнула от внимания прежде. Шаг назад после которого все тело застывает в напряжении, а глаза втыкаются только в результат удара ножом. Изначально, когда ангел перешагнула порог этого склада, она знала, что исход всего не будет зависеть лишь от нее и от ее сил, на все это полагалась отдельная полка в большой пыльной библиотеке, где хранились жизни всех и вся. Только вот все моральные подготовки, все цели, все варианты исхода сражения, что быстрым течением проносились по разуму, все замерло и стерлось прямо сейчас.
Сотни исходов, и все только что сошлись на одной точке, что непозволительно долго задерживала внимание ангела на себе. Ранение вампира. Нельзя было сказать, что она испугалась, но вот почва под ногами пошатнулась, теперь оставляя позади выбор, что раньше был лишь «я», предоставляя путь иному, более сложному – «или я, или он». Далия делает шаг назад, но лишь для того, чтобы занять позицию более выгодную, устойчиво закрепить подошву на шероховатости бетона и перевернуть рукоятку ножа, чтобы та складно работала вкупе с лезвием. Она не колеблется, а просто пытается собрать детали, понять, и, возможно, с глупостью бесправной небесной блохи, что никогда не была наделена свободой воли или выбора, бесполезно принимает попытку дать отпор существу, что оказался на порядок сильнее. Далия понимает, что этого не избежать, но ей все равно – она все так же со свойственной небесным созданиям гордостью, демонстрировала всем своим видом презрение к существу напротив. Она знала, что тело, что уже не раз подвергалось побоям, что губы, которые не раз были разбиты, и даже привкус крови, что кислой поволокой оседал на языке – это все никогда и ни за что не заставит ее отступить.
Тело сосуда, которое она клялась беречь, теперь было ее до конца и все в ее власти, даже если этот конец наступит сегодня. Но не наступит. И, возможно, решительность - это одна из ангельских черт, которая в некотором роде отключает сознание от тела, позволяя тому действовать, полагаясь на отточенные движения, на навыки и на приемы, которые заложены в них, как в бойцов, с самого создания ангелов. Короткая мысль, едкий взгляд в глаза вампиру, такой, что если бы он мог причинять боль, то несомненно стёр бы монстра с лица земли, и только шаг навстречу, поднимая нож перед собой.
Все всегда заканчивалось именно так, как и начиналось. Началось это все с простой оплошности, что в итоге превратилась в снежный ком, который просто катится по склону, набирая скорость и слои. Теперь же этот снежный шар, которому, как оказалось, ты сама позволила набрать скорость, грозился раздавить тебя, впечатать в землю, и просто прекратить нелепое существование существа, противной мухой мелькающего перед лицом. 
Удар, и одна мужская рука в очередной раз натыкается на препятствие, так и не достигнув цели, в то время как вторая, пользуясь, казалось, секундной заминкой, наносит ещё один. Вся та мелкая дрожь, которая до этого бегала по телу, как следствие напряжения, теперь вырывалась наружу тяжёлым хрипом. Удар под дых, и воздух просто со свистом вырывается из лёгких, а колени находят пристанище на полу, предательски согнувшись. Обученный мозг рыжей просто не позволяет ей совершить ещё бо́льшую ошибку и рухнуть на землю, словно беспомощная живность на бойне. Она всего лишь, скорее машинально, тянется рукой к лицу, стирая ладонью кровь. Взгляд коротко касается красных пальцев, только для того, чтобы ангел в очередной раз могла убедиться в том, что перед ней существо куда более мощное, монстр, который априори не должен обладать подобного рода силой. Это не раззадоривало, это просто питало чувство злости, ту ярость, которая бурлила от досады, что ничего не выходило. Мозг активно пытался бить тревогу, заставить глупое избитое тело повернуть назад, в то время как глаза видели перед собой только вампира, который, словно специально, дрязня, махал рукой, требуя очередного раунда. 
Вдыхать больно, и приходится пропустить пару глотков воздуха, преодолеть себя и банально подняться, чтобы уже через секунду насладиться полноценным вдохом, втянуть носом протухший запах подвала, где теперь стало на одну кровавую ноту больше. 
Далия смотрит вбок, на шайку вампира, которая сейчас просто упивается и давится происходящим. Распялив глаза пошире, наблюдает, словно изголодавшиеся отродье за великим царем, который сейчас прикончит свинью и раздаст каждому по куску. Далия смотрит на пол, за спину мужчины, туда, где лежит ее клинок, туда, куда уже, увы, не добраться. Снова вдох, но этот уже больнее. Только вот терять больше нечего, и это диктует решение, это заставляет начать снова писать те строчки, где конец уже предвиден. 
Но все же – секундная заминка, шаг навстречу блондину, и ангел делает резкий разворот и наносит удар, чувствуя, как уже разбитые костяшки касаются плотного сплетения костей на груди. Не работает, и носок правой ноги с размаху ударяется о колено, в надежде сломать ногу чертового вампира, свалить его на землю, впечатать лицом в грязь и кровь, и добить. Но в очередной раз вместо результата приходил ответный удар, и вот уже на горле плотной и холодной удавкой из пальцев сжимается мужская рука, а затылок впечатывается в твердую поверхность. Далия словно оказалась в углу, в который её и загоняли, туда, откуда уже не вывернуться и не сбежать так просто, где любые попытки дать отпор будут расценивается, как неудачная шутка. 
Женские пальцы с яростью когтями впиваются в руку вампира, другая же рука тянется к его волосам, в попытке оттянуть тварь от себя, но тщетно – костяшки пальцев зажаты до хруста и прижаты к стене. 
- Спасибо. Мне понравилось.
Далия чувствует его дыхание на своей коже, и непроизвольно ежится. Все тело напрягается, с усилием пытаясь оттолкнуть от себя вампира, использовать хоть малейшую слабину в хватке и вырваться, только вот сил хватало разве что на то, чтобы шипеть в ответ, прерывисто хватая ртом воздух.
- Одно движение - и твоя черепная коробка превратится в пособие для лаборатории, а остатки от твоей тушки найдут свое пристанище в канализации.
Ангел просто безмолвно смотрит. На вампира, на его взгляд, пытается хоть что-то прочесть, что-то понять, узнать, что дало ему такую силу и где в ней ахиллесова пята. Но ее, казалось, не было, и даже прикончи она вампира, то с кучей черноглазых она бы не справилась одна. 
Рука вампира разжимается, а ангела швыряют в сторону. Обессиленное тело просто неспособно было удержать равновесие, и Далия валится в руки двоим черноглазым, которые тут же поднимают ее с пола. На обеих ее руках крепкие хватки, что хоть и причиняют боль, но не дают упасть на пол.
- Сначала ты сослужишь мне службу.
Он просто отворачивается и делает пару шагов по кругу, так, словно на его теле нет ни одной царапины, словно ему плевать на все. Словно даже если бы закончились эта бойня не в его пользу, ему было бы все равно. Слишком холоден его взгляд и это пугало больше, чем всё остальное. Но в ответ Далия просто смеётся.
Один из демонов ее дёргает в попытке избавить ангела от насмешки, но она продолжает. Хриплый, прерывистый смех, что чередуется с кашлем, заканчивается кровавой улыбкой только тогда, когда Далия снова встречается взглядом с вампиром. 
- Мне плевать, убьешь ты меня или нет. – рыжая опускает голову и снова смеётся, чувствуя, как от натяжения трескаются и пекут разбитые губы. – Неужели ты считаешь, что ты на это способен? Ты можешь быть силен, но перережь ты хоть гарнизон ангелов, благодати тебе не достать. – снова смех. – У тебя хватит сил лишь на то, чтобы ножиком резать, вот и все… Если ты думал, что у тебя есть на это силы, то мне тебя чертовски жаль. Неприятно, когда рушатся планы, не так ли? 
- Заткнись! – под ребра бьют кулаком, и Далия сгибается, опуская голову вниз, буквально повиснув на руках у черноглазых. Из рта, помимо кашля, что драл горло наждаком, вырываются и струйки крови, окрашивая пыль на бетонном полу. Далия облизывается, сплевывает на пол собравшуюся во рту жидкость и поворачивает голову, косясь на демона. 
- Ты… сейчас сдохнешь… - на что в ответ Далия получила лишь изогнутые в ухмылке губы и надменный смех. Единственное, что не учла черноглазая тварь, так это то, что ангел уже пару минут как косилась на клинок из небесного метала, рукоятка которого неприметно торчала из кармана пиджака демона. Она резко дёргает рукой и ей все же удается высвободиться, схватить клинок и всадить его в горло демону. 
- Вот тварь! – на голову опускается удар, и ангел летит на пол, так и не увидев, как подох один из шайки вампира.

+3

15

Кем бы ни был враг, кем бы ни был ты сам - никогда нельзя заранее праздновать победу, ведь внешний вид может быть обманчив. Хромой калека может оказаться превосходным стратегом, а слепой и глухой – имеет глаза и уши в виде своих подчиненных так, что вы даже не заметите, что к вашему горлу приставят нож, а затем полоснут со слепой улыбкой на лице. По итогу репутация не оказывается пшиком, она не слишком разрекламирована, а именно отражает суть, и по итогу ваш череп размозжен.
Так и оказалось, что вампир был далеко не так прост, как думалось ангелу. Она сильно переоценила себя и не оценила в полной мере силы соперника. В принципе, если не применять сверхспособности, то они были на равных. И рыжая, и северянин всю жизнь вели сражения, они поднаторели в этом весьма прекрасно, потому, нужно было с холодным рассудком действовать, а не поддаваться примитивной ярости и мести, что так легко взяли верх над ангелом.
   Как ангел удивлялась отпору — это было видно по ее взгляду, так же и Эрик пытался понять, с чего небесное создание столь пылко себя ведет. И ладно, если бы дело было только в их личностном противостоянии как монстра и того, кто больший друг людям. Нет, все было гораздо глубже — рыжая пришла мстить за конкретного человека, а не за страдающее от нападок вампиров человечество в целом. Люди умирали каждый день, и сотнями по всему миру, но лишь за тем парнем пришла на завод девушка. Их однозначно что-то связывало. Что именно, Нортмана это уже не касалось ни тогда, ни сейчас тем более. Казалось, вообще, с каждой минутой он терял интерес к жизни в целом в этом бренном мире. Его внутреннее существо вполне бодро сменяло один ритм жизни на другой, все происходящее становилось настолько для него нормальным, как для всех живых существ дышать. Он быстро адаптировался к новому образу жизни. Все в норме, все так и должно быть, а жертвы, те кто оказывается случайно на его пути, виноваты сами — не нужно быть доверчивыми и глупыми. Жалость — исключить из лексикона. Сострадание — тоже.
Его гостья это понимает, но, за что ей отдельное уважение, она не теряет силы духа. Она бросает свои слова, пытается смеяться, правда, ни первое, ни второе, не пробьется через бетонную стену хладнокровия.
   - Если ты думал, что у тебя есть на это силы, то мне тебя чертовски жаль. Неприятно, когда рушатся планы, не так ли?
Он одаривает ее лишь снисходительным выдохом и снова направляется к сидевшему в круге ангелу. Позади него другой ангел снова хочет дать бой, но терпит неудачу. Небольшая потасовка позади его спины заканчивается потерей одного из демонов. Остальные переглядываются, но слова не говорит никто. Лишь подтаскивают девчонку уже без чувств в круг.
Та снова бросилась вслепую, заблуждаясь насчет всех присутствующих — всякий находящийся здесь был тварью в последней инстанции, и каждому первому было плевать на каждого второго, кто на глазах умирал. Здесь не было места скорби, а раскаяние касалось лишь размышлений, что отчего то небесных созданий одарили большей живучестью, нежели все остальные виды.
Но, несмотря на такое богатство, даже это не может быть панацеей в бою, ведь иногда мы сами теряем бдительность, слишком завязнув в мыслях о возмездии. Она не знала о тех методах хитрости и двуличия, коими овладел северянин за тысячу лет. В противовес ему ангелы были прямолинейны, что играло с ними злую шутку. Отсутствие эмоциональной составляющей — вот их уязвимое место, а когда, как показывала практика (Кастиэль и эта рыжая), на их головы все же сваливался мешок из чувств, то начинался полный сумбур, который словно лавина стирал здравый смысл и рациональность.
   - Тебе, мой дорогой друг, отведена очень важная роль, - без каких-либо лирических отступлений начал Эрик, обращаясь к сидевшему ангелу. - Твоя сестра сегодня отсюда не уйдет живой. Ты же можешь избежать ее участи, сделав кое-что для меня. Ты должен лишить ее благодати.
Еще до появления рыжей, этот небесный экземпляр прекрасно догадывался для чего он был сюда доставлен. Обычно, таких как он убивали на месте и забирали клинок, потому что он являлся хорошим оружием против многих тварей. Обладали им единицы и, естественно, носили сию вещь очень бережно, не демонстрируя лишний раз ее наличие. Но да, как и было уже озвучено, все в этот раз было гораздо серьезнее и интереснее, о чем смекнуло это пернатое создание и, разумеется, понимало последствия всей процедуры.
   - Конечно, - сжал губы Эрик в ответ, услышав ожидаемый отказ. Эти небесные твари не продавались, они шли вперед как твердолобые идиоты, сражаясь за своего Бога, даже если их порежут на ленточки и пустят на пирожки. - Тогда мы спросим ее мнения.
Не обращая внимание на речи ангела, вампир повернулся к демонам, кивнув: - Принесите воды. Нужно привести ее в чувство.

   Несколько минут были потрачены на убирание тела той охотницы и демона, а затем ожидание, пока нехитрыми манипуляциями возвращали сознание последней их гостье, которая теперь сидела на стуле со связанными руками прямо в паре метров от своего небесного пернатого брата.
   - Если бы вам не только промывали мозги на тему верности вашему Всеотцу, то, возможно, всего бы этого не было, - кивнул Нортман на несколько увечий, что успела насобирать ангел во время их схватки. Хотя, сюда можно было отнести и ее излишнюю любовь, и переживание за людей, которые не стоят и пальца порой. Еще ангел поплатится своей жизнью за любопытство в первую их встречу. Все, как карточный домик, рушилось — она пришла на заброшенный завод и потеряла того копа, сейчас она снова там, куда девушку не звали, и снова будет такой же исход. Наверное, она сейчас это понимала, всегда умная мысль приходит много позже того срока, когда была необходима.
   - Твой собрат не хочет сделать для меня кое-что. Он готов умереть, столь рьяно защищая вашу ангельскую целомудренность. Но ты нет, ты другая, - схватил вампир за подбородок девушку, грубо сжимая пальцами, заставляя тем самым смотреть на него. - Ты готова отдать свою жизнь за другого, что не свойственно таким, как ты. Потому, ты сможешь его убедить это сделать.
Что с ней было не так? Слишком долго пробыла на земле? Или, может, над ней тоже провели некоего рода эксперимент, вроде того, в который угодил Эрик несколько недель назад. Тогда все способности были стерты, словно их и не было — просто чистый лист из создания, что слишком давно было человеком.
   - Ожидаемо, - согласно кивнул Нортман на отказ и этого ангела. На другой ответ он и не надеялся, как и продолжать кипеть от злости тоже не было смысла. Он быстро пришел в себя с момента их схватки, разум уже остыл, возвращаясь к замыслу. Нет ничего хуже, когда сознание объято яростью, ведь она спалит все дотла, лишит рациональных идей и, вместо трезвого поступка вот ты уже сворачиваешь шею собеседнику. Да, умением ждать владеют крайне малое количество людей. Северянин был в их числе. Привыкший к полному анализу любой ситуации он не спешил.
   - Тогда я тебе немного помогу. Смотри, - из кармана он достал свой мобильник и мотнул по экрану большим пальцем, оставив тонкий свежий след крови от недавней драки. - Всего лишь один звонок и все, - палец замер на длинном номере. - За твоим Коулом следят и знают до мелочей где и что он сейчас делает. Та охотница тому доказательство, - напомнил мужчина про девчонку, что была так называемым волком в овечьей шкуре. - Она была не одна такая, ты понимаешь, о чем я? - нужно быть совершенно круглым идиотом, чтобы не понять толстого намека о еще одних людях, что могли близко быть к другу ангела.
- Еще, тебя видели в Сиэтле, причем не один раз. Как думаешь, сколько мне понадобится времени, чтобы найти твоих друзей и там, м? - предложенный выбор был грязным шантажом, но он, как и десять веков назад, как и пятьдесят лет, работал одинаково без сбоев. - Прекрасно, - спустя несколько секунд холодная усмешка северянина с легким торжеством отметила, как изменился взгляд рыжей. Он попал в точку, у ангела были друзья еще. Теперь она действительно понимала все последствия своего отказа. Как говорится, мы в ответе за тех, кого приручили.
   - Раз мы теперь друг друга понимаем, то перейдем снова к нашей проблеме. Ты, должна уговорить его, - ткнув пальцем в рыжую, Эрик затем жестом махнул в сторону другого закованного ангела, - лишить тебя благодати. Ты была права, что такое лично мне не под силу. И я бы еще искал методы дальше. Но сегодня твое появление решило сразу все проблемы. - вампиру нужен был человек, сведущий в енохианской магии. Не слишком популярное умение, между прочим.
- Вперед, - подтолкнул Эрик гостью к ее действиям, - помни о Коуле, остальных и даже нем, - к горлу сидевшего лег ангельский клинок. Северянин был настроен абсолютно решительно — будет отказ от этих, прирежем и найдем других. Да, время потерянного жаль, но всегда есть неоправданные ожидания и их нужно уметь принимать стойко, а иначе нет смысла в борьбе вообще.
[AVA]http://i.yapx.ru/DSZFy.gif[/AVA]

+3

16

[AVA]http://sh.uploads.ru/8fBt0.gif[/AVA]- Люди всегда либо исправляют чужие ошибки, либо страдают из-за них, Коул.
- Это не твоя вина, ты знаешь, кто настоящий враг, не нужно... не нужно вешать на себя его смерть, Даль. Мы пришли сюда не для того, чтобы в этом разбираться. От этого никому легче не станет.
- Мне станет легче, когда я закончу это.
Неужели это кладбище, оплот усопших, чьи тела и прах навсегда нашли себе пристанище в земле, могло вызвать такие чувства? Наверное, даже самый безразличный и черствый проникся бы этим гадким чувством, которое лезло под кожу здесь. Ты идешь мимо надгробий, оглядываешься по-сторонам и каждый раз твой взгляд цепляется за новое имя, за новую дату, за новую смерть. И где-то между бесполезной тоской и мыслями об утраченном друге, затерялась догадка о том, что у них с вампиром много общего - например, желание убивать.
Ошибки, как часть жизни, люди страдают из-за них всю свою жизнь. Горюют из-за пролитого на новую блузку кофе, из-за порванного носка, который зацепился за край криво прибитого гвоздя, люди переделывают отчеты, замазывают шпаклевкой дыры в стене, где когда-то висели фотографии бывшего супруга. Каждый день делают сотни незначительных дел, ждут, когда чаша терпения наполнится и все, что так долго копилось, неудержимым потоком выльется за край. И это, сантиметр за сантиметром набирает силу, скорость, перерастая в непреодолимую волну, которая движется... куда? К саморазрушению. Ангелы устроены иначе. А так ли это на самом деле? Пытаться вписать новые строки в уже написанную книгу гораздо труднее, чем писать на абсолютно чистом листе. Но ошибки нужно исправлять.

Не самое приятное ощущение - чувствовать, как твоя голова окунается в противный, мерзкий холод, как грязная вода затекает в уши, рот, как щиплет на ссадинах, как из легких вырывается кашель, рефлекторно, просто как попытка спасти жизнь. Мозг помнил, что происходило, тело тоже знало, чувствовало, что в опасности, только вот делать рывок было бесполезно - руки крепко, намертво прикованы, и брыкайся не брыкайся, ты можешь разве что опрокинуться на бок вместе со стулом. Но Далия была еще жива. Радовало ли ее это? Как знать, ведь умысел вампира был ясен, как солнечный день, единственное, что оставалось тайной, так это насколько его терпения хватит. Далия сейчас, как и всегда, была уверена в ангелах, в том, что как бы они не поступали, некоторые законы знают все.
Взгляд замечает брата рядом, а после она, словно зверье от огня, отстраняется назад прочь от возникшего вблизи вампира.
- Если бы вам не только промывали мозги на тему верности вашему Всеотцу, то, возможно, всего бы этого не было. - это было излюбленной темой абсолютно всех, кто когда либо встречал на своем пути ангелов и воевал с ними. Все поголовно считали, что у них есть право рассуждать так, они были полностью залиты самоуверенностью и с неоспоримой для себя правотой твердили то, о чем не имели представления. Верность Господу, тому, кто всё существование был рядом, тому, кто и есть частичкой тебя - это не могло быть упреком. Это можно расценивать, как верность самому себе, тому долгу, что яркой нитью простеган сквозь суть. Мозги заточены не на верность - на защиту, на жертвенность, на сочувствие тем, кого Отец создал. Люди и только люди.
- Ты считаешь, что меня волнует пара царапин?
- Ты готова отдать свою жизнь за другого, что не свойственно таким, как ты. Потому, ты сможешь его убедить это сделать.
Увы, от цепкой хватки было не увернуться, не избежать, но Далия и не старалась. Просто всё с тем же рвением и желанием прикончить тварь, смотрела ему в глаза. Возможно, это может слыть глупостью, но рыжая боялась далеко не этого - не глаз врага напротив, не ран, не смерти.
- Ни один ангел никогда не пойдет тебе на встречу! - девушка дергается, и ей все же удается избавиться от хватки на своем лице. - Он блефует, он никого никуда не отпустит, брат.
В этом всем было что-то, что тревожило Далию с самого начала - тревожный звон, который пронизывал каждую клеточку тела, но она просто не обращала внимания. Может это и было тем, к чему стоило прислушаться? Теперь она уже не узнает и, возможно, никогда не покинет пределы этой комнаты. Не страх делал это, а тревога, сомнения в верности решения. Она запуталась в этом лабиринте, как крыса, что наспех пыталась прогрызть себе путь прочь от пожара, вылезти из этого короба, в который ее поладил очередной монстр, жаждущий проверить свою теорию. Что-то говорило, что нужно было бежать. Никогда. Ангел наверняка бы никогда не нашла покой, не остановилась бы, пока не сожгла всё, не обратила всё в безжизненное серое пепелище.
- Как думаешь, сколько мне понадобится времени, чтобы найти твоих друзей и там, м?
Ангел дергается в очередной раз, снова бесполезно.
- Ты - тварь!
Если это и было правдой, то сработало только в том, что подлило масла в костер. Ангел была уверена, что Коул и Джон смогут за себя постоять, что это всего лишь уловка. Но это сработало. Приправленный горьким опытом потерь разум запаниковал, впустив мысль о том, что нужно согласиться, что хватит терять друзей, тех, кто дорог, только вот все это меркло на фоне того, что чеканила ангельское яство. Благодать - это не обычный ингредиент для мелкого заклинания и нельзя было, чтобы он достался вампиру. До сих пор не было понятно, что за планы он выстроил у себя в голове, зачем ему понадобилась ангельская суть, возможно, это была просто гордыня, желание показать свое первенство, что слепо им руководило. Такие как он не понимают, что своими действиями разрушают мир в котором сами живут, что сжимая в руках кувалду, они бьют в крошево, так, что осколки разлетаются повсюду, приносят разрушения, совершенно не задумываясь о последствиях.
- Помни о Коуле, остальных и даже нем.
- Кем ты себя возомнил? Капля урванной силы взрастила в тебе просто непреодолимую гордыню, которая не дает тебе видеть дальше твоего носа? С чего ты взял, что я буду помогать тебе? Вперед, натрави своих псов на всех, кто мне дорог, я уверена, что они смогут постоять за себя и сделают то, что я не смогла! Ты рассуждаешь так, будто у тебя есть власть, но ты ошибаешься. У тебя нет ничего и никогда не будет. Ты просто жалкий. Не нужно быть даже преданным Господу ангелом, чтобы видеть, что ты всего лишь очередной таракан, который просто шкодит. Ты думаешь ты первый такой? Вас была сотня, вас были тысячи, безмозглая толпа баранов. - Далия хмыкает. - Убедить? Ты сумасшедший! Ни я, ни он, - Далия кивает на ангела, - никогда не пойдем на это!

Отредактировано Dahlia (20.02.19 18:21)

+1

17

Натиэль, ангел

[indent] Натиэль молчал. Все это время, пока эти двое вели разговор, он, безмолвствуя, наблюдал. Он узнал отступницу, которую уже давно искали Небеса. Одна из ангелов, которая отошла от заветов Бога, сама решая, что и как делать. Ангельское радио то и дело сообщало о поиске новых отступников. За последние годы их становилось все больше и больше. Сами того не понимая, они не помогали людям, а вредили Небесам. Они посмели подумать, что лучше Бога знают, как правильно поступить. Натиэль был истинным воином, привыкшем точно и четко исполнять приказы. И никогда ему не понять тех, кто внезапно «уходит к людям», как они это называют, забывая о своем долге и том, для чего они были созданы. Есть ли таким место на Небесах среди своих братьев и сестер? Нет. Именно поэтому ангел для себя все уже решил. Если в самом начале у него еще были какие-то сомнения, то сейчас он был уверен в принятом решении. Им отсюда живым не выбраться, если они будут сопротивляться и упираться в своем решении. Этот вампир сделает все, чтобы достать желаемое. Так почему бы ему этого не дать? На собственных условиях, конечно. 
[indent] - Стой, - тихий спокойный голос ангела прерывает разговор. Даже сейчас, когда жизнь висит на волоске, он не теряет хладнокровия. Это еще одна черта, которая отличает его от отступницы. Те, кто спустился на Землю и давно не откликается на зов братьев, более эмоциональные. Они теряют холодные разум, все чаще и чаще поддаваясь зову эмоций. – Я согласен. С одним условием. После того, как я это сделаю, ты нас отпустишь.
[indent] Это был нелегкий выбор, но он сделан. Натиэль не был уверен, что у него получится уйти отсюда живым. Но ему было нужно только одно – вырваться из этого помещения. А там. Там он сообщит по ангельскому радио о происходящем, опишет этого вампира и ему уже не скрыться. Можно справится с одним воином Небес, с двумя, но не тогда, когда против тебя восстает целый строй хорошо подготовленных херувимов. Тех, кто был создан сражаться и защищать. Здесь не поможет ни хитрость, ни сноровка, ни огромный военный опыт, если он есть.
[indent] - Дай мне сосуд для благодати. Уверен, ты его подготовил, - Натиэль был все так же хладнокровно спокоен. Со стороны казалось, что он вообще с полным безразличием относится ко всей этой ситуации. – И развяжи меня. Вряд ли я смогу это сделать со связанными руками.
[indent] Можно было попытаться вырваться, пока ему развяжут руки. Вполне возможно, даже удалось бы сбежать, но риск слишком велик. Если просчитать все возможные варианты, выходила слишком маленькая возможность сбежать. Поэтому ангел дождался, пока его освободят, поднялся и размял руки. С полным безразличия лицом забрал небольшую склянку у вампира и подошел к Далии.
[indent] - Прости, сестра, но в этом есть и твоя вина. Нельзя поддаваться эмоциям. Они вредят, и ты сама это сейчас понимаешь.
[indent] Само действо, что он сейчас совершал, претило его природе. Но Натиэль откинул голову девушки, придерживая ее за лоб, другой рукой с ангельским клинком сделал небольшой разрез, откуда тонкой серебристой струйкой потекла благодать. После он закрыл склянку, залечил рану на шее Далии и повернулся к вампиру.
[indent] - Вот благодать, - он крепко держал ее в руках, готовый в любой момент ударить ее об пол. Тогда она вернется к владелице. – Я тебе ее отдаю, и ты нас отпускаешь.

+2

18

[AVA]http://s5.uploads.ru/kjFxo.gif[/AVA]Огромных усилий стоило принять то единственное решение больше года назад - решение покинуть родной дом, и это же стало самой большой ошибкой. Последствия этого решения ангел будет разгребать еще очень долго, а сомнения и горечь грызли уже сейчас - в эту же секунду, когда все резко переменилось. Тогда Далия бросила все в надежде на то, что на земле ее ждет все совершенно другое, новое, чистое. Она считала, что люди уже достаточно возвысились, отказались от бесполезных массовых войн и насилия. Она видела, что смерти, болезни, трагедии - все это научило их, сделало сильнее не только физически, но и морально. Люди уже давным-давно перестали быть настолько черны внутри, настолько холодны друг к другу, и это манило. Даже слишком, так, что затмевало любую разумную мысль. Желание прикоснуться к созданиям, понять их суть, почувствовать все, что чувствуют они - это был вердикт еще тогда, когда Далия оказалась у тюрьмы брата на небесах. Но... Именно сейчас, в эту секунду ангел понимала, что держало ее на земле. Что не давало ей вернуться туда, где с начала времен была ее обитель. Люди хрупки внутри и снаружи, порочны, запросто поддаются злу, травят свои души в грехах, но это всего лишь их неотъемлемая часть, с которой одни борются, а другие этих демонов кормят. Поступок Натиэля напомнил Далии о том, почему она решила бежать прочь, почему она отказалась от так называемой родни. Она всегда видела в ангелах это. Она сама такой была, сама поступала так же когда-то - жертвовала жизнями других ради общего блага, принимала решения, которые не в праве была принимать, игралась жизнями. Игрался и он. Вот так просто и наивно поверил в слова вампира, в которых не было ни грамма правды. Далия переменилась в лице, весь ее злостный запал вдруг исчез, а в глазах страхом заблестело понимание того, что сейчас произойдет. Очередное предательство. Нож в спину, который был готов вонзить каждый из небесной братии только за то, что ты посмел противиться правилам, обойти непреложный закон и сделать что-то, что не по нраву остальным. Знала ли Далия, что так будет? Знала. Она даже знала, что однажды попадется или Закуму, или другим ищейкам, но она думала, что ее убью или отправят на честный суд и чистку. Потерять благодать - это как перерезать тормозной трос. Рано или поздно ты разобьешься, потеряв управление.
- Нет, нет, нет, стой! Что ты делаешь??? Он врет! Как ты можешь верить ему, Натиэль? Он не сдержит слова! Он блефует! Как только он получит то, что хочет, он убьет нас обоих! Ты свободен, дерись, трус!!!
Далия дергается, пытаясь освободить руки, отдалиться, отвернуться, но чем больше кожа на запястьях впивалась в толстые веревки, тем быстрее ее надежда ускользала.
- Прости, сестра, но в этом есть и твоя вина. Нельзя поддаваться эмоциям. Они вредят, и ты сама это сейчас понимаешь.
- Нет, молю, остановись! Посмотри, что ты делаешь? Ты же знаешь, что меня ждет потом! Знаешь! Как ты можешь дать ему то, что он хочет? Ты еще глупее, чем я, раз веришь в его слова и в его честность!
Но все уговоры и доводы были лишь песком, который еле слышно шелестел под ногами. Ангел ее не слушал, и ни одна мускула не дрогнула на холодном лице, когда клинок, что оказался в его руках, был направлен не на противника, а на то, чтобы просто забрать силу у сестры.
Нет...
Странное ощущение, пугающее. Больнее всего был не порез и не то как быстро уходила энергия из тела. Казалось, будто ты лежишь на холодной мягкой перине из белоснежного снега. Ледяные витиеватые гранулы мягко ложатся сверху, касаются кожи, и каждое прикосновение отдает током. И чем дольше ты лежишь, тем ярче понимаешь, что теперь эта прохлада болит, что некогда мягкий белесый ковер превращается в ледяную клетку, что сковывает мышцы. А все, что у тебя остается - не холод, ведь ты его уже не ощущаешь, а парализующий страх.
– Я тебе ее отдаю, и ты нас отпускаешь.
- Это ошибка. - проговаривает Далия и смотрит в спину брату, после переводит взгляд на вампира. - Отпускай его, ты ему обещал! - шипит Далия, глядя в те же непроницаемо холодные глаза. Она не верила, что он его отпустит. Вампир просто не сможет пройти мимо возможности прикончить еще одного ангела, и, впрочем, Далия надеялась, что так и будет. Она думала, что теперь, получив желаемое, блондин успокоится, закончит здесь, и все его угрозы, которые летели в сторону друзей и близких рыжей, окажутся лишь словами. Но желание разорвать ему глотку никуда не исчезло, вся злость просто теперь распределилась на два фронта, но основателем ее все равно оставался вампир. Руки все еще держат канаты в натяжении, и теперь запястья ощущают то жжение, которое следами остается на коже от тугих веревок. - Отпускай его, - очередная попытка сделать укол, задеть хоть одну нервную клетку этого куска льда и может быть дать шанс Натиэлю воспользоваться моментом, и нанести удар. Лишить змею головы, оставить тело безвольно и слепо ползать. А с демонами справиться будет легче. Далия все еще хорошо помнила, что этот вампир не был из ряда обычных, но проверять все его тузы в рукавах не слишком хотелось. Давай же, не будь тупым куском ангельского материала, думай!
- Надеюсь твой поступок будет в почете на небесах, брат, надеюсь ты горд собой! Вот именно поэтому я здесь, на земле, подальше от вас всех! - Натиэль поворачивает голову, но в его глазах нет ни капли сочувствия, ни капли сожаления о своем поступке - все то же холодное безразличие. Такое же, как в глазах вампира. И в чем различие? В порции силы, что заложена внутри? В длительности существования? Но теперь это не имело никакого значения, Далия понимала, что это настоящий конец, и если даже они опустят ангела, то ее уж точно ждет посмертная тьма.
- Нет, стой!!! - секунда, не более, после помещение озаряет белый свет, а девушка наблюдает, как тело брата безжизненно валится на пол. Я же говорила, будь умнее! Но внутренний крик слышала только она сама, а ее взгляд переметнулся с мертвого ангела на вампира. - Освободи меня, и я сотру тебя в порошок, - рыжая говорит тихо, хотя прямо сейчас каждая мышца ее тела напряжена до предела. - Ты заплатишь за то, что сделал, ты сдохнешь, и про тебя никто не вспомнит.

Отредактировано Dahlia (16.03.19 22:38)

+1

19

Ангел ошибалась. У него сейчас не было власти, приходилось ныне все делать чуть ли не самолично, чтобы добиться успеха. Когда-то, веков десять назад — да, в руках конунга была сосредоточена сила и власть. Тогда один только его взгляд — и человек падал на землю ради собственного выживания. За северянином шли через моря, с ним преодолевали горы и равнины, осваивали другие берега, в частности, север Британии. Эти достижения, к слову, отображены в исторических источниках, правда, наравне с прикрепившимся намертво прозвищем «братоубийца».
Была это слепая любовь к конунгу, страх или уважение - все одно. В итоге цель Эйрика была достигнута — его людей было всегда в достатке, никто не смел дать ему отпор. За ним всегда было последнее слово, будь то суд, тинг или поле боя. Лишь к религии Эйрик питал холодные чувства. Тем не менее, он делал так, как велели правила и следовал постулатам, которые соблюдались годами еще отцом. Обещание мести за смерть семьи лишь сдерживало от самоличного сжигания всех сооруженных изваяний богов, которых викинг мысленно вычеркнул из своей жизни, ведь если народ бы видел насколько их конунг равнодушен к Одину и Тору, то вмиг бы нашел замену атеисту их веры.
На любом религиозном ритуале на его лице была непроницаемая маска веры, а найти подвох мог лишь старший брат. Впрочем, позже он и расплатился за это знание. Может, не стоило Эйрику делить мнение о богах вообще ни с кем? Кто знает, может все было бы иначе. А может, вовсе нужно было установить свою собственную религию? Такое тоже было возможно в те времена. Достаточно было бы применить оружие и пообещать ближайшим соратникам солидный куш. Люди были алчными всегда и нашлись бы желающие для любой задумки. Но и это было не интересно тогдашнему конунгу. Всеобщее поклонение богам он не воспринимал всерьез, ставя лишь на самого себя. Раз никто не пришел ему на помощь в ту ночь, то с чего бы он с искренностью должен прославлять их эфемерное существование и дальше?
Взгляд Эрика падает на лицо ангела. Тот кажется безэмоциональным. Легко и спокойно течет речь его, но вампир уверен наверняка — даже за холодным рассудком скрывается просчет. Ангелы напоминают северянину его скандинавских богов: такие же высокомерные, а им все равно молятся миллионы людей по миру, призывая и умоляя о помощи. Те, являются на зов, но разве только для помощи? Оба ангела использовали вессели отнюдь не от своей доброты душевной. Ах, впрочем, у них то и души нет. В них искусственный интеллект, который обязан подчиняться, не делая никаких поправок. Ангелы настолько бездушны и бесстрастны ко всему, что возникает вопрос об их необходимости на земле. Они говорят о своей помощи людям, но на деле выходит как-то совсем наоборот. Где ангелы, когда истребляется город, где ангелы, когда родители теряют единственного ребенка от тяжелой и неизлечимой болезни? Попавшие в беду молятся, но не получают ничего в ответ. Не удивительно, что люди бросаются к другой стороне, вызывая демонов и загадывая желание, за исполнение которого плата непомерно высока. В ответ на это небесные морщат презрительно нос, осуждают человека. А ведь этого всего можно избежать, став менее бесчувственными. Но, увы, такому не бывать, это не заложено в ангелов. Как и умения думать не по шаблону:
   – После того, как я это сделаю, ты нас отпустишь, - шаблон велит сражаться до конца. Шаблон велит быть верным и не рассматривать третьи варианты.
   - Разумеется, - невозмутимо отвечает вампир в ответ. Бездушное создание столь верит в честность врага или на самом деле думает, что им удастся уйти отсюда целыми и невредимыми? Из двух небесных созданий, Далия оказалась умнее. Или, может, более человечной. Достаточно было вспомнить ее эмоциональность в их первую встречу и сейчас. В глазах девушки горел огонь, она сражалась, словно человек, который многое потерял в этой жизни. Обычно, подобные ей вели себя иначе: они с холодным и даже безучастным видом шли на любую бойню. В этом Эрик увидел некую схожесть уже со своим народом, жившим тысячу лет назад. В то время викинги очень боялись позора, а запятнать свою честь чем-то нечестивым было сравни смерти. Нарушь ты обет или клятву случайно — позор тебе на весь род. А если еще и поступок был осознанным и было совершено предательство против людей своего клана, то быть проклятой семье предателя до скончания веков их. Один не храбрец мог обречь не только своих близких на просто позор и клеймо предателей, а еще и тех, с кем он был в походе. На рыжей ярким пятном светилось пятно позора — завела дружбу с людьми, коих небесные не ставили себе ровней. Несомненно, по мнению второго ангела, Далия была позором. Такой как она путь на Небеса был бы закрыт, даже будь благодать при ней.
   - Нельзя поддаваться эмоциям, - золотые слова. - Они вредят, и ты сама это сейчас понимаешь.
Пленница понимала лишь что взывать к честности вампира бесполезно, хоть в чем-то она поднаторела - верить монстрам нельзя никогда. Лучше сто раз перепроверить, подвергнуть сомнению или хотя бы сделать вид, что веришь. Хотя далеко ушел ли он сам от этого же постулата? Не столь давно северянина отымели настолько жестко, что если бы моральная боль могла убить, то Пэм бы уже носила цветочки на его надгробие уже добрых три недели. Мужчина до сих пор был зол, а краткие вспышки ярости лишь на миг меняли траекторию, направляя ее в другое русло. Немного отвлекся и сейчас — выпустил пар. А ведь прежде такого бы он не сделал. Не было бы столько смертей только ради какой-то выгоды, шантаж да, но не такое поголовное истребление людей, словно скот. Что сказал бы Годрик? О, даже хорошо, что он этого не видит.
А может, к этому Эрик бы рано или поздно пришел? Ведь он все та же тварь, кровопийца, что живет за счет жизни других людей. Пусть он и не убивал их полностью, ради утоления жажды крови, как было лет сто назад. Такую концепцию привил ему Годрик, вернее положил начало, потому что не всегда Нортман мог следовать просьбе Создателя. А тот ждал, терпеливо ждал, изменяя своим принципам, которые шли с ним под руку гораздо дольше времени, чем было по возрасту самому Эрику. Веры Годрика хватило бы и дальше, будь он жив. Но, довольно размышлений.
   – Я тебе ее отдаю, и ты нас отпускаешь, - Эрик улыбается так в ответ, словно перед ним ребенок, наивно полагающийся на честность родителя, словно перед ним больной душевно человек, к которому нужно относиться по-доброму и с пониманием его слабости. Рука даже почти тянется похлопать ободряюще по щеке.
   - Вот именно поэтому я здесь, на земле, подальше от вас всех! - внимание ангела перехватывает рыжая и именно в этот момент второй клинок рвет внутренности весселя ее брата. Помещение озаряется белоснежным ярким светом, все на мгновение закрывают глаза.
Маленькая емкость успевает перехватиться широкой ладонью вампира и он бережно убирает ее в карман. Он с хищным благоговением наблюдал за всем процессом и вспоминал слова Аграт о том, как происходит забор силы созданий Бога. Их встреча была не долгой, но весьма плодотворной. Эрик был благодарен ей за это.
Слова о мести доносятся до мужчины от еще одного ангела, она еще жива и брызжет слюной от злости в его адрес. Но все эти угрозы не трогают его, сколько он их слышал за всю свою тысячелетнюю жизнь? Сбиться на счете можно после нескольких сотен.
   - Мне наплевать, - пожимает Эрик плечами. Наклонившись, он поднимает второй клинок только что сгоревшего ангела и убирает его в карман куртки. - Мне не нужна ничья память.
Это на самом деле так — не нужны ему ничьи воспоминания, не нужны сожаления при его возможном уходе, ведь разве будет толк по стенаниям, которые ни он не услышит, да и не помогут они ничем. Разве что он сожалеет о том, что в хрониках истории он прописан как человек, убивший свою семью, лишь это. Впрочем, это тоже лишь его ошибка — ослепленный жаждой местью он шел по головам, не особо заботясь, как это может выглядеть со стороны, да и разве мог он подумать, что спустя десять веков будет слышать осуждение из уст великих (разумеется, как считают сами они) историков мира о своей собственной жизни? Все эти лживые теории заставляли злиться на самого себя раньше. Теперь, он смотрел на все со своей той прежней стороны: убили твоих близких, разве поступил бы ты иначе? Нет. Конечно же, нет.
   - Жаль его, - оценивающим тоном проговаривает Эрик, осматривая убитого ангела, словно торгаш тушу на рынке. Но сожаление быстро проходит, потому что потрошитель мог остаться вовсе без благодати, не заявись сюда рыжая. Кстати, о ней... - Ты больше ничего мне предложить не можешь? - как бы между прочим обращается вампир уже к Далии. Он уже собирался уходить и даже сделал знак рукой своим сподручным, что ангел их — те кивнули и терпеливо дожидались того, как можно будет запустить свои руки к рыжей.
[AVA]http://i.yapx.ru/DLNFe.gif[/AVA]

+3

20

- Себя пожалей.
Однажды эта игра в русскую рулетку должна была закончиться чьим-то проигрышем, и закончилась. Пять попыток из шести, и сейчас вампир в последний раз нажимал на курок, целясь прямо ей в голову. Образно, и это было далеко не игрой, это было паршивой реальностью, и сейчас ангел ощущала на себе тесную сбрую, а от желания хозяина зависело все — направление, жизнь, и захоти он направить повозку в пропасть, конец предвиден. Впрочем, загоревшиеся улыбки на демонских лицах избавляли от надобности самолично придумывать исход ситуации, предполагать, в какое место на теле будет воткнут клинок. Но организатор праздника собственноручно не желал марать руки, пополняя коллекцию выжженных ангельских крыльев на полу своего склада. Хотя, под мертвым телом рыжей следов уже не будет.
Блондин задает вопрос, который заставляет Далию опешить. От наглости, от пышущего самодовольства, которое позволяет ему, пользуясь ситуацией, демонстрировать презрение фактом гнусного предложения о сотрудничестве. Девушка злится еще больше, желая заглянуть в глаза кровопийце, а не смотреть в лица его подельников, каждый из которых просто безмозглое облако черного дыма, не более. Ангел не совсем понимала, что конкретно заставляло ее делать то, что она сделала спустя пару секунд после вопроса, но это было явно не продиктовано страхом смерти. Может быть она негодовала от того, что ей не дали возможности защищаться, что, впрочем, было логично, ведь у демонов правила не в чести. Может быть она пыталась в очередной бесполезный раз задержать вампира, выгадать хоть немного времени болтовней и придумать что-то. Попытаться выбраться из пут, или же спровоцировать мужчину на действия, которые могут сыграть ей на руку в последствии. Непонятно, и слишком сложно. Много теорий, пристанище которых психоанализ, тяжелые раздумья о смысле поступка, о его истоках, но сама же Далия привыкла руководствоваться инстинктами, желаниями и интуицией. И именно последняя вопила о том, что блондину нельзя дать переступить порог.
И девушка начинает разговор. Медленно, аккуратно. Обдумывая каждое слово. И если раньше она выплевывала те фразы, которые приходили в голову, то сейчас в голове была четкая мысль, но и назвать действия планом тоже нельзя было. Возможно, ангелы были правы, и ей больше не место на небе, но бороться до последнего — это то, что отличало ее от небесных.
- Видишь, как ангелы прогнили? - она задает вопрос в ответ. Голос ее спокойный и ровный, будто сейчас привязанной на стуле сидела совершенно другая рыжая, не та, которая пару минут назад кричала проклятия и угрозы. - Он,- девушка кивает на своего брата, - сам виноват. Как и я, да? Но причина моего поражения — это не твоя сила, а моя слабость, и ты это знаешь...
Чуть дернув затекшими плечами, она пошевелила связанными руками и немного склонила голову набок, наблюдая за вампиром, который все еще был перед ней. - Все знают, что будет дальше, - она кривит в ухмылке уголки губ, переводя вгзляд на демонскую шайку, - но раз ты все равно меня убьёшь, позволь кое-что спросить. Я не буду спрашивать о том, как ты подмял под себя демонов, или для чего тебе благодать. - Далия запнулась, всматриваясь в его холодные, и не только за счет цвета, глаза. Девушка пыталась увидеть там то, чего раньше, заслепленная яростью, не видела. Может быть именно там таилась разгадка того, как забраться ему под кожу, как проникнуть в голову и надломить хотя бы часть, чтобы потом добить. - Убийцы бывают разные. Нечисть убивает ради пропитания и выживания, люди убивают время и других людей. Кто-то убивает просто ради развлечения, кто-то воюет за власть, отвоевывает свои границы. Кто-то убивает по неосторожности. Я всю жизнь наблюдаю за этим миром и знаешь что? Ты мне кое-кого напоминаешь. Тех, кто убивает ради другой цели. Вас таких много, вас тысячи, а имена некоторых даже вписаны в историю. Аттила, Ромул, Эйрик, Чингисхан, Каин. И объединяет все эти имена не величие, нет. А то, что однажды те, кто шел с ними плечом к плечу, рано или поздно понимают всю их настоящую суть, узнают, какими монстрами они являлись на самом деле. - ее голос тихий, а слова плыли без остановки, ровно, без единой дрожи, и на каждый свой безмолвный вопрос она видела ответ в светлых глазах мужчины. - Ты достаточно силен, как для обычной нечисти, но еще ты один, что нетипично для вампира. Ответь мне, Эрик, скольких своих братьев и сестер ты убил ради этой силы? Сколькими жизнями родных ты пожертвовал, чтобы быть в безопасности?
Ангел знала, что это будет последнее, что она скажет, и что наверняка на все ее вопросы она снова получит сухой холодный ответ, или же щемящую тишину. И что уже через пару секунд блондин переступит порог склада, исчезнет, а существование рыжей оборвется. Она вспомнила Натиэля, он не был ей братом, не был настолько близким, как все считали. Ангелы не семья, они просто часть одного пазла и вынуждены так существовать. Настоящей семьей, настоящими близкими Далия считала иных — тех, кто жил на земле и не всегда носил статус человека. Она переживала сейчас не за себя и не за то, что отправится в черноту, а за них, за своих подопечных, за друзей. Наступил момент безысходности, когда рыжая начала корить себя за глупость и недальновидность, за то, что не дала другим шанса на свою защиту, в которой каждый из них нуждается.

+2

21

Что определяет нашу личность? Сложный вопрос, если честно. Он настолько глубокий и запутанный, что рассуждать на такую философскую тему можно вечность, коей, что у вампиров, что у ангелов предостаточно. Но разве это как-то помогало ответить на выше прозвучавший вопрос? Даже спустя столько тысячелетий люди размышляли над ним, безрезультатно пытаясь найти ответ. Однозначно ответить нельзя, как бы кто ни старался, ведь множество факторов формируют наше «я»: это как и родители, причем даже характер и точка зрения может перейти по наследству из третьего поколения предков, так и сама среда обитания — где рос, учился, работал. Оба основных этих фактора вечные соперники. Чаши весов всегда между ними равны, но только с точки зрения нашей оценки. На деле же, лишь к концу жизни можно с уверенностью сказать, что в большей степени взрастило каждого из нас, отчего советы матери и отца так и не дошли до адресата, а мнение меланхоличного охранника на работе заставили пересмотреть все, а затем перевернуть с ног на голову свою жизнь. Хорошо, если совет этого же философа дал верный толчок в виде примера в качестве себя — человек увидел свою возможную перспективу жизни и решил, что сидеть на проходной - это не предел мечтаний, а начало конца. А вот если совет был принят и недалекий слушатель впитал всю эту чушь как губка, положив тем самым большой хрен на старания отца и учителей, которые вкладывали в него и знания и душу, то... тогда, увы, как говорится, вы ставили, дорогой папаша, не на ту лошадь.
   Мужчина уже готов уйти. Ответа на вопрос свой не получает, зато слышит другое, что заставляет его повернуться снова лицом к ангелу, которого внезапно посетила идея пофилософствовать.
   С чего бы? - спросите вы.
   Хороший ход, чтобы протянуть время, - будет мой ответ. Уж он знал больше, чем кто-либо про подобное.
   Ангел смогла вернуть его внимание — похвально. Но на этом плюсы в копилку этой рыжей заканчиваются. Что дальше? - вызывающий взгляд вампира обращен на девушку, и она продолжает дальше. А вампир не прерывает ее, пытаясь сравнить насколько различны создания Небес. Он сравнивает всех друг с другом. Это и солдафон, что сейчас лежит у ног на полу, и тот, кого встретил пару веков назад, и саму рыжую. Они все разительно отличаются друг от друга. Первый слепо верит в свое предназначение, второй был слишком наивен и добр, третья, словно один из миллионов людей, за которыми стоило приглядывать и помогать, резкая и эмоциональная. Каждый по-разному выполнял свои обязанности, возложенные на них сверху. И каждые из этих обязанностей и подвергались все тому же извечному вопросу о становлении личности. Даже эти бездушные аморфные создания могли стать предметом анализа. Сейчас этим и занималась рыжая, подвергая анализу и свое поведение и другого ангела. Да, она была отчасти права — оба были слабы духовно. Воспитанные под копирку, не имея собственного мнения, небесные воины были лишь пушечным мясом, которое должно было сдерживать орду темных сил, которые одерживают победу из раза в раз, из тысячелетия в тысячелетие. А ведь ангелы могли составить серьезную конкуренцию с их то набором умений. Но,не северянину судить, отчего всеобщий Создатель так халатно подошел к собственным произведениям мироздания.
Одно знал Эрик точно - в случае с этим ангелом, что резко сменил свою тактику, у рыжей взыграли не гены Всеотца, а среда обитания, в которой она, все еще не теряя надежды, старалась выжить. Что же, всегда есть бунтари, это даже хорошо, иначе было бы слишком скучно, мечтай все о скорой смерти, которая не всегда дает избавление от мук внутри.
   Нортман слышит каждое слово ангела и он все еще не готов ее убить. А может и готов, просто небольшой тайм-аут. Извечный интерес к жизни, привитый Создателем, не позволяет дать знак демонам расправиться с девушкой. Но эта мысль слишком быстротечна, потому что от рассуждения ангел переходит к очень щекотливой теме. Впрочем, рыжей уже терять нечего, она это понимает и идет на риск, ступая на сомнительную дорожку рассуждения о всех душегубах, что когда-либо бродили по земле. Мужчина делает знак и помещение пустеет, теперь в здании лишь он и эта девчонка. Злость потекла по венам, накаляя и без того сильный огонь в груди — он сам завершит все.
   - Убийцы бывают разные.Нечисть убивает ради пропитания и выживания, люди убивают время и других людей. Кто-то убивает просто ради развлечения, кто-то воюет за власть, отвоевывает свои границы. Кто-то убивает по неосторожности.
   - А есть вы, - вступает в монолог вампир, делая один большой шаг к собеседнице. Под «вы» он подразумевает всех ангелов и сидящую девушку в частности. - Те, кто убивает своим бездействием, своим равнодушным взглядом и высокомерием, - невольно Эрику вспоминается его далекое прошлое. Его семья не заслужила тогда той кровавой резни. Чего ради погибло в ту ночь несколько десятков жителей? За что были убиты его близкие?
Понять монстров северянин не пытается, а вот задать ангелам вопрос на тему, как можно смотреть на подобное и не вмешиваться — хотелось бы.
   - Я всю жизнь наблюдаю за этим миром и знаешь что? - но, увы, вопрос не получит ответа. Собеседница продолжает говорить, ее не заботит чье-то прошлое, она столь равнодушно говорит об этом, словно для нее чужие жизни просто мыши, попавшие в огромный бесконечный эксперимент.
   - ... Аттила, Ромул, Эйрик, - взгляд мужчины вспыхивает на одном из перечисленных имен. Имени, что вошло в историю под знаменем безнравственности, лжи и предательства. История пишется отнюдь не всегда так, как было на самом деле.
Ложь прошла сквозь века, нет того суда присяжных, что сможет оправдать чудовищную ошибку, что навсегда останется в умах человечества. Но не сказать об этом сейчас мужчина не в силах: - Ты не имеешь права судить их, - обозленно отвечает он. Скрывать свою ярость уже нет желания, пусть все горит гнилым пламенем, хотя в природе или метафоре, оно не может быть таким. - Ты понятия не имеешь, что такое цель! - перед глазами мутно, словно снизили резкость. Мужчина отпрянул, закрыв рот ладонью. Ему невыносимо неприятно слышать это, зачем она это делает, какого черта разрывает с трудом затянувшуюся рану?! У всех есть боль, даже у таких, как он. Но разве кому то есть до этого дела? Разве кто-то хоть раз задался вопросом, как становятся такими? Нет. Гораздо проще судить, забыв о своих проступках.
   - Ты достаточно силен, как для обычной нечисти, но еще ты один, что нетипично для вампира. Ответь мне, Эрик, скольких своих братьев и сестер ты убил ради этой силы? - вот и первый роковой вопрос. - Сколькими жизнями родных ты пожертвовал, чтобы быть в безопасности? - а вот и второй.
И вот гнев лихо сметает последний, так называемый, шлагбаум: - ДЕЛО НЕ В СИЛЕ! - кричит северянин в ответ. Каждый упрек ангела рубил все сильнее, заставляя не менее безумно искать оправдание. - И НЕ В ВЕЛИЧИИ! - он прямо глядит в глаза девушке, которая может мысленно праздновать свою победу. Признала она в нем того норвежского конунга или нет, но ей удалось прорваться внутрь его сознания, растоптать и, наконец, напомнить об одном из самых гнилых и страшных поступков в его жизни. Глаза вампира горят буквально от боли, от невыносимости того давнего дня, в которым он убил своего брата. А может, не нужно искать это самое оправдание? Может, все так и должно быть и он то самое черное протухшее создание, что не лучше прочих.
   Внутренний монстр горделиво расправляет плечи, а с рук пленницы падают оковы, с силой разорванные ее врагом: - Что ты еще скажешь мне? - дергает он вверх на себя девчонку, поднимая на ноги. Она перед его лицом, близко, видит теперь каждую эмоцию, которые мужчина не скрывает. Он уже сделал выбор, который далек от привычной ему собственной идеологии. Подавить гнев он даже не пытается, лишь сильнее хватает за шею своего собеседника.. - Ты понятия не имеешь о близких. Ты никчемное, - каждое слово хлесткое, словно пощечина. И да, он хочет, чтобы она была болезненной, чтобы отпечаталась в мозгу рыжей, пускай и посмертно, - пустое и никому не нужное создание, которое готов убить даже названый брат, - кивает Эрик в сторону тела подле их ног. - У тебя нет ничего своего. Ни мнения, ни жизни, ни решений. Слышишь. Ни-че-го. Недолюбленность или недооценка заставили бежать тебя с Небес? Ах, да, - холодно улыбается он. Вампир успевает сделать верный вывод со слов уже почившего ангела. - Ты не нужна ни тогда. Ни сейчас. Никому не нужна, - в каждом слове яд. Он изменяет своему привычному поведению и движется в ровно противоположную сторону. Наверное, это была реакция на слова ангела в ответ, которая не знала, где черта у Нортмана, за которую если ступить, будет плохо окружающим.

Я никогда не любил, когда меня трогают. И когда провоцируют.
Меня накрывает дикая по силе жажда и точка невозврата. Я смутно помню события последующие после, но в то же время помню яркость всего и натуральность. От этого не становится легче.

    Он сильнее хватает ангела за руки, а затем на тело его весселя сыпятся укусы. Злость рваная, неконтролируемая, она нахально смотрит на забившуюся в угол сознания человечность и торжествует. Нравственность абсолютно распрощалась с этим тысячелетним созданием, чье раздражение невероятно сейчас сильно.
Неповиновение, сопротивление лишь распаляло, заставляя сильнее рвать острыми клыками тонкую кожу и делать глотки все чаще. Кровь с обеих сторон шеи стекала по одежде обоих вниз, но лично ему было плевать, он был готов разорвать тело в руках вовсе на части.
   Стены заброшенного помещения сотрясаются от рычания, которое тонет в последних попытках жертвы выбраться. Он чувствует дрожь тела в руках и мужчина заглядывает в глаза, схватив рыжую за волосы и потянув на себя. Слишком много крови потеряно, под пальцами бьется пульс в замедленном темпе, но взгляд безумного хищника лишь расширяется от эксперимента — насколько сильна тушка, нафаршированная ангелом? Откажет сердце от шоковой боли или от потери крови сдохнет все тело? И северянин продолжает творить этот ад.
   Он не ищет ответ на эти вопросы. Все уже просто как возможность выпустить пар. Кровь не приносит большого наслаждения, это просто кровь и только, хотя для весселя ангела продолжающаяся экзекуция грозила скорой смертью.
   Взгляд напротив для него незнаком и в то же время он ненавидит те эмоции, что пляшут в зрачках ангела. Ненависть, презрение, желание смерти противнику. Что-то знакомое он чувствовал недавно. Это чувство сродни предательству — такое же сильное: - Ненавижу вас... - еле слышно шипит он в лицо рыжей, а затем притягивает к себе. Его губы в крови впиваются в плотно сжатые девчонки, даря искренний по боли поцелуй. Это, быть может, кажется ей странным, откуда ей знать истинную причину такого поступка. Впрочем, она, как и не поймет причину его ненависти. Она не потеряла шанс начать жизнь под другим углом, как он несколько недель назад. Зато прочувствует всю неприязнь к той, что убила одним днем.
   На груди ангела рвется одежда, ткань летит на пол, россыпью падают пуговицы, отскакивая по бетонному полу как маленькие мячики. Все происходит быстро, он игнорирует жалкие попытки прекратить начатое и толкает полураздетое тело в сторону, к кирпичной стене прижимая лицом. Холодная ладонь держит шею, вторая избавляет самого себя от джинс, расстегивая железную бляшку ремня и касаясь своим телом обнаженных ягодиц девчонки. Удерживая за бедра, он на мгновение замирает — его отрезвляет ощущение чужого тепла на своем, которое так разительно отличается от холодной кожи вампира. От сознания до физического состояния — он везде одинаков. Разжав хватку, он опирается руками на стену по обе стороны от девушки, прислоняясь лбом к затылку девчонки, которой хотел минутой ранее нанести помимо унижения еще и боль физическую. Понимание об этом приходит, наверное, слишком поздно, потому что он уже причинил боль, подобную той, что взрывала его изнутри. Кто-то страдает, помимо него.
   Теперь ты чувствуешь легкость? - второе "я" надменно и немного заискивающе хочет услышать ответ.
Но страдания незнакомки не приносят должного удовлетворения, лишь еще больше он чувствует ненависть к самому себе. Ему не нужно чужое повиновение, не нужен страх. То, что сердце просит больше всего, делает людей сильнее. Но он не человек, верно?
   Ангел, сама не зная как, дает ему понимание о его слабости. Он отшатывается от ангела, как от чумы, застегивает джинсы и уходит. Он почти похоронил себя сегодня.

Отредактировано Eric Northman (13.04.19 21:55)

+3

22

Говорят, что треснувшее не починить, смятый лист бумаги не сделать снова идеально гладким. Все так говорят, но редко кто пытается исправить сломанное, починить механизм, наладить работу. Естественно, ведь нет стопроцентной гарантии, что сломанная однажды вещь будет послушно работать, как прежде, даже почини ты ее сотню раз. Это формула. Сломанное никогда больше не будет новым, сотри ты ладони в кровь, пройди сотни дорог, продерись через самые густые и колючие кустарники, приложи все усилия — эти круги ада останутся в памяти, как и тот, кто покорил, завоевал, отнял, забрался иголками под кожу и сломал. Это останется в памяти навсегда. Это слишком сильное слово для человеческого мира, где нет ничего вечного, это глупое слово, но очень ядовитое. И речь вовсе не про треснутую вазу или смятый в злом порыве лист бумаги.
Отчего-то стало тепло, Далия словно впервые в своей жизни ощутила на коже солнечные лучи. Странное ощущение. Возможно причина была в том, что энергия, которая удерживала ее в жестких рамках, исчезла. А может внутри нее ликовали зачатки зла, которые радостно вопили, чествуя победу над холодным доселе разумом монстра, что сдался в одну секунду. Впервые она увидела в глазах напротив что-то кроме застывшего во времени льда. И это были странные приоритеты, странные мысли, к которым она возвращалась все время, сама не зная почему. Жалость одна из причин. Шаткая структура, созданная Всевышним, именовалась идеальной, тем не менее в ней присутствовали монстры. И речь шла вовсе не об архидемонах или левиафанах. Думала она о монстрах вроде того, чей голос сейчас сорвался на злой крик, на угрозу. Ей стало жаль. Его жаль. Ведь пред ангелом сейчас человек, возможно однажды принявший неправильное решение, возможно человек сломленный или тот, у кого разрешения не спросили. Когда-то он был человеком. Когда-то. Возможно когда-то у него была семья, которую он любил, женщина и дети, что дарили ему тепло и заботу. Возможно у него была цель, о которой он рьяно кричал мгновение назад. Когда-то он был тем, у кого был шанс заслужить рай. Но сейчас он выбор сделал. И за этот выбор он должен платить самую высокую цену из всех так же, как и Далия заплатила за свой. Как странно... Человек устроен таким образом, что он может выбирать. Род деятельности, друзей, дом. Может выбирать между добром и злом и может принять такое решение, что сведет его с ума за одну секунду. Просто так. Будто кто-то посторонний переключил канал. Нет ни повода, ни причины. Только выбор, сделанный одним человеком. Или не человеком.
Деваться ей было некуда, все, что ей оставалось, так это просто наблюдать за тем, как с каждой секундой на лице блондина громко играют новые эмоции, и наверняка можно было осознать происходящее, насладиться той свободой, что вампир ей подарил, сорвав с нее наручники, воспользоваться секундой, но она не смогла. На вопрос почему она не хотела отвечать, просто потому что боялась ответа.
- У тебя нет ничего своего. Ни мнения, ни жизни, ни решений. Слышишь. Ни-че-го.
Но он оказался неправ. Он говорил все то, что и жгло его изнутри, совершенно не подозревая про те решения, которые ангел принимала. Но она не могла ответить, ведь знала, что это отчасти правда. Правда, которая касалась ее прошлой. Того существа, которое наслушавшись россказней и насмотревшись красивых картинок, сбежало в происках того самого разрешения. В поисках чего-то своего, и жаждало стать одним из тех, за кем наблюдала. Кто же теперь признается в провальности плана, кто теперь сможет заставить ее открыть рот и говорить. Кто заставит действовать, не просто испуганными глазами смотреть в глаза вампиру, а прокричать ему в ответ "мне жаль". Чего жаль? Что Господь несправедлив? Что система несовершенна? Что ангелам не дали приказа спасти твою семью? Жаль тебя. Вот и все. Жаль девчонку, которой ты шею свернул. Жаль, что все так несправедливо.
- Никому не нужна, - ты прав. Действительно прав. Не нужна ни аду, ни раю, ни чистилищу. Господь не придумал четвертой двери для ангелов. Мы — не оружие. Мы — эфемерный образ веры, которой больше нет.
Рукам больно, а сердце пляшет навылет, разламывая грудную клетку пока Далия ждет продолжения, мысленно торопит события, чтобы не делить ступень с отчаяньем. И опять же — не может ничего сделать. ПОЧЕМУ? Потому что боль обожгла шею, как раскаленный добела железный прут, резко полоснула по уже уязвимой коже и прошлась высокой волной по всему телу. Далия пыталась отбиваться, сопротивляться, хотела дать отпор, но результат был один. Ступор, боль, рандомные мысли и попытки сделать вдох. А еще страх понять все происходящее, осознать, что это правда, что ошиблась, что не нужно было....
...Принимать решение после которого она только обессиленно отпирается, захлебывается в немом крике и видит под полузакрытыми веками расцветающий кровавый кармин.
- Ненавижу вас... - происходящее казалось ей размытой картиной, краски которой перемешались с красной. От резкого жжения на шее осталась только тупая боль и ощущение странного тепла, что струйкой стекало с шеи на плечи, на одежду, просачивалось под ткань и прилепляло растрепанные и грязные волосы к лицу.
Дальнейшее отрезвляет, приводит защитный механизм снова в действие и Далия отпирается. От поцелуя, от рук, что жестко рвали ткань и притягивали к себе. Бьет вампира по лицу, хватает за окровавленные руки, пытается извернуться, вырваться и сбежать. Только вот не удается, ведь она едва стоит на ногах, слабо контролирует свои же руки и тело, которое сейчас вопит только о том, чтобы это прекратилось. Но ангел слишком гордая для того, чтобы умолять вслух, просить остановиться и не делать этого. Слишком зла, слишком ненавидела его и себя за это, и поэтому только кричит, с шумом выдыхает воздух через сцепленные до боли зубы. Упирается руками в стену, чувствуя, как шероховатая поверхность неприятно царапает лицо, кожу на груди, смакует на губах и во рту кислый вкус собственной крови, которая продолжала выливаться из открытой раны. А потом, как и сам вампир, замирает у стены, словно зверек перед кровожадным хищником, ждет, что будет дальше. А ее отпускают. Его руки больше не держат, не впечатывают тело в стену и не наносят вред сосуду, все, что чувствует Далия, так это шумное горячее дыхание, которое обдавало ее затылок. И опять она пропускает шанс, стоит и ощущает только как дрожь страха вырывает ее жилы и ломает кости. Девушка разрешает себе шелохнуться только когда вампир уходит. Не пошевелиться, не обернуться ему в след, а просто рухнуть на пол, поддавшись на просьбу ватных ног, прижать ладонь к шее, пытаясь уменьшить кровопотерю и дышать. Дышать, жадно, словно рыба на суше, заглатывать кислород так, будто он может залечить все, исправить сломанный механизм. Нет нет нет зачем, зачем ты это сделал? Ты не понимаешь, это проклятие. Это чума, которая отравит меня, уничтожит. Не нужно было оставлять меня в живых. Сломанное никогда не будет прежним. Сломанное выбрасывают.

+2


Вы здесь » |Самая Сверхъестественная Ролевая Игра| » Countries & cities » 10.10.2011, Eric Northman, Dahlia, Vancouver, CA


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC