Shax
Обычно привыкший к лучшим условиям жизни в пятизвездочных отелях Шакс, решил попробовать что-то новое. Было что-то романтичное в этих обветшалых стенах, мрачных картинах, портретах прошлых хозяев, словно тайно наблюдавших за тобой, куда бы ты ни пошёл. Хотя не всё было так плохо. Комнаты были довольно просторными, высокие потолки, останки былой роскоши, в виде подтёршейся позолоты, останков богатого дерева и в целом, все украшено в стиле Ренессанса. По-крайней мере, то что от него осталось. Достойное зрелище. Пускай немного мрачноватое и тусклое. ©

Kristina
Когда люди говорят о темноте, обычно подразумевается неосвещённая комната или мрачный коридор с одной-единственной рабочей лампочкой, атмосферно мерцающей где-то почти в самом конце. Но они плохо себе представляют, что такое темнота на самом деле. Она здесь — под землёй. Абсолютный, беспросветный, беспощадный мрак, в который погружаешься как в чернила — он охватывает тебя со всех сторон, словно живой, ты ощущаешь его почти физически.©

Cassidy
Несмотря на популярную вредность быстрой пищи, созданной совершенно неясно из чего, Кэссиди любила её всем сердечком. Скорее всего, здесь медвежью услугу оказывал стиль жизни: как-то трудно всерьёз рассуждать о вреде чизбургера перед вечеринкой в проклятом госпитале. Ну, обобщая. На самом деле, паршивое отвлечение внимания и недооценка рисков. Это как с алкоголем, курением, вождением не по правилам – такие вещи кажутся слишком обыденными, привычными, чем-то, чем пренебрегает что школьник, что старушка, и им вовсе необязательно быть ведьмами, колдунами или матёрыми охотниками, чтобы с этими рисками кое-как да справляться. ©

|Самая Сверхъестественная Ролевая Игра|

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » |Самая Сверхъестественная Ролевая Игра| » Countries & cities » 10.01.2011, Anarasel, Meg Masters & Louise, Cape of Good Hope, RSA.


10.01.2011, Anarasel, Meg Masters & Louise, Cape of Good Hope, RSA.

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

https://i.imgur.com/H3Mm6dp.gifhttps://i.imgur.com/TX9iOFH.gif
https://i.imgur.com/Fbgp0g5.gifhttps://i.imgur.com/ZI2th3l.gif

1. Дата, участники отыгрыша, место
10.01.2011, Anarasel, Meg Masters & Louise, Cape of Good Hope, RSA.
2. Место и время отыгрыша.
побережье Мыса Доброй Надежды, ЮАР
вечер 10 января.

3. Участники.
Анаразель, Мэг Мастерс и Луиза.
4. Суть отыгрыша.
Если демоны решили пошептаться в углу, то это угол континента.
Вы станете свидетелями появления на свет Союза Трёх Нижних Юбок - сговора трёх демониц против нового короля Ада Данталиона.
Многим известна поговорка "Vox populi vox Dei" - «Глас народа — глас Божий».
Но мало кто знает, что это только часть фразы. Полностью она звучит совершенно иначе:
Nec audiendi qui solent dicere, Vox populi, vox Dei, quum tumultuositas vulgi semper insaniae proxima sit.
«Мы не должны слушать тех, кто говорит: «Глас народа — глас Божий», ибо непостоянство толпы всегда граничит с безумием».

https://i.imgur.com/w7J87uz.png

+2

2

Одет

http://funkyimg.com/i/2J1Tj.jpg

[NIC]Michael Allen[/NIC][AVA]http://funkyimg.com/i/2J1U6.g[/AVA]
Прошел почти час с тех пор, как Майкл появился на одном из самых отдаленных уголков света и все это время он стоял на самом крайнем плоском плато, прикрыв глаза и подставляя лицо под сильный ветер, который нес с собой холодные соленые брызги Атлантики и гудел в ушах, разбавляя оглушительный шум волн о камни далеко под ногами. Идиотом будет тот, кто скажет, что демонам плевать на обстановку и все то, что они чувствуют. Во всяком случае, Майку плевать не было. Ад лишал чувств, лишал тактильности, вкусов, осязания, вообще всего, чего только можно, доступного человеку. Лишал любого удовольствия. И после своих горячих каникул, Май все никак не мог насытиться собственными ощущениями. Впрочем, насыщение никогда не наступало, не было полного удовлетворения, такова особенность демонической сущности, всегда хотелось еще, но сейчас, когда прошла всего неделя после ада, чувства были обострены до крайности. Именно поэтому Майк дал себе время просто покайфовать от гребанного мокрого ветра, чуть не сшибавшего с ног порывами. Совсем чуть-чуть, прежде, чем приступить к тому, зачем прибыл в это безлюдное, место. Демон не просто так выбрал Мыс Доброй Надежды. Кроме колоритного названия, так иронично подходящего к его затее, полуостров представлял собой буквально край мира, где шанс встретить лишние уши или кого бы то ни было, стремился к минусовому значению. Идеальное место и время, чтобы поболтать с коллегой по цеху о великих делах.
О, а дела действительно могли стать великими, если все пойдет, как надо. На этот раз Май замахнулся очень высоко - небывалые ставки, ради безумного результата. Он стоил того партнера, которого одержимый собирался привлечь. А точнее партнерши. Выбор Майкла странным образом пал на демоницу по имени Анаразель. При других обстоятельствах, Аллен не стал бы к ней лезть ни за какие награды. Ведь демоница, трудами его папочки, просидела черт знает сколько там же, где и Фесор, а этот определенно был поврежден головой и очень крепко, и Майк сомневался, что Анаразель пощадила эта участь. Но она была слугой Асмодея, а вот с ним демон уже давно водил, так сказать, дружбу. Именно он как-то за рюмкой чая рассказывал про свою подручную и сейчас подсказал, как ее вызывать, накалякав ее сигил на салфетке старбакса. И только потому, что это был Деус, у Аллена не появилось лишних подозрений в столь беспроблемном полученмм сигила, Асмодей всегда был на своей волне, далекой от демонических дрязг.
Что ж. Пора было приступать. Майк глубоко вдохнул, проводя ладонями назад по растрепанным волосам и открыл глаза. Взгляд потонул в стальной глади воды до самого горизонта, исчерканной белыми полосами волн, а сверху густые, сизые тучи обещали скорую бурю, но Майк знал - это не та буря, которой стоило бояться, хоть она и выглядела до театральности символично, окружая со всех сторон то место, где должна была свершиться сделка столетия.
Он поднял с земли небольшой рюкзак, забросив его одной лямкой на плечо и пошел дальше к самому мысу, где на возвышенности стоял старый белый маяк, который уже давно не использовался и красовался тут, как дань былым временам. Майк прошел по зарастающей дорожке и вышел на каменную площадку вокруг башенки маяка. Пройдя немного дальше, чтобы она загораживала хоть часть ветра, он осмотрелся и поставил рюкзак на землю, присаживаясь рядом на корточки. Вжикнула молния и Майк извлек на свет бутылку хорошего виски за несколько штук зеленых, придирчиво осмотрел этикетку и поставил на парапет, следом туда же встали два стакана. Но, к сожалению с помощью бутылки демоницу не вызвать, бухло пригодится потом, поэтому Аллен выудил из рюкзака остальное - медную чашу, бумажный пакет с нужной смесью и кусок мела.
-Ну погнали. - сказал сам себе Майкл и достал из кармана салфетку с сигилом, жестом фокусника расправляя ее. Тонкий листок норовил улететь по ветру, но Майк придержал его, рассматривая нехитрый символ, а после взял мел и перекопировал сигил на каменные плиты под своими ногами, дальше он поставил в центр миску и бросил в ее пакет со смесью, который даже открывать не стал - на таком ветру это было бессмысленно. По сути все было готово, оставалось поджечь пакет и ждать, но демон медлил. Вдыхая соленый воздух, он пристально смотрел на ритуал, скользя взглядом по линиям сигила. В любом деле, вот этот самый момент был решающим, он дарил последний шанс отказаться от затеи, пойти на попятную.... Май прислушался к себе и нет - отступать он точно не собирался, скорей напротив, просто горел желанием поскорей увидеть незнакомую демоницу и изложить ей свою идею, поэтому демон поднял руку и щелкнул пальцами, заставляя пакетик в чаше вспыхнуть, а сам тем временем произнес несколько стандартных фраз на латыне...

+3

3

внешний вид

Большую часть времени демон занят нехитрым делом – пытается не сдохнуть. Точнее, с переменным успехом оттягивает тот момент, когда собственная тупость, злоба и жадность похоронят его. Львиная доля таких попыток закончится провалом, ибо демоны – подростки от мира сверхъестественного. Носят чёрное, балуются спиртным и на вопрос, чего ж они всё-таки хотят, отвечают: «Твоё сердце в подливе!» - да на языке вертится совсем другое. И хоть каждому второму тинейджеру пророчат будущее в колонии для несовершеннолетних, не каждый там окажется. Черноглазых же, не растративших свой потенциал на нелепую месть и бессмысленные удовольствия, с гаком хватит на всякого.

Однако, узревший в том повод для радости, ошибается. Чем демон старше, тем он умнее, это нерушимое правило, а чем он умнее – тем томительнее и безотраднее его существование. Притерпеться можно буквально ко всему, в том числе и к непрекращающимся страданиям, которые тебе подарила преисподняя. Она становится чем-то неотделимым от ежедневной рутины. Многообещающий душегубец при полном содействии своего ума и привычек начинает х*ебесить изо всех сил. В какой-то момент наступает точка невозврата – либо экзистенциальный кризис со всеми вытекающими и судьба Икара, либо игра престолов, где тебе почти со стопроцентной гарантией п*зда.

Анаразель, давным-давно состоявшая в клубе «кому за тыщу», видела такое не раз и не была бы самой собой, если б не опробовала на себе. Более того, она делала выводы из своего и чужого опыта. Всё сущее неотступно движется к смерти, остаётся только выбрать способ откинуть ласты: охотник, большой и страшный архидемон или какая-нибудь неведомая х*рня. Нынче таких способов стало больше, благослови Господь ангелов и того, кто распахнул врата Чистилища. А развитая способность выживать подразумевает только ещё более изощрённую смерть. Демоница побаивалась думать о том, что приготовит для неё старуха с косой. Ведь теперь её нужно искать не только где-то, но и когда-то. А от этого «когда» росли все проблемы.

В Москве с Анаразель что-то случилось. Нет, не так. В МОСКВЕ ЧТО-ТО СЛУЧИЛОСЬ. И чем дальше во времени и географическом пространстве она находилась от тех событий, тем яснее это осознавала. Прошло предостаточно времени, чудес за это срок повидано немало – но дорога увела от Майкла Джексона к Леонарду Коэну незаметно и неизбежно. Ужас, что сопровождал воспоминания о приключениях в средневековой Московии, высвечивал одно и скрывал в тени забвения другое без всякой в том логики. Анаразель почти не помнила пытки. Ну, подумаешь, не первые и не последние в её жизни. Но в памяти всё так же чётко иссинюю черноту камеры пробивал серебристый лунный луч, и краешек луны заглядывал в узенькое окошко. Истёрлись в памяти лица тех, кто окружал её, как исчезли тысячи тысяч людей. Но вдруг среди очередной попойки или аферы, в толпе и сутолоке бара или в полном одиночестве она чувствовала, как на неё смотрят глаза. Надменно-насмешливые и мёртвые голубые глаза – антарктический лёд. Янтарные сосредоточенные глаза хищника, вечно влажные от непрекращающейся душевной муки. Серые, сияющие как ангельский клинок, живые и непостоянные, как ручей весенней талой воды, - глаза, в которых таится смерть. Анаразель ловила вьетнамские флэшбеки, хватая ртом воздух, вскакивала по ночам с ножом наготове, заслышав звон колокола. Воспоминания истирались, ад, как желудочный сок, переваривал их. Они превратились в послевкусие, ощущения, клочки ассоциаций. Но что-то внутри демона изменилось, от чего нельзя было отмахнуться. Геенна огненная растворит всё, сделает демона голодным снова, а прежней демоницу не сделает уже никогда. Пока её страдания отошли на второй план. Поднявшись по адской пирамиде Маслоу на несколько уровней вверх, слуга Асмодея ощущала экзистенциальную пустоту.

Вызов пробился сквозь толстый пузырь умственной кататонии. Анаразель уже давно никто не призывал, используя ритуал. Для неё было неприятной новостью, что всё самое интересное она пропустила из-за заключения. Стоило ли ожидать, что хоть в одном демонологическом талмуде найдутся сведения о таком демоне? А вот, кто-то расстарался и отыскал её сигил. Надо бы уважить наглеца, зря он, что ли, старался? Зов тянулся откуда-то далеко – скакнуть туда без ощутимых потерь не представлялось возможным. Но зачем перемещаться «куда», если можно переместиться «когда»? Демоница накинула пальто и достала из кармана брегет. Прошлое, может быть, и опасная субстанция, исключительно коварная, но будущее, слава Творцу, слишком неопределённое. Оно как вязкий туман, масса тысяч нитей, из которой Прошлое прядёт одну-единственную - Настоящее. Потому Анаразель не опасалась, что создаст очередной парадокс своим перемещением.

Настройки Анаразель были безнадёжно сбиты. Хрупнул внутри какой-то стеклянный барометр, и вовнутрь полился яд, губитель самосознания. Она знала конкретно, где она и кто она такая. Наверное, понимала, зачем приходит в то или иное место. Однако, то была только видимость, условные данные, столь же теоретические, сколь и любое предположение. Что-то более значительное, чем Ад, засасывало её, а бойкая Анаразель позволяла себя пожирать. Хотела бы она избавиться от такой кровавой каши из рефлексии и психологических травм, давно бы нарвалась на охотника и получила билет до преисподней. Но слуга Асмодея давным-давно научилась выживать даже вопреки своим подчас самоубийственным настроениям и прихотям и возвращение в состояние «найти б, чего пожрать, чего выпить и кого убить» было невозможно. Ценность болезненного положения рассудка, которое и бесполезным было, и вредным, оказалась несоизмерима со всем, чем она владела раньше. Кроме часов, конечно.

В лицо ударил влажный морской ветер, взметнул волосы, бросил их в лицо одержимой. Анаразель выплюнула светлые пряди, набившиеся в рот на вдохе, и откинула их с лица. Вокруг, куда ни глянь, лежала серая каменная красота. Рука уже сама собой, без отдельного тому внимания положила брегет во внутренний карман пальто. Она была на месте. Подняв руки вверх, она потянулась на носочках, разминая ноги и спину. Широко зевнула, а затем сделала несколько глубоких вдохов, впуская в лёгкие полезный морской воздух, густой и остро пахнущий солью. Размявшись, она направилась к заброшенному маяку, где её уже поджидал «абонент». Меж камней пробивали неласковую землю пучки жесткой травы, колотая галька и камушки скрипели под ногами.

- Тернист путь в вышину, о квакер, - замурлыкала себе под нос Анаразель. – Тернист путь к Царствию Его, о квакер…

Ветер хлыстал полами пальто и доносил до ног ошмётки пены.

- Чрезвычайно приятно, что обо мне ещё помнят, - поднявшись на площадку, демоница оглядела с ног до головы призвавшего её. – Особенно приятно, что вспоминают коллеги, - она скрестила руки на груди и ухмыльнулась. – Тебя хорошо научили, - тонкий пальчик круговыми движениями указывал на сигил и чашу с фимиамом. – Полагаю, мой маленький друг, тебе что-то нужно от меня, коли ты так далеко забрался. Что-то очень нехорошее, я права?

Отредактировано Anarasel (10.01.19 14:14:52)

+5

4

Есть такие дела, к которым нельзя подготовиться полностью, как бы тебе этого ни хотелось. Даже частично нельзя, чтобы просто составить однозначный план действия и следовать ему.  Майкл точно знал, чего хотел, но пути достижения казались сейчас очень расплывчатыми, с массой вариантов и останутся такими, пока демон не поговорит со своим напарником, кто бы им ни стал. О, как Майк, надеялся, что подруга Асмодея окажется сговорчивой и заинтересуется предложением. Майк бы на ее месте заинтересовался, но речь шла об очень древнем демоне, которого вообще мало, что интересует. Так считал Аллен. За тысячи лет многие потребности просто растворяются, важные раньше вещи теряют свое значение, надоедают и пресыщают. И эта мысль не давала демону покоя, свербила в голове назойливой дрелью. Еще больше его заботил только тот факт, что его могут убить на месте, не став и слушать, а он не брал даже оружия. Не стал брать намеренно - этакий жест расположения и демонического дружелюбия. Только беседа и дипломатия, никаких угроз, шантажа, намеков. Да и чем он мог пригрозить тому, что старше втрое? А ведь Май и сам был не самым юным демоном…
Он внимательно смотрел, как догорают травы и крафтовая бумага пакетика, рассыпаясь  тлеющими частичками в медной чаше. Порыв ветра подхватил пепел и остатки смеси, и выдернул их из чаши, закружив по площадке под ногами демона, а после унося вверх, к серому небу и бегущим по ним тяжелым облакам. Майкл проследил за этим коротким вихрем, глубоко вдохнул просоленного воздуха и прислушался всей своей сущностью к обстановке, которую он только что нарушил грешным колдунством. Майк редко вызывал себе подобных, предпочитал телефон, но в каждый из таких моментов начинало что-то происходить. Приближение демона после призыва всегда отмечалось изменениями в пространстве, начиная от невидимых людям мимолетных импульсов в воздухе, до откровенных спецэффектов, вроде хлопающих дверей и взбесившегося электричества. Одержимый прищурился и машинально осмотрел площадку маяка, ища в этом одиноком месте появление Анаразель или хоть какие-то признаки активности второго демона. Конечно же, она не появилась сразу, такая сила позволяет долго игнорировать вызов и Май был готов к этому. Демоница рано или поздно все равно приедет, а причина приглашения стоила любого ожидания. Щуря глаза от мелких капель, принесенных ветром, Майк неосознанно улыбнулся ощущению влаги на лице и шагнув к парапету, подтянул себя на руках, чтобы примастить на него пятую точку.  Черт возьми, ему слишком нравилось это место на краю мира, с бесконечными холодными океанскими брызгами, шумом и ветром, воющим сейчас где-то под крышей маяка, но  даже оно не скрашивало нетерпения демона. Он был чересчур взволнован, чтобы не считать время. Сколько уже прошло? Минута или пять? Майк взял в руку виски и безжалостно скрутил крышку, от которой тянулся тонкий шнурочек, прижатый к стеклу коллекционной бутылки сургучной печатью. От аромата элитной выпивки свело скулы и Майк облизнулся, ему пришлось подавить желание сделать хороший, кощунственный глоток из горлышка, вместо этого демон просто щедро разлил виски по стаканам и… вскинул голову, шумно вдыхая. Ветер изменился, новый порыв стал неестественным, словно толщу воздуха что-то подтолкнуло и по ней прошла вибрация, а после этого потянуло тяжелой адской аурой сильного существа. Демоница была здесь, Майк даже знал где - в паре дюжин метров, за башней маяка. Он отставил бутылку и настороженно уставился на проход ведущий на площадку. Там раздался шорох шагов по мелкому гравию, Майку даже показало пение, прилетевшее вместе с ветром и вот перед глазами появилась девушка в длинном пальто, явно тщательно выбранном, равно как и тушка. Демоница выглядела очень мило, хотя и сам Майк смотрелся ангелочком со своими невинными глазами, а Сара вовсе была куколкой, так что, это не значило ровным счетом ничего. Одержимый отдавал себе отчет, кого звал и прекрасно знал свою натуру, поэтому прикусил язык заранее, еще до того, как нарисовал сигил на старых плитах, выкрутив на максимум остатки вежливости и порядочности.
-Хотел позвонить, но решил, что так будет надежней, - чуть ухмыльнулся демон, - Я Майкл. - представился Аллен, а то как-то не хорошо получалось, ведь он знал имя демоницы, хоть теперь в курсе будет, кому отрывать голову. Ха-ха. - У меня был неплохой учитель, - деловито подметил Майк, взглянув на чашу. - Не буду скрывать, мне тебя порекомендовал Асмодей. - тем не менее слегка уклончиво протянул он, решив сразу свесить вину на ее босса, а заодно дать понять, что водит с ним… дружбу. Май был почти уверен, что начальству демоница не предъявит, что он сдает ее невесть кому, да и на него поэтому сразу не наедет. Почти уверен. Он открыто посмотрел в глаза девушке.
-В точку, - улыбнулся Май, по-девчачьи кокетливо сморщив нос, - Что-то очень нехорошее… хотя это с какой стороны посмотреть... - Май снова загадочно ухмыльнулся, дернув бровью и взял один из стаканов, протягивая выпивку демонице, - Шестидесятилетний скотч, одна из двенадцати бутылок. - с налетом самодовольства прокомментировал Майк редкое угощение и другой бокал взял себе, покачивая в пальцах. - Но речь не о бухле. Слышала новости? - поинтересовался Аллен, глотнув, наконец, из стакана и облизнув губы. Он подумал, что стоит сразу перейти к делу, а не продолжать расшаркиваться, - В аду смена власти, - Майк приподнял брови, не сводя глаз с собеседницы, чья волосы усердно трепал ветер. Что-то ему подсказывало, что она далека от адской политики… но, чем черт не шутит? И может так даже лучше. - Кроули дали пинка под зад. Теперь там бедлам, хаос и отморозок Данте, который пытается усидеть на троне и диктовать свои порядки. - продолжил Майкл и сделал еще один глоток согревающего душу зелья, - Я хочу кое-что поиметь с этой шумихи, но мне нужна поддержка кого-то… сильного, вроде тебя. - одержимый ухмыльнулся и взяв бутылку, вопросительно приподнял брови, предложив жестом освежить бокал.
[NIC]Michael Allen[/NIC][AVA]http://funkyimg.com/i/2J1U6.g[/AVA]

+4

5

Происходящее походит на детскую страшилку: маленький мальчик приходит в тайное место со своими сокровищами – пусть в данном случае это ингредиенты для вызова демона и бутылка спиртного – делает всё по инструкции, которую ему оставил подозрительный знакомый и вызывает нечто, которое может исполнить его желание и стать верным союзником в проказах. Анаразель с любопытством разглядывала юношу, слегка склонив голову набок. Милые создания, какая чернота порой скрывается под вашими изящными лицами! Сила, бьющаяся под тонкой кожей, не столь велика, как у слуги Асмодея, значит, напрямую он опасности не представляет. Но слабость никогда не была эквивалентна бессилию. В прямом столкновении победа останется за сильнейшим, однако война выигрывается более смекалистым. Недостаточное могущественные в очевидном обычно бывают амбициозными, и это «not enough» гложет их изнутри днями и ночами, заставляя проявлять чудеса изворотливости и добирать очки чем-то другим. Правда, это не всегда спасает.

Расшаркиваться, обмениваться любезностями или мериться духовными *лдаками не было настроения. Да и душевных (ха, душевных) сил на это нет – призыв Майкла пробудил её от оцепенения, в котором она пребывала достаточно долго, и демоница всё ещё «спала с открытыми глазами». Сперва нужно было разогреться, заинтересоваться чем-нибудь, почувствовать прилив хоть какой-нибудь эмоции извне, чтобы завести собственное шило в жопе. На это нужно время, которое, как известно, валюта недешевая. Ха-ха, недешёвая. Если представить, что время – это нефть, то Ани теперь стала эмиром всех эмиров в Эмиратах, ибо времени в её распоряжении было невообразимо много. Определённого, конечно, которое нужно использовать с крайней осторожностью, однако факт остаётся фактом: если она пожелала бы, чтобы этот день повторился сто раз, так бы и случилось. Ей теперь спешить незачем, да и некуда.

- Не буду скрывать, мне тебя порекомендовал Асмодей.
- За какие такие заслуги? – окинув недоверчивым взглядом визави, поинтересовалась демоница. – Чего это ты там ему делал, что он порекомендовал тебе своего личного слугу? – Анаразель представила себя в ливрее и растянула губы в мёртвой неискренной ухмылке. – Надеюсь, ничего такого, что квалифицируется по статьям уголовного кодекса. Архидемоны, они такие… - женщина задумалась и взглянула на острые белёсые волны, - потребители.

А действительно, что могла бы значить такая «рекомендация», при условии, конечно, что малой не п*здит. Конечно же нет, чёрт возьми, откуда б парень нарыл рецепт её фимиама и сигил? Может быть, он кто-то из новеньких, кого Асмодей подобрал? Бывает, и ему хочется выглядеть благодетелем.

- Ты сам-то, ненаглядный, чьих будешь? – последовал стандартный вопрос, который определяет отношения между большей частью живых и разумных существ.

Мне действительно заняться им или это такое архидемоническое «отъ*бись» было? – думала Анаразель, разглядывая пейзаж перед собой. Суровая живая красота побережья нагоняла тоску, и эта тоска трогала за живое. Эти камни были омыты морем сто миллионов раз, ветер выдувал размятую и ослабевшую породу, как скульптор, вылепляя берег. Хотелось прийти сюда в солнечный день. Хотелось уже хоть чего-нибудь хотеть.

Например, хотелось выпить. Анаразель взяла бокал, принюхалась – то ли потому, что недоверчивость стала рабочей привычкой, то ли потому, что хотелось перебить вязкий аромат моря чем-то тёплым. Запах алкоголя прильнул к телу, вызвав привычную сухость в горле. Благоухание виски манило, как Джека Потрошителя манит очередная шлюха.
- Не пью на работе, - вздохнув, вежливо ответила слуга Асмодея, с сожалением протягивая стакан обратно.
Шестидесятилетний скотч или четырёхсотлетняя бутылка, извлечённая из жопы шотландского лорда – имеет ли смысл возраст алкоголя, если он существует ради того, чтобы опьянять? По скромному мнению Анаразель из всего разнообразия алкоголя в мире должны остаться только водка, абсент, егермайстер и кубинский ром. Всё остальное – тюленья моча, которую пьют рафинированные няшки. Не хочешь лежать без сознания под барной стойкой – не бухай, оставь это тем, кто действительно хочешь ужраться. Вино пусть останется церкви, а за производство пива надо расстреливать, ибо хуже заразы нет.

Обижать малого не хотелось, он ведь всё правильно делает. Не хамит, подмазывается бухлишком, предлагает что-то интересное и козыряет именем важнецкого демона. Но Анаразель с ним пить не станет, потому что привыкла пить в одиночестве. Всегда за барной стойкой, всегда самое крепкое, и все попытки самцов узнать «чойта у такой симпатули такое кислое лицо» заканчиваются нокаутом горе-пикапера. Пить демоница привыкла столько, чтобы перестать чувствовать собственное лицо. Человек давно бы умер от интоксикации, но адская тварь, которая занимала отравленное этанолом тело, ненадолго ускользала в нирвану. Этой вежливой порции, как и всей принесённой Майклом бутылки, недостаточно, чтобы избавиться от холода в жилах и хаоса в голове. Так зачем пугать его?

- Слышала новости? В аду смена власти.
Демоница кивнула, продолжая смотреть в глянцевую серую даль. Даже если не хотела бы слышать, всё равно найдут и расскажут.
- Кроули дали пинка под зад. Теперь там бедлам, хаос и отморозок Данте, который пытается усидеть на троне и диктовать свои порядки.
- Чья-то победа – это всегда чьё-то поражение, - философски заметила Анаразель, поправляя вскинутые ветром волосы. – А вот тебе стоит тщательнее подбирать лексику, когда говоришь о новом короле. Данте хватило ума и сил или связей – какая на хрен разница! – стать им. Большая неосмотрительность с твоей стороны оскорблять его. Приглядеться надо, может, он поведёт нас в светлое будущее, раз Люцифер потерпел фиаско.

Кроули допустил много ошибок, роковых и для него самого, и для репутации правителя Ада. Одна из них нанесла серьёзный урон самому титулу. Куда практичней было бы оставаться королём перекрёстков, даже имя контроль над всей преисподней. Его боялись бы гораздо больше, потому что таинственность и неопределённость мотивов пугают гораздо больше, чем очевидное могущество. Неопределённость всегда навевает страх, да и сакральность престола осталась бы нетронутой. Теперь же трон – место, куда можно сесть всякому, если сильно-сильно захотеть и заручиться поддержкой.

- Ты с моим хозяином на короткой ноге, ему чего не предложил? – демоница повернулась к собеседнику.
Лесть – это, конечно, приятно. Но это только слова, прикрывающее что-то другое, более неприятное. Лесть – подсластитель горькой пилюли. Анаразель открытым текстом предлагают выступить поручителем в какой-то мутной затее. А с поручителей, как известно, спрос первым делом. Башка, если что, полетит с её плеч, а пацан удымит прятаться под какие-нибудь кораллы. Никто не поверит, что он подбил древнего демона на аферу, правильно? С другой стороны, само намерение «поиметь с неразберихи в Аду» попахивает каким-то терроризмом и подрывом устоев. Какая-никакая, но родина в опасности, нужно сплотиться вокруг лидера, а тут предлагают «хватай и беги». Можно ли так поступать или всем на самом деле наплевать?

Анаразель вздохнула. Демоны не особо любят то место, из которого их изрыгнуло на землю, потому что там существуют только боль, агония и ненависть. Глупо называть место, где тебя всё так и норовит убить и употребить, домом. Но другого у них не было. И не будет, что бы им не обещали, на какие бы пажити не вели их легионами. Вельзевул, Азазель, Лилит, Кроули  - последний, может быть, в меньшей степени, но всё же – оглашали грандиозные планы, обещали молочные реки и кисельные берега, а вместо этого тысячами вели демонов на убой. Они-то знали, что никакого Рая им не получить. Невозможно вернуться туда, откуда тебя вышвырнуло Божьей волей. Балерина с переломанными ногами больше не встанет у станка. Люциферу было просто наплевать на своих созданий. Х*ёвый полководец, он уже угробил две армии, и третья бы погибла на войне с пернатыми м*днями. Демоны – это беспризорники, до которых ни Творцу, ни его лучезарным помощникам дела нет. Пойдут за тем, кто пригреет и пообещает накормить, а в итоге окажутся в ещё большем рабстве, чем были.

Другого дома просто не будет, да и тот, что есть, в опасности. Царьки начнут сменять друг друга на осквернённом Кроули престоле, затем их станет больше одного. Число королей будет расти, а размер их владений – стремительно уменьшаться. Демоны итак в убийствах неплохи, а тут начнётся самая настоящая резня без всякого разбору. В Аду должен быть господин, а у всех его обитателей – хозяин. Не лидер мнений или новоиспечённый чувачок из низов, а самый настоящий злой и жестокий владыка. Таков закон: отвергнутые Небесами за свои проступки люди пришли в преисподнюю и были приняты в ней в обмен на верную службу. Архидмоны были ангелами, они признают подчинение и порядок, ведь в каждом из них всё ещё трепыхается маленький солдатик, готовый идти на войну. Ад тысячами лет служил им тюрьмой, и таким должен оставаться, что бы там себе не думали любители барышей. Теперь Ад похож на демократическое государство с рыночной экономикой, где каждый может п*здеть. Там, где ленится хозяин, наглеют слуги.
Анаразель ничего не говорила. Она облокотилась на перила и снова устремила свой взгляд к морю, в котором хотелось раствориться. Небо – почти зеркальное отражение неспокойной воды – морщинилось тучами. Ветер гонял песок туда-сюда по берегу, рисуя поземки, рычал на шипящие волны и щекотал жесткую траву, пробившуюся на каменистой земле.

- Продолжай. Убить тебя я всегда успею, если что, - тихо сказала демоница.

+3

6

Идя на эту встречу демон готовился быть честным - не врать, не юлить без крайней надобности, не искать запасных путей в обход  своеобразной сделки, которую предстояло заключить. Деус дал контакт своей слуги, но едва ли будет рад, начни Аллен чудить или хуже того как-то подставит его. Этих союзников стоило ценить куда больше обычного и  Майк старался не думать, во что впрягается, до тех пор пока не прилетят последствия, если прилетят. А демон твердо настроился на успех. Не любой ценой, нет, но многим.
Он мило ухмыльнулся недоверчивому взгляду и тону Анаразель. Они не удивили Майкла ни на секунду, он сам на ее месте не поверил бы себе, но факты говорили вместо него. Он не побоялся назвать осведомителем самого Асмодея и призвал демоницу по всем правилам, а следовательно не лгал. Похоже, она понимала это.
-Чего не знаю, того не знаю, я просто спросил его, а он назвал тебя - признался Майкл и заулыбался, закусив губу, - Ничего такого. - заверил Ани одержимый, медленно проследив за ее взглядом на неспокойный океан, - Только взаимно приятное. - прибавил он несколько отстранено, вслушиваясь в свист ветра под крышей маяка, пока Ани не заговорила снова.
-Я просто демон, - Майкл заставил свои глаза почернеть, показывая собеседнице сущность некогда грешной души, а не того кто продался за бесценок. - И приятель Асмодея. - ровно сказал он, а глаза приобрели свой обычный светлый цвет. Рассказывать большее Майк не хотел по очень веской причине. Его прошлое во главе с отцом уже доставляло неприятностей и сейчас для них совсем не время.
-А я с твоего позволения продолжу. - как мог благожелательно проронил Май и отпил немного виски, поморщившись, словно съел что-то невкусное, вот только дело было не в выпивке.
-Слишком много новых королей в последнее время. - проговорил он с усмешкой, - Посадить зад на трон не значит этим самым королем стать и сразу заслужить уважение, - демон мрачно глянул на Ани, - Единственное светлое, что нас ждет с любым королем, это огни преисподней, так что… - обозначив свое разочарование во власти, Майкл цокнул языком и развел руками, педантично держа стакан  за края большим и средним пальцами, а после остановил большие глаза на спокойном лице Анаразель, рассматривая его черты и попутно подбирая слова, чтобы беседа и дальше двигалась гладко и по задуманному плану. Это был тот самый редкий случай, когда Майкл действительно, что говорится, фильтровал базар, очень тщательно, потому что ставки были настолько высоки, что вежливость была самой меньше платой.
-Поэтому и не предложил. - ответил демон, облизнув сохнущие на ветру губы и пригубил виски, просто чтобы ощутить на языке вкус безупречной выпивки. - С друзьями бизнес не ведут, слышала, про такое правило? - Майк ухмыльнулся и сощурился от нового порыва, ударившего по глазам кончиками короткой челки. - Это всегда выливается в проблемы, дилеммы и конфликты интересов. Рано или поздно придется сделать выбор, получишь ты желаемое или сохранишь отношения с партнером, уступив ему. Уступать я не намерен, но и врага нажить не хочу, тем более в лице Деуса. - демон  приподнял брови и усмехнулся. Он предположил, что объяснять не требуется, почему он не хочет такого врага, никто не захотел бы. Пусть архидемон был легким на общение, но все это было обманчиво, а Аллену просто не доводилось видеть его в гневе. И так должно было остаться. - А с тобой мы близко не знакомы... - размеренно продолжал одержимый. Демоница не выглядела той, кто куда-то спешит не только сейчас, но и вообще. Отстраненность Анаразель слишком бросалась в глаза и ощущалась всей сущностью, чтобы пытаться противоречить. Чувствуя все это, Майкл не торопился, не пытался вывалить на древнюю демоницу сразу все информацию, не стремился закончить побыстрее. В этом богом забытом месте у них было достаточно времени, чтобы прийти к чему-то.
- … либо договоримся, либо нет. Без всяких лишних обязательств и оскорбленного самолюбия. - Майкл помедлил немного и допил содержимое стакана, протягивая руку за бутылкой.  Анаразель уже отказалась от выпивки, а он не мог и уже, так сказать, сыскал себе снисходительность у собеседницы, поэтому плеснул еще янтарного напитка, на какой-то миг завороженно взглянув на рябь от влетевшего в стакан ветра. Виски вносил в сознание равновесия и ясности. Майк не хотел признаваться даже самому себе, но он, черт возьми, нервничал.  Он все еще мог повернуть назад - для попятной оставались последние мгновения, только пути назад не было. Аллен так решил и при всем смертельном безумии его идеи, она захватывала настолько, что отказаться становилось невозможным
-Оу! - демон распахнул глаза, а бокал с виски замер возле губ не донеся до них священного пойла. В первый миг на язык прилетела масса защитных колкостей в ответ на угрозу, но Майк так же быстро проглотил их и отрицательно покачал головой. - Я бы хотел еще пожить. - он чуть-чуть ухмыльнулся, - Оставим разговор на этом маяке и забудем друг о друге, если ни к чему не придем. - не думая ни секунды предложил Майк демонице. В конце концов, он совершенно очевидно не просто так назначил встречу в этом месте, чтобы потом о ней трепаться или сдавать потенциальную напарницу кому бы то ни было. Демон лелеял надежду, что не похож на такого идиота.
Он оставил стакан на парапетик и пристально посмотрел на демоницу, опираясь локтями в колени. Казалось бы, мужской жест все равно получился по-девчачьи изящным. Прекрасно зная, что хочет сказать, Майкл медлил, слушая грохот волн, пропитанный аурой силы стоящей напротив демоницы. Уму непостижимо, сколько всего могло пойти не так в его затее, которой позавидует любой больной на голову гений. Начиная с того, что он легко может выбыть из нее, рассказав кому-то, кто решит урвать куш без посторонних и заканчивая черт знает, чем еще. Но терять было нечего, одному Майклу никак не справиться, а значит придется обрабатывать слугу Деуса.
-Скажу сразу. - заговорил, наконец, Майкл, с сводя глаз с девушки. - Речь не о сделке или бартере, как таковых. Я назову это партнерством, в котором каждый останется в большом плюсе, если все получится.  А суть в том… - Майк облизнулся и неспешно продолжил, - … что после смерти Азазеля и рушения его тысячелетних порядков, адская монополия зацвела особо буйным цветом. Кроули, как бешеный греб все души под себя, - демон неприязненно пожал губами, - Данте расстарался вдвойне, едва получив корону. - Майк приподнял брови, пытаясь уловить, эмоции Анаразель, но с ней это было сложно, а сильный ветер еще больше сбивал с толку,  - Я думаю власть в последние годы сильно зарвалась и пора заставить ее делиться, - голос демона похолодел, хотя сердце бешено заколотилось, потому что он подошел к главному и решающему, - Сейчас Данте пытается построить демонов и установить новые порядки. Души в аду, скажем так, без должного присмотра и я предлагаю выкрасть их… - в голове словно колокол ударил, разливаясь напряженным звоном. - Столько, сколько сможем… и поделить. - Майк серьезно смотрел в лицо Анаразель, ловя себя на том, что почти молится на ее согласие. Он так загорелся идеей, что отказаться от нее будет сложней, чем Майкл думал.
- И речь идет не о десятках и даже не о сотнях грешников… куш будет куда солидней. - вкрадчиво подметил он масштаб его авантюры, тянущей на дело столетия, - У меня есть пара-тройка идей, с чего начать, но для одних требуются грамотные напарники, для других иные ресурсы… поэтому я позвал тебя. В одиночку с таким не справиться. Что скажешь? - спросил он, даже не пытаясь предугадать реакцию древней барышни. Ее просто стоило дождаться, слушая, как тяжело грохочет в висках пульс.
[NIC]Michael Allen[/NIC][AVA]http://funkyimg.com/i/2J1U6.g[/AVA]

+3

7

Что за суровая красота вокруг! Будь все немного иначе, будь Анаразель немного другой, прежней, она бы сделала что-нибудь нереальное, неистовое и потрясающее. Например, разделась донага и бросилась бы в бурлящую воду,  покрыла бы себя морской пеной, что оближет кожу, оставив на ней соль. Или схватила бы Майкла за шкирку, да и ударила головой о парапет, чтобы железная полоса оставила вмятину на черепе. Кровь быстро почернела бы на свежем морском воздухе, а её густой запах слился бы с прибрежными ароматами. Если бы демоница только знала, чего ей хочется на самом деле. Если бы ей, как и раньше, приносило удовольствие пугающее своеобразие бессмысленного насилия…
Анаразель состояла из парадоксов, части внутри неё не совпадали, бились друг о друга гранями, царапались краями и создавали приятное напряжение. Это было похоже на душу, которая живёт и чувствует. Ничего этого не осталось. Всё было раздавлено прессом, раздроблено, измельчено и растёрто до крошечных частиц. Их грани пока ещё были острыми и причиняли боль при каждом движении духа, каждой мысли, каждом воспоминании. Пока время и Ад не отполируют их до гладкой формы, нечто напоминающее ощущение жизни будет присутствовать внутри демоницы. Но в целом она мало отличалась от песка под своими ногами.
Время. Коварная субстанция, которая работает на Анаразель и вместе с тем против неё. Такова суть всех вещей материального мира – диалектическая двойственность. Значит, и мальчик хоть не годится никуда на первый взгляд, но в чём-то, по всей вероятности, хорош.
- Я просто демон. И приятель Асмодея.
- Приятель, говоришь? – Анаразель носком ботинка растирала пучок жухлой травы, пробившейся сквозь бетон площадки. – Кажется, приятель – это близкий знакомый или тот, с кем ты находишься в отношениях товарищества. Ты близко знаком с Асмодеем? Это не так. Ты его товарищ? Это ещё больше не так, чем в варианте с близким знакомым. Ты – случайность, а теперь пытаешься меня обмануть. Я этого не люблю.
У Асмодея нет приятелей и вряд ли когда-либо были. Он предавший и преданный, у таких не может быть ни друзей, ни соратников, ни коллег. Только слуги и враги, с которыми заключаются или рвутся союзы. Если Майкл решил, что их контакт для Асмодея что-то значит, он может продолжать тешить себя чувством собственной важности. На деле мальчик развлёк архидемона настолько, чтобы тот оставил его в живых. Возможно, Анаразель стоило бы исправить это, но видимых причин для этого пока нет. Она спрятала зевок в кулаке и посмотрела на юношу.
- Посадить зад на трон не значит этим самым королем стать и сразу заслужить уважение. Единственное светлое, что нас ждет с любым королем, это огни преисподней, так что…
- Ты считаешь, что Асмодей в качестве короля не заслужил бы уважение? – демоница нахмурилась и сжала перила. – Может, тогда стоит убить пару десятков тысяч такой шпаны как ты, чтобы не п*здели? Вы же не понимаете ничего, кроме зуботычин. Уважение, - Анаразель фыркнула, - кому нужно твоё уважение.
Они все такие. Молодые, голодные, недальновидные. Головокружение от успехов ведёт прямо в пропасть, где уже ждут товарищи по несчастью. Анаразель такой участи избежала лишь благодаря тому, что жопой прочно приклеилась к определённому ей месту. Она могла уйти как Фесор в свободное плавание, бросив хозяина. Но обстановка такова, что желающему сохранить свою жизнь, лучше спрятаться под крыло тому, кого трогать себе дороже. Нужно быть скромнее, проще нужно быть. Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю.
Страх – вот что всегда управляло Адом и его жителями. Души грешников, которые всю жизнь безнаказанно творили зло, отправляются в яму, кишащую огнём, страданием, болью и ненавистью. Там они безостановочно вопят от непереносимых мук, теряют рассудок, память, своё жалкое «я». Страх – это рефлекс для демона, он будет повиноваться не тому, кого уважает или любит, а того, кого боится. Ещё Макиавелли об этом писал, а он шарил в таких вещах лучше современников, да и ныне живущих тоже.
- С друзьями бизнес не ведут, слышала про такое правило?
- Знавала я тут одного бизнесмена, – Анаразель не хотела задеть его пылкого самолюбия, но так уж вышло, что её нрав не позволял ей не проверить нервы собеседника. Она прикладывала усилия, чтобы выглядеть не урной с прахом, а безмятежным старым демоном, который для своего удовольствия тыкает вилочкой в юного собрата. – У него были и амбиции, и поддержка могущественных людей, и даже мозгов побольше твоего. Под каким камнем теперь прячется, поди угадай, - она запахнула пальто и приблизилась к юноше. – Я не делаю бизнесов. Я выполняю приказы. Мне неинтересны твои попытки стать чем-то более значимым, все мы грязь и вернёмся в грязь. Ты хочешь мне предложить стать дольщиком в твоём стартапе? Или тебе нужны руки, которые будут загребать для тебя жар? Распиши мне выгоду, которую я получу, и риски. Мне неинтересно, чей ты друг, мне не поступало приказов тебе помогать. Хочешь вести со мной дела? – она усмехнулась и отвернулась от Майкла. – Дай мне идею. Мне плевать на звон чеканных монет. Ты не можешь оскорбить моё самолюбие, - потому что у меня его нет. Ты говоришь о скучных вещах. Власть, влияние, выгода, трон – это всё дерьмо, у которого нет никакого смысла. Кто-то любит украшать себя бриллиантами, а кто-то титулами и званиями. Я впрягаюсь либо за идею, либо ради веселья, - Анаразель вернулась на своё место. Если он не перейдёт к делу, а будет и дальше себе набивать цену, его башка всё же встретится с парапетом.
- Я думаю власть в последние годы сильно зарвалась и пора заставить ее делиться, - слова демона заставили Анаразель улыбнуться. Он всё говорил и говорил, а она улыбалась и качала головой. Это во влажных фантазиях идеалистов группа свободолюбивых индивидуальностей побеждают режимы и правительство. На деле власть всегда держится на силе и тех, кто не боится запачкать руки. Заставить делиться… У власть имущих нет того, что ей было нужно. Ни у кого этого нет.
- Души в аду, скажем так, без должного присмотра и я предлагаю выкрасть их… Столько, сколько сможем… и поделить.
- Так ты простой вор, - вздохнула демоница. – Так бы сразу и сказал, а то напустил таинственности, как будто и вправду собрался на серьёзное дело. Тоже мне, бизнес, - Анаразель спрятала руки в карманах и пнула камушек, лежащий рядом. Тот срикошетил от ржавой перемычки и улетел в неизвестном направлении то ли в кусты, то ли в песок. С воды задул прохладный ветер, несущий запахи далёких земель, вкусы неиспробованных жизней и дыхание антарктического бессмертия. Безвременья во льдах. Наверное, и там покоя не найти, раз Люцифер сделал такой путь из клетки. 
- Извини, мне стоит держать в голове, что ты молод и голоден, что всё тебе в новинку, и ты сам себе кажешься невероятно хитрым, - она посмотрела на него. – Это хорошая идея. Но ты собираешься воровать не у Данте или Кроули, а у Ада. И они, и я, и даже ты – мы все принадлежим ему. Чтобы взять что-то, придётся что-то отдать. Кроули уже пытался изменить порядки, и каждый следующий мамкин король будет считать себя ох*енно умным и способным что-то поменять. Однако жизнь показала, что это не так.
Закончив говорить, Анаразель испустила вздох, полный тоски. Пока это выглядит, как попытка вынести из родного дома серебряные ложки и любимый мамин ковёр. Как-то мелочно и недостойно. В принципе, это неплохое дело, хотя бы какое-то дело, оно пойдёт на пользу. Если не принесёт морального удовлетворения, то останутся души. Значит, станет больше сил, способности станут ощутимо больше. Вдруг именно этого ей и не хватает? Шагнуть на следующую ступень, эволюционировать, взглянуть на себя новыми глазами… Да, для прежней Анаразель это была бы идея на миллион долларов.
- Этого мало. Ты хочешь заставить власть делиться, а я хочу…
А чего я хочу? – демоница растерянно посмотрела на Майкла и поёжилась.
Убивать.
Рвать глотки, выдавливать глаза.
Чувствовать запах жареного мяса, слышать хруст костей, вопли боли, мольбы о пощаде.
Чувствовать, как родниковая вода холодом сводит пальцы. Как в руке мнётся разнотравье и терпкий медово-травяной аромат тянется шлейфом целый день.
Слышать, как скрипит хорошо подогнанное седло. Как шелестит оперение пущенной вперёд стрелы. Как шумят в печи дрова.
Видеть, как льётся из вспоротого брюха алая кровь, шмякаются об землю кишки, следом падает тело.
Быть свидетелем тому, как самоуверенные ублюдки исчезают в пламени Ада.

Ситуация так себе. Вроде как его можно послать его к чьей-нибудь праматери, сделать вид, что разговора не было. Нужно будет вернуться домой за минуту до отбытия, рассказать себе, что произошло, и позволить себя убить. О, она психанёт, смерть будет мучительной. Анаразель представила, как её точная копия набрасывается на неё и маленькими своими зубками отрывает от неё по кусочку, жуёт и выплёвывает ей же в изуродованное лицо, на котором уже нет живого места. До какой степени надо себя ненавидеть, чтобы позволить себе сотворить такое с самой собой.
А сколько раз она уже это делала?
Но, с другой стороны, этот хитромудрый парниша может пойти к другому демону, и тогда останется только гадать, до чего он додумается. Ей точно влетит от Асмодея за пренебрежительное отношение к обязанностям. И уже кто-нибудь будет отрезать от неё по кусочку. Наверное, самовлюблённый Си-и-и-идор, который умнее всех, знает всё лучше всех, и вообще жаль что не баба, а то бы и дал наверное. Он скажет что-нибудь вроде: «Мессир, я же говорил, что люди, даже бывшие, ни на что не способны». От злости даже захотелось получить эти души и перерезать секретарю Асмодея глотку.
- Давай-ка подумаем, как мы можем придать твоему плану грандиозный размах, - Анаразель откинула волосы назад и потёрла ладони. – Излагай свою идею.
Ничего ужасного не случится, если я поимею с этого немного. Я заслужила. Я же заслужила?

+4

8

Не раздражаться, не заводиться или хотя бы не показывать этого слишком откровенно. А лучше, просто сохранять спокойствие и терпение. С такими мыслями Майк шел на встречу с Ани.  Много-много терпения, которого могло потребоваться для беседы с очень древней, но не очень  сговорчивой демоницей. Деус обмолвился о ней парой сухих фактов, когда давал Аллену “номер”, было бы глупо игнорировать их. И Майкл не игнорировал. Старался пропускать мимо себя то “фе”, которое демоница выражала всем своим видом и Май даже не был уверен, вела бы она себя иначе, будто он втрое старше, впятеро или обладал желтыми глазами… врядли.
-О, пожалуйста, давай обойдемся без человеческих ярлыков. - с легкими нотками сарказма протянул Майкл, наклоняя на бок голову, чтобы ветер сдул челку  с глаз назад. - Мы оба понимаем, насколько они не подходят для точного определения отношений демонов, - он снисходительно усмехнулся, снова пропуская мимо ушей не самый дружелюбный настрой демоницы. Вообще ее можно было понять. Более, чем. Майкл сам ненавидел, когда от него что-то требовали всякие левые личности, - Я достаточно знаю Асмодея, чтобы попросить его об услуге, которая будет стоить не слишком дорого. По скидке, так сказать, или даже даром в зависимости от его настроения. Такой ответ устраивает? - Майк изогнул губы в ухмылке, продолжая рассматривать демоницу и щурить глаза на докучливом ветру. Это прекрасное безлюдное место на краю мира начинало понемногу нервировать Майкла, хоть и сам его выбрал. - Я не обманываю тебя. - сухо сказал Аллен, подавив в себе волну раздражения, - Такими именами как Асмодей не разбрасываются, если хотят жить, а я не самоубийца. -  проронил он и посмотрел в сторону, на парапет, где лежал его мобильный. Майкл протянул руку и взял его, демонстрируя  погашеный дисплей Ани. - Могу позвонить ему хоть сейчас и он подтвердит мои слова. Сеть тут паршивая, но ее хватит… - Майк выждал пару мгновений, пожал плечами и положил телефон обратно, когда его потенциальная напарница не захотела никому звонить. Поверила или осталась при своем, Майкла уже не особенно интересовало. Он-то знал, что не лжет и не юлит. Почти впервые в жизни говорит все как есть максимально, а не ценят. В пору обидеться, но дела были поинтересней.
-Я ничего не считаю. - безразлично отмахнулся демон, отгоняя от себя злость, которую порождала в нем эта несносная девица, которая будто и пыталась вывести его из себя, затеять ссору, драку, смертоубийство. Может проверяла? - Это не моя забота, как короли добиваются уважения или страха. Я стараюсь держаться от них подальше и не попадать в поле зрения.
последний раз правда хреново вышло… - усмехнулся сам себе Майкл, но точно знал, что Данте о нем не слышал. Май очень вовремя слинял из ада, чтобы не привлечь внимания новой верхушки и, возможно,  провернуть с успехом то, что пришло в голову еще в пекле. Вот только помощница все больше огорчала Аллена. Не все сказанное о ней Асмодеем выглядело правдой. Майк слушал ее и не мог отделаться от мысли, что ошибся с выбором. Он терпеть не мог работать с теми, кому ни до чего нет дела. Действительно нет или просто выставляют себя в таком свете. Причем, это никогда не зависело от возраста. Аллен встречал очень старых демонов, непрестанно упивающихся жизнью, временем и всем, что они могут предоставить, и встречал личностей младше себя самого, считавших, что они получили уже все, что могли, мир скучен, жизнь тлен и все такое. Ани была значительно старше, но, как на зло, той, которой ничего не надо и не угодишь. Он уже видел это, а она страшно бесила, но вместе с этим парадоксально подходила к его затее. Возможно даже Майк узнавал в ней свои черты… сразу вопрос выгоды в лоб. О, это было слишком знакомо и при всем раздражении, такая черта давала хоть какие-то гарантии успеха. Личный интерес всегда решает… у демонов во всяком случае.
-Голые приказы это же скучно, - хмыкнул Майкл, - Никакого творчества и импровизации, и точно не годится для моего дела… тут все должно быть... добровольно… Мне нужен солидарный в желании это жара... - он улыбнулся и внимательно посмотрел на Ани, когда она заговорила о самолюбии. Заявление показалось любопытным Майклу, слишком самолюбива или слишком нет? Плевать, демоница уже сказала то важное, что было необходимо услышать демону. Деус не обещал ему успеха или союза, сказал разбирайся сам, как заставить сотрудничать и похоже Майк только что поймал эту тонкую нить. Оставалось ее удержать.
-О, поверь, весело будет точно, - с усмешкой пообещал он и возвел глаза к хмурому небу, где бежали густые, темные облака. Как только еще гроза не началась, а их тут не пришибло молнией. - И снова вешаешь ярлыки, - картинно протянул он, изобразив даже что несколько обижен, - Это же души в аду, а не шмотка в бутике, чтобы говорить о разграблении настолько просто. - Майкл указал в Ани пальцем, мол в точку ты говоришь. - Именно. Короли считают все души своими, а это не совсем так. И порядки меня мало заботят, а Кроули был просто кретином, который оказался в нужное время в нужном месте и протянул всего несколько лет. - разведя руками, демон уронил их на колени, после чего подтянул к себе ноги, скрестив их по-турецки. Немного неловко. После сотен лет в женской тушке, всего за неделю он еще не до конца врубился как пользоваться этой, чтобы парень был гармоничным.
- Я не мечу на трон, - продолжил демон, не сводя глаз с собеседницы, -  Не собираюсь толкать свою политику или выбиваться в адские шишки. Я вообще не хочу засветиться в собственном сценарии…  я хочу больше сил, да. Заставить власть делиться... и… -  он облизнул губы и сцепил пальцы рук на коленях - … хаоса. - Майк дернул плечами, - Такого, который окажется не по зубам королю и его придворным… -  он чуть улыбнулся и приподнял брови, встречая взгляд красивой демоницы. Растерянный взгляд. Вот чего Майкл не ожидал от этой особы. Ему удалось озадачить ее? Или это что-то личное варилось в древней голове...
-А ты…? - протянул он вкрадчиво, прислушиваясь к замолкшей демонице. Читать ее как человека было сложно, но Майкл видел, что она злилась где-то глубоко внутри, думала и злилась… но что-то изменилось и это точно был не усилившийся ветер, гудящий и гремящий железными листами где-то на вершине маяка. В эти мгновения Майкл почти с замиранием сердца ждал ответа Анаразель. Что-то подсказывало, что ему удалось зародить хоть крупицу интереса и черт возьми, Майк не ошибся. Он заулыбался собеседнице, приоткрывая губы.
-Что посеет больший хаос, чем полное свержение новоявленного короля? - размеренно проговорил Аллен, приподнимая бровь и не сводя с Ани блестящих голубых глаз, - Я хочу убить Данте, прежде чем набивать карманы. - твердо заявил Майкл, стерев ухмылку со своей смазливой мордашки. - Его смерть аукнется таким бардаком и анархией, что никто сразу и не заметит, как мы попутно поживимся и свалим в закат. А потом искать хвосты будет негде и некому, любой демон, возомнивший себя важной шишкой будет участвовать в кровавой грызне за трон или место потеплее. - он сделал выразительную паузу и продолжил. - Как видишь одному мне с таким не справиться, у меня всего две руки... - обронив усмешку, Майкл поднял ладони, вроде как подтверждая свои слова. - И... - еще одна пауза, в которую Майкл дал себе секунду задуматься, - Возможно, Асмодей мог бы нам подсобить, если бы его подбила ты? - достаточно осторожно спросил Аллен, он еще изначально думал про такой мощную помощь, вот только не лгал Ани, говоря что с "друзьями" не ведет таких дел, привлекать Деуса лично он не хотел по многим причинам. Одно дело спросить номерок помощницы, а совсем другое рушить адскую бюрократию...

[NIC]Michael Allen[/NIC][AVA]http://funkyimg.com/i/2J1U6.g[/AVA]

+3

9

Как-то криво всё выходит. Мелко, пошло, и в целом довольно жалко. Анаразель не сводила глаз с парня и, насупившись, куталась в пальто. За его кривляниями должно быть что-то большее, чем ментальная аутофелляция. Не может быть всё так просто, о судьбе Ада должно говорить другим лицам, не им двоим. Степенным, разной степени ебанутости, конечно, но более выдающимся представителям преисподней. Не ей, растерявшей остатки ментального здоровья, и не этому мальчику, которому не успели вбить мозги на место. Кто он такой? Откуда взялся на её голову? Демоница уж было подумала, что Асмодей решил её таким образом приободрить. Дескать, развлекайся, душа моя, сколько влезет. Вот только она сроду не видела от хозяина такой благотворительности, граничащей с издевательством. Если бы хотел наказать – наказал бы, повод всегда найдётся, решил бы наградить – швырнул бы чего-нибудь с барского плеча. А Анаразель примет, она не гордая, найдёт в своей жизни место для любой херни.
Нет, это не награда, не приглашение к развлечению. Это подстава, засада, ж*па, форменный п*здец, который манит бензиновыми переливами своей гудроновой поверхности. Асмодей и  слушать бы не стал, не то что поощрять этим слуг. Оставался вариант, что она сама каким-то интересным способом спровоцировала движение вселенского полотна, чтобы к её берегу прибило демонёнка. В самом деле, как ещё можно объяснить всю ситуацию как не «самавиновата»? Karma is a bitch, с чего бы ей быть добрее к отдельно взятой Анаразель.
На самом деле, демона не должны волновать трансцендентные вопросы рока или воздаяния за содеянное. Он сам являет собой результат действия этого причинно-следственного закона. Колесо сансары крутится, вознося наверх одних и опуская в мутную воду других, где своим весом давит их, размазывает по дну и поднимает к поверхности оставшееся. На что можно надеяться? Нет, демонам оно не пристало. Это всё Китти, которая ноет: что-то не так, ты что-то упустила, неведомый движ схлынул и ушёл, а ты осталась. Анаразель никто и никогда не упрекал в неактуальности, а вот её собственный мясной костюм с удовольствием делал это. Китти знала, куда давить, они ведь похожи. В погоне за хернёй упустили свой поезд счастья, а теперь кукуют на перроне в ожидании чего-то.
- Я достаточно знаю Асмодея, чтобы попросить его об услуге, которая будет стоить не слишком дорого. По скидке, так сказать, или даже даром в зависимости от его настроения. Такой ответ устраивает?
Демоница прыснула и в ту же секунду испуганно прижала ладонь ко рту, вытаращив глаза. То ли вбитая команда «не смей ржать, когда речь идёт о делах», то ли привычка тела. Его прежняя хозяйка не была столь же сардонической, даже насмешки скрывала за аккуратной ладошкой с неизменным тёмным маникюром. Жгучая вспышка смятения быстро прошла, а Анаразель начала хихикать. Хихикание превратилось в смех, а смех – в хохот, выталкивающийся изо рта рывками. Демоница вцепилась в перила, мотая головой, и откровенно ржала.
- На…на… - вытирая тыльной стороной ладони набежавшие слёзы, одержимая всхлипывала, - смешно, да. Теперь понятно, по…почему ты ещё живой. Шутник, бл*ть, - пришлось совсем неэстетично втянуть набежавшие сопли и обмахнуть лицо руками.
Наверное, он не оценит её приступа, обидится. Анаразель быстро взяла себя в руки и со всем вниманием продолжила слушать молодое поколение, лишь редкое шмыганье выдавало недавний хохот.
- Могу позвонить ему хоть сейчас, и он подтвердит мои слова. Сеть тут паршивая, но ее хватит…
- Могу выдрать тебя из твоего пидорского костюма и принести ему лично, у меня с сигналом всё в порядке, - ласково ответила демоница, наклонив голову и ухмыльнувшись. – Кончай набивать себе цену, ближе к телу.
В самом деле, сколько можно уже раздуваться от чувства собственной важности. Наверное, Анаразель слишком старая, чтобы не ворчать на привычки молодняка. Да ты, да я, да у меня… Да них*я у этих голодранцев нет, она по себе это знает. Сама когда-то была такой, может, хуже. Ведь у неё не было умений Фесора и Газиэля. Она была кем-то вроде мамзели на подхвате, древний пиздлявый GPS, который всем охота выключить – да кнопки нет. Отсутствие весомых сил восполнялось наглостью и свирепостью характера, и только опыт прожитых лет и пережитых наказаний (и 2 тысячи лет в амулете) научили её вести себя иначе. Быть сосредоточеннее, спокойнее. Не торопиться с расправой. Это и спасало Майкла.
- Хочу и вешаю ярлыки, это мои ярлыки! – недовольно отозвалась слуга архидемона. – И я убеждаюсь с каждой грёбаной неделей, что мои ярлыки очень правильные! Ты ничего ещё не сделал, чтобы я повесила на тебя ярлык получше.
И не сделаешь, - мелькнула мысль. Анаразель откинула назад волосы, напитанные солью. Как можно так безапелляционно утверждать, что все вокруг идиоты? Кроули кретин, Данте тупорылый дятел, а все архидемоны – просто демоны-индиго с задержкой развития, ага. Меж тем шотландский ласковый телок успешно сосал двух мамок, а нынешний король принял корону из рук третьей. Вот кто достал порядком – эти мелькающие как девки на глянце бабы, стоящие за троном. И те, другие, за ними стоящие. Всё намного сложнее, Анаразель этого если не понимала, то чувствовала внутренней струной, пятой точкой, называть это можно как угодно. Мир, который рисует ей Макйл, в котором он умён и речист далёк от её собственной картины.
- Ты бы полегче о королях, - она поняла ладонь, чтобы остановить поток слов, подрывающий духовные основы адской монархии. – Они – вершина мира, построенного Азазелем. И ты, как ни отрицай, продукт этого мира. Как и я.
- Я вообще не хочу засветиться в собственном сценарии…  я хочу больше сил, да. Заставить власть делиться... и… -  Ани скривилась, зная заранее, что услышит, - … хаоса. Такого, который окажется не по зубам королю и его придворным…
Раньше такой хуйни не было. Или она имела другие формы. Пока все делали, что должны делать, эта муть лежала на дне. А Кроули, будь он неладен под тем камнем, куда спрятался, поднялся с самого дна на вершину – и все теперь решили повторить! 
- А ты…?
- А я с тебя х*ею, - демоница даже не скрывала своего удивления. - Для начала вот что, - вздохнув, она начала делать шаги к парню, глядя на него, почти не мигая. Личико искажали эмоции, губы кривились в обычной усмешке, но глаза оставались безжизненными. – Переставай-ка считать себя самым умным на планете. Было бы оно так, ты бы уже пил Голубую лагуну в окружении гавайских танцовщиц. Но ты всё ещё тут, студишь ж*пу. Будь  проще, и к тебе сразу потянутся.
- Возможно, Асмодей мог бы нам подсобить, если бы его подбила ты?
Вот как. Асмодей. Вот почему он упоминался с самого начала. Ссылка на авторитет не только для придания себе дополнительной важности, но и важных элемент схемы? Это прямая провокация. Демона явно кто-то подослал или вложил в его голову такие мысли. С чьего голоса он поёт эту песню? Данте? Велиал? Кто-то пониже, может, даже сам Кроули пытается через третьих лиц вернуть трон? Анаразель втянула воздух и прищурилась, глядя в молодое лицо.
- Ты хочешь моими руками втянуть архидемона в свою очень хитрую многоходовочку? Ты слышишь себя, сынок? – Она щёлкнула пальцами, начиная давить чёрный дым, заполнивший тело паренька. – Ты знаешь, кто я такая и что я могу? Я ведь найду тебя где угодно, - скрючившиеся пальцы, напоминающие лапку дохлой птицы, тянули недоразумение из плоти. – Я тебя вычислю по твоему демоническому ай-пи, и ты уже никогда не будешь в безопасности. Если мне захочется выслужиться, я доставлю тебя к Данте, чтобы ты повторил всё сказанное мне от и до лично ему, - Анаразель обнажила белые зубы, пальцы сжались в кулак, сдавливая демона. – Кто тебя подослал, Робин Гуд? Кто, с какой целью и почему ко мне? Пытаетесь достать через меня Асмодея, да? Не трать время на оправдания, а то я рассвирепею и обглодаю тебе лицо.

+6

10

Никто не говорил, что будет легко и просто. И Майкл без остановки напоминал себе об этом, пока разговаривал с этой до зубовного скрежета, милой демоницей. И Деус не обещал, что будет просто с его подчиненной. Он вообще ничего не обещал. Удастся Майку договориться - отлично, получит, чего хочет. Нет - ну сам виноват и сам расхлебывай последствия. Даже к этому Аллен был готов, насколько это возможно.  Понимал риски и то, чего бы ему стоила более качественная помощь от архидемона. Именно поэтому ее не было. Майкл не желал пахать на Деуса ближайшую тысячу лет или что там он еще мог придумать? Чтобы ни придумал, Майку это не было нужно, вот и все.
А сейчас он мрачно смотрел на демоницу, в то время, как ее пробирал смех или истерика… или Майкл не знал, как еще можно назвать весь тот театр, который перед ним сейчас разворачивался. Он просто знал, что она не совсем адекватная - тоже, спасибо, предупредили заранее - особа и собрав все свое терпение, ждал, пока ее отпустит и они смогут продолжить разговор, как взрослые люди, пардон, демоны.  Майклу стоило серьезных усилий, чтобы не выдать в ответ никакой колкости, не съязвить на выпады Анаразель, он старательно себя убеждал себя потерпеть еще немного, пока ей самой не надоест.
-Да, как скажешь… - только и усмехнулся он, поднимая ладони, мол сдаюсь, вешай ярлыки, какие хочешь, только закрой эту тему и вернемся к делу. На какой-то миг с этим своим заявлением Ани показалась маленьким человеческим ребенком. Разве что ножкой не топнула, для больше весомости своих слов.
Спокойствие! - мысленно приказал себе демон и чуть прищурился, не сводя глаз с демоницы.
-Последние годы показывают, что они не вершина, они разрушители этого мира, - немного отстранено усмехнулся одержимый, -  Каждый трясет его, как хочет, а в итоге все равно хаос… - качая головой прибавил он, не став говорить, что даже скучает по власти Азазеля, когда все ходили по струнке и были в ежовых рукавицах. Да и вообще по нему, по понятным причинам. Майкл решил благоразумно промолчать о своей связи с почившим правителем, обычно это ничем хорошим не заканчивалось, а потенциальная напарница и без того не очень рада была их беседе. Майкл прям видел это и не понимал, почему она до сих пор здесь, если не настроена сотрудничать.
-Приму за комплимент. - хмыкнул Майкл на удивление Ани. Просто не удержался. Хотя он бы заказал примерно то же самое любому, кто заявился бы к нему с такими запросами, как у него. Аллен прекрасно представлял, как это все звучало, но ни на секунду не пожалел, что начал и не желал отказываться от затеи, пока не испробует все возможные варианты.
-И почему всем кажется, что я считаю себя самым умным… - как-то утомлено протянул он, хотя в чем-то Ани может была и права. Одно Майкл знал точно, если бы он был идиотом, то давно отправился на тот свет со всеми своими авантюрами, неуемным любопытством и феерическим талантом влипать в самую гущу событий, но он был жив, а значит мог и похвастаться наличием мозгов. - Но я тут... - с усмешкой ввернул Майкл, - Значит мне так нужно, Гавайи никуда не денутся, - стараясь особо не ерничать отозвался он и все также следил за демоницей и изменениями в ней, за ее жестами, чтобы вовремя среагировать, если его захотят скинуть с этого несчастного каменного парапета, на котором он по-прежнему сидел. И не зря следил. Майк понял это мгновениями позже, когда вдруг почувствовал, как Анаразель вцепилась ему в самое нутро. Секундное давление словно со всех сторон быстро сменилось тупой болью, Такой, как если тебе медленно откручивать часть тела с целью оторвать. Ну или выдернуть подальше от бренной тушки… Майкл задохнулся, втягивая воздух, дернулся и вовремя вцепляясь пальцами в край парапета, чтобы не свалиться с него в обрыв
-Эй полегче!!! - прохрипел он и на автомате схватился одной рукой за футболку на груди, крепко стискивая ее, будто это могло помочь ослабить хватку полоумной демоницы, которую Майк не попытался откинуть только от неожиданности, а потом смекнул, что пока не стоит давать отпор, он не терял надежды договориться до чего-нибудь адекватного, если ради этого придется потерпеть немного, - А ты меня, слышишь?! - прошипел он, мелко вдыхая через зубы и морщась от боли, - Если бы не знал, кто ты, не притащил бы на этот гребанный маяк. - Майк давил в себе желание ударить Ани по ее руке, лишь сверлил демоницу почерневшими глазами. - Я здесь перед тобой, где ты меня искать собралась?! - рыкнул он и качнулся, едва не отклоняясь к пропасти и крепче впиваясь рукой в камни. Удерживаться и на парапете и в теле под таким давлением становилось все сложнее, - О да, я то повторю, только Данте и с тебя шкуру спустит за компанию и тогда никто из нас ничего не получит, - отчеканил Майкл, с трудом вдыхая, но не желая отступать или сваливать, - Я… - хриплый вдох, - Тебе - еще один, более тяжелый, потому что Анаразель никак не хотела отпустить его, - Все сказал уже!!! - выплюнул Майкл, начиная беситься, потому что демоница явно не слушала или понимала все как-то по-своему, а он, блин, таким честным и не был никогда! - Я искал напарника, а Деус сказал, если договоримся - поможешь. Но он знать не знает, зачем ты мне... - он тяжело тряхнул трещащей от боли головой, - Черт! - выругался Аллен - Не чуешь, что я не лгу, нет?! - почти заорал он на демоницу, терпеть выражение ее истерики стало совсем невыносимо и хотел чтобы она вынырнула немного в реальность из своих домыслов.

[NIC]Michael Allen[/NIC][AVA]http://funkyimg.com/i/2J1U6.g[/AVA]

+3

11

- Каждый трясет его, как хочет, а в итоге все равно хаос…
- Твой план ничем не лучше.
Хаос. Очень громкое слово. Расстилающее перед человеком панораму столь грандиозную, на какую только способен его разум. Бесспорно, развороты будут различаться так же, как непохожи между собой люди. Хаос Майкла очень сильно отличается от хаоса Анаразель. Что хаос значит для него? Отсутствие порядка? Непонимание, как устроен мир, и как встроить себя в него? Вакуум? Бессвязность событий? Можно ли увидеть, попробовать или потрогать, а главное, понять и определить нечто вроде хаоса? С тем же успехом, наверное, можно попросить нарисовать голод, приготовить любовь или взять в руки смерть.
Да, наверное, демоница слишком много пьет и проводит времени в одиночестве, дрейфуя в собственных мыслях и разглядывая мрак. В толще океана, поверхность которого она ощущает спиной, взрываются светом идеи, мечутся серебристые стайки настроений, пахтают тонны тёмной воды гиганты воспоминаний. Течения эмоций то колют ледяными язычками в спину, то согревают и ласкают мягкое тело. Иногда наступает блаженное мгновение безмолвия: тьма и тишина над головой отражаются зеркальной поверхностью смирной воды, отражаются в прозрачных голубых глазах, в самой сути. Иногда Анаразель хочется остаться там навсегда, не чувствовать ничего и ни о чём не думать. Вернуться в первичные воды и стать нерождённой.
- И почему всем кажется, что я считаю себя самым умным…
Действительно, почему? – Анаразель позволила этой мысли появиться у себя на лице. Уголок рта приподнялся в ухмылочке.
Как бы описана хаос она? Какую панораму нарисует её воображение? Ей знакомы беспорядок мыслей, чувств, эмоций, боль, злоба, ярость. Она так долго подавляла что-то в себе, называя это «животным началом», убеждая себя в присутствии чего-то человеческого внутри даже спустя тысячелетия. Было ли это хаосом? Или она обнаружила его, получив возможность двигаться во времени? Когда все нити сплелись в единый клубок, а мир превратился в смерч из осколков, в которых ей иногда удаётся себя рассмотреть? Раньше Анаразель знала, что время – это линия, имеющая начала и конец. Мгновения, как костяшки домино, выстраиваются в ряд, падают друг на друга и бегут вперед, но общей картины ты никогда не увидишь. Теперь она знала, что никакой линии нет. Костяшки падают вокруг как капли дождя. Или конфетти. Не имеющие смысла сами по себе, но стоящие чего-то, пока массой парят в воздухе и летят к ногам. Так, может, это и есть хаос? Бестолковое произвольное существование миллиардов существ на протяжении миллиардов лет? Раз так, нет ничего плохого в том, что один демонёнок воплотит свои мечты в реальность. Они так же пусты, но кому станет хуже?
- Хаос, юный падаван, - швырнув демона вниз и прижав его лицом в землю, заговорила Анаразель тоном ментора, - это первичное состояние мира до упорядочивания. До того, как свет был отделён от тьмы, они были вместе, пребывая в хаосе неразличимыми. Как добро и зло, как порядок и беспорядок. Как и мы с тобой. В Аду всё прекрасно, пока он не перемешался с Раем. Не разбрасывайся громкими дефинициями.
Она всё уже понимала. Дело не в том, что всё вокруг лишено смысла. Встречи и разговоры, ссоры, ужины и танцы, игры, преступления, работа, прогулки, секс, свадьбы и рождение детей – это лишь костяшки домино, падающие наземь. Стук – и снова благословенная тишина, пока не упадёт следующая. Смысл всегда был в любви. Демоны этого лишены, она этого лишена. Всё её существование с момента смерти и по сей день – конфетти. Однако, отсутствие смысла – это не хаос. В нём нет ничего, что можно истолковать или определить.
- А ты меня, слышишь?!
- Я не только тебя слышу, но и читаю между строк. Мне интересно, как эта идея появилась в твоей голове, кто тебя надоумил. Очень любопытно, не могу сдержаться, особенно в свете того, что он тебя воняет преисподней. Ты не так уж и давно оттуда вылез, да? - Она присела рядом и принюхалась как собака, берущая след.
Мог ли кто-то его подослать? Мог. Мог ли он выторговать себе свободу и подписаться на какую-то шляпу, лишь бы тюремным обмылком выскочить из Ада? Конечно, да. Его мог отправить сам Данте, чтобы через Анаразель достать Асмодея. Ваще изи. В Аду, как и в Риме, у всего есть своя цена, начиная от последнего плебея и заканчивая цезарями.
- Я здесь перед тобой, где ты меня искать собралась?!
- Как же, милый, - ласково промурлыкала демоница, обыскивая карманы парня, - ты думаешь, у нас не будет второго свидания? Обязательно будет. Для того и предупреждаю, чтобы ты всегда был готов к нашей встрече.
- О да, я-то повторю, только Данте и с тебя шкуру спустит за компанию и тогда никто из нас ничего не получит.
- Я еб*ть как испугалась, что с меня шкуру снимут, - фыркнула слуга Асмодея. – Если б я боялась такой фигни, меня бы тебе никто не порекомендовал.
Демоница встала, отряхнув с джинсов и пол пальто налипший песок. Потом махнула рукой, освобождая Майкла.
- Допустим ты мне не врёшь. Но ты отрефлексировал свой стартап? Или кто-то тебе сказал, что это идея на 10 из 10, а ты и рад? Убить Данте и заиметь себе врага в лице Аграт, матери всех монстров? Это только один известный его покровитель, вдруг их там больше? Ограбить Ад? Всё, что в Аду есть, принадлежит архидемонам. Асмодею в том числе. Тебе не кажется это слегка... неумным – воровать у своего же хозяина? Будто он не заметит, ага. Или сделает вид, что не заметил. И ты хочешь это сделать моими руками? Тебе не кажется, что в твоём гениальном плане есть кое-какие пробелы? – Свой выпад Анаразель прервала театральным закатыванием глаз. – И как это поможет Аду? Не лично тебе, а мне, Асмодею, Аду? Да никак, тебе насрать. Вот он - минус жизни при сильном правителе. Массы не научены думать, они научены шагать в заданном направлении.
Женщина отвернулась, задумавшись. План настолько наглый, насколько и конченый. Но мальчишка слишком уверен в своей правоте, вдруг что-то и получится?

- Тебе три тысячи лет, может, уже хватит влезать в любую залупу, мотивируя себя возможным успехом? – совершенно вовремя подала голос Китти.
- Расчёт – не самая сильная из моих сторон. А ты бы что сделала на моём месте? Тут либо гореть, либо тонуть.
- Одна бы я ни за что не подписалась, - отчётливо фыркнула владелица тела. – Одна голова хорошо, а две лучше.
И это была одна из самых её дельных мыслей если не за всю жизнь, то за всё время их с Анаразель знакомства. Конечно, нужен третий! В конце концов, нельзя класть все яйца в одну корзину. Необходим кто-то такой же бесючий, как и этот прохвост, но кого слуга Асмодея давно и хорошо знает. Кто не слишком горд, чтобы делать грязную работу, но умеет себя вести.

- Это всё, что ты хотел? Подробностей не будет или мне сперва нужно дать Непреложный обет? – наконец, демоница повернулась к собеседнику. – Я согласна при одном условии: нас будет трое. И третьего выберу я.
Хаос – это безмятежная тьма, скрывающая в себе потенциал к каждому поступку и каждой мысли. Хаос – это тонкая грань между системой и энтропией. Тем он и прекрасен. Анаразель хотела опустить руку в его прохладное ничто и вытянуть шанс снова почувствовать себя живой.

Отредактировано Anarasel (17.10.20 22:55:26)

+4

12

Хаос, какие-то вселенские законы и течения, всякое вечное, сотворение чего бы то ни было из нифига… Майку в основном было на все это плевать. Реально плевать, несмотря на то, что сам он был в какой-то степени вечным, если не прибьют раньше. Философ-идеалист в нем умер? даже не зародившись, ни при жизни, ни после человеческой смерти, все эти думы и размышления о мироздании всегда нагоняли тоску и зевоту. Для него адский хаос был более буквален, чем для Анаразель, он видел что там творится, что демоны беснуются, бардак среди грешников, что не порядка и дисциплины, которые каждый правитель устанавливал свои, но устанавливал. Практически анархия, если выражаться человеческим языком и именно это интересовала Аллена. Тот самый шумок, под который можно провернуть парочку грязных делишек себе на пользу. Да-да, именно себе, не думая как это отразится на чем-то еще. В конце концов, он говорил о краже некоторого количества душ. Отразиться это могло только на чьем-нибудь настроении, а это Майкла точно не беспокоило, лишь бы не попасться и провернуть все чисто. Оставалось донести это до Анаразель, которая упорно гнула свою линию и не желала спуститься хоть немного на землю со своих мирозданческих высот. Зато прекрасно спустила Майкла. Ага, буквально. О вдруг ощутил непреодолимый рывок и больно ударился о каменистую площадку маяка. Рыкнув при падении, Майкл машинально уперся ладонями в пол, пытаясь оторвать себя от него, но неугомонная демоница держала крепко и ему больше ничего не оставалось, как зашипеть и бессильно стукнуть кулаками по полу, дожидаясь, пока Ани наиграется с ним и они обсудят уже дело без предварительных ласк.
-Так и появилась. - несколько сдавленно выплюнул Майкл, не теряя напряженный попыток высвободиться, хоть и знал насколько это бесполезно. - Как раз потому… - он сжал кулаки, силясь приподняться, - Я был в аду весь прошлый год и видел, что там творится… наводит знаешь ли, на разные мысли, когда находишься в самом эпицентре событий, -  вполне себе честно выговорил Майк, потому что это не было тем, что стоило скрывать сейчас от Ани. И блин, он прекрасно понимал ее подозрения и бешенство, только меньше они не раздражали.
-Ты что делаешь?! Там ничего нет! - ощетинился демон, чувствуя, как рука демоницы ползает по тем частям тела, где на одежде были пришиты карманы. Откровенно пустые! Единственно, что там лежало было мобилой Майкла, которая валялась сейчас рядом с ним. Майк выронил ее, когда его сдернули на пол.
-Но тебя порекомендовали! Ты здесь. И может уже отпустишь меня?! - он опять уперся руками в пол и в какой-то момент вдруг смог оттолкнуться, все давление внезапно пропало, стало легко дышать и боль от сдавленной сущности словно растворилась где-то там в костях и венах этой несчастной тушки.
Майкл глубоко и хрипло вдохнул, сначала переваливаясь на задницу, а потом скорей поднимаясь на ноги, пока его снова не размазали.
-Забудь. О ком-то. - твердо и серьезно выговорил Майкл Ани. - О том, о чем я сказал тебе знаем только мы с тобой. Не веришь, что идея моя - твое право, но это так и придется это просто принять. Уверен, если бы я тебе врал, ты бы уже выяснила это и я бы не отделался так легко, а? - Майкл вздернул брови, пристально посмотрев на демоницу и шагнул обратно к парапету, усаживаясь на него, как и был до этого.
-Деус мне не хозяин, я ему не служу, мы просто знаем друг друга ввиду некоторых обстоятельств. - сухо отмахнулся Майк. Кажется он уже говорил это? Или нет? Демон сощурился от порыва ветра, ударившего прямо в лицо и разнося голос Ани куда-то далеко, - Мне кажется, что большие боссы не обнищают, если немного поделятся… - Майк на мгновение сладко улыбнулся. а после стер улыбку с лица, - Нашими руками. Ты здесь в том числе потому, что такой план довести до действия в одиночку объективно невозможно. - серьезно сказал парень, ему сейчас и представить было страшно сколько нюансов и всяческой магии может потребоваться для исполнения его жгучей хотелки. Но все по порядку. Он ежесекундно убеждал себя в этом. А по порядку - его напарница все еще упиралась!
-Ммм… -  Майкл недовольно поморщился, сощурив один глаз и активно покивал демонице. - Насрать. - подтвердил он. - Уверен, ты тоже не слишком заботишься о благосостоянии преисподней - прибавил демон, пытаясь понять, что на самом деле кроется за этими громкими словами. Ани создавала впечатление “человека”, которому вообще ни до чего дела нет, а все эти речи не больше, чем лирика слишком древнего демона, уставшего от существования. Так может и пришла пора немного развлечься?
- Мне в аду хреново и я помогать ему не нанимался, я же не красноглазый. - скептически хмыкнул Аллен. Он всегда хотел быть от ада как можно дальше - Данный вопрос должен принести профит только нам с тобой, вопреки всему остальному.  Я уже сказал, что сейчас ад не в лучшем состоянии и есть отличный шанс немного поживиться, пока этого не сделал кто-то другой. - демон развел руками, - Догадался я, могут и другие догадаться, набить под шумок карманы.  - Ани отвернулась, а Майкл немного наклонил голову, пытаясь заглянуть в ее лицо и понять, что ждет его дальше. Куда все-таки ведет эта катастрофичная беседа. Но демоница молчала. И Майкл тоже молчал. Он терпеливо ждал и чувствовал, что Анаразель сейчас где-то далеко отсюда. Ее бурлящие эмоции, направленные на него, будто рассеялись и обратились куда-то в другую сторону, но, наконец, она снова заговорила, а Майк увидел напротив приятное лицо, вместо затылка девушки.
-Пожалуй. - проронил он с ухмылкой, - Продолжим, если ты в деле. - ответил Майкл коротко. Чтобы там ни происходило в голове одержимой, он, похоже, добился чего хотел. Майк пристально смотрел на Ани и изо всех сил давил в себе ликование, пока они не расставят все точки над i, пока он не будет уверен, что демоница согласилась и он может хоть сколько-то доверять ей. Демон вскинул бровь, готовый выслушать условие со стороны демоницы. И оно оказалось вполне рациональным и закономерным, хоть Майку и не очень понравилось наличие еще одного участника в их адском деле. Но Анаразель имела на это право, учитывая, чего Аллен требовал от нее. Это он тоже понимал, только все равно медлил, прежде чем ответить, всматриваясь в глаза демоницы. Взвешивал ситуацию, которую создал сам, и в которой оставалось еще столько вопросов, что не сосчитать, но это был тот момент, когда решение стоило принять, не опираясь вообще ни на что, не гадая, и не ища гарантий. Их не было.
-Договорились. - наконец, проронил Майкл, просто срубив с плеча. Третий, значит третий. Май решил, что они не за кладом идут, делить им нечего, ни сейчас, ни потом - душ много, каждому хватит, если все получится, а третья голова действительно пригодится.
-Кто это будет? - сразу же спросил одержимый и дернул губами в ухмылке, - Только, надеюсь, не сам Асмодей? - усмехнулся он, очень рассчитывая, что его шутка останется шуткой, иначе дело провалилось.
[NIC]Michael Allen[/NIC][AVA]http://funkyimg.com/i/2J1U6.g[/AVA]

+2


Вы здесь » |Самая Сверхъестественная Ролевая Игра| » Countries & cities » 10.01.2011, Anarasel, Meg Masters & Louise, Cape of Good Hope, RSA.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно