NAAMAH
Хранитель сюжета, матчасти, а также логики и здравого смысла.
Связь: ICQ: 713766876 вк: crazyolly
FESOR
Страшно справедливая правая рука главадмина, контролирующая всех и вся.
Связь: гостевая, личные сообщения
MEG MASTERS
Надзиратель кодов и доставитель дизайна.
Связь: ICQ - 200987614, Skype - bullet-for-colt
ASTAROTH
Куратор квестов и составитель тем с историями штатов.
Связь: гостевая, личные сообщения
LOUISE
Блистательный мастер игры.
Связь: Skype - koruna86
THE MOST SPN
***
Связь: молитесь, и будете услышаны.

|Самая Сверхъестественная Ролевая Игра|

Объявление





THE MOST SUPERNATURAL NEWS
События:
Спустя год после открытия Чистилища мир сотрясает новая череда катастроф. За происходящим стоят существа, многие годы проведшие за стенами Бездны. Теперь опасность угрожает не только людям, но и демонам, и даже Небесам. Спасение кроется под тоннами песка – утерянное тысячи лет назад Слово Божье поможет пролить свет на происходящее.

Основное время игры – 2011 год



RAZIEL |
Люди необычные создания, но кажется, Разиэль понимала их логику. Точнее пыталась понять. Имея что-то, они никогда не будут этим довольны. Взять хотя бы волосы. Курчавые – выпрямить, прямые – завить. Длинные – обрезать, короткие – нарастить. Темные осветлить и так далее. По сути своей мелочи, которые пропитывали жизнь, как пролитый кофе – новенькую блузу. Но именно это недовольство или проще сказать неудовлетворенность и толкало человечество вперед. ©
JOHN |
Джону уже не светила дорога в Рай, от того можно было совершенно не думать о последствиях и творить разного рода безнравственные и развратные поступки. Но он так делал редко. Возможно, жизнь среди людей имела на него свое влияние, скажете вы. Такая теория тоже имеет право на существование, но все же ему ближе была концепция о совести. В каждой системе есть сбои, даже в Адовой компании. Не то чтобы этот красноглазый хотел ее оспорить или устроить революцию, нет, он просто хотел иного. Спокойной жизни на земле. ©
ANARASEL
Анаразель ловила вьетнамские флэшбеки, хватая ртом воздух, вскакивала по ночам с ножом наготове, заслышав звон колокола. Воспоминания истирались, ад, как желудочный сок, переваривал их. Они превратились в послевкусие, ощущения, клочки ассоциаций. Но что-то внутри демона изменилось, от чего нельзя было отмахнуться. Геенна огненная растворит всё, сделает демона голодным снова, а прежней демоницу не сделает уже никогда. Пока её страдания отошли на второй план. Поднявшись по адской пирамиде Маслоу на несколько уровней вверх, слуга Асмодея ощущала экзистенциальную пустоту. ©

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



HeadHunter

Сообщений 1 страница 21 из 21

1


1. Название квеста, место отыгрыша, дата.
"HeadHunter", Лос-Анджелес
2. Место и время отыгрыша.
Лос-Анджелес, альтернатива
3. Участники.
Eric Northman & Alleahana Rouks
4. Суть отыгрыша.
После очередного прокола на работе, виной чему набитый фейс нового мужика бывшей жены, Нортмана списывают в запасные: теперь он не полицейский. Что нужно для успокоения души? Верно. Месть. Старый друг, по такой же старой дружбе, берет его к себе в команду - теперь Эрик охотник за головами, знающий про вечную нелюбовь бывшей жены к судам, залогам, а теперь и всем копам-мудакам (после развода они для нее особенная гадость). Вопрос времени, когда не умеющая держать язык за зубами Роукс вляпается в историю, а кое-кто этим воспользуется и засадит за решетку. Как говорится, отдал лучшие годы - верни мне их обратно своим нахождением в клетке.

0

2

- Эрик, твою налево, выпусти меня отсюда!!!
Я колотила по внутренним стенкам багажника руками и ногами, было трудно дышать, к тому-же, неудобное узкое платье жутко сдавило все внутренние органы.
- Я же задохнусь здесь, придурок!
Еще несколько ударов каблуками по металлическим стенкам. Меня злило то, что я так глупо попалась! Буквально, я могла бы успеть сбежать, но видели бы вы ходули Нортмана! Двухметровая колокольня, блин, куда мне от него убегать, при моем то росте в сто шестьдесят сантиметров?!
А вообще было обидно. Не важно, что мы в разводе уже три месяца, все равно он должен был отказаться от этого дела. Вот же засранец, лишь бы денег урвать. Мало того, что он утащил меня среди бела дня, мало того, что у меня важное дело из-за него срывается, так этот козел белобрысый еще и свалил меня в свой замызганный багажник, будто я мешок картошки! Даже сказать трудно, что именно раздражало меня больше, факт есть факт - я в багажнике раритетной тачки, за рулем которой бывший, наверняка уже радостно докладывающий заказчику о поимке преступницы.
Ах да, позвольте представиться - Аллиана Роукс, журналистка. А этот тип, который водит машину так, будто на дороге он совершенно один, мой бывший муж, а ныне успешный охотник за головами - Эрик Нортман! Как меня угораздило оказаться на прицеле человека, доставляющего нарушителей закона к дому правосудия? Хм, дайте-ка подумать....
72 часами ранее
- Твоя статья ни на что не годна! Ты же лучшая в редакции, найди достойный материал. Я не понимаю, почему ты еще не распутала то дело. Это было бы просто бомбой выпуска!
Босс хмурился, пытаясь повысить на меня голос и потрясая коротенькой статейкой, которую мой мозг кое-как состряпал за полчаса. Я и без его напутствий знаю, что дельного материала на руках нет, а та информация о происшествии двухмесячной давности... Я журналист, а не следователь, мои информаторы довольно ленивы и плачу я им из собственного кармана. А в последнее время я расклеилась из-за развода с Эриком и текст упорно не хотел складываться в статьи, достойные высоких гонораров. Собственно, это обстоятельство потянуло за собой другое, еще более хреновое, о чем поспешил напомнить телефон, подсвечивая напоминание, выставленное на экране.
- Вот же черт. Дэррил, я опаздываю в суд! Обещаю, к концу недели ты получишь отличную статьюююю! - кричала я уже из коридора, хватая сумочку и пиджак. Что ж, раз босс недоволен, придется срочно использовать козырь, который, как я надеялась, вытаскивать из рукава так рано не придется. Но, в любом случае, это уже после суда.
Стоя около здания редакции и безуспешно пытаясь выловить такси, я нервно поглядывала на время - до начала слушания оставалось пятнадцать минут.
- Вашу мать!
Выругавшись сквозь зубы, я пошла в сторону проспекта, минуя небольшие улочки, в которых такси было не так уж и много.
- Красавица, Вас подвезти? - раздался за спиной бархатный баритон, принадлежащий тому, на кого в этот вечер у меня определенно были большие планы.
- Майк!... - я замерла, закусив губу. Выбор мой не велик - или я отправляюсь в суд, где меня итак обяжут выплатить штраф, или еду с Майком, сегодняшняя встреча с которым была невероятно важной.
На раздумья я потратила всего несколько секунд, а затем довольно по-хозяйски села в машину мужчины, что ждал меня у обочины.
- Поужинаем, дорогой?
Быстро и отрывисто поцеловав Майка, я выдохнула. В тот момент я надеялась, что вся запланированная мною афера прокатит, иначе я зря потратила два месяца своей жизни на эти отношения.
В суд я, естественно, не поехала, абсолютно забыв о последствиях подобной выходки.

+1

3

Был ли наш брак катастрофой? Дайте-ка подумать...
День свадьбы: черт возьми, она прекрасна, а это платье просто ждет, когда его задерут выше головы обладательницы, выкинут к чертям подвязки и... Нет, походу, этот момент не относится к плохим.
День, когда я вижу ее в обществе какого-то мудака, спустя три месяца после развода: ах ты ж зараза, убью обоих. Да, вот этот момент можно считать началом конца, да и день знакомства тоже, к слову.
   - Не задохнешься, - огрызнулся сам себе под нос Эрик, в ответ на жалобу орущей Роукс в багажнике. Она, к сожалению, или к счастью, не слышала все те нецензурные выражения, что он исторгал сейчас по ее душу, с силой сжимая руль своего мустанга. - Чертова предательница, - все еще не веря, еще раз выдохнул он, до сих пор удивленный от увиденного часом ранее, резко входя в крутой поворот. Он мчал по шоссе, обгоняя автомобили, совершенно не заботясь о камерах, фиксирующих правонарушения. Уж слишком он был зол обращать внимание на подобные мелочи, гораздо важнее было хоть как-то порадовать втоптанное самолюбие. А уж он его потешит, когда услышит вердикт судьи и будет видеть, как Аллиана займется общественными работами, вместо своих статеек.

3 неделями ранее
   Вечер был отвратным по началу, да и потом тоже, в общем то, учитывая, что на утро его лишили полицейского значка, оружия и права стрелять в людей. Последнее, к слову, было словно серпом по яйцам, которые горели в буквальном смысле от отсутствия нормальных половых отношений. Искоренить привычку утреннего секса было особенно тяжело, учитывая, что сейчас для него каждая особь женского пола автоматически заставляла испытывать рефлекс придушить, и не более. Нет, он был вполне себе гетеросексуалом, вполне себе привлекательным, но иметь отношения ему отбили напрочь. Спасибо, милая Роукс! В такие моменты он бросал дротики в их свадебное фото, ну, если, конечно, он находился в это время дома. Если же нет, то просто просиживал на работе сутками, пытаясь забить все свое свободное время по максимуму. И тем не менее все было как-то шатко и совершенно не стабильно из-за отсутствия нормальных дел, что доходили до его рук.
   Всему виной был развод, который подкосил его в чисто временном факте, вычеркнув из числа тех, кто быстро раскрывает преступления. Сначала он просто был занят чисто в юридическом плане, а затем банально ушел в запой на неделю. Ну вот с этого все и началось — да здравствует слава неудачника. Новые лица, которых прислали в их полицейское управление на стажировку, носились как те собаки на охоте, выхватывая и раскрывая дела лучше даже старичков из их отдела, что и, собственно, заметил начальник, отдавая всякое дерьмо тем, кто в лице Нортмана просто по нелепой случайности оказался на черной полосе жизни. Времена бывают разные, может стоило проявить какую-то гребаную толерантность, мать ее?! Подобным вопросом Эрик задавался каждый день, уныло подпирая щеку, наблюдая, как из кабинета их руководителя выходит светящийся, будто намазанный фосфором, юнец с пачкой новых дел. Да... обочина жизни, по которой он сейчас шел, была тем еще подарком, словно сгнившая вишенка на торте. Как на их свадебном торте. В такие моменты самокопания особенно хотелось ткнуть моськой одну личность в то произведение кондитерского искусства со словами: «Сладко, да горькое послевкусие».
   Глотая пиво за одним из угловых столиков, он сканировал зал на предмет нахождения одного из объектов, за которым гонялся уже третий день кряду для выхода на подпольную контору, занимающуюся изготовлением поддельных медицинских препаратов. Но едва в толпе мелькнул знакомый профиль, а затем спустя еще минут пять уже этот профиль виляя задом шел в сторону балкона, Эрик чуть не облился одной из дорогущих бутылок пива в этом баре, что заказал себе для успокоения нервов. Вот нервы вообще были ни к черту. Ну, точнее, он вроде бы держался, но последние две недели периодически уходил в загул с пятницы на понедельник, дыша перегаром в лицо начальнику, отчитывающему нерадивого сотрудника и обещающего увольнение. Черт возьми, тварь, и сдержал же слово!
Расталкивая людей, он двигался за уже новым посетителем в этом злосчастном баре, игнорируя возмущение недовольных, кому он успел оттоптать пятки. Недавняя установка порвать всех зеленых в участке испарилась так же мгновенно, как и выпитый алкоголь. На смену пришло желание испортить вечер бывшей миссис Нортман.
   Ладонь легла на кобуру (минутная слабость в виде щекотания нервов), но затем также быстро ретировалась оттуда в правую сторону кармана пиджака. Из последнего был выужен значок, которым он и ткнул в лица сцепившихся людей: - Рукоприкладство, мисс Роукс, - сквозь зубы процедил он в удивленные глаза бывшей жены, что сейчас держала за волосы какого-то чрезмерно слащавого парня, но тут же поспешила опустить. Правда испуг во взгляде проскочил лишь вначале, а вот потом появилась былая уверенность — за это он ее тогда и полюбил. Осанка ровная, стальной взгляд.
   Незнакомец самодовольно усмехнулся: - Вы так вовремя, офицер, - бедняга подумал, что он будет на одной волне со служителем. Как бы не так — Нортман видел, как это недоразумение успело облапать затянутую в узкое платье задницу его бывшей, и сейчас было делом времени, чтобы донести до незнакомца всю неправильность его поступка.
- Смотрю, кто-то по-прежнему переоценивает свои возможности, - смерив взглядом девушку с головы до ног, фыркнул Эрик. - Ты в курсе, что на тебя могут подать в суд за нанесение телесных повреждений? - боги, знал бы он, насколько близка оказалась его фраза к возможным наказаниям. Девушка была остра на язык всегда, но о последствиях вспоминала уже после того, как с губ срывались реплики, за которые потом платили оба — Аллиана, сталкиваясь со служителями закона — это минимум, и угрозы от тех, кому было невыгодно ее расследования — это максимум. Нортман же, ценой своей службы, не редко вмешивался в создаваемые ею проблемы, о чем даже свидетельствуют парочка рапортов в его деле. Теперь все изменилось — у каждого была своя дорога, правда сегодня они решили пересечься.
Презрительно взглянув на парня, что так и не успел ретироваться, мужчина повернулся к Аллиане: - Отвратный вкус, Роукс, - желчь потекла рекой, настолько Эрику было неприятно видеть кого-то рядом с девушкой, тем более такого. Она что, изменила себе во вкусе на нормальных мужиков? - Впрочем, вполне такой-же, как и твой характер, который легко может поставить крест на всем том хорошем, что было сделано для тебя, - ему хотелось ужалить побольнее, чтобы не видеть ту улыбку, с которой она была сейчас несколькими минутами ранее. Конечно, всегда в разладе виноваты оба, но это ж все равно не помешает выразить свое мнение на этот счет. У них же вроде демократия в стране, верно?
   - Ты что, его знаешь? - наконец подал голос парняга. Эрику не понравился ни пренебрежительный тон незнакомца, ни то, что тому не хватило ума уйти вовремя.
   И все-таки они с Аллианой были похожи: оба импульсивные, а еще он сам был на самой грани получения проблем от использования полномочий сверх меры: - Пошел отсюда, - не глядя, полицейский рявкнул и отпихнул соперника плечом. Все внимание Эрика было на закипающей от злости Роукс, потому, какие-то надоедливые мухи в виде слащавых мальчиков хотелось лишь прихлопнуть одним махом. Вот до этого момента, как раз таки, и оставались минуты.
[AVA]http://i.yapx.ru/BBPLX.gif[/AVA]

+1

4

Езда в багажнике автомобиля - не самое мое любимое развлечение, но мужья отчего-то всегда уверены, что знают свою вторую половинку лучше, чем она сама себя знает, и преподносят такие сюрпризы, от которых потом глаз дергается. И касается это не только нынешних, но и бывших мужей, ибо мой разведёнчик решил, что укатать вусмерть бывшую женушку в заднице пыльной тачки - его лучший подарок на круглую дату трехмесячного развода.
- Нортман, это негуманно! Я буду жаловаться твоему начальству! - проорав эти слова, я едва не начала задыхаться, когда этот блондинистый баран крутанул руль так, что пыль из-под колес заполнила мое временное пристанище. Закашлявшись, я силилась позвать его, но воздуха было слишком мало. Пошарив руками, я нашла какую-то отвертку и принялась с дичайшим скрежетом царапать стенку, о которую уже раз пять приложилась головой. Ужасный звук отлично был слышен в кабине, было делом времени, что мой нервный зайчик психанет и остановится, дабы отобрать у меня орудие порчи имущества. Что-ж, подождем, поскрежещем...

3 неделями ранее
- Привет, Аллиана... - вкрадчивый голос, раздавшийся за моей спиной, заставил вздрогнуть.
- Черт, Нейтан!
Я с трудом удержалась от желания выплеснуть этому недомерку (после нескольких лет жизни с Эриком, мне все мужики ростом менее 1,8 м казались крошечными) шампанское из бокала, что я держала в руках.
- Что ты тут делаешь? - я была на взводе, ведь это была закрытая вечеринка, куда я пришла с кавалером, а этот скользкий слащавый засранец давно подкатывал ко мне свои яйца, надоедая липкими комплиментами и двусмысленными шуточками.
- Что может делать журналист на подобном мероприятии? - ухмыльнулся Нейт, - готовлю материал, конечно. Босс считает, что мои работы стали гораздо информативнее твоих. Скоро фамилия "Миллс" будет под всеми крупными статьями нашего журнала.
Как мне хотелось стереть с его физиономии самодовольную улыбочку, кто бы только знал! Руки немилосердно чесались, я морщила нос, когда мой противный коллега наклонялся ближе, вторгаясь в личное пространство.
Дай мне повод, Миллс, и я тебе член бантиком завяжу.
И, о чудо, повод не замедлил появиться. Стоило мне посмотреть вниз, на человека, ради которого я пришла сюда, как на моей заднице материализовалась горячая ладонь этого ушлепка.
- Еще раз я почувствую твои щупальца на своем теле - я с тебя скальп сниму, понял? - я схватила мужчину за волосы, резко дернув его голову чуть в сторону. От неожиданности он даже не сопротивлялся, лишь шипел что-то гневное в мой адрес. Мне не хотелось долгих разборок с ним, я не должна была потерять из виду другого мужчину, что стоял около входа в заведение под самым балконом. Но моим простым мечтам о спокойном занятии своими делами не суждено было сбыться, когда перед носом возник знакомый полицейский значок вкупе с не очень трезвой наглой мордой Нортмана.
- Ну неееет! Тебя мне еще для полного счастья не хватало! Чего тебе?!
- Рукоприкладство, мисс Роукс, - с явным самодовольством смакуя обращение ко мне по прежней фамилии, Эрик оценивающе оглядел Нейтана, а затем и бывшую супругу.
- Смотрю, кто-то по-прежнему переоценивает свои возможности. Ты в курсе, что на тебя могут подать в суд за нанесение телесных повреждений?
"Ой, выебонщик, защитник сирых и убогих, засунь свой значок себе в задницу, а затем иди, куда шел!" - хотелось ответить мне, но вместо этого я ядовито улыбнулась, качнув бровью.
- Может быть мы так забавляемся? Может, это такая игра ролевая?
Ох ох, зря я это произнесла. Прикусив язычок, я осторожно посмотрела на Нортмана. Кажется, в его мозгу всплыли ровно те же воспоминания, что и у меня: мы любили игры и жесткий секс с использованием служебных наручников не совсем по прямому назначению. Тряхнув головой, я отогнала наваждение, скрипнув зубами.
- Отвратный вкус, Роукс. Впрочем, вполне такой-же, как и твой характер, который легко может поставить крест на всем том хорошем, что было сделано для тебя, - Эрик скривился, буквально выплевывая слова, щедро сдабривая ядом каждую букву.
Не в силах сказать ничего цензурного, я лишь сжимала кулаки, пытаясь унять вулкан, чье извержение грозило обрушиться на голову блондина.
- Ты что, его знаешь? - подал голос Миллс, доселе молча отмеряющий карими глазенками каждый сантиметр тела полицейского.
- Еще как знаю.
Буркнув эти слова, я бросила взгляд вниз, на улицу, но не увидела там совершенно никого. Вот черт, куда он делся?!
- Он тебя преследует? Ты что-то натворила? - не унимался Нейтан.
- Пошел отсюда, - прорычал мой бывший, слегка пригнувшись, дабы звук дошел быстрее.
Я закатила глаза, узнавая взгляд Нортмана: он ревновал. Не смотря на развод, он все еще оставался страшным собственником и не мог стерпеть рядом с бывшей женой никого.
- Это ты пошел отсюда! Не лезь к Али, ты ее раздражаешь!
Ой бл*ть. Пора бы мне заняться написанием некролога на имя Нейтана Миллса. Защитник, бляха, захотел выпендриться передо мной, не ведая, к чему это приведет. Эрик начал закипать, а Нейт лишь подошел к нему ближе, выпячивая подбородок, таким образом подписывая себе смертный приговор.
- Да как вы мне все надоели... - прорычала я, сжимая кулаки, и глядя в глаза Нортману, - Оставь меня в покое!
Увидев довольную ухмылочку на лице коллеги, я злобно зыркнула в его сторону: - Тебя это тоже касается.
От услышанного Миллс посчитал себя несправедливо оскорбленным и протянул уже было ко мне руку с неизвестно какими намерениями, но сделать ничего не успел - мощный удар нортмановского кулака отправил его передохнуть на несколько минут.
- Браво, господин полицейский!
[AVA]http://i.yapx.ru/BFMLP.gif[/AVA]

0

5

На словах о гуманизме я сильнее накрутил музыку на автомагнитоле, дабы избавить себя от нотаций. Мне их, благо, хватило за время нашего брака длиною в три года. Ну ладно, были и хорошие моменты: не лишенные свободы в виде спиногрызов под названием дети, мы с Роукс могли устраивать ночные прогулки, внезапно сорваться и уехать в другой штат к друзьям, опять-таки той же ночью, или вовсе умотать на другой континент. В этом была наша свобода и взаимопонимание, которых лишены другие пары. Но что было ложкой дегтя в наших отношениях, так это наша любимая работа. Каждый ставил свою профессию выше и важнее другого. Потому, также наплевав на порой приятное времяпрепровождение, и Аллиана, и я бросали все и летели по звонку к нашим шефам. Ну вот так вот, да... не бывает все гладко в жизни. И, ПОХОДУ, бл*ть, ВНУТРИ МОЕЙ МАШИНЫ ТОЖЕ НЕ БУДЕТ ВСЕ ГЛАДКО! Автомобиль резко вильнул к обочине — в перерыве между бешеными треками я услышал ни что иное, как дьявольское скрежетание. Мой боевой конь был в полном порядке, он стабильно и всегда вовремя проходил техобслуживание, так что звук был явно воспроизведен с помощью кое-чьих рук. Какого хрена она там творит? За порчу имущества вообще-то могут посадить.
Хлопнув дверью, я направился к багажнику, в котором, к слову, была тишина. Это насторожило. Разве эта женщина не должна была наоборот активироваться, почувствовав остановку автомобиля и начать кричать, привлекая прохожих и прочую спасительную помощь от бывшего мужа? Мысль о задохнуться я отмел сразу, ибо не в вакуумный пакет ее посадили, а вот то, что тем, чем она себе процарапывала путь, Роукс могла себя повредить, это без проблем — она вообще была тот еще магнит для неприятностей. Пакет молока на завтрак вечно был вылит на футболку... правда, потом мы с удовольствием ее с ней снимали, списав все на некомфортное нахождение внутри мокрой одежды.
   И тем не менее... я быстро всунул ключи в замок, повернул его, а затем, после распахивания багажника, я тут же согнулся пополам: автомобильный огнетушитель прямёхонько влетел мне в район паха. Она что из ума выжила?? - Ах ты ж тварь, - пока я чертыхался, стоя на коленях, Аллиана, естественно, не сумев совладать со своим огромным платьем, выпала из багажника. Я едва успел схватить ее за подол, когда она сделала первую попытку встать, и дернул к себе. Бывшая жена в очередной раз рухнула, сделав весьма милое сальто назад, но, видимо, какой-то внутренний моторчик, а может просто ненависть ко мне, поддал ей сил, и она, спустя секунду, бросив мне напоследок несколько неласковых слов, мчала по трассе в обратную к городу сторону.
   - Хрен тебе, - буркнул я сам себе, - не уйдешь, - сжав зубы, я еще раз испустил вопль злости, похожий больше на рык, и последовал за ней. Хотя время было дневное, размахивание рук Роукс, увы, не помогло — машины продолжали гнать по шоссе в заданном направлении, не желая останавливаться. Ну а мне, конечно же, это было ой как на руку. - Отвратительно бегаешь, - крикнул я ей вдогонку, чуть прибавив шагу, а затем вовсе побежал — боль в паху отпустила, на ее место пришел азарт поимки стервы. Достаточно было двух секунд, как я в одном прыжке настиг беглянку и свалил ее в траву. Все было отлично — мои внутренние тараканы уже были готовы устроить знатную пирушку. Но... бутылки в их лапках тут же выпали, едва мы с Роукс коснулись земли, ибо я не рассчитал своей силы и не мог предвидеть, что за густой травой был премилейший склон, по которому мы и покатились с Аллианой вниз, собирая всю мыслимую и немыслимую грязь после ночного дождя.

3 неделями ранее
   - Это ты пошел отсюда! Не лезь к Али, ты ее раздражаешь! - Моя бровь поползла вверх от предвкушения того, что ожидало сейчас этого придурка. Во-первых, отвечать в таком тоне было смерти подобно, а, во-вторых, звать мою жену «Али» мог только я, и никто иной. За это сей субъект точно выгребет, ибо такое фамильярное поведение было совершенно непозволительно для слуха бывшего мужа в целом.
   - Да как вы мне все надоели... Оставь меня в покое! - вот умела она все портить. Этот, сука, талант был с ней всегда. Могла бы хоть разграничить, кому и что говорить о своем недовольстве. Если секунду назад моя совесть еще балансировала на грани «не портить жизнь жене — а-ля лишь окатить сарказмом и уйти отсюда прочь», то сейчас просто было делом чести довести первоначальную идею до конца. Кстати, это как раз отлично вписывалось в награждение за последовавший выпад этого малахольного, который тянул свои руки к Аллиане. Ему не понравилась ее реплика, а мне его лишние телодвижения. Удар. Я даже не раздумывал насчет такого поворота, просто вот захотелось, да и поводы были. И вот, мальчик принял горизонтальное положение.
   - Браво, господин полицейский!
   - Не для тебя старался, - огрызнулся я в ответ, заранее намекая, что сей хук справа был личным желанием, а не как защита Роукс. Ну, если честно, то да, внутренне то это было как ответная реакция на то, что этот мудак пытался коснуться Аллианы. Несмотря на наш развод, видеть ее тактильное общение с другими я не хотел.
Вокруг нас уже собралась стайка зевак, которые, сделав кружок вокруг меня, Роукс и, все еще лежавшего в отключке, парня, стояли и лишь перекидывались возмущенными репликами, из которых я понял, что в этом заведении было такое поведение не комильфо. Насрать, в общем то. Я - коп, может, это был подозреваемый.
- Опустилась до бульварных статеек? - фыркнул я. Насколько я помнил и знал, Аллиана всегда занималась серьезными расследованиями, которые, порой, были не менее опасными в сравнении с работой полицейских. Главари банд и просто богатеи могли убить, не задумываясь, журналиста, если материал мог грозить разваливанию бизнеса или вовсе смены гардероба на робу оранжевого цвета. В самом отделе Роукс двое ее коллег были убиты за прошедший год, в который, к слову, я и поднял разговор о смене профессии или направления работы жены, на что получил категорический отказ, а дальше мы стали сраться больше уже по всем причинам, и, в итоге, развелись. Так что, несмотря на нынешний вопрос с наигранной усмешкой, я надеялся, что Аллиана что-то изменила в своей работе журналиста. Конечно, после развода хорошая жена — жена, которую ты больше не видишь, но не в деревянной лакированной коробке под землей.
[AVA]http://i.yapx.ru/BBPLX.gif[/AVA]

Отредактировано Eric Northman (29.03.18 20:40)

+1

6

Мое партизанское искусство дало свои плоды: вот уже бывший муженек давит на тормоз, вот хлопает дверью, выскакивая из машины длинноногим кузнечиком, вот в замке проворачивается ключ и... Боже, это было подло и низко, я сама себе удивилась от такого опрометчивого шага. На мгновение мне стало стыдно и, вместе с тем, больно за драгоценные яйца Нортмана. Его гениталии не виноваты в его скверном характере, к тому же, нынешняя моя цель для удара когда-то приносила мне небывалое удовольствие. Но эту войну блондин сам начал, так что получил он по заслугам.
Я попыталась перекинуть ногу за пределы багажника, но, зацепившись платьем, рухнула носом в пыль, буквально перед голубыми глазами, наполненными болью и неизбывной печалью по, возможно, ушедшим временам сексуальных подвигов.
- Ах ты ж тварь, - прошипел Эрик, понянчивая свое ушибленное достоинство.
- Прости, милый, я... хотела, - ядовито усмехнувшись и показав мужчине (что после моего удара было под вопросом) язык, я попыталась встать, но длинные грабли бывшего сцапали мой подол, одним быстрым движением заставив меня свалиться на спину.
- Сучонок белобрысый!
Я, обозлившись от удара о землю, бодро вскочила и на всех своих белых парусах мотанула вдоль шоссе, размахивая руками, будто мельница, в надежде остановить авто. К слову сказать, ни одна падла не притормозила. И как теперь верить в человечество с его показушной поддержкой?!
Не успела я вдоволь мысленно возмутиться таким равнодушием со стороны соотечественников, как со спины на меня напрыгнул этот хренов Симба, подминая меня громадными лапищами, как заблудшую не на тот лужок антилопу.
- Ты меня придушишь, скотинаааа... - захрипела я от стальных объятий крутого охотничка за головами, и, в тот же момент, мы дружно покатились вниз с небольшой горки, собирая синяки и ушибы.
Приземление было весьма жестким. Мало того, что я летела первой и упала солнечным сплетением на какой-то булыжник, так сверху еще рухнула эта каланча пожарная, вминая во влажную землю мое бедное тело.
- Кончай меня насиловать, Нортман, я тебя засужу!
Коротко взвыв, я силилась встать, но это было абсолютно нереально.
Вот так, лежа лицом в грязи, пытаясь восстановить дыхание после удара, в уме оценивая ущерб, нанесенный сим падением дорогущему платью, взятому напрокат, и понимая, что бывший муж похерил мне дело, ради которого я пошла на такое, мне люто захотелось разреветься. Как я докатилась до всего этого?
За что, Господи?!

3 неделями ранее
Я поджала губы, наблюдая на короткий и явно не очень сладкий сон Нейтана, краем глаза отметив небольшую ссадину на кулаке полицейского.
- Не для тебя старался.
О, а вот и "лучшие" черты характера проявились. Кто бы мог подумать, Эрик ревновал, это было заметно даже идиоту. И пусть мы были в разводе, пусть я ненавидела его, факт его собственничества был отчего-то невообразимо приятен мне. Хотя, теплое чувство самодовольства у меня выветрилось очень быстро, стоило только блондину вновь открыть рот, зацепив меня за самое больное.
- Опустилась до бульварных статеек?
Вопрос был задан настолько равнодушно, что хотелось дать сковородкой по его красивому лицу, да только кухонную утварь жаль, ибо от удара с более твердой поверхностью дно просто вогнет внутрь.
Люди, окружившие нас сейчас, стояли и смотрели на все, будто бы на представление, лишь пара мужчин пытались оказать помощь Миллсу, да одна дама ушла за охраной. Остальные человек десять с большим интересом внимали нашему разговору. Не желая ронять лицо, я смерила Нортмана очень злым взглядом, но голос не повысила ни на децибел, хотя внутри меня бушевало адское пламя, способное расплавить пистолет, висящий у него в кобуре.
- Ну что ты, я здесь просто отдыхаю.
Можно было бы, конечно, сказать, что пришла на мероприятие со спутником, но Эрик в своей неадекватности просто порушит к хренам собачьим весь мой сложный план. Не ограничившись одним подколом, этот долговязый выплюнул еще пару реплик, от которых мне в секунду сорвало бы крышу, но за моей спиной послышался знакомый баритон. Обернувшись, я увидела Майка.
Вот черт, он не должен видеть меня с копом!
Я выдохнула, приказывая себе не паниковать, и, проигнорировав реплики бывшего, оставила его с гостями и подоспевшими секьюрити, а сама направилась к своему кавалеру.
- Это просто дурдом какой-то. Дай мне ключи, я хочу уехать. От этого цирка разболелась голова, - я осторожно следила за Нортманом, надеясь, что он не увидит моих действий, а параллельно уже выуживала из кармана Холланда ключи от его Ауди.
- Я не могу уехать с тобой сейчас, ты сможешь вести машину?
- Мне не пятнадцать лет, Майк, я способна сесть за руль даже после двух бокалов шампанского! - грубовато высказавшись, я понадеялась на теплые чувства мужчины ко мне и на его понимание.
Чеканным шагом направляясь к автомобилю, я мысленно уже изрешетила Эрика из спаренного пулемета, затем сожгла тело в крематории и развеяла прах над Гранд Каньоном. Сев за руль, я вдавила газ в пол - скорость благоприятно влияла на выветривание нехристианских мыслей из головы. Я сжимала руль, обгоняя автомобили, адреналин заполнял меня, заменяя гнев, и я почти уже успокоилась, когда... БАМ!!!
Я нажала на тормоз, обернувшись. Ну конечно, чего еще мне не хватало в этот сраный вечер?... Позади меня осталась какая-то Тойота, только что лишившаяся бокового зеркала благодаря мне.
- Да будь ты проклят, Нортман, это все из-за тебя!

Отредактировано Alleahana Rouks (29.03.18 22:19)

+1

7

- Ну что ты, я здесь просто отдыхаю.
Еще только зайдя в это дорогое и чрезмерное пафосное место, я заприметил тут другого цвета вагоны, причем не один и не два. А спустя еще минут десять, благодаря сидевшим позади него двум разукрашенным девицам, я узнал, что это заведение пользовалось популярностью у того слоя общества, который использовал отверстия своего тела не по назначению. И да, речь была вовсе не о женщинах. В целом, мне было насрать на то, что творилось в чужих постелях. У каждого своя жизнь, в которую я лезть не буду (ну, только если это не жизнь Роукс, ха ха).
И хотя при первом знакомстве со мной люди считали меня грубияном и совершенно не толерантным человеком, который живет по принципу «Я всегда прав. Если не прав, то иди нахер», впоследствии те же самые люди кардинально меняли свое мнение, ибо первым руку помощи в сложной ситуации всегда протягивал именно я. Мое детство отличалось от детства многих других. Росший то на улицах, то в приютах, я привык решать все сам, брать на себя ответственность, но главное смотреть вглубь, а не делать выводы, основываясь лишь на красивой обложке. Зачастую, именно она и подводит, заставляя кусать свои же локти. Сейчас же я кусал свои локти по причине, что именно в этот вечер и в этот бар мне пришлось прийти. Красивая обложка перед глазами сейчас стояла передо мной и откровенно издевалась. Что ж, видимо, пора заканчивать жест доброй воли в виде освобождения тебя от общества того слащавого парня, который все еще пребывал в отключке.
   - Да... общество содомитов, именно то место, где ты нашла себя... - скривил я пренебрежительно губы в ответ. Нужно отдать мне должное — мне всегда отлично удавалось изображать эмоции совершенно противоположные тем, что испытываются внутри, это было моим истинным талантом. Боги.... это можно сравнить с оргазмом: видеть, как у моей дражайшей бывшей едва не лопаются сосуды в глазах от напряжения, когда она пытается совладать со своим французским нецензурным язычком, который просто горит от невысказанного ответа. Это просто бесценноооооо......
   А еще, похоже, лимит моей удачи сегодня был исчерпан. Едва Роукс махнула своим хвостом, не найдя ничего в ответ, как передо мной появились двое громил. Ростом они были примерно такие же, как и я, но, вот массой я все же подкачал. Более поджарый да, но все равно я уступал этим секьюрити. - Вы, бл*ть, так вовремя, - устало вздохнул я, на хруст пальцами одного из парней. Наглая самоуверенная ухмылка напротив так и просила, чтобы ее стерли как можно быстрее. Сделав обманный маневр, в виде выглядывания за спины охраны, я пошел в атаку первым, нанеся точный удар ближайшему стоявшему ко мне парню. Раздался первый звук хруста сломанного носа, а затем меня повалили на пол, и уже потасовка продолжилась по всей остальной части заведения. Зевак стало меньше после первого же прилетевшего стула в их сторону и женских криков. Ну а затем к этому прибавился звук полицейских сирен...

две недели спустя
   - Вы приглашены? - хмуро поинтересовался мужик. Он не спеша перебирал толстыми, как сосиски, пальцами список листов, стараясь найти в списках упомянутую мной фирму.
   - Я же сказал вам, сэр, - с нажимом выделил я, изобразив на лице заискивающую улыбку. - Я из обслуживающего персонала «Лион Компани», - ради такого события был привезен даже шеф-повар одного из знаменитых ресторанов Франции, а реальная обслуга в виде двух незадачливых официантов сейчас прибывала в бессознательном состоянии где-то в паре кварталов отсюда. Позаимствовав бейджик и их фургон, я сейчас стоял возле ворот перед огромным особняком, в стенах которого через пару часов будет проходить свадьба. Свадьба, бл*ть!!!
   - Угу, - устало выдохнул жирдяй. Еще немного, и пришлось бы воспользоваться планом Б. - Проезжайте.
   Классическая европейская свадьба: самое главное ее отличие - это то, что всегда празднование проходит на природе. В этот раз тоже не было исключений — густой газон огромнейшей поляны этого особняка, по которому сейчас гордо вышагивали расфуфыренные гости, бросая оценивающе-пренебрежительные взгляды друг на друга.
Да, на самом деле было все довольно красиво — дизайнер постарался на славу, ибо везде была сдержанная элегантность, никаких кричащих оттенков или дешевой свадебной атрибутики. Живые цветы были везде: на столах, в высоких вазах прямо на дорожках, сама арка, где должно было произойти само действо. Этому можно было как завидовать, так и удивляться, насколько потом все обесценивается, пройдя пара-тройка лет.
   Прислонившись к одной из колонн, я скользил внимательным взглядом на предмет человека, за которого мне причиталась приятная денежная сумма, а его ждала камера с пропитанным чужим потом тюремным матрасом. До церемонии оставались считанные мгновения, гости уже сидели все на своих местах, но эту личность я все еще не приметил. Неужели меня обманули? И, может, все же гребаная совесть у кого-то проснется. Хер там... не проснется … - по дорожке, усыпанной алыми лепестками роз плыла Роукс. Счастливая улыбка украшала лицо девушки, которая то и дело смущенно смотрела по сторонам. Зазвучали первые ноты торжественной традиционной свадебной музыки, затем первый шепот женщин, оценивающих наряд невесты, ну и похабные шуточки пятерки стоявших возле меня друзей жениха. К слову они были как-то слишком молоды для жениха то. Впрочем, причину этого мне было не интересно узнавать. Гораздо было дороже видеть реакцию моей благоверной. Или уже не верной? А было ли вообще с ней мне благо?
   Вот девушка доходит до алтаря.
   Вот жених помогает ей со шлейфом.
   Вот администратор начинает свою речь.
   Вот он что-то спрашивает.... а в ответ лишь стрекот кузнечиков где-то в траве.
   Я взглянул на часы — ровно 7 минут до начала конца. Пунцовые щеки Аллианы столь ярко выделяются на фоне ее ослепительно белого наряда, что, кажется, еще секунда и она запылает вместе с этим чертовым платьем. В чем дело, спрашивается? Просто в друзьях жениха затесался бывший муж. Очень злой бывший муж.
За расширенный от ужаса взгляд Роукс я бы, наверное, почку отдал. Хотя, постойте-ка, зачем отдавать? Я уже вижу пересохшие ее губы и испуганные глаза. Поправив галстук, я сложил руки на груди, ожидая что же будет дальше.
[AVA]http://i.yapx.ru/BBPLX.gif[/AVA]

+1

8

Самый важный день в жизни каждой девушки - свадьба. В идеале, это торжество проходит один раз за всю жизнь, счастливая пара обменивается клятвами и живет долго и счастливо. Вместе. Но это, бл*ть, именно что только в идеале. Ибо первый мой брак рассыпался, как карточный домик у херового фокусника.
Я выглянула в окно, проверяя готовность к церемонии. На первый взгляд все было превосходно, агентство учло все пожелания и замечания, свадебный распорядитель внизу раздавал последние указания, поляна перед особняком уже наполнялась гостями. Все-же, быть богатым человеком невообразимо приятно, ты можешь позволить себе все, что душе угодно, тебя будут обслуживать лучше компании, ты будешь питаться в самых изысканных ресторанах, носить дорогую одежду и путешествовать по миру. Вот только я не была богатой. Всем этим великолепием я обязана моему жениху - Майку. Он буквально носил меня на руках и потакал любым капризам, не смотря на то, что я далеко не подарок, хотя и строила из себя хорошую девочку.
Отойдя от окна, я вновь взглянула на себя в зеркало - стилист и визажист постарались на славу, я выглядела одновременно естественной, но и такой красивой, как вообще то даже и не ожидала. И это при том, что самооценка у меня на достаточно высоком уровне.
- Идеально.
В спальню заглянула Рози - одна из подружек невесты, коих у меня было аж пятеро. Девушка всплеснула руками, умиляясь моей красе, и велела спускаться. Осталось 5 минут, где чертов букет? Я нервничала. Оно и понятно, я хотела, чтобы все прошло на высшем уровне и без нареканий, а тут проклятые пионы, перетянутые лентой, куда-то запропастились.
- Али, ты идешь? Сейчас наш выход, я не могу вышагивать с двумя букетами, один из которых должен быть у невесты! - донесся снизу крик Шейлин.
Ну, что же, букет нашелся, выглядела я отлично, во дворе все было готово к важнейшей части мероприятия. Спустившись, я забрала пионы, кивнув подружкам. Зазвучала музыка, девушки друг за другом выходили из дома, где их галантно встречали друзья жениха. Пять пар молодых людей, красивых, милых, улыбающихся, заняли причитающиеся места, вновь разделившись у арки - девушки налево, парни направо. Медленно выдохнув, я переступила порог особняка и десятки глаз буквально вцепились в мое тело, оценивающе осматривая каждый сантиметр. Я была смущена таким открытым интересом, но как же иначе? Ведь я - невеста.
Медленно ступая между рядами стульев, украшенных атласными накидками, я шла под ярким солнцем, стараясь не щуриться, хотя это и было тяжело. Перед глазами поплыли темные пятна, но я стоически вышагивала, словно лебедь, сохраняя осанку и легкую смущенную улыбку на лице. Майк уже ждал меня у своего рода алтаря, а пожилой священник добродушно кивал и улыбался, глядя на мою робость, проявляющуюся в каждом шаге.
Когда до арки оставалось десять шагов, я на кой то черт взглянула вправо, туда, где стояли Дэйн и остальные друзья Холланда. И, боги, лучше бы я не смотрела в их сторону, ибо солнце так сильно припекло мне голову и ослепило бедные глаза, что среди мужчин мне померещился Нортман. То, что мне во время собственной свадьбы привиделся бывший муженек, явно относилось к разряду плохих примет. Едва не споткнувшись, я пыталась унять бешено бьющееся сердце. Щеки мгновенно запылали, а взгляд стал бегающим. Неужели мне было стыдно перед Эриком? К счастью, это лишь короткое видение, и сам Нортман не смог бы пройти сюда без приглашения. К тому же, откуда ему вообще было обо всем знать? Успокоив себя этим, я подошла в Майку, повернувшись боком к присутствующим и глядя в карие глаза мужчины. И даже не сразу поняла, что стою лицом к своим подружкам, оттеснив жениха в их сторону. Я так волновалась, что напрочь перепутала место своей дислокации, и даже многозначительные взгляды подружек и легкое недоумение священника не заставили меня сдвинуться с места. Сейчас я была так близка к своей цели, оставалось буквально несколько минут!
Первые слова священника я успешно пропустила мимо ушей, старательно приводя мысли в порядок и тщательно выметая из черепной коробки думы о бывшем. А в реальность я включилась как раз вовремя.
- Майк Холланд, готовы ли Вы взять в законные жены мисс Роукс? Готовы ли любить ее, быть ей опорой и защищать ее?
- Да.
Я вздрогнула от того, как Майк произнес это короткое слово. Без раздумий, без колебаний.
- Аллиана Роукс, готовы ли Вы взять в законные мужья мистера Холланда? Готовы ли любить его, быть ему поддержкой и заботиться о нем?
Я помялась несколько мгновений, Майк уже напрягся, недоумевая, почему я тяну с ответом. И вот, когда я уже готова была сказать заветное словечко, за моей спиной раздался легкий кашель. И я бы не обратила не него внимания, но что-то будто заставило меня обернуться.
- ТЫ?!
Сказать, что я была в шоке - не сказать ничего. Я была в таком лютом ахере, что забыла зачем я здесь и что вообще происходит. А все потому, что моя дражайшая половинка, отрезанная от меня актом о разводе, нахально вздернула брови. Во взгляде Эрика четко читалось: "Какого х*я, Роукс? Какого, бл*ть, х*я?!?!". Нортман недобро сощурился и сделал шаг в мою сторону. Ну все, п*здец.
Я была так растеряна и напугана, что не нашла ничего умнее, как швырнуть несчастные пионы в его рожу, а сама, резко развернувшись, побежала по дорожке в сторону лужайки, где были накрыты столы. Гости повскакивали с мест, пытаясь помешать Эрику, но больше мешали именно мне. Туфли давили на пальцы, но я скакала через небольшие клумбочки, как коза по ипподрому - молча, с истерикой во взгляде, и цепляя все, что недоперепрыгнула.
Обернувшись на преследователя, я вовремя пригнулась, уклонившись от нескольких тарталеток, атаковавших меня будто пули. А на что я надеялась? Гости бы не сумели задержать моего бывшего мужа - офицеры полиции не так просты, а мой и вовсе был воистину хитрожопым, сильным и быстрым.
- Эрик, я все могу объяснить! - орала я, пытаясь отстреливаться всем, что попадалось под руку со столов. В ход пошли мандарины, бутерброды и томаты-черри. Повернувшись в очередной раз для прицельного удара, я пробежала спиной вперед пару метров, снеся к хуям шоколадный фонтанчик. Платье я испачкала не очень сильно, а вот лужа теплого шоколада могла несколько задержать Нортмана. Так что, это обстоятельство было скорее плюсом.
[AVA]https://i.yapx.ru/BQKkd.gif[/AVA]

+1

9

- Готовы ли Вы взять в законные жены... ?
- Готовы ли любить ее, быть ей опорой и защищать ее?

   Боги... Я закатил глаза, мысленно передразнивая священника. Что за бред вообще?! Как можно при стольких свидетелях спрашивать такое? Легко и непринужденно, в общем-то.
Вот, секундочку, сейчас последует заведомо ложный ответ - брачующийся с горящими глазами молвит свое слово:
   - Да. - Без колебаний, без каких-либо «предсмертных» слов. Старпер, а все туда же - истинно верит в вечную любовь. Что интересно его заставило совершить столь сумасбродный поступок? Дедуле было уже на вид чуть более полтинника (что за извращенец), что ровно вдвое больше самой Аллианы... ах да... Аллиана... Мои руки сжались в кулаки от осознания, что спустя несколько часов моя жена (бывшая!!!!) окажется в постели какого-то богатенького буратино с высохшим стручком.
   - Аллиана Роукс, готовы ли Вы взять в законные мужья мистера Холланда? Готовы ли любить его, быть ему поддержкой и заботиться о нем?
А вот тут поезд полностью сошел с рельс — я не собирался допускать, чтобы Роукс, не то что рта открыть, чтобы она даже подумать не успела о произношении чего-то из положительных слов, которые этот дядечка в черной рясе засчитает как согласие: я чуть подался вперед и достаточно громко, хоть и не деликатно, кашлянул.
   - ТЫ?! - желание привлечь внимание сработало: вот лицо Аллианы уже повернуто ко мне. Сначала она побледнела, а затем щеки окрасились в резко пунцовый цвет, что говорило о том, что мозговые шестеренки в головке моей милой бывшей встали. Наглухо. Надо, наверное, чем-то смазать, - проскользнула уже в моем мозгу идея, и я сделал шаг в сторону невесты.
Что я хотел сделать? О.... там был целый список. Ну, первым делом, отделить французскую женскую голову от тела в белом платье. Во-вторых, популярно объяснить этому седовласому мачо с платочком в кармане пиджачка то, что в его возрасте нужно думать о внуках, да проверять тумбочку возле кровати на наличие сердечных капель на крайний случай. А, в-третьих, вломить этой четверке друзей жениха, которые сально обсуждали Роукс. Вот такой нехитрый план вырисовался в моей голове, который я и планировал воплотить в жизнь. Но не успел — концепция нынешнего дня у Аллианы была несколько иной: в мою рожу прилетел букет ее любимых цветов, а вот она сама рванула прочь.
   - Стерва, - успел ругнуться я и полетел следом за девушкой.
В старых фильмах (сейчас отчего-то в современных, к слову, это реже встречается) любили устраивать разнообразные погони, да и просто моменты с обкидыванием едой друг друга. Меня, кстати, это забавляло, хотя в реальной жизни я такое не испытывал ни разу. Мы с Али любили смотреть старые фильмы по вечерам. Набрав разных вкусностей, мы устраивали импровизированный пикник на полу, отдыхая от тяжелых рабочих будней в обществе друг друга. Это были приятные моменты, о которых, сказать честно, я частенько жалел после развода. Мне не хватало этих теплых вечеров. Она знала мою любовь к комедиям и таким финтам, хотя все равно в голове успела проскочить мысль о том, почему сейчас она сделала именно так. Хотела воплотить эту смешную фантазию? Ха, конечно же, она прям спешит и падает радовать меня именно сейчас. Я раздраженно откинул этот ностальгический рой мух, списав это просто на панику. Странная паника, если честно, потому что, исходя из логики, кидать в меня продуктами было просто непрактично - Роукс сама себя задерживала, останавливаясь чтобы взять в руки ядро из очередной тарелки, вместо того, чтобы реально бежать.
Вокруг, естественно, тоже началась паника — гости покинули свои места и побежали к шатрам, где у нас шел с Аллианой импровизированный бой. Бинго: в задницу невесты попало яблоко. Я видел, как она ойкнула, и ее рука потерла филейную часть, прежде чем она зло прищурившись снова попыталась в меня тоже чем-то выстрелить.
   - А ну-ка, иди сюда! - раздался мой громогласный крик на всю лужайку.
   - Эрик, я все могу объяснить!
   - Черта с два ты мне все объяснишь! - проорал я в ответ, яростно хватая с очередного стола какие-то канапешки и запуская их в Роукс, которая, увы, успела увернуться.
Она что-то крикнула в ответ, а затем снова понеслась, как коза по огороду.
   - Я тебе сейчас ногу отстрелю! - мой рот выплюнул поистине дичайшую угрозу, отчего Роукс на мгновение дернулась назад, а затем врезалась в один из столов — мое яростное предостережение возымело эффект, ибо глаза девушки испуганно распахнулись. Меня переполнял гнев. Да, возможно, подобное запугивание было лишним, но оно остановило ее на какое-то мгновение. За эти же несколько секунд я успел почувствовать стыд перед Аллианой, что позволил рассудку настолько затуманиться и выдать столь жестокое обещание. Но, те же самые гребаные секунды, пока моя совесть щедро опускала меня до плинтуса моего самомнения, я успел проехаться по снесенному невестой шоколадному фонтану на полу. Не удержавшись, я врезался в стойку с главным тортом, и вот, шикарнейшее произведение искусства летит в сторону группки дамочек со странными шляпками на голове, похожими, будто они надели семейство пернатых наизнанку. Дальше последовали их крики, затем ко мне рванули двое парней и попытались остановить, но вместо этого они проехали мимо меня по той же шоколадной луже и свалили тех баб вниз, украсив их теперь полностью всем, чем можно было. Сзади крики уже усилились, что говорило о том, что убираться надо отсюда поскорее. В самом начале нашей гонки я успел вырубить двоих секьюрити, но что-то мне подсказывало, что их сейчас станет гораздо больше, потому, я не нашел ничего лучше, чем скакать уже по самим столам. Это в разы увеличило мою скорость и, как приятный бонус, абсолютное нулевое попадание в меня Роукс разного рода угощениями. Она быстро просекла мою фишку, потому и рванула уже прочь от былой праздно украшенной лужайки вверх по газону, а затем к воротам. Меня все же успели ненадолго задержать еще пара людей в черном, потому, выскочив на тротуар за пределы владений особняка, в котором должно было состояться пышное торжество, я не сразу увидел беглянку. Наугад выбрав улицу вверх, я помчался на поиски. И мне определенно везло — впереди, в метрах трехстах, виднелась моя бывшая. Роукс, сверкая голыми пятками, неслась словно лошадь на скачках за первое место. Заблаговременно припаркованная моя машина лишь ускорила нашу встречу. Резко вильнув, мустанг преграждает путь девушке, а я, кажется, вылетел из автомобиля раньше, чем он остановился:
- Живо в машину, - ткнул я пальцем в сторону транспорта. Мой гнев с момента обещания о пулевом ранении чуть изменил направление, переквалифицировавшись на сам факт почти не случившегося бракосочетания: - Это что, бл*ть, такое сейчас было? - навис я над сбежавшей невестой.
[AVA]http://i.yapx.ru/BVOdd.gif[/AVA]

+1

10

- Черта с два ты мне все объяснишь!
Мимо меня пролетело крошечное сооружение из гренки, сыра, рыбы и оливки, нанизанных на тонкую пластиковую шпажку. Не отклонись я на несколько сантиметров левее, эта хренотень расцарапала бы мне щеку.
- Ты чего творишь, Нортман?
Я петляла между столами и стульями, а мой бывший успешно пристрелялся канапе, метая их, будто дротики. Ну да, цель из меня вышла отличная - большая, белая. Правда, процесс попадания усложнялся тем, что мишень скакала зигзагами, пока что успешно уворачиваясь. Отстреливаться в ответ не было возможности, что очень меня печалило, ведь так хотелось зарядить упругим апельсином прямо в лоб белобрысому засранцу!
- Я тебе сейчас ногу отстрелю! - выкрикнул Эрик, а у меня сердце оборвалось в этот момент - подобная угроза выбила из колеи, я даже ничего не сказала в ответ, хотя в мозгу вертелось тривиальное: "Да ты ебанулся?!?!"
Я испуганно обернулась и не увидела препятствие, в которое уже через секунду врезалась на полном ходу. Благо, это был небольшой стол с дополнительными столовыми приборами, салфетками и бокалами. Стоявший рядом официант успел удержать конструкцию, разбились лишь несколько бокалов. Я с трудом сдержала в себе воинственное желание схватить нож и наброситься на человека, сорвавшего мне свадьбу, но, стоило мне обернуться на очередные его злословия, как этот долговязый гребанулся всем весом в стойку с потрясающим тортом, который был невероятным произведением руки знаменитого мастера. Я страдальчески закатила глаза, когда бисквитно-кремовое чудо разлетелось на куски, щедро украшая съедобным узором платья и лица стоявших рядом дам.
- Идиот... - прорычала я, затем с удвоенной скоростью перебирая ногами, ибо наблюдение кондитерского взрыва отняло драгоценные секунды.
Я добежала до стола с фруктами, когда за спиной раздался очередной визг дам и звон посуды. Обернувшись, я узрела Нортмана, лихо мчащегося прямо по накрытым столам, раздавливая своими ластами блюда с закусками. Схватив несколько цитрусовых, я вновь побежала, с безопасного расстояния обстреливая бывшего муженька, но эта каланча умудрялся красиво балансировать на качающейся под его весом мебели, и при этом легко уклоняться от моих импровизированных гранат. Расстояние между нами неумолимо сокращалось и я, бросив фрукты, побежала к воротам, надеясь перехватить чью-нибудь машину из тех, что обеспечивали сегодня обслуживание нашего мероприятия. Но, увы, за воротами не оказалось открытых автомобилей, я безуспешно подергала ручки и вновь побежала. Ноги уже горели от скорости и от того, что асфальт бил по босым ступням гораздо сильнее, чем зеленая мягкая лужайка.
Я бежала изо всех сраных сил, рандомно свернув на ближайшем перекрестке. Я надеялась встретить хоть одну машину, но хренушки, улица будто вымерла. Уже готовая ломануться к ближайшей калитке и проситься переждать погоню, я высмотрела впереди дом с открытыми воротами. В надежде спрятаться во дворе, я удвоила скорость, но, моему плану не дали осуществиться - сначала за спиной раздался рев мотора, а затем Мустанг Эрика, обогнав меня, встал поперек дороги.
- бл*ть.
- Живо в машину, - прорычал блондин.
И вот в этот момент я очень сильно обиделась. Вся предыдущая беготня была абсурдной, этот козлина сорвал мою свадьбу, но сейчас меня более всего зацепил его приказной тон. Кто он вообще такой, чтобы мне указывать? Мы в разводе, мы не общаемся, так какого хрена?!
- Это что, бл*ть, такое сейчас было?
Лицо Нортмана приблизилось к моему, в его глазах пылала ярость напополам с адреналином, сопровождавшим нашу гонку.
- Могу задать тебе этот же вопрос! - я сжала кулаки, борясь с желанием плюнуть ему в лицо, - что ты себе позволяешь? Я никуда с тобой не поеду, понял?!
На удивление, мой бывший супруг, не сказав мне ни слова, повернулся и подошел к машине. Несколько опешив, я наблюдала за его действиями, неужели он меня отпустит? Щелкнул замок, а я, замерев как изваяние, тупо стояла на месте, не предпринимая попыток бежать. За что и поплатилась. Не говоря дурного слова, Эрик резко схватил меня, а уже через мгновение над моей головой захлопнулась крышка багажника.
- Ты в своем уме, придурок? Ты что творишь? Охерел совсем??? - орала я из недр тачки. Но Нортману было плевать, машина двинулась с места, увозя меня в неизвестном направлении.

пятнадцать минут спустя
С трудом встав с земли, я вытерла лицо тыльной стороной ладони. Представляю, какой "шикарной" невестой я теперь выглядела - грязь, листья, пятна от еды, дыры на платье и пара сломанных ногтей - красотка. Резко вскочивший Эрик схватил меня за предплечье и потащил вверх по склону.
- Мне больно! - я дернулась, но мертвая хватка бывшего полицейского лишь еще больше сдавила мою руку, грозя оставить синяки от длинных пальцев.
Эрик огрызнулся в ответ, не переставая усиленно волочь меня вверх. Высота была приличной, градус наклона тоже был немалым и Нортману приходилось цепляться второй рукой за сам траву, его ботинки скользили по грязи. Я же впервые порадовалась тому, что иду босиком. В этот момент я прекрасно понимала хоббитов, которые не носили обуви - в подобных ситуациях куда проще удержаться голыми ступнями. Чертыхнувшись, бывший муж едва не выпустил мою руку, опасно поскользнувшись.
- Бога ради, не упади, - прорычала я, замерев. Блондин гадко ухмыльнулся, попытавшись меня поддеть, но я тут же договорила, -ни в коем случае не переживаю за твою шею, дорогой, но если свалишься ты - меня снова ждет жесткое приземление.
Кое-как взобравшись наверх, мы отдышались и побрели к брошенной машине. У меня уже не было настроения гавкаться, я просто лелеяла надежду ускользнуть от этого охотничка чуть позже.
Сев в Мустанг, я посмотрела на поцарапанные ноги, мысленно пообещав Нортману припомнить каждую ссадину на своей коже. Эрик хлопнул дверцей и молча вставил ключ зажигания, быстро повернув его. Ничего не произошло. Совсем. Блондин выругался, вновь попытавшись завести автомобиль. Не вышло. Выскочив на улицу, Эрик открыл капот, пошевелил какие-то трубочки и провода, и сел в салон. Ключ снова повернулся, но ответом на эти действия было лишь громкое чихание двигателя.
- Не выходит, милый? - язвительно-сочувственно спросила я, глядя на потуги мужчины.
Проигнорировав злой ответ, я с видом оскорбленной добродетели уставилась на дорогу прямо перед собой, наблюдая автомобили, летящие по шоссе.
Ух ты, машина как у Майка.
Я проводила Ауди взглядом и заметила, как авто резко развернулось. Взглянув на номер, я испуганно выскочила из Мустанга.
- Бежим отсюда!
Удивленный возглас Эрика был заглушен потоком матюков, потому что Ауди неумолимо приближалась.
- Меня ищут, идиот! Бросай свой драндулет, бежим!
Схватив за руку Нортмана, в очередной раз выползшего на свет божий поковыряться во внутренностях своего железного коня, я дернула его по тому же самому склону, только в этот раз не встретившись лицом с землей. Я бежала в сторону леса, отпустив руку бывшего, но знала, что он точно не отстанет от меня. Платье цеплялось за кусты, было ужасно неудобно, к тому же, клоки фатина оставляли на ветках отличные метки для преследователей.
- Помоги мне расстегнуть платье, - остановившись, я кивнула на десяток крючков на корсете - лучше оставить этот белый флаг прямо здесь, иначе от погони точно не уйти.
- Свои сальности оставь при себе!
Вылезая из платья, я поправила коротенькое неглиже молочного цвета. Эрик как-то уж очень странно посмотрел на меня, но было плевать, я итак знала, что на лице полосы грязи, прическа растрепалась, ноги сбиты и вообще выгляжу будто чучело невесты из аттракциона ужасов.
- Нужно укрытие, но я не помню этот район, - сказала я, когда мы вновь включили третью скорость бега. Обернувшись на голос Нортмана, я не заметила бревно, лежащее поперек моего пути, и сильно ударилась правой ногой. Закричав от боли, я упала, с трудом сдерживая слезы. Очень надеюсь, что не заработала себе перелом, хотя боль в лодыжке была обжигающей.
- Я не смогу теперь далеко убежать. Но мы должны, Эрик, он найдет меня...

0

11

Вообще, мне нравилась эта смелость в Роукс, вот прям аж заводила, ууууух, так сказать. Но. Но.. но сейчас это была смелость с непомерной самоуверенностью. Она что, серьезно думала, что вот так вот просто наш диалог закончится на ее отказе ехать и я, кивнув аки автомобильная игрушка-собачка, отпущу ее после всей этой гребаной гонки? Черт, видимо я преувеличил в том моменте, когда думал, что Аллиана меня знает, ну или, может, апельсин все же по голове угодил? Забыла бедняжка наши разборки еще во времена официального брака и... бл*ть... брака.... я, стиснув зубы, оглядел ее платье, боги, она была так прекрасна в нем. Но не для меня и не сегодня и уже, как стало ясно, никогда больше. Что это было? Желание красивой жизни? Платье, в котором она выглядела как принцесса из лучших старых сказок Диснея? От этого внутри стало как-то совсем гадко, затем обидно, а через пару секунд снова, словно феникс, возродилась злость. Потому, молчаливо, но с упертостью и выдержкой, присущей мне лишь в крайне сложные моменты жизни, я отправил бывшую жену в багажник своего старичка. Естественно под аккомпанемент матерных ругательств объекта в белом платье.
Мотни время назад, сделал бы я все точно также? Да, вполне. Взирая на лежавшее под собой тело, спустя пятнадцать минут, думал я. Мы пролетели по склону добрых метров двадцать, собрав весь мусор некультурных людей, которые не особо утруждали себя с донесением оного до бака.
- Кончай меня насиловать, Нортман, я тебя засужу!
- Вперед, - равнодушно фыркнул я в ответ, поднимаясь одним резким движением на ноги, а затем хватая за руку подорвавшуюся Аллиану. Если уже и насиловать, то только морально и только она меня этим фарсом и этим расфуфыренным праздником жизни.
- Мне больно! - тело справа продолжило издавать звуки, но от этого захотелось сжать его еще сильнее, что я и сделал. Нет мне прощения, наверное, но внутри меня было не меньше неприятных мыслей.
- Не знал, что бездушные куклы имеют чувства, - моя ответная реплика не заставила себя ждать, как и начало пути вверх. Ночью был, мать его, дождь. И если обычно я просто обожал такую погоду, особенно выходя рано утром и наслаждаясь новым и чистым воздухом, то сейчас я проклинал всю небесную канцелярию, что отвечала за метеоусловия. Чертовы туфли скользили по траве, местами ноги почти по щиколотку проваливались в сырую землю, а еще все дело осложнялось двуногим грузом в невероятно пышном наряде, который моментами выводил из себя, и словесными подбадриваниями которого можно было скорее на тот свет отправить, а не помочь, ибо градус едкости фраз был словно чистый мышьяк.
- Бога ради, не упади, - очередной тычок. Или переживание? Я скосил взгляд в сторону комментатора — тот был напряжен до предела, пытаясь удержать равновесие, ибо под моим весом земля поехала, и мы вместе с ней.
Определенно, я в этот момент был к Роукс добрее, нежели она ко мне: - Не думал, что у тебя остались крохи заботы обо мне, - балансируя по грязетравяной каше, я сделал еще один осторожный шаг.
- Ни в коем случае не переживаю за твою шею, дорогой, но если свалишься ты - меня снова ждет жесткое приземление.
Я был сосредоточен на том, чтобы мы действительно не полетели вниз и не сломали шеи, а тут такой удар ниже пояса - я не ожидал, что вместо молчания вновь прилетит едкий ответ. Короче, довольно, на сегодня порядочное и доброе отношение кончилось: - Переживать лишь за себя — так в твоем стиле, - вот и очередной ответный ход. Пренебрежительно хмыкнув, я потянул бывшую снова вверх, теперь, правда, уже не церемонясь с хрупкой женской субстанцией, положив на алтарь перед собой лишь основную целостность тела, а не синяки после такого крутого подъема.
Время перевалило за обеденное и наступило немыслимое пекло. Ночной дождь оставил о себе напоминание лишь на вещах в виде грязи, да духоту, повисшую в воздухе. Но, увы, попытка покинуть это место не увенчалась успехом — через минуту я уже снова топал чудовищно испорченной обувью по дороге.
Ключ в зажигание, поворот и.... совершенно не то, что мне бы хотелось слышать. - Твою мать, - ругнувшись, я вылез снова на шоссе, что встретило меня пылью от проносившихся автомобилей. Скорость тут нарушали ого как, потому на горизонте стоял туман из пыльных облаков.
бл*ть... только не он, только не он, только не он. Повторяя, как мантру, эти нехитрые три слова, я открыл капот. Кисло оглядев внутренности Мустанга, которым впору было уже участвовать на раритетных выставках, а в особых случаях некоторые детали можно было бы вовсе законсервировать для нынешних поколений, которые должны знать КАКОЙ должен быть автомобиль, я склонил голову вниз, уткнувшись взглядом в асфальтированное покрытие. Шумно выдохнув, и, как говорится, намотав сопли на кулак, я полез в святая святых верного друга. В общем-то при первом же звуке двигателя было ясно, что сегодня у кого-то будут поминки.
Отсоединив шланг подачи топлива от топливной рампы и убедившись в отсутствии подачи, я понял, что эта падла сдохла.
Возвращаться в салон не было желания, ибо через стекло на меня смотрело прищуренное лицо бывшей. Взгляд с оценкой скользил по мне и всей ситуации в целом. Ну ок, если что, поедет снова в багажнике. Вытерев руки о тряпочку, заблаговременно оставленную в капоте слева, я снова вернулся в машину и повернул ключ с брелком, к слову, купленным в наше свадебное путешествие. На самом деле заводить старичка было глупо, ибо бензонасос, на который я возлагал еще месяц поездок, отдал свои концы. Но сообщать об этом Роукс было нельзя. Во-первых, она бы не упустила момент сказать, что "ой, как своевременно", а во-вторых, я верил в волшебство. х*йня. Магии не бывает.
- Не выходит, милый?
Справа сидящий пассажир лишь еще больше поддавал огня. Правда, ответ мой уже относился не к нему лично, а к своей утренней спешке, когда я решил не заменить то, что давно работало на честном слове: - Сукаааааа, - взревел я, изо всех сил несколько раз вдарив по рулю. Тот ответил длинным гудком. Ближайший автомагазин был за десяток миль отсюда точно, а терпение грозило кончиться сию минуту. И не только у меня:
- Бежим отсюда!
Я выпучил на Роукс глаза: - Ты че, совсем двинулась?! Я не брошу свой Мустанг,- хлопнув дверью, я вышел из машины, снова направившись к капоту. Вообще, это было уже бесполезно, но, как говорят, это было сделано скорее для успокоения. Ну или, может, я хотел оставить свои нервы здесь, под капотом, дабы не убить бывшую, которая, сделав передышку, уже была готова свалить, да еще и бросить верного друга. Угу, не меня, Мустанг, который возил наши задницы несколько лет в любое время года.
- Меня ищут, идиот! Бросай свой драндулет, бежим!
- Это раритет! - с оскорбленным видом крикнул я в ответ. - Ты, между прочим, - махнул я в сторону Роукс указательным пальцем, - обязана сказать ему спасибо! Он столько раз тебя выручал! - Аллиана должна была помнить, как ее более новая тачка глохла прямо на дороге, либо вовсе не хотела ехать поздней ночью на очередной дикий репортаж, а старичок Мустанг, чихая и рыча, вез эту французскую задницу куда ее левая нога захочет.
Момент для совестливых укоров был выбран явно не тот. Тараканы в голове Роукс взяли управление на себя и она, дернув меня, поскакала по порядком надоевшему склону снова вниз.

- Ты что творишь? - вместо остановки, я лишь сам схватил девушку за запястье — внутренний рыцарь не мог допустить свернутой шеи и поломанных конечностей бывшей любимой. Мы снова в сраном лесу и уже отчего то убегаем. Вопрос: от чего?
- Помоги мне расстегнуть платье, - резко притормозила Аллиана, благо они уже достигли дна так называемой канавы, а вот впереди простирался глубокий лесок, через который бывшая собиралась пробираться нагишом.
- Скрытый эксгибиоционизм, да, Роукс?
- Свои сальности оставь при себе!
Зло прищурившись, я крутанул девушку к себе спиной и мои пальцы мигом полетели по крючкам на корсете. Она не видела моего лица в этот момент, и слава богу, не то мы бы сейчас пустились в драку. А вот воспоминания да, то еще дерьмище. Особенно, когда они приправлены близостью объекта, который, несмотря на развод и нынешние события, вызывал какое-то приятное чувство. Ага — секса не было давно.
Повернувшись спустя несколько мгновений, она все же успела застать мое хмурое лицо — моя фантазия пылала от злости, представив что этого тела мог касаться тот гребаный старик.
- Нужно укрытие, но я не помню этот район, - Роукс спасла перемена темы.
- Дай угадаю — боишься гнева новоиспеченного мужа? - поддел я ее. Насчет мужа, я, конечно, поспешил — они не успели заключить брак, но и упустить момент для злого подкола я тоже не мог. А вот моя милая женушка, правда бывшая, упустила впереди лежащее бревно.
- А вот и гнев Господень, - стоя над лежавшей Роукс, выдал я. Самодовольно ухмыляясь, я уже строил в голове целый план,  эпичности которого могли бы мне позавидовать даже сценаристы Звездных Войн. И конечно же, на заднем фоне подыгрывал имперский марш. Хотя, услышав негромкий стон и увидев налившиеся слезами глаза, марш сдулся, как шарик, попискивая, словно кого-то режут.
- Я не смогу теперь далеко убежать. Но мы должны, Эрик, он найдет меня...
… и на этих словах позади нас раздались несколько выстрелов.
- Ты за кого, бл*ть, замуж собиралась?! - вскипел я, пригнувшись. Такого поворота событий я уже не ожидал. Конечно, Роукс была любитель поэкспериментировать, и ее репортажи были пойманы в разных трудных и опасных местах, но вот стрельбы еще не было.
Вообще, оно, конечно, сразу было все ясно — не простой фрукт был ее будущий благоверный. С многочисленной охраной с оружием от лучших производителей. - Во что ты вляпалась, Али? - кинув вопрос, я чуть привстал, а затем, найдя укрытие за ближайшим деревом, выглянул. И снова выстрел. - Дьявол! - ругнулся я, прячась за ствол сосны. Где-то в метрах ста послышался хруст — умные, падлы, оказались — преследовали аккуратно. Выглянув на звук и быстро найдя виновника, я прицелился. Новый выстрел и злой крик — я прекрасно прострелил коленную чашечку. Под аккомпанемент пострадавшего, снова лес огласил звук пистолетной очереди и уже в мою сторону. Сколько их там, черт возьми? Люди жениха Роукс снова побежали, точнее, один, и снова по нему пришелся уже мой выстрел. Человека подкосило и он упал — в этот раз все вышло иначе: по склону скатилось уже бесчувственное тело с кровавым пятном на груди. И этот вот смертельный сюрприз в аккурат к ногам моей благоверной.
- Уходим, скорее, - засунув пистолет назад за пояс джинс, я дернулся быстро к Роукс, заглушая ее реакцию на случившееся. Не время было для выводов о том, кто виноват, и жалеть несчастного. - Не жалей. Он мог тебя убить, - как можно хладнокровней сказал я, хотя в конце голос все же дрогнул — я представил, что этот человек мог быть более метким, и сейчас я бы держал на руках облаченное в свадебное исподнее, тело Аллианы.
- Оказывается, не я один хочу тебя убить, - хмыкнул я, меняя тему (надеясь, что бывшая не заметила моей напряженности) и подхватывая девушку на руки после ее бесполезной попытки подняться и жалобы на правую лодыжку. Оценивать тяжесть травмы не было сейчас времени, да и как бы это были мелочи по сравнению с тем, какой шашлык могли бы сделать из нас люди этого мужика. Что-то мне подсказывало, что бывшая вляпалась по уши.
- Возвращаться нам нельзя, - сокрушенно выдохнул я, быстро перешагивая через очередную корягу. Мне было жаль машину, которую, уверен, теперь уже не увижу. - Да и домой тебе соваться тоже опасно, - это было, в принципе, первым правилом, которым многие пренебрегали, хотя оно было довольно простое, да и в целом смешно и глупо возвращаться в родные пенаты, где тебя могут удушить проводом от телика.
Позади было тихо, наверное, решили не соваться в чащу, которая была довольно густой. Мы уже прошли, точнее, я пронес ее час или даже два, и это, причем, по пересеченной местности, но особой усталости не было. Груз был в общем-то приятен на ощупь, да и я немного уже остыл, уговаривая себя, что это очередное дело Аллианы. Хотя, блин.... до свадьбы никогда ее внедрения не доходили. А, может, все таки? Резко остановившись, я аккуратно посадил ее на ближайший валун. - Не хочешь ничего мне рассказать? - навис я над девушкой. - А то, может, из-за меня невинные люди пострадали? - продолжил я, оглядывая окрестности. Лесок вроде редел, и где-то на горизонте виднелся зеленый просвет — может равнинная местность, за которой будет другое шоссе? Солнце уже почти село, потому, стоило бы нам быстрее добраться до какого-то пункта назначения.

+1

12

- Ты за кого, бл*ть, замуж собиралась?!
Я едва не подскочила на метр вверх, услышав звуки выстрелов. Черт, да если бы не пресловутая травма, я бы точно посоревновалась с лесными белками в прыжках по деревьям. Вжавшись в землю за тем же поваленным бревном, я лежала и молилась о том, чтобы нас не обнаружили. Нас... Я покрутила головой, высматривая своего бывшего мужа, который всегда отличался некой горячностью и желанием отомстить любому, кто посмеет посягнуть на него самого или его близких. И пусть мы уже не были вместе, все же годы в браке как то сближают, знаете ли.
- Во что ты вляпалась, Али?
О, нашелся, защитничек. Я пробормотала что-то маловразумительное, ибо боялась даже голову приподнять - мне отчего-то была очень дорога моя жизнь. В полуметре от меня раздался выстрел, а затем еще один. Издали короткий вскрик возвестил о том, что Эрик отлично стреляет. Очень надеюсь, что не насмерть. Нет, этих подонков было абсолютно не жаль, но ведь Нортмана могут затаскать по судам. И пусть это убийство ради самообороны, судебный процесс дело морально обременительное, к тому же, самооборону доказать еще надо.
Из пространных дум о судьбе бывшего мужа меня снова вывели несколько выстрелов. Невдалеке от нас что-то упало и я до последнего верила, что это простреленная ветка.
- Уходим, скорее, - быстро произнес Эрик и я послушно поднялась, держась за него. Взгляд упал в то место, откуда я услышала звук падения.
- Господи!...Он мертв? - я прижала руку ко рту, глядя на то, как под крупным телом расползается по траве пятно крови. Земля была суховата и не сразу впитывала красную жидкость, покидающую мужчину.
- Не жалей. Он мог тебя убить.
Тупо кивнув, я старалась не смотреть на труп, неестественно вывернувший ногу в результате падения. Это все зашло слишком далеко, слишком.
- Оказывается, не я один хочу тебя убить, - попытался Нортман разрядить обстановку.
- И тем не менее, право первенства принадлежит тебе, - я кинула ответную шпильку, усмехнувшись. Последние события, конечно, не настраивали на позитив, но находиться с Эриком было спокойно, я чувствовала себя защищенной. Правда вот, от него самого никто меня защитить не мог.
К моему приятному удивлению бывший мой возлюбленный без всяких усилий подхватил меня на руки, дабы я не хромала за ним раненой ланью. Мы шли по лесу, изредка оглядываясь на невнятные шорохи - меня пугал каждый звук, хоть я и старалась скрыть это от бывшего - не хотелось выглядеть перед ним трусихой. Не смотря на жару меня знобило и я прижималась к широкой груди Нортмана. Было странное чувство, будто мы никогда не расставались, но я списала это на эффект тактильных воспоминаний. Хотя, ох, лежать в его руках было так приятно...
- Возвращаться нам нельзя, да и домой тебе соваться тоже опасно, - Эрик честно нес меня уже много сотен метров, причем лес не был парково-прогулочной зоной - то и дело приходилось пригибаться от тяжелых ветвей, перешагивать и обходить всевозможные препятствия. Я даже чуточку гордилась своим мужчиной. Бывшим мужчиной.
- Да знаю. Мне теперь вообще лучше жить в этом самом лесу или бежать на Аляску, - я зацепила ногой дерево и поморщилась от тупой ноющей боли, растекшейся по лодыжке и теперь потревоженной очередным воздействием. Не успела я мысленно пожалеть себя, как мой зад был усажен на прохладный камень, напоминающий небольшой выступ скалы, чуть поросший мхом. Эрик уставился на меня столь суровым взглядом, что я чуть отодвинулась от него, экстренно поправляя тонкое неглиже.
- Не хочешь ничего мне рассказать? А то, может, из-за меня невинные люди пострадали?
Ох и ох, что это у нас тут? Сцена ревности? Желание все знать? Совесть?.. Ой, нет, совесть и Нортман не настолько близки, чтобы он испытывал это чувство дважды в день. А один раз совесть уже заставила его взять тело бывшей жены и переть через половину леса.
Я жевала губы, думая над ответом. Ну, во-первых, сказать правду мужчине я не могла, да и не хотела - он наглел, рьяно влезая в мою личную жизнь, к которой он, слава Богу, уже отношения не имеет. А,
во-вторых, какая-то часть меня боялась за него. Что будет, если я втяну его в свои проблемы? Эрик не сделал мне ничего плохого, если не считать три просранных в браке года. Хотя... Черт, кого я обманываю? Нам было хорошо вместе, пусть и не всегда.
- Не невинные, - это все, что я смогла сказать. Большего он не дождется, я не на допросе. И сейчас впору бы вскочить и гордо пойти впереди него, да только вывих не очень способствовал пешим прогулкам. Я отвернулась от Нортмана, покрутив головой. Забрели мы довольно далеко, а вот как отсюда выбираться - большой вопрос.
Мое внимание привлек добротный шалаш, сложенный из толстых веток и укрытый лапником. Он был незаметен издали, с виду небольшой, но, наверняка очень уютный. Уже мысленно похихикав и задумав предложить блондину эту ночлежку, я взглянула чуть правее и...
- Медведь... - выдохнула я, стараясь не поворачивать голову и вообще не двигаться. Мишка явно заинтересовался в том-же строении, что и я, и уже медленно и тяжело топал в сторону шалаша. Когда-то я читала, что при виде диких животных ни в коем случае нельзя делать резких движений, но что-то моя бедная голова сегодня не вынесла всех потрясений, и я, молча и без визга, сползла с валуна, со слезами ступая на вывихнутую ногу, и быстро спряталась за широкую спину мужчины. Охреневшее лицо Эрика я уже не видела, я стояла за ним и прощалась с жизнью - если зверь начнет нас преследовать, справиться с ним будет невозможно. Огромная бурая голова медленно повернулась в нашу сторону и повела черным носом, размером со сливу. Я старалась не дышать, вцепившись в блондина и ощущая подушечками пальцев как напряглись его мускулы. Секунда...другая...третья...
- Бежим!? – слезно взмолилась я, развернув Эрика. Протянув к нему обе руки и явно намекая на помощь в бегстве, я краем глаза увидела, что животное, принюхиваясь, направилось в нашу сторону. Конечно, бывший супруг закатил глаза, сообщил все, что думает обо мне, об этом лесе, о медведе и о нашем общем дне в целом, но, тем не менее, не оставил свою некогда бывшую миссис Нортман на растерзание мишке.
- бл*ть, Эрик, да уходим же! - взвизгнула я в то же мгновение, когда зверь решил, что мы достойны внимания и начал перебирать лапами в увеличивающемся темпе. Обхватив шею бывшего мужа, я выполняла роль зеркала заднего вида, наблюдая преследователя и докладывая блондину о том, что нас вот-вот нагонят. Не знаю, возможно я ему и мешала, но мчался Нортман молча.
Как он ска-кааа-ааал! Это ж сколько в нем силы и выносливости? Убегать через чащу леса с пятидесятикилограммовым весом на руках и при этом не споткнуться. Медведь нагонял нас, огромными лапами без труда снося ветки, мешающие ему преследовать жертв. Расстояние между нами неумолимо сокращалось, я уже бормотала молитвы и лишь крепче сжимала шею некогда любимого мужчины. Конец был так близок...
Но кто сказал, что чудес не бывает? На какие-то мгновение мохнатое чудище отклонилось от нашего маршрута, предпочитая обогнуть густые заросли через лесную проплешину без деревьев. Я на мгновение потеряла животное из виду, в панике покрутив головой, я увидела коричневую тушу и.... ЩЕЛК! Дикий рев заполнил лес, звук захлопнувшегося капкана, предваривший его, возвестил о том, что у нас есть все шансы сбежать.
- Он в ловушке! - проговорила я, видя, как беснуется пойманный зверь.
Мы успели отбежать достаточно далеко, когда раздался скрип и наш новый недруг уже был на свободе, видимо, капкан был слабоват для такого крупного зверя.
И все же мы очень и очень везучая парочка – на поляне мы увидели сложенную из бревен сторожку с обшитой металлическими полосами  дверью. Влетев в помещение, мы быстро заперлись изнутри и очень вовремя – медведь выбежал на поляну буквально через минуту. Подобные сторожки почти никогда не были закрыты снаружи, внутри не было никаких ценностей, лесники обычно хранили свои вещи и оружие в запертом подвальчике. А открытый дом давал возможность спастись от зверя или передохнуть таким вот путникам, как мы с Нортманом.
Не успели мы облегченно выдохнуть, как на дверь обрушился град тяжелых ударов, царапанье и скрежет когтей, и все это щедро сдабривалось ревом раненого и озлобленного зверя. Я прижалась к Эрику и боялась дышать, что если дверь не выдержит? А вдруг медведь примется разбивать окна? Хоть оконные проемы были небольшие, такая перспектива все равно пугала.
Я огляделась в поисках хоть какой-нибудь палки или кочерги для защиты, но скупость обстановки домишки меня не порадовала. Кругом был мелкий мусор из веточек и листьев, в углу грубо сложенная узкая лежанка, укрытая старым шерстяным одеялом, стоял крошечный стол, невысокий табурет и ящик с какими-то ржавыми инструментами. Сторожка была небольшая и посещали ее явно очень редко, все выглядело заброшенным. Неужели здесь нам придется куковать, пока медведь не решит, что живые консервы в деревянной упаковке не так уж и достойны быть съеденными именно им?

0

13

- Не невинные.
Ответная реплика на мгновение заморозила мои мысли касаемо выяснения отношений между нами, а именно, мое недовольство от почти случившейся свадьбы с тем старым хером. То, что где-то на пару километров позади лежит свежий труп, оформленный моими руками, неплохо так взбодрил, хотя я и старательно спрятал тревогу насчет этого. Увы, это была не совесть — во времена работы в полиции (буквально, бляmь, пару недель назад) мне приходилось по долгу службы много раз доставать оружие из кобуры. Конечно, случались дни, когда пулю получал невиновный, когда умирали люди, хранившие в своих головах знания, за которые отрубали те же самые головы, я даже, черт возьми, помню смерть ребенка на своих руках — мальчишку подстрелил обычный грабитель. Ко всему можно привыкнуть, увы, но это так. Для нас живых — это конец в виде понимания, что больше никогда не увидишь близкого тебе человека, или это был тот самый свидетель, что должен был спасти тебе жизнь. Для мертвых — это всего лишь становление подкормкой почве и земляным гадам после упокоения тела.
   - Медведь... - в мою бурно разыгравшуюся картину в голове с червями и обгрызенными костями вмешался шепот. Вот именно шепот. Это было удивительно, учитывая, как недавно тело в белой пышной пачке довольно громко вещало получасом ранее.
   - Чего? - устало вопросил я, взглянув на бывшую. Мне порядком надоел нынешний день, а невнятные и обрубочные предложения вовсе не настраивали на спокойный диалог. Я снова открыл рот, чтобы возмутиться и озвучить те самые нецензурные мысли, как позади раздался хруст и рычание. Низкое такое рычание. Ну, знаете, так хищники обычно говорят на своем языке, сообщая, что вот они есть и все в таком духе.
   - Роукс, - медленно сглотнул я. – Медведь, - браво мне за гениальность, так сказать. Констатировать тот факт, что только что мне выдохнула Аллиана, было неимоверно тупо, но кто, скажите, думает в такие моменты о логике?!
Неизвестно, что меня привело в чувство — то, как мне бывшая с убийственной педантичностью прощупала руки с явным настроем оторвать одну из конечностей или понимание того, что медведь, сука, тот еще зверь. Он не казался довольным жизнью и, судя по тому, как косил в нашу сторону плотоядный взгляд, мишка был настроен свести счеты с человечеством, что на обочину трассы лишь пустые железные банки, да презервативы выбрасывает, а не кусок свинины, ну или, на худой конец, бутер с колбасой.
   - Бежим!?
Я, конечно же, успел закатить глаза на столь феноменально точное предложение. До чего ж умно то, а!
   - Грёбаный, сука, лес! На кой черт тебя понесло сюда?! - несмотря на существенную четвероногую мохнатую проблему, я успел выразить свое возмущение, а затем, закинув бывшую в удобно-беговую позу, включил скорость на максимум. Я, на самом деле, пожалел, что последовал за Аллианой, глядишь, может вообще без трупов бы обошлись, а банальным стандартным мордобоем. Хотя, думаю, Роукс тоже успела об этом пожалеть — ей самой уже досталось от столь поспешного решения.
Схватив, уже по привычке, свою калеку-бывшую, я, не хуже гепарда, ломанулся в направлении, своевременно указанном наманикюренным пальцем Аллианы. Чертов шалаш был весьма кстати.
   - Он в ловушке! - подтвердила Роукс мою мысль — секундами ранее я ланью перепрыгнул через капкан, молясь, чтобы этот любитель меда имел плохое зрение, но большой аппетит, чтобы не заметить ловушку для себя.
Но радоваться было рано, хотя и на впереди замаячило некое подобие укрытия — сторожка, чьими гостями я сейчас и планировал нас сделать, ибо позади послышался громогласный рев и новый хруст веток — старый капкан не выдержал напора дикого зверя. Едва за нашими спинами захлопнулась дверь, я выдохнул. Правда, ненадолго — с другой стороны было очень физическое обещание употребить чертовых людишек, по чьей вине бедолага-миша поранил лапы, и плевать, что капкан был не наших рук дело.
   - Твою мать! - выругался я, блуждая взглядом по внутреннему убранству. В помещении почти ничего не было, что могло бы остановить дикого зверя. И не просто дикого, а разъяренного. Слева, на очередном мощном ударе по деревянной двери, ко мне прижалась девушка, которую я тут же на автомате прижал также в ответ — Роукс трясло, а с другой стороны нас тряс чертов медведь. Зверюга метался с той стороны, нанося один удар за другим по двери и стенам сторожки. Эта комнатушка была нашим единственным спасением, ибо сила медведя несоизмерима с силой человека.
   У нас не было ровным счетом ничего: ни охотничьих ножей, ни собак, которые обычно отвлекали диких зверей на охоте, ни крупнокалиберного оружия, что могло свалить за пару выстрелов столь сильное создание природы. Мой глок мало подходил под это дело, да и осталось там всего пять патронов. Врать, конечно, я умел, но нужно было адекватно смотреть на ситуацию. Но, с другой стороны, будь я сильно объективно честным, то грош мне цена в той защите, что обещал я несколько лет назад на брачной церемонии. Потому, я решил не нарушать обет, хотя и фактически брачный документ о разводе существовал между нами уже в напечатанном и подтвержденном судом виде.
   - Все будет хорошо, - я притянул к себе ближе девушку. Одновременно, мы опустились на пол возле двери, а противник по ту сторону сменил тактику и пошел пробовать окна, что были криво заколочены дощечками. Одна из них отлетела прямо к нам, бывшая аккомпанировала криком, отчего внутри все ухнуло. Я прекрасно понимал, что если зверь прорвется в сторожку, то шансов почти нет. Скинув крышку со стоявшего рядом ящика, я лишь еще больше оказался расстроен — старое ржавое железо и коробка гвоздей. И то, и другое вряд ли бы нанесли серьезные увечья по медведю, а если и что-то достигнет его шкуры, то лишь еще больше разозлит, а агрессия прибавит ему сил.
Нам на руку было ранение нашего мохнатого преследователя — доска, лежавшая возле наших ног, была вся в крови, а это обнадеживало, что зверя начнет это беспокоить больше, чем поздний ужин.
   - Все будет хорошо, слышишь, - еще раз повторил я эту нехитрую фразу, вкладываю всю оставшуюся уверенность. – У меня есть пять патронов. Их хватит... точно тебе говорю, - я чуть ободряюще тряхнул Аллиану. – Я хорошо стреляю, помнишь? - я старался отвлечь и уверить девушку, что мы выберемся. – В голову и в грудь. Это легко, - продолжил рассуждать я, вспоминая свои тренировки в тире. Это не было хвастовством, я действительно был метким, правда на медведя как-то не доводилось ходить.
   Я говорил еще и еще, вороша события полицейской жизни и, тем самым, снова не давая Роукс сдаваться. Я нес все подряд, совершенно уже не контролируя запрещенную информацию и погружаясь все глубже в воспоминания и озвучивая такое, что никогда бы не решился сделать. Аллиана многого не знала - мне не хотелось, чтобы она волновалась, зная в какие передряги я попадал, как доставалось мне и моему напарнику.
Тело в руках потихоньку перестало дрожать, но я не отпускал ее, словно ожидая, что медведь, что ходил вокруг укрытия, все же сделает последний рывок и мы увидим горящие дикие глаза прямо рядом в нескольких сантиметрах.
   Уснула Али. А затем и я. Начавшийся дождь вынудил зверя уйти и убаюкал уставших беглецов. В наступившей ночи я пару раз просыпался от того, как вздрагивало тело девушки в руках, но на автомате снова обхватывал ее в кольцо. От привычек не уйдешь. Наверное...

+1

14

Настоящих мужчин я раньше видела только в кино. До 25 лет всех представителей противоположного пола я для себя делила на несколько категорий: мямля, свинья, жлоб и мудак. Причем было довольно частым явлением, когда один и тот же индивидуум подходил под несколько нелестных группировок сразу. Что поделать, с мужчинами мне не везло от слова совсем. Пока я не познакомилась с  Эриком. Нет, он не был принцем, безгрешным или идеальным. Я просто влюбилась. То, что он был чертовски красивый и высокий - не самые большие его достоинства, хотя и достоинство дааа, было что надо. В нем было одно редкое и забытое качество - он ценил и защищал женщин. И пусть сегодняшний момент складирования меня в пыльный багажник как-то не очень вязался с этим образом прекрасного рыцаря, при реальной угрозе он вновь защищал меня. Я не помню, как оказалась в его руках, мне было невыносимо страшно, хотелось скулить. Я мечтала, чтобы все это оказалось сном, но нет, рев зверя, доносившийся снаружи, был реален.
Мы просто сидели обнявшись, я слушала спокойный голос бывшего возлюбленного, он рассказывал кучу разных историй о себе, о работе. Удивительно, как много я, оказывается, не знала! Он не тревожил мой моральный покой, берег от правды, с которой каждый день сталкивался. Конечно же я знала, что работа полицейского напрямую связана с опасностью и риском, но то, что поведал Эрик сейчас... Узнай я обо всем этом еще будучи его законной женой, я бы умоляла его бросить эту работу. Хотя, черт, кого я обманываю? Я гордилась мужем.

Сколько мы проспали, сидя вот так, в незнакомой полупустой избушке, измотанные бегством? Я проснулась от того, что солнце светило через крошечное окошко над дверью, целенаправленно заползая лучами мне под ресницы. Поморщившись, я повела плечами, пытаясь поудобнее умоститься в руках мужчины - утро выдалось прохладным, а на мне было лишь неглиже.
- Вот черт!
Спустя примерно тридцать секунд мой мозг осознал, что я лежу в объятиях бывшего, на минуточку, мужа! Нет, я была благодарна за прекрасную охрану и спокойствие, но это было уже слишком. Моя природная язвительность лезла из меня, словно манная крупа, вбуханная в кастрюльку с горячим молоком в чересчур большом количестве.
- Кончай распускать руки, если я сплю, не значит, что меня можно лапать! - я возмущенно скинула с себя грабли Нортмана, - Медведь ушел, путь свободен! Предлагаю найти более комфортабельное пристанище, привести себя в порядок и поесть, - я суетливо поднялась с пола, избегая смотреть мужчине в глаза. Почему-то было стыдно. Действительно, почему же? Уж не оттого ли мои ушки пылали, как утренняя зорька, что я, после всего трех месяцев развода, выходила замуж на глазах у бывшего?
Не смотря на не менее язвительный ответ и даже некую обиду в глазах, Эрик все же согласился с моим предложением поискать укрытие поудобнее. Мы - дети цивилизации, нормальная постель, душ и пропитание наша постоянная потребность.
- Прости, что ты сказал? - я вынырнула из своих мыслей, когда прозвучал вопрос, которого я так боялась. Ну конечно, теперь он вдруг вспомнил, что я - коварная невеста. Возможно, после его ночного подвига я бы и рассказала ему правду, но тон, которым был задан вопрос, но это пренебрежение в голубых глазах... Да пошел ты, Нортман!
- А знаешь... Не твое дело! - я фыркнула, бодро выходя из сторожки, но, тем не менее, осторожно ступая на поврежденную ногу и опасливо поглядывая по сторонам. А то мало ли, какая еще срань зубастая тут водится, - помнишь, что я сказала тебе перед тем, как ты сделал мне предложение? Я замуж выйду только по любви!
Поборов желание показать в конце тирады язык, я пошла по небольшой тропинке, обнаруженной мной слева от домика. И, вот же, бл*ть, неожиданность, Эрику мой ответ не понравился. Следующий вопрос с нехилым подъебом заставил меня почти восхититься забытым фирменным сарказмом бывшего мужа.
- Нет, Нортман, из любви к человеку!
Я гордой ланью шагала впереди него, на ходу огрызаясь через плечо на его реплики. Какого вообще черта он лезет в мою жизнь? Сам уж, небось, полгорода перетрахал, на радостях освобождения от уз брака. Я словила себя на короткой мысли о ревности и сразу же хорошенько выматерила себя за это. Еще не хватало.
- Что ты вообще докопался до меня? Иди преступников лови... Я, между прочим, законопослушная гражданка Соединенных Штатов, - злобно говорила я, с недовольством поглядывая на грязные и исцарапанные босые ноги.
- И вообще, ты хоть знаешь, куда мы идем?
Мысль о том, что я и есть нарушитель закона и дорогу эту поганую выбрала тоже я, посетила меня гораздо позднее.

На счастье, тропинка разделилась на две, одна из которых поднималась вверх. Я видела какие-то строения у дороги, что вселяло надежду на, хотя бы, перекус. Указав Эрику в том направлении, я уже гораздо веселее поковыляла по протоптанной дорожке, однако, никакой забегаловки наверху обнаружено не было.
Перед нашими взорами расстилалось небольшое поселение, какой-то отдаленный кусок пригорода. Однотипные здания административного назначения, мало автомобилей, аккуратные домишки с клумбами и...отсутствие кафе на этой улице. Я разочарованно вздохнула, понимая, что пропитание еще и поискать придется, но мой взор привлекла одна из витрин крошечных магазинчиков, выстроившихся чуть вдалеке.
- Я больше не могу расхаживать босая и в одном белье, - пробормотала я, скоренько направившись к магазину. То, что с собой у меня не было ни гроша, на тот момент меня не волновало.

+1

15

Сон, на удивление, был спокойным, а ведь этому предшествовал, на минуточку, весьма напряженный день с погоней и перестрелкой, а в довершении всего нас чуть медведь не употребил. Но, видимо, всего этого было предостаточно для наших организмов, которым не помешали столь яркие события, и мы, естественно, уже органично уснули на полу сторожки. Правда, последствия этого забвения были, увы, менее радостны, чем тот же самый прошедший день. Банальный долг и установленные обществом рамки, которых мы начинаем придерживаться и следовать, несмотря на ситуации, показали свои права по полной. Мы сами становимся узниками обстоятельств. Мы сами их создаем. Я слышал возмущения Роукс, но не понимал сути, причины, повода так голосить и кидаться на меня. Поведение — сделаю, как надо, а не как велит сердце или собственный разум: - Кончай распускать руки, если я сплю, не значит, что меня можно лапать! Медведь ушел, путь свободен! Предлагаю найти более комфортабельное пристанище, привести себя в порядок и поесть.
   Да, предложение о поиске нового пристанища было толковым, а дикий зверь уполз зализывать рану. Как я его сейчас понимал — мне хотелось в то же самое мгновение оказаться в своем доме на диване с банкой «миллера», а не слышать претензии за ночные объятия и уж тем более не видеть этот пренебрежительный взгляд. Ей что, на самом деле было так противно?
   - Приношу свои извинения, - наигранно склонил я чуть голову, едва Роукс повернулась ко мне лицом, - по всему видимому, тебе приятнее быть со старыми яйцами, - кинул я точный камень в огород своей бывшей, выказав нескрываемое и натуральное ответное отвращение к ней и ее выбору несостоявшегося мужа.
   Мне было на самом деле неприятно поведение Роукс. Она могла бы смолчать, вежливо проигнорировав то, как именно была проведена ночь, но нет же, ей стоило со всей ядовитостью заявить, что я позволил лишнего, хотя, на самом деле, ни один палец моей руки не коснулся ее в непозволительном смысле. Чертова ложь и беспочвенные обвинения просто добили меня, и я вышел из сторожки раньше, чем женщина ответила мне что-то на мои слова.
   Мы шли около получаса, мой взгляд отчужденно блуждал по окрестностям, изредка останавливаясь на впереди идущей Аллиане. Я был все еще расстроен, но все равно продолжал контролировать и следить за человеком, что вчера неудачно повредил лодыжку. Видимо, был просто сильный удар, потому что Роукс шла вполне нормально. В отличие от меня, которого она успела взвинтить, испортив все, что можно было. Не то чтобы я надеялся на внезапное примирение, нет. Учитывая, что был развод официальный и наши многочисленные претензии в целом, то глупо было бы рассчитывать на воссоединение. А вот на банальное дружеское и адекватное общение вполне.
   - Почему именно он? - поравнявшись с Роукс, задал я вопрос.
   - Прости, что ты сказал?
Я кинул на нее испепеляющий взгляд. Какого черта, а? Прекрасно же слышала.
   - Я спрашиваю, какого хера твоим женихом был тот старый мудак? - я снова наплевал на тактичность, ибо меня распирало не столько от обиды за себя, столько любопытство к самому кандидату, почему именно он.
   - А знаешь... Не твое дело!
   - Ты что, не могла найти помоложе? Он тебе в дедушки годится, Роукс! - продолжал заводиться я. Стоило по-хорошему остановиться, восстановить контроль над собственными эмоциями и мозгами, но никак не выходило. Точнее, может быть, я бы и стал более спокойным, если бы не следующее:
   - Помнишь, что я сказала тебе перед тем, как ты сделал мне предложение? Я замуж выйду только по любви!
   - Серьезно? - опешил я на мгновение. Вот это прям был удар под дых. Но сказать ей о последующих мыслях я не спешил. - Из любви к деньгам. Естеееественно, - протянул я, вложив весь свой сарказменный багаж.
   - Нет, Нортман, из любви к человеку!
   - Ну да, - сверкнул я глазами от нескрываемой злости, - спустя три месяца выходить за подобие мумии - твой лучший поступок, - закатив глаза, я старательно делал вид, что меня волнует лишь то, что интерес у Аллианы был материальным. А то нахрена бы она шла под венец столь скоро? Или все же она что-то чувствовала к тому мужику?
   Дальнейшие реплики Роукс я просто проигнорировал, идя впереди шагов на десять дальше. Меня не тревожило ничего, кроме как желание сдать бывшую и, получив свою прибыль, смотать на другой конец света. Обида внутри была довольно сильна, потому и не стоило питать надежду на более-менее нормальные ответы. Роукс была упрямой — это я знал еще по нашей семейной жизни, собственно поэтому сейчас и было бесполезно узнать от нее правду. Благо, кажется, скоро мы разойдемся — впереди виднелась цивилизация.
   На улице было безлюдно, впрочем, оно и понятно, всего около восьми утра. Пара бегунов удивленно присвистнула нам вслед, а дворник одарил осуждающим взглядом, правда, ничего не произнес.
   - Я больше не могу расхаживать босая и в одном белье.
   Молча накинув пиджак на плечи бывшей, я двинулся дальше по тротуару — цель найти гостиницу и зарядить телефон. У меня все ж было задание — найти человека, который не воспользовался ситуацией с залогом и, проигнорировав закон, не явился в суд.
   - Пиджак — тоже одежда, - кинул я через плечо женщине, даже не остановившись. Не нужно быть гением — Роукс была недовольна таким поворотом. Собственно, виновата она была сама, что бросила всю остальную часть своего свадебного наряда в том лесу за несколько километров отсюда. Кстати, тут предъявить мне было не за что — Аллиана сама была инициатором натуризма.
- Что ты хочешь от меня? - повернулся я. И как раз вовремя — ко мне широким шагом торопилась сама Аллиана. - У тебя какие-то проблемы? - снова невозмутимо поинтересовался я, игнорируя самый что ни на есть заметный факт — полуобнаженная баба на улице города. Мой взгляд был серьезен и полный участия — «Оскар» в студию за натуральность. О, это была чудесная комедия и сыграть ее стоило — не одной же Роукс плевать мне в душу.
   - Что ты хочешь ОТ МЕНЯ? - с нажимом выделил я слова, снова повторив свой вопрос, наслаждаясь, как алеет лицо напротив от злости. Я ни капли не повысил тон и не кричал. Я прямо аж гордился собой за эту выдержку. Да, правда, там была слоновья доза ехидства, но постойте-ка, кто-то это заслужил, не правда ли?
   - Попроси меня, - с елейной улыбкой сказал я, едва, шумно выдохнув, моя собеседница закончила взмахивать возмущенно руками и высказывать все свое недовольство. Это было весело, если честно. То, что сейчас Роукс была в печальной по всем фронтам ситуации, заводило и было почти 1-1 за брак, как она сказала, по любви.
   - Я сказал: попроси меня, - сложив руки на груди, еще раз произнес я, после возмущенного вопроса. Устало взглянув на часы, я опустил глаза на бывшую: - Если ты не поторопишься, то тебя увидит все население этого маленького городишки и ....-  тут меня снова перебили. Коротко хмыкнув, я вновь вернулся к маршруту, оставив возмущающуюся женщину позади — отель как бы из планов не выпадал. Город потихоньку оживал от ночной спячки — проехал мальчишка-почтальон, вот часовщик открывает свою лавку, а через дорогу послышался шум ролл-ставней от автомастерской. Свидетелей чуда в нижнем белье было все больше, а выбора нет. Потому, спустя кучу нецензурностей и прилетевшую в спину газету (как пить дать отобранную у того парнишки на велике), я, наконец, услышал иные слова.
   - Здравый смысл взял вверх, чувство стыда или совесть? - спросил я, повернувшись к Аллиане. Вот тут на самом деле было интересно, что заставило Роукс сменить свое решение.

+1

16

Я уже успешно навострила лыжи к магазинчику, когда на мои плечи легла тяжелая ткань - Нортман пожертвовал часть своего костюма, дабы прикрыть мое оголенное тело.
- Полагаешь, платье-пиджак в моде? Мне нужно что-то посущественнее, я не собираюсь разгуливать в полуобнаженном виде, - пробормотала я, на ходу раздумывая о том, был ли это жест заботы или подкол. Денег на шмотки у меня с собой не было, я уповала на совесть бывшего супруга, который, как я надеялась, и сам не в восторге от того, что в ближайшее время на меня уставятся десятки пар глаз.
- Пиджак — тоже одежда, - белобрысый засранец не удостоил меня даже взглядом. Ладно ладно.
- Ок, раскладываю по полочкам: пиджак недостаточно прикрывает мой полуголый зад, он на одной пуговице и прикрыть грудь нет никакой возможности, и да, я все еще босиком, - долбила я мозг мужчине, который, кажется, делал вид, что меня не слышит. Я зарычала и нагнала ушедшего чуть вперед Нортмана.
- Что ты хочешь от меня? У тебя какие-то проблемы?
Он, сука, еще и издевается?!
- Я тебе семь раз сказала, что мне нужно одеться!
Я уже была на грани психоза, Эрик это отлично умел - выводить меня из себя.
- Что ты хочешь ОТ МЕНЯ? - продолжал изгаляться благоверный, равнодушно поглядывая на мое запачканное неглиже.
- Серьезно? - я заскрежетала зубами, прищурив глаза и взмахнув указательным пальцем перед лицом мужчины, - ты выдернул меня с мероприятия, на котором не принято таскать кредитку, так что от тебя мне нужно полсотни долларов на вещи!
- Попроси меня, - улыбка Чеширского кота расцвела на бледной физиономии Эрика, ему явно доставляло немыслимое удовольствие тыкать мне моей же беспомощностью.
- Чеееее? - я обалдела от столь неприкрытой наглости. Он был королем ситуации и вел себя по-свински.
- Я сказал: попроси меня. Если ты не поторопишься, то тебя увидит все население этого маленького городишки и ....
Выразительно выгнув белесую бровь мой милый мудокоп окинул взглядом улицу, на которой уже появлялись первые ранние прохожие. Проводив кивком головы местных, Нортман развернулся, вновь пошагав в ему одному ведомом направлении. Я запахнулась в пиджак насколько это было возможно, но Эрик хоть и был высоким мужчиной, пиджаки предпочитал укороченные и приталенные, так что я едва сумела прикрыть откровенно аппетитные части своего тела.
Рядом со мной что-то громыхнуло, я обернулась на звук и увидела подростка на велосипеде, с корзиной почтальона. Бедный парень глазел на "ню-пейзаж" столь любезно предоставленный мной, и влетел в чье-то ограждение.
- Не желаете газету? - растерялся бедолага, протягивая мне свернутое трубочкой печатное издание. Я с прищуром смерила взглядом расстояние до Нортмана, - Давай.
Ха! В яблочко!
Бумажное изделие прилетело точно в цель, хотя надо быть откровенно косоглазым, чтобы не попасть в широкую спину моего бывшего.
- Совести у тебя нет, ясно?! - я догнала Эрика, - ты бессовестный гадкий манипулятор!
Я хотела было ударить мужчину, и уже даже занесла руку, но мимо проехала семья на минивэне, из окошка которого с удивлением выглянула маленькая девочка.
Черт.
Похоронив свою гордость минут на целых пять, я взяла прохладные длинные пальцы бывшего в свою ладонь, останавливая его. Мы можем воевать еще долго, но если я действительно попрошу о помощи - Эрик не откажет. А светить ляжками на всю округу мне порядком надоело.
- Помоги мне купить одежду, пожалуйста. Я обязательно возмещу расходы, как только все уляжется.
Мой голос был тихим, а тон спокойным. Хватит, я заманалась пререкаться.
  - Здравый смысл взял вверх, чувство стыда или совесть? - он усмехнулся, тем не менее меняя маршрут и направив стопы к магазину.
- Считай, что все вместе, - пробормотала я, мечтая как можно скорее убраться с глаз местного населения.

Через полчаса экстренного шоппинга, когда Нортман уже начал закатывать глаза от моих придирок к нарядам, мы покинули магазин. Оказывается, не так то просто купить полный комплект одежды и обувь в одном бутичке. К тому же, я старалась подобрать вещи так, чтобы сумма была не слишком велика, а само шмотье выгодно подчеркивало достоинства моей фигуры. Отчего-то очень уж хотелось, чтобы Эрик оценил мой внешний вид.
- Спасибо за помощь, - произнесла я, как только дверь за нашими спинами закрылась. Я поправила волосы, проигнорировав язвительный комментарий бывшего.
- Смотри, в примерочной были буклеты, тут недалеко есть отель.
Мне хотелось принять душ, поесть и полежать на кровати хотя бы полчаса - спина нещадно ныла с того самого момента, как я разлепила глаза на полу той сторожки.
- И нам не мешает перекусить. Не знаю как ты, я диетами не увлекаюсь, тем более такими изматывающими.
Потянув Нортмана через дорогу, я только сейчас включила голову...
- На кой черт ты меня увез и куда мы в итоге направляемся?
Позднее зажигание, знаете ли. Кажется, в той гонке по свадебному маршруту мне все же угодил в голову апельсин, не меньше. Иначе как еще объяснить то, что я не стребовала с Эрика ответы на все вопросы еще в начале нашего идиотского приключения.

+1

17

На самом деле мне не нравилась вся эта ситуация с незапланированным стриптизом на оживленной улице городка. На Роукс пялились. Меня это злило, но подать вид было бы сродни смерти. По большому счету, ее интимных частей не было видно, потому, моя уязвленная гордость и самолюбие, вспомнив про слова о любви, оброненные все той же Роукс, как то легко и непринужденно вернули мои мысли на место. Все прошло прекрасно. На некоторое время я успокоился, сравняв счет в 1:1, заставив Аллиану спуститься с небес на землю и хотя бы изобразить смиренное поведение. Хотя вот я не верил в него до сих пор. Чисто зуб за зуб, или, точнее, расплата за ее же неосмотрительные реплики. Вообще, это было глупо с ее стороны, но кто я такой чтобы учить? Никто. У нас даже есть документ, официально подтверждающий наше антиродство. В принципе, не будучи кровными родственниками, ты ни с кем не считаешься родным. Лишь собственные дети, родители или братья с сестрами могут по праву считаться твоей семьей. Хотя, порой, кровные узы менее крепки, чем названные родственники. Сожаление о так и не состоявшейся с Аллианой семье долго было сильно после развода, сейчас стало намного проще — теперь мой мозг был занят возможностью доставить бывшую туда, где ей придется наступать уже на свою гордость и исполнять решение, что озвучит судья.
Из магазина мы вышли спустя около получаса. И если, заходя туда, я планировал, что моя нервная система успеет взять тайм-аут, ибо рожать новые нервные клетки она попросту уже не успевала, то проведя первые пять минут в злосчастном стеклянном помещении, мне казалось, что эта моя карма — участвовать в жизни уже бывшей жены, в которую бонусом входили перестрелки и бег от диких зверей. Но нет, было еще кое-что: участие в выборе шмотья. Я схватился за голову, когда Аллиана мерила уже седьмые по счету джинсы и, как ей казалось, задница в них была не очень. Хотя, на самом деле, очень даже очень. Но знать ей об этом не обязательно. Лишь слова, что скоро кошелек в роли меня, уйдет, а просить придется у местных попрошаек в долг, ускорил процесс.
- Спасибо за помощь.
- Ты вышла за лимит пяти сотен баксов, - скомкав чек, я бросил бумажку точно в урну. Я не очень то ожидал возврата, хотя с деньгами пока что было не сильно весело. Наверное, во мне слишком много осталось еще доброты.
- Смотри, в примерочной были буклеты, тут недалеко есть отель.
Взяв из рук рекламный проспект, я глянул на адрес и небольшую карту, на самом буклете, где крестиком был обозначен отель. Город был небольшим, всего две центральных улицы с односторонним движением и несколько переулков. С предложением об отеле я еще пока думал, не совсем понимая логичности туда идти. Привести себя в порядок — да, оставаться там на ночь — нет.
- И нам не мешает перекусить. Не знаю как ты, я диетами не увлекаюсь, тем более такими изматывающими.
Напротив магазина виднелась кафешка. Мы почти одновременно ее увидели, потому что я почувствовал, как Аллиана махнула в ту же сторону и потянула туда меня за рукав:
- На кой черт ты меня увез и куда мы в итоге направляемся?
- О... - протянул я, пропуская машину и двигаясь к заведению, где обещали накормить вкуснейшей лазаньей. - Так ты, наконец, вспомнила и о моих нуждах, - открыв дверь и галантно пропустив свою даму-беглянку, я прошел следом в кафе. Тут же подлетела молоденькая официант лет двадцати, широко улыбаясь:
- Доброе утро! Рады Вас видеть в нашем кафе, - кинув взгляд на мою спутницу, что сидела на другом диване напротив и бросала злые взгляды, девушка снова посмотрела на меня. Она хотела сказать что-то еще, но замерла, едва я скользнул по ней в ответ весьма милым и заинтересованным взглядом — на подходе было желание досадить кой-кому.
- И Вам, доброе утро, Элизабет, - не менее широко улыбнулся я в ответ, отметив имя на бейджике. Такая мелочь как внимательность и обращение по имени всегда нравилась людям.
О, это было на самом деле забавно — реакция не заставила себя ждать: официант зарделась и, положив пару меню на стол, решилась продолжить диалог: - Вы не местные, да? - вопрос был обращен уже целиком ко мне, а я не сводил взгляда со своей собеседницы, лишь чувствуя, как все в помещении, а в особенности сама молодая нимфа, горели адским пламенем ярости моей бывшей. Милой Роукс не нравилось происходящее, ибо я почувствовал первый тычок под столом. Не отвлекаясь от общения, я убрал ноги от досягаемости Аллианы, даже не ойкнув от боли, хотя удар, мать вашу, был сильный.
- Вы правы. Мы проездом здесь, - ответил я на вопрос, а затем, ухмыльнувшись сидевшей и пышущей злостью Роукс, добавил еще несколько слов: - … со старой знакомой.
Лицо девушки засветилось еще больше, и она аж нервно облизнула губы. Роукс была тоже по-видимому в восторге, ибо с ее стороны тоже последовала своя реакция.
- Кофе на второй странице, - быстро ответила она на вопрос Аллианы, даже проигнорировав выпад в свою сторону. - Вы надолго здесь?
- К сожалению, нет, - изобразил я досаду. - Но этот день мы точно проведем в этом городе.
- У нас есть отель, - наклонившись над столом, официант протянула руку и выудила все тот же знакомый буклет с отелем, что мы с Роукс унесли из магазина. Судя по всему, это было единственное место, где можно было передохнуть.
Рекламка легла передо мной на стол: - Отель держит мой дядя, - сообщила Элизабет. - Я там тоже, порой, подрабатываю, - да вы гляньте! Поколение то какое бойкое. Я аж мысленно присвистнул от подобной резвости. Или может это такой подход ко всем клиентам, кто может принести деньги ее дяде?
- Вы большая молодец, - отметил я искренне. Тут я не кривил душой — воротить нос от работы, сидя на шее родителей, не очень хорошо. - А это единственный отель в городе?
- Город маленький, увы, да, - девушка пожала плечами в извиняющемся жесте. - Но у нас еще есть гостевой дом, он на выезде из города в паре километров. Там есть озеро, где можно покататься на лодке. Дом на самой горе, поэтому там просто потрясающие пейзажи, - ан нет. Девушка не была корыстной — она с теплым восторгом рассказывала о месте. Мне это понравилось.
- Спасибо Элизабет, - на этот раз моя улыбка была искреннее на все сто баллов.
- Что бы Вы хотели? - смущенно поинтересовалась девушка.
- Пожалуйста, кофе, двойной сэндвич и блинчики с клюквенным сиропом, - бегло оглядев меню, озвучил я свои пожелания.
Официант ушла, записав наши заказы, а Роукс буравила меня взглядом. - Ах да, - расширил я театрально глаза, - ты ж задала мне вопрос, - хотя вряд ли ее беспокоил именно тот заданный вопрос про то , куда я ее хотел забрать. Нееет, в воздухе пахло ревностью. Пусть и за недолгий промежуток, я успел выучить Аллиану. Сейчас ее тревожил совсем не пункт назначения, о котором знал пока только я.

+1

18

Так удачно подвернувшееся нам кафе не понравилось мне с первого взгляда... Взгляда, брошенного Нортманом на официантку, резво подбежавшую к нашему столику. Мой бывший был сама любезность, не сводя глаз с хорошенькой мордашки девушки в коротких шортиках и обтягивающей футболке. Выглядела она неплохо, фигурка была что надо, и это обстоятельство заставляло меня сцепить зубы до скрежета, отслеживая каждую улыбку и взгляд Эрика. Надо отдать ему должное, не смотря на все явные достоинства фигуры юной Элизабет, мужчина смотрел в глаза собеседнице - воспитанность была одним из тех качеств, что в свое время привлекали меня в Нортмане. Но здесь и сейчас его тяга к светским беседам была не к месту. Я немного сползла по дивану ближе к столу, со всей мочи вдарив ногой по лодыжке бывшего мужа. Он лишь отодвинулся, не прекращая милое общение.
Я внимательно вслушивалась в каждое слово этого приторного диалога, ожидая, когда эта милочка откровенно зафлиртует и уж тогда.... Домыслить гитлеровские планы по отношению к официантке я не успела, так как роковую ошибку допустил сам Эрик, решив меня поддеть:
- Вы правы. Мы проездом здесь, со старой знакомой.
Ах ты задница.
Возмущенно запыхтев, я зло уставилась в меню с тенденцией прожечь взглядом дыру в ламинированных страницах.
- Дорогуша, Вы собираетесь помочь нам определиться с выбором? Я совершенно не понимаю где что находится в этом меню, - тряхнув книжкой, я скорчила недовольную мину.
Нехер стоять чесать языком, работать надо, а не чужих мужиков соблазнять!
Хотя чего это я, Эрик давно уже свой собственный, ну уж точно не мой, что отчего то было так досадно. У него потрясающая улыбка... Я почти растаяла, когда, наконец, вспомнила где я нахожусь и кто именно поспособствовал тому, что мой чудный палн сорвался, меня преследовали откровенные бандюганы, я ночевала в заброшенном лесном домике под рев медведя и в довершение развлекала местный люд полуобнаженкой. Уф, отпустило, кажется. Теперь он снова для меня свинота, каких поискать.
- Пожалуйста, кофе, двойной сэндвич и блинчики с клюквенным сиропом, - я вновь включилась в их беседу, когда Нортман, наконец, решил сделать заказ.
- Лазанью "4 сыра" и апельсиновый сок, - выпалила я первое, что зацепил мой взгляд, а затем, нехотя, добавила, - пожалуйста.
Нет, я не была высокомерной или плохо воспитанной особой, просто эта самая Элизабет уж слишком лучезарно улыбалась моему спутнику.
- Ах да, ты ж задала мне вопрос.
Наконец, белобрысая каланча вспомнила о моем существовании. Ну надо же, а ведь вертлявый попец официантки еще даже не успел скрыться в другом конце зала.
- Что это сейчас, нахрен, было? - прищурив глаза, я наклонилась вперед, ложась грудью на стол, отчего вырез рубашки приоткрыл вид на нижнее белье. Но мне было абсолютно насрать, кто там из посетителей позарится на мои довольно скромные сиськи. Я желала закопать чрезмерно любезную Лиззи вместе с моим бывшим муженьком. Во мне горела та самая ревность, какой я не ощущала уже много много недель. Признаться, я даже скучала по этому чувству.
Конечно, реплики Эрика мне не нравились - он измывался надо мной как только мог. Мои слабости он знал, как никто другой. Верно говорят, только самый близкий человек может уколоть больнее всего. Ну да ладно, он уже не самый близкий, так что нечего вестись на его явные подначки. Хотя это было ой ой, как трудно.
Дельный ответ на свой вопрос я в итоге так и не получила, но раз Нортман меня удерживает рядом, значит, я зачем то ему очень нужна. А уж для какой цели и куда он меня потащит - разберемся позднее. Был у меня в загашничке один план...

Спустя почти час, позавтракавшие и уже не такие злые, мы подходили к небольшому, но весьма уютному на вид отельчику, расположенному почти в самом центре городка. Ухоженная территория с большим двором, открытым кафе и скромным, но чистым бассейном, была приятна глазу. Даже немного жаль, что это не какой-нибудь романтический отпуск, а вынужденное пристанище на максимально короткий срок. Я посмотрела на большой навес, стоящий чуть в стороне от основного двора. Там были большие качели для двоих, где, уютно обнявшись, сидели пожилые мужчина и женщина. Я с трудом отвела от них взгляд. Сожаление о разводе частенько забредало в мою голову, но сейчас это кольнуло особенно остро. "Непримиримые разногласия" - вот так значилось в нашем свидетельстве о разводе. Господи, неужели мы и вправду променяли друг друга на работу?..
- Что, что? Извини, я немного отвлеклась.
Нортман взял меня за руку, подтянув поближе, и завел внутрь четырехэтажного дома, где на первом этаже за стойкой администрации стояла полноватая седовласая женщина с обаятельной улыбкой и добрыми глазами. Ну чисто бабуля из лучших сказок.
- Добрый день! - вежливо кивнув, я хотела уже попросить два смежных номера, но мой спутник опередил меня, заставив, ни много, ни мало, обронить челюсть. Он попросил номер для молодоженов, при этом столь крепко меня обнимая и целуя в щеку, что я сама почти поверила ему. Черт возьми, сыграть любовь, страсть и семейную пару нам труда не составило бы, конечно, у нас опыт трех лет брака за плечами. Но отчего же было так неуютно, будто кто-то насилует мое бедное сердце?
- Мистер и миссис Стивенс, добро пожаловать в наш отель, Ваша комната 406, как и просили, на верхнем этаже.
Женщина протянула ключик с брелоком в виде сердечка, на котором нарисован лебедь. Я закатила глаза - любят же люди дешевый символизм. Но бухтеть в открытую я не имела права - проживание оплачивал мой бывший муж, он же уговаривал пожилую даму заселить нас без документов и вещей, заливая историю об украденных сумках.
Наконец, мы поднялись наверх и я первым делом побежала в душ, опрометчиво забыв запереться. Конечно, чего там Нортман не видел, по сути? Но мы же, мать его, в разводе! А тут, стою я себе, усиленно мылю уставшее тело, как дверь в санузел распахивается и сквозь мокрую шторочку я вижу мужчину, подходящего к раковине. Насвистывая популярную песенку, блондин врубил воду, намывая руки и лицо.
- Ты что, оборзел? Выйди немедленно, я же голая! - прорычала я, выглянув из-за своего укрытия в виде шторки. Скабрезный ответ Эрика не замедлил появиться, а я, в отместку, швырнула в него пенистой мочалкой.
- Я на тебя в суд подам. За домогательство, - мстительно пообещала я, вновь вставая под теплую воду. Хочет - пусть смотрит. Мне скрывать нечего. А вот он может и пожалеть о том, что это тело больше ему не принадлежит.

+1

19

- Что это сейчас, нахрен, было?
- О чем ты? - лениво поинтересовался я, откидываясь на спинку дивана. Хоть ночью и был сон, но сейчас начала чувствоваться усталость — отель все же им был нужен. - Ты в курсе, что люди бывают просто вежливы? - с укором продолжил я, старательно уводя разговор именно на эту тему. Я так и не ответил Аллиане о цели моего визита на свадьбу. Конечно, там было и желание расстроить сей праздник, но и кое-что другое. - Давай продолжим не здесь, хорошо, - добавил я еще спустя секунду, не дав бывшей взорваться ответной гневной репликой. То ли на завтрак в кафе прибавилось народу, то ли Роукс проявила наконец сдержанность и ей надоели ссоры как и мне, но до отеля мы молчали.

Фото на буклете не врали — отель был вполне приличным и картинки, напечатанные на рекламном проспекте, полностью соответствовали действительности. Видимо, в провинции люди иначе относились к гостям и им было важно все подать в честном и приятном глазу виде, а не читать потом разочарованные отзывы постояльцев о номерах, что в корне отличались от заявленных условий.
- Помнишь, как мы рванули в Мексику после свадьбы? - извлек я из закромов своей памяти наш медовый месяц. Он был несколько ограничен в бюджете, но был дух авантюризма, а еще мы тогда закрывали глаза на все недостатки, в отличие от нынешнего времени.
- Что, что? Извини, я немного отвлеклась.
Я хмуро оглянулся по сторонам в поисках причины, которая отвлекла Роукс от моего вопроса, но кроме престарелой пары во дворе ничего не увидел. Может, просто задумалась.
Время поджимало — суд был во вторник, а сегодня было уже воскресенье. Если бывшая не явится на слушание, то не видать мне своего гонорара. Потому, подстегиваемая этим фактом, моя импровизация снова вошла в наступательную фазу, оборвав реплику бывшей жены на полуслове.
- Добрый день! Мы бы хотели номер для молодоженов, - еще сильнее притянув к себе Аллиану, я от всей души поцеловал ее в щеку. Я аж почувствовал, как на лице Роукс появились эмоции дичайшего удивления. Вообще такого поворота я сам от себя не ожидал, все шло экспромтом и дальше: - … у нас просто чудовищное утро, Вы представляете? Вещи и документы …
Спустя несколько наших улыбок и пару минут нам предоставили все, что мы попросили:
- Мистер и миссис Стивенс, добро пожаловать в наш отель, Ваша комната 406, как и просили, на верхнем этаже.
Настроение скатилось к плинтусу. А всему виной был звонок от старого друга, который, заехав ко мне домой, обнаружил там погром, а еще странных личностей по периметру все того же несчастного моего жилища. За время работы в полиции я привык к слежке и некой мести со стороны нарушителей закона, которые были засажены за решетку моими руками. Их действительно стоило порой опасаться, ведь тех, кто был в местах заключения один раз, уже не испугаешь вторым заходом. В общем, новости были не самые приятные. Вопрос, кто именно пришел по мою душу, был глупым, ибо из всех последних событий можно было сделать лишь один вывод — все это последствия связи с бывшей. Навести справки о ее жизни не сложно, что, собственно, и сделал тот некто, кто посетил мой дом. Попросив товарища наведаться во временное жилище Аллианы, а также разузнать о вчерашней свадьбе и ее женихе, мы договорились о звонке ближе к вечеру, и затем я вырубил телефон и отправился в ванну. Мое лицо горело от злости — все слишком выходило за рамки обычной поимки сбежавшего от залога нарушителя. Нужно было охладиться и подумать. Ледяная вода коснулась кожи, а на заднем фоне послышался все тот же голос:
- Ты что, оборзел? Выйди немедленно, я же голая!
- Сомневаюсь, что тебе есть чем меня удивить, - раздраженно бросил я, продолжая умываться.
Ответ не заставил себя ждать — в мою сторону прилетела мочалка. Я медленно повернулся в сторону, откуда прилетел ванный снаряд.
- Я на тебя в суд подам. За домогательство.
- И не думаю, что в суде будут рассматривать два дела одновременно, - парировал я. Внутренний стрессометр скоро достигнет, кажется, верхней точки, но досадить в ответ было просто делом чести. Ну и, может, пора было сообщить бывшей о ее пункте назначения.
Роукс на мгновение зависла и лишь спустя некоторое время задала логичный вопрос.
Хмыкнув, я полез в задний карман джинс и выудил помятую бумажку: - Постановлением суда Лос-Анджелеса две с половиной недели назад вынесено предписание на арест Аллианы Роукс, - начал зачитывать я, - которая нанесла ущерб владельцу автомобиля марки "Тойота Королла", и скрылась с места преступления. После внесения залога обвиняемая не явилась на слушание, что является уже нарушением — скрытие от следствия и суда, залог обращается в доход государства, а преступник должен быть доставлен в полицию, где и будет дожидаться судебного процесса наравне с остальными правонарушителями, - аккуратно свернув бумагу, я убрал ее обратно в карман. - Другими словами решетка, дорогая, - хищно улыбнулся я, ожидая какой же сейчас последует раздрайв. Глаза Роукс метали молнии, а занавеска на душевой давно была в стороне, показывая мою голую бывшую во всей красе. Но, кажется, Аллиану сейчас беспокоило совершенно не это, а новая информация, которую она как-то не очень-то и пыталась из меня выудить. Можно, конечно, это было списать на насыщенные последние двадцать четыре часа с медведем вдогонку и …. я тем временем наслаждался видом обнаженного женского тела. Мой взгляд скользнул вверх по ногам и выше, затем задержался на груди и снова вниз. Все ж, фигурка у моей бывшей женушки была что надо.
Наконец то послышалась первая реакция. Я рассмеялся, совершенно не скрывая удовольствия от вида разъяренной девушки, которая пыталась что-то донести.
- Милая, я работал в полиции, - фыркнул я, снова вернувшись к умыванию, параллельно наблюдая за метавшейся по ванне Аллианой. - А еще я был женат на тебе, потому не поверю тебе, - эту уже фразу я сказал в лицо оказавшейся рядом Роукс. Ее глаза покраснели, а нижняя губа подрагивала — совсем свежие слезы уже застыли в уголках глаз. - Хорошая попытка, - кинув полотенце на сушилку, я вышел из ванной.
- Ты никуда не пойдешь, - отрезал я последовавшей следом Роукс. Дело пахло плохо, правда Аллиана думала совсем не о нем, а об уязвленном собственном самолюбии. На самом деле в пору было плакать мне.
- Ты серьезно? - вскипел я, отойдя от окна, из которого сквозь шторы хорошо просматривалась вся центральная улица. - Думаешь дело только в моей оплате за твою приведенную голову?! - мой голос повысился на пару октав. Да чего уж там — последние пару минут мы орали друг на друга. - Наш дом... - черт, черт, черт, - мой дом разнесли, - попытался я быстро исправиться, - за ним следят. За твоим, уверен, тоже — я отправил Джерри проверить. Тебе нельзя возвращаться туда ни под каким предлогом. Сбежавшую невесту не пытаются расстрелять из глока, а тупо гнобят на фейсбуке... бл*ть... - я резко замолкаю, понимая что выдаю намного больше эмоций, чем стоило бы. И скрыть, что я переживаю за Аллиану, и где-то глубоко есть какие-то теплые чувства к ней, было уже глупо. Потому, устало выдохнув, я скрываюсь в злосчастной ванной.
Время было около пяти вечера, когда нас разбудил стук в дверь. Потирая глаза, я поднялся с дивана и пошел открывать, Роукс тоже заворочалась в огроменной кровати и тоже заинтересованно прищурилась.
- Добрый вечер, - на пороге стояла старушка-администратор. - Мы бы хотели вас пригласить на вечеринку.
Бабуля улыбалась столь искренне, что отказать было бы сродни расстрелу на месте. Потому, я принял предложение, и с меня тут же взяли слово прийти к семи и ни в коей мере не опаздывать. По-хорошему, отказываться от приглашения было глупо, ибо просидеть вдвоем в номере было еще худшим выбором. Кто бы знал, чем обернется моя утренняя легенда.

Поздравительные крики и музыка оглушили нас, едва мы оказались на заднем дворе. Стояло несколько столиков, сидела группа музыкантов, а еще была здоровенная растяжка: «Поздравляем». Это казалось странным. Очень странным. Но главное, все внимание было обращено именно нашей паре.
- У нас сегодня тоже годовщина свадьбы, - перед нами, зависшими от удивления, волшебным образом появилась все та же пожилая дама, оказавшаяся по совместительству владелицей отеля и женой старичка, что стоял и улыбался рядом: - Сорок лет вместе, - с гордостью произнес он, обнимая женщину. - Предлагаем отметить столь чудесный праздник совместно.

+1

20

бл*ть бл*ть бл*ть!
Суд...
Ну как я могла забыть? На что я вообще надеялась, не появившись в зале суда в назначенное время? Да хрен меня знает. Теперь разгребать это дело придется сразу, как только вернусь. Правда, большой вот вопрос, не упекут ли меня в камеру по возвращении?
- Откуда у тебя вообще взялось это постановление? Оно что, пришло на бывший адрес? - я отдернула шторку, не заботясь о том, что мое голое тело все еще торчало в ванной, со стекающей по нему мыльной пеной. - какого черта ты то полез в это дело? Это мои личные проблемы, чего ты нос суешь свой туда, куда не просят? А ну, дай сюда бумажку! - я пыталась выхватить лист, но едва не поскользнулась. Я поджала губы, на секунду представив, как меня ведут по коридорам в оранжевой робе и со сведенными за спиной руками. Конвоиры бросали на меня сальные взгляды, будто ткань на моем заду отсутствовала вовсе. Я готова была разрыдаться, только бы Нортман дал мне денег и отпустил с миром. Я до сих пор не понимала, как и зачем он меня похитил. Мои губы задрожали, на щеках проступили красные пятна, обычно появляющиеся у меня перед тем, как я специально собиралась заплакать. Видимо, это внутренний стыд рвался наружу, показывая, что верить моему слезоразливу не стоит.
- Милая, я работал в полиции. А еще я был женат на тебе, потому не поверю тебе, - самодовольство и равнодушие. Ниче нового, Господи.
Не обращая внимания на мои слезы, этот бесчувственный мужлан вышел в комнату, оставляя меня наедине с душем. Ну уж нет, хренушки.
- Какого черта, скажи мне, ты теперь "бывший полицейский"?! Но ладно, это вопрос второстепенный! Ты хоть понимаешь, КТО меня ищет, у КОГО ты забрал меня? - я наспех замоталась в полотенце, размазывая сопли по щекам, - я ухожу немедленно!
Я метнулась в ванную, снимая с крючка джинсы и блузку, и прихватывая постиранное, но еще влажное, белье.
- Ты никуда не пойдешь.
- Так тебе заплатили.... Ты обязан притащить меня в участок!
Я, наконец, прозрела, ошарашенно глядя на бывшего любимого. Как он мог? Что заставило его согласиться на это? Почему не отказался от дела, неужели ненависть ко мне настолько сильна?
- Плевать! Я ухожу! И возвращаюсь домой. Я сама пойду в суд, - гордо вскинув подбородок, я отбросила полотенце, надевая белье. Я не хотела больше ни минуты оставаться с этим человеком.
- Ты серьезно? Думаешь дело только в моей оплате за твою приведенную голову?! Наш дом... мой дом разнесли, за ним следят. За твоим, уверен, тоже — я отправил Джерри проверить. Тебе нельзя возвращаться туда ни под каким предлогом. Сбежавшую невесту не пытаются расстрелять из глока, а тупо гнобят на фейсбуке... бл*ть...
Эрик так резко захлопнул рот, что комнату буквально накрыло тишиной. Я не знала, что сказать. Ошарашенная услышанным, я опустилась на край кровати, с наполовину надетыми джинсами. Мне стало страшно. И сейчас я почти была благодарна судьбе за то, что на меня охотился именно Нортман. Неужели все настолько плохо, что наши жилища под слежкой, что теперь невозможно без страха выйти на улицу?
Немного помедлив, я сняла джинсы, оставшись в белье, и заползла на кровать, укрываясь тонким одеялом. Меня била дрожь. Обняв подушку, я укрылась тканью почти до самого носа, обдумывая все услышанное.
А спустя некоторое время меня потревожил стук в дверь. Кажется, я успела задремать. Эрика на кровати не было и сначала я нахмурилась, но вновь вспомнила, что мы в разводе и теперь диван - его резиденция. Приподнявшись на локте, я краем глаза посмотрела, как Эрик открыл дверь, переговорил с нашей радушной хозяйкой и принял ее приглашение на вечеринку. Заскрипев зубами, я перевернулась на другой бок. Да, только праздника нам не хватало для полного счастья.

...И тем не менее мы туда поперлись. Конечно, сочинили легенду про счастливую семейную пару - теперь вынуждены ее поддерживать. Правда, мой скептицизм и недовольство поумерились, когда я увидела уютный дворик, украшенный сотней огоньков-гирлянд, столы с угощениями, улыбающихся и расслабленных людей, музыкантов, что задорно наяривали какую-то веселую мелодию. Мне даже захотелось улыбнуться, ведь это чем-то напоминало наши прогулки с Эриком во время отпуска в Италии. Там тоже уличные кафешки светились гирляндами и рядом крутились уличные музыканты.
А затем, все присутствующие дружно взглянули на нас с Нортманом и внезапно зааплодировали, выкрикивая поздравления. Музыка грохнула с утроенной силой и мы замерли, как вкопанные.
Они не сумасшедшие, не сумасшедшие... Они на нас не кинутся, это не ритуал...
Я взяла бывшего мужа за руку, чуть прячась за его плечом. Ну их нафиг, буйные какие-то и слишком радостные. И что за такой праздник тут? Сектанты, может?!
- У нас сегодня тоже годовщина свадьбы, - я обронила челюсть - что значит "тоже"?! - Сорок лет вместе. Предлагаем отметить столь чудесный праздник совместно.
Ой, бл*ть. Из огня, да в полымя. Я что-то говорила о том, как хреново спать в сторожке под рев медведя? Не-а, настоящим пиздецом запахло сейчас, когда умилительные лица гостей сего праздничка были обращены на нас.
- Эээ...  Большое спасибо за предложение, - я вежливо кивнула, выглядывая из-за Эрика и натянуто улыбаясь, - но мы как-то не собирались так уж отмечать... - забормотала я, перебирая рукой пальцы Нортмана. Честное слово, сейчас хоть сквозь землю провалиться можно было. Я так надеялась, что мой бывший очнется от ступора и утащит меня в комнату, сославшись на плохое самочувствие или на желание "такой вечер" провести наедине, но нет же, нет! Этот придурочный внезапно обхватил меня за талию, крепко прижав к себе и звонко чмокнув в макушку. Не успела я вякнуть слова против, как он, радостно оскалившись всей своей белозубой улыбкой, согласился "отметить этот день в такой славной компании"! Вот засранец. Но выбор у меня был не велик, руки моего разлюбезного блондина цепко удерживали меня рядом с собой. Да уж, его хватка будет посильнее, чем кандалы. Улыбчиво кивая всем и каждому, мы прошли к дальнему столику, на котором горели несколько свечей и стояли хрустальные сердца, в которых красиво переливались отблески света, рассеиваясь, и укрывая блюда, стоящие на скатерти, миллиардами радужных искорок. Увидев бутылку шампанского, я молча указала Эрику на бокалы. Мне это было просто жизненно необходимо, иначе мой разум грозил покинуть меня, оставив наедине с происходящим.

Через какие-то полчаса я весело хохотала вместе с Нортманом, слушая шутливые тосты хозяев вечеринки. Столько забавных и остроумных высказываний о семейной жизни я не слышала никогда. Пузырьки шампанского ударили в голову - я всегда была слаба на алкоголь. Теперь я смотрела на бывшего мужа, откинувшись в плетеном кресле, глядя сквозь пламя высокой свечи. Когда-то, я видела это лицо каждый день, я засыпала и просыпалась рядом с этим мужчиной и была счастлива. Почему мы все угробили?
В своих думах, я не заметила, как сосредоточилась больше на самом пламени, что весело топило нежно-сиреневый воск, и упустила, когда почти у моего лица материализовалась широкая ладонь, открытая в приглашающем жесте. Моего бывшего мужа на кресле уже не было, он стоял рядом. Я подала руку и мы вышли в центр лужайки, где медленно танцевали несколько пар. Руки Эрика сомкнулись на моей талии, мои ладони легли на его плечи. Глаза в глаза. Я не знаю, сколько мы танцевали, но опомнилась я тогда, когда кто-то громко захлопал в ладоши и засвистел - во двор выкатили чудесный тортик. Подняв глаза, я осознала, что моя голова давно покоилась на груди Нортмана, мои руки так же обнимали его за пояс и танцевали мы уже только вдвоем. Смутившись, я отвела взгляд, направившись к своему месту. Десерт и в номер! Хватит тут псевдоромантической ерунды, оказывается, это все еще тревожит мое сердце.
Наконец-то вечеринка завершилась. Оставшееся время мы просто болтали ни о чем, наслаждаясь бисквитно-кремовым чудом, а после всеми помогали прибрать со столов. Было так душевно и ни у кого не возникло даже мысли бросить все и свалить уборку на хозяев и двух уставших женщин из числа персонала.
Распрощавшись со всеми, мы поднялись в свой номер. Я побаивалась оставаться с Эриком наедине, мой мозг все еще был под действием алкоголя и наговорить в таком состоянии я могла абсолютно что угодно. Взяв со стола телефон, что мы успели купить по пути в отель, я увидела сообщение от оператора о том, что моя сим-карта восстановлена и я вновь могу пользоваться услугами связи. Правда сам аппарат был довольно старой моделью и я пока долго тормозила, открывая сообщения, коих было немало. Оповещения о звонках с работы, незнакомые голосовые, которые даже открывать не было желания. И, какого-то хера, пропущенные от Миллса. Перезванивать Нейтану я не стала, пошел он. Сам наберет, если так уж приспичило. Возможно, это Дэррил поднял на уши весь офис, разыскивая меня. Конечно, моя колонка вчера оказалась пустой, я забыла скинуть материал на электронку. Теперь меня точно уволят. Если не убьют раньше.
Не глядя на Нортмана, я пошла в ванную. Хотелось умыться прохладной водой, дабы хоть немного снять усталость и опьянение. Но, стоило мне поднять голову над раковиной и протянуть руку за полотенцем, как в зеркале за спиной я увидела бывшего мужа. Он странно смотрел на меня, стоя так близко, что я ощущала его дыхание.
О, Боже...
Медленно повернувшись, я стояла лицом к лицу с человеком, с которым мы раньше в принципе не могли бездейственно стоять в ванной комнате. Но сейчас все было иначе, мы давно не вместе, а чувства... Кажется, шампанское было слишком забористым. Я уже почти потянулась к Нортману, но в комнате противно запищал мобильный. Вот это знак, не больше и не меньше! Нечего даже думать о том, чтобы лезть целоваться к бывшему.
Я поспешно схватила трубку, нажав сразу на пару кнопок, не разобравшись, и номер огласил голос Миллса, ругающегося на чем свет стоит. Я случайно попала на громкую связь и теперь все, что трепал своим поганым языком Нейтан, прекрасно слышал и Эрик.
- Роукс, ты свихнулась, да? Что, настолько денег захотелось, что не раздумывая замуж побежала? - разрывался динамик, - только не говори мне, что ты влюбилась! - бесновался Миллс, которому, в свое время, не перепало даже совместного кофе-брейка.
- Да как, бл*ть, отключается сраная громкая?! - я тыкала пальцами в кнопки, от раздражения и выпитого алкоголя не имея возможности сосредоточиться. А еще мне не пришла в голову такая простая мысль, как просто завершить звонок.
- Что ты там бормочешь? Только не говори, что  я попал в точку, - Нейт принял короткое молчание за согласие, продолжив внезапно визгливым голосом, - Ооооо, да я угадаааал! Роукс у нас влюбилась!... Роукс! Ты слушаешь меня?
А я уже почти не слушала. Я остекленелым взглядом смотрела на Эрика, застывшего в дверях ванной комнаты и сжимающего кулаки. Сука, да за что мне этооооо?!

+1

21

Когда начинает исчезать то самое ощущение, что отвечает за здравый смысл, можно смело либо дождаться, когда твои щиколотки окажутся в луже разочарования, либо пытаться что-то изменить. То самое ощущение будем называть как есть — остатки чувств и любовь, и заставили меня брезгливо отряхнуть те самые щиколотки от гордости и крепко сжать руку бывшей после слов об общем празднике. А затем также глупая, да-да, именно глупая надежда толкнула меня на дальнейшее действие. Танец.
Я не был пьян, ну ладно, может самую малость, но не лошадиная доза алкоголя натолкнула меня на это, а желание что-то вернуть, да, возможно, лишь на вечер, потому что, судя по прищуренному пол вечера взгляду и порой недовольным репликам Роукс, она была мало рада нашей встрече. Если честно, увидев ее в свадебном платье, я как-то резко захотел ее вовсе отвезти на необитаемый остров и привозить ей провизию раз в месяц, параллельно читая ей нотации, а не бросаться с объятиями при виде того, как старые дряхлые пальцы трогают ее за талию. Вообще, мало кто расходится спокойно и в нормальных отношениях. Дружба врозь и нахрен из памяти — вот был наш девиз. Я даже ее почту выбрасывал первое время от злости.
   Это было гаденько и по-детски, согласен, но так грели душу пылающие рекламные конвертики в камине в гостиной.
Праздник подошел к своему логичному завершению, он был приятен, всего было в меру и... мне не хотелось чтобы он заканчивался, серьезно. Я знал, что некая эйфория рассеется, едва мы зайдем в наш номер, каждый займется своим делом, может мы перекинемся парой фраз, а возможно у нас грянет скандал, ведь днем мы так и не пришли к какому-то решению, относительно ее несостоявшегося мужа. То, что этот тип был не простым богатым стариком, стало ясно еще после перестрелки в лесу, потому что, когда тебе в голову целятся шестнадцатым калибром как-то нет ощущения, что это добрые самаритяне и ищут они всего лишь чахлого зайца на обед, а не твою тушку. Черт! С этим праздником я совершенно забыл о звонке Джерри. Рука полезла в карман и достала мобильник, на экране которого мелькали пара сообщений от моего друга, да пяток звонков от него же. Это было не к добру. И тут же телефон предательски издал писклявый звук и выключился, оставив стойкое ощущение собственной тупости. Прочесть, естественно, сообщение от Джерри я не успел, а номер наизусть я не знал, всегда надеясь на чертов гаджет. Глазами пробежавшись по номеру, телефон Роукс я не обнаружил, в котором мог бы найти контакт нашего общего знакомого. Ждать я не мог никак, учитывая, что творилось в прошлые сутки.
   В ванне раздался звук льющейся воды, и я пошагал туда. - Ты не могла бы...- мой рот исторг несколько слов, и я замер. Когда мои ноги несли меня в ванную, у меня была в голове просьба о мобильнике Роукс, который должен быть в добром здравии, в отличие от моего, но увидев лицо Аллианы в отражении, мой идейный корабль дал крен влево, и просьба на языке плясала уже совершенно иная. Комнатка была небольшая, да и раковина возле порога, потому, мы оба были настолько рядом, что я почти почувствовал тепло ее руки возле своей, когда мы одновременно подались друг к другу. Любой упущенный момент, наверное, можно считать, как спасением, так и нет. Момент был прерван телефоном моей бывшей. Я терпеливо замер, хотя и искренне хотелось утопить телефон в унитазе и коснуться одного человека.
   - Роукс, ты свихнулась, да? Что, настолько денег захотелось, что не раздумывая замуж побежала? - первый выстрел.
   - Роукс у нас влюбилась!... Роукс! Ты слушаешь меня? - второй контрольный в голову. Мне. И только мне, глупому наивному придурку, что видел или пытался видеть в одной особе что-то хорошее.
Я пылал от ярости. Будь в моих руках горящее железо, я бы, наверное, это даже не заметил. - Черт возьми... - я еле слышно выдохнул, на смену злости пришла обида. Ошарашенно отпрянув от девушки, я сделал шаг назад, другой, третий, покидая ванну. На мгновение в глазах потемнело — это была очередная волна гнева, который должен был найти выход. Выход... где выход? Лучше уйти, сейчас же.
Перед глазами стоит улыбающаяся Роукс под руку с тем мужиком. О, как вовремя. Черта с два я уйду. В стену полетела ваза, стоявшая на высоком комоде. Осколки тут же живописно опустились на бежевый ковер. Дальше торшер, пара стульев, какая-то статуэтка со звоном проломила журнальный столик со стеклянной поверхностью, ровно точно также как сейчас слова ее сотрудника, что раскусил женщину. Боги, насколько ж я был слеп. Очередная мебель полетела в сторону, кулак два раза встретился с картинами на стене, а рядом появилась трещина на колонне из гипсокартона. Я кипел до сих пор, меня никак не отпускало. Я не обращал внимание ни на что. Какие-то реплики бывшей я не слышал, а может не хотел слышать. На что я злился? На Роукс? Нет, я злился на себя. Тупоголовый идиот, придурок. Как можно быть настолько наивным? Номер медленно превращался в свалку, скоро пожалуют соседи и сами владельцы. Отлично, может кто-то полезет на рожон и мне полегчает еще больше.

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC