NAAMAH
Хранитель сюжета, матчасти, а также логики и здравого смысла.
Связь: ICQ: 713766876 вк: crazyolly
FESOR
Страшно справедливая правая рука главадмина, контролирующая всех и вся.
Связь: гостевая, личные сообщения
MEG MASTERS
Надзиратель кодов и доставитель дизайна.
Связь: ICQ - 200987614, Skype - bullet-for-colt
ASTAROTH
Куратор квестов и составитель тем с историями штатов.
Связь: гостевая, личные сообщения
LOUISE
Блистательный мастер игры.
Связь: Skype - koruna86
CHARLOTTE MINE
Рекламных дел мастер.
Связь: VK - torienergazer, ЛС.
ERIC NORTHMAN
Куратор квестов и мастер утех.
Связь: VK - id305255324, ЛС
ЦАРЬ И БОГ
Связь: молитесь и будете услышаны.

|Самая Сверхъестественная Ролевая Игра|

Объявление





THE MOST SUPERNATURAL NEWS
События:
Спустя год после открытия Чистилища мир сотрясает новая череда катастроф. За происходящим стоят существа, многие годы проведшие за стенами Бездны. Теперь опасность угрожает не только людям, но и демонам, и даже Небесам. Спасение кроется под тоннами песка – утерянное тысячи лет назад Слово Божье поможет пролить свет на происходящее.

Основное время игры – 2011 год



JANE |
Разговор нужно строить ровно и цепляясь к уже сказанному, ведь проще распутать клубок, если тянешь за все нити по очереди, глядишь, вытянешь верную. Однако же люди всегда боятся вопросов от полиции и следователей, намеренно стараются говорить то, что считают правильным или скрывают какие-то факты, которые, как им кажется, могут натолкнуть представителей правоохранительной структуры на мысли об их причастности к преступлению. Такое поведение и выдумывание несуществующих фактов, или же наоборот их сокрытие, в семидесяти процентах случаев и приводят к формированию у детективов неправильной версии.©
KATNISS |
Да, она собиралась бороться за выживание и всего лишь пыталась понять, той ли дорогой она идёт, или ну его всё к чёрту, проще где-нибудь закрыться и забыться? Может, сразу пустить серебряную пулю себе в голову, не дожидаясь прихода левиафанов? Но Кэтнисс знала, что не сможет. Глупо бороться с инстинктом самосохранения. Какая разница, что двигало девушкой, если цель в итоге была одна — покончить с монстрами из Чистилища? Не заслужить какое-то там спасение, которого и быть не может для вервольфа, а просто остаться в живых и порадоваться ещё немного зелёной траве и синему небу над головой.©
JACE
Он ждал радости, злости, криков, обид, непонимания - но вместо этого его встретила только тишина, живая лесная тишина, с пением птиц, шуршанием травы и ветвей, звоном ветра в проводах, тишина, ясно дающая понять, что здесь нет людей, и не было давно, настолько, что их присутствия перестали бояться. И это было жутко, мать его, охереть, как страшно, смотреть вот так на разбитые от ветра окна и не понимать - живы ли те, кто принял его в свою семью. Кого он называет друзьями и братьями. Ни одного ответа, ни слова не говорят брошенные дома с оставленными кружками, кроватями, ботинками и куртками.©

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Wanderlust

Сообщений 31 страница 46 из 46

1

Фэнтези | Авторская мистика | Легенды
http://forumfiles.ru/files/0018/4b/99/83439.png
Акции | Сюжет | F.A.Q.

0

31


http://78.media.tumblr.com/d835236faba54dca27c0a93e68cf870b/tumblr_inline_ol75akwN3U1sirj9i_250.gif http://78.media.tumblr.com/e5c321ff2e82670d824953ed5992a4ce/tumblr_inline_ol75171Phy1sirj9i_250.gif
Dwayne Johnson

► Имя Фамилия: Зейн Роджерс | Zane Rogers
► Возраст: 99 лет, выглядит на 47 лет
►Трудоустройство: Освобождение Существ, Отдел безопасности или Стабилизационный отдел (физический блок)

► Вид: легенда [зарегестрирован] | Мичибичи (Мишупишу), индейская мифология
► Легенда:

Водяное существо кошачьей породы

с человекоподобной (но, разумеется с чертами кошки) головой (+ рогатое). Тело существа покрыто чешуйками как у рептилии или же рыбы, по хребту идет острый гребень, переходящий в длинный извивающийся хвост. Размером, скажем, с крупного тигра, способно передвигаться подобно человеку - на двух ногах, при этом правда не очень устойчиво держится. Мишипишу может быть как защитником, так и мстителем, который не остановится, пока не добьётся поставленной цели. Как правило, он убивает своих жертв, кусая в горло. Поведение мишипишу в целом напоминает кошачье.

► Способности

как легенды: выносливость, физическая сила, ловкость; способен брать под контроль тело и разум человека (не легенды); внушает чувство оцепенения жертве как людям, так и легендам; так как относится к существам, которые проживают в воде, в истинном облике имеет жабры, позволяющие дышать под водой и проводить в ней долгое время. Уровень регенерации низкий, нанести урон сложно – плотная чешуя довольно устойчива к физическим атакам.
как человека: уязвим к физическим атакам, травмам, несварению и прочему; силен физически, эмоционально устойчив, разбивает чужими головами кирпичные стены.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Что мы знаем о Зейне?
!!! в отражении в зеркале, в воде, в витрине – все одно где и как, видит свой истинный облик, потому о своей внешности знает только по фотографиям
☺американец, приехавший в Великобританию лет десять назад, осевший в Эдинбурге тогда же, лет десять назад
☺ имеет медицинское образование, в медицине просто Бог, разве что зубы не лечит. Мы знаем, что работал преимущественно в частном порядке, не устраиваясь в большие клиники, потому считался терапевтом, а еще костоправом. Так же нам известно, что мистер Роджерс был – подпольным врачом, для людей чьи рыльца в пушку, для тех у кого нет медицинской страховки и так же отдельно – для легенд, что нуждались в какой-либо помощи.
☺ в Освобождение попал практически сразу, как только Организация была образована. Выбор между медицинским и физическим блоком был не легким, потому Зейн болтается между ними двумя, совершенно не имея ничего против этого.
☺ большой добряк, которого лучше не злить. Мы знаем, что когда-то Зейн до смерти забил какого-то неприятного типа, чье тело гниет где-то на дне Гудзона.
☺ прекрасно работает с детьми, находит к ним какой-то свой хитрый подход. Мы знаем, что в Штатах Роджерс состоял на службе в службе спасения.
☺ мы знаем, что Зейн не просто защищает существ и людей, остервенело разрывая глотки обидчикам, а прилагает огромные усилия к тому, чтобы существа и люди могли жить бок о бок, не скрываясь и не убегая.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Выше приведены те факты, которые известны, как жил и формировался Зейн – чистое полотно, которое должно потом стать захватывающим приключенческим фильмом.
Работа в ОС требует самоотдачи, поэтому хочется видеть Зейна не каким-то лошком, который подожмет хвост и переметнется на другую сторону, а будет стоять за идеалы организации и взгляды тех, кто в ней состоит (и свои собственные, разумеется) до последнего.

пример поста

Роберта фыркнула и резко села в кровати. Скромное ложе истерично скрипнуло, а раздражающе постанывающая курица под окном, как-то подозрительно резко замолчала. Ну, солнце уже взошло, а значит можно и не переживать. Роберта потянулась, покряхтела, похрустела косточками, поежилась, зевнула, и снова рухнула на подушку.
Пожалуй, эта небольшая гостеприимная деревушка стала первой остановкой, где Роберта действительно отдыхала.  Длительная и утомительная дорога, большей частью уже осталась позади. Ренхальт проводил свою дочь густым и вязким туманом, порывистым ледяным ветром. Аггелон встретил чужеземку тепло. Даже слишком. Почти что летнее солнце активничало от рассвета до самого заката, небо не проронило ни единой капли дождя, а аггелонцы благодушно улыбались. В общем, снова и опять Роберту впечатлил прием соседнего королевства.
К слову, в этот раз ее впечатлило особенно. Учитывая всю опасность путешествия (какая бы опасность не была, опасность она на всем Дивналте – опасность, а учитывая мировую обстановку… сами понимаете) путь Роберты на просторах Сессилта был словно шелком выстелен. С одной стороны – радовало. Напряжённое ожидание какой-нибудь подлянки из ближайшего рва – медленно исчезало. Зато ожидание «непонятно чего» - очень быстро нарастало.
Сессилт сам по себе место значимое. Именно его Роберта посетила, впервые путешествуя с табором Артани. Роберта помнила веселую ребятню, забавную Ласточку, которую Берта закормила теплыми булочками, а еще об этих местах напоминал небольшой медальончик, что привезла домой Роберта – на кожаном шнурке какой-то странный, не то круг, не то месяц. Сейчас эта безделушка болтается над столом в Сомельте.
Ах да, снова вернемся к дороге. В дополнение к «шелковому» пути, объявился намедни молодой человек. Приятный человек, довольно бегло болтающий на родном робертином языке, улыбчивый такой, компанейский, а главное умеющий выпивать. Помимо интересной беседы о погодных катаклизмах, и рассказах Роберты о ее путешествии (ничего не значащие мелочи под вкусные ребрышки и ароматное вино – самое то), а потом и известие что с ней, Робертой Нейманн хочет встретиться Некто.
Берта и бровью тогда не повела, отмахнулась и благодушно засмеялась – да с радостью!
Суть сказанного начала доходить, и то как-то доходить неуверенно, много позже. Да и особого интереса она не вызывала. Некто, заинтересованный. В трудах, научных. Багажом Роберты на данный момент был один полноценный научный труд, и откуда об этом труде известно этому Некто из Аггелона – она не знала. Впрочем, земля слухами полнится. Именно благодаря таким слухам и совершенно странным заметкам, найденным на дне привезенного из разрушенной церквушки на юге  близ Зурдинга сундука, Роберта оказалась здесь.
За размышлениями и пролистыванием кривых заметок в старом, исписанном вдоль и поперек, дневнике, Роберта забыла, что время – не стоит на месте. Солнце поднялось повыше, через распахнутое настежь окно поддувал ветерок потеплее, а к одинокой курице присоединились гуси, коза и, кажется, лошади, а еще ленивая утренняя суета хозяев.  Из трактира потянуло чем-то сладким…
Усилием воли Роберта заставила себя вылезти из постели, натянуть штаны, блузку и относительно причесаться. Пополоскавшись на заднем дворе в старой кадке, Роберта с глубоким чувством удовлетворения расположилась на кривеньком старом табурете, стоящем под полузасохшим деревом и практически пустившем в землю корни. Стянув старые ботинки, она подставила под солнышко голые ступни, растопырила пальцы и довольно зажмурилась – ни жары, ни холода – идеально.
И да – возмутительно вкусный хлеб, с непозволительно сочным куском мяса, да полная кружка разведенного водой ягодного варенья (честно стрельнутый с кухни трактира завтрак) – вот теперь точно – идеально.
Хозяйская дочурка вынырнула из дома и вприпрыжку заспешила к жующей северянке.
И так же быстро, после сдавленного кивка, заспешила обратно.
Нейманн никогда не суетятся. Потому что суета – она выглядит нелепо. А будешь совмещать тысячу дел – то ни одного толком не сделаешь.
Во двор вышли двое. Роберта мазнула по ним взглядом, промокнула губы краем полотенца (в который молниеносно упаковала надгрызенный хлеб), цокнула языком, и быстро спрятала босые ноги в ботинки.
- Добрый день, господа – Роберта широко улыбнулась, поднимаясь на встречу «господам» и опережая их в завязывании беседы. Судить о статусе она не взялась, единственное, что отметила для себя Нейманн было то, что на фоне своих гостей она слишком легко одета. – Меня предупреждали о чьем-то визите, но все равно оказалось как-то неожиданно – бегло заголосила Роберта на аггелонском. Но, каким бы ни был беглым ее язык, а уроженку Ренхальта в ней можно было вычислить моментально. Дело не только в акценте, хоть и легком, но слышном. Манера разговора и прохладные интонации (при всей импульсивности говорящего)… Южане мягче во всем.
- Так что прошу прощения за свой вид. Составите мне компанию за завтраком? – тут же предложила она, баюкая в ладонях «недобитый» кусок. – Не люблю вести беседы стоя, это как-то слишком нагнетает. – продолжила Роберта, забавно качнув головой. – Если вы меня, конечно, не арестовывать пришли. – засмеялась она. А ведь вполне могли. Вдруг – засланная врагами? И должно же быть объяснение такой легкой, без колдобин, дороги?

0

32


https://media.giphy.com/media/AfqvgB2e4L7k4/giphy.gif
Zach Galifianakis

► Имя Фамилия: Ross Irwin | Росс Ирвин
► Возраст: 42 года
►Трудоустройство: Продавец-консультант в парфюмерном магазине

► Вид: существо
► Легенда: инкуб

► Способности

Сверхъестественное очарование, легендарные таланты в соблазнении и возможность кружить людям головы как когда они в сознании, так и во сне. Детали продумаем вместе, если потребуется.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Кто не знает Росса? Да вся улица хоть раз перекинулась с ним словечком, поздоровалась, попрощалась, угостила пирогом или позвала на вечеринку (даже если она в честь похорон). Росси - душка и обаяшка, каждый думает об этом, когда видит его и возможно ещё пару минут после. Чем именно он цепляет людей никто не может объяснить. Феромоны, аура, щенок в качестве тотемного животного - все бабки под подъездом судачат об этом всё то время, что он снимает квартиру.
Марта тоже задавалась этим вопросом, пока не увидела Росса в одном из коридоров Освобождения Существ.
Так она узнала, что её сосед, у которого она периодически одалживала в прачечной то порошок, то кондиционер - существо. Более того, он инкуб.
Конечно, любая другая девица с района, где Марта росла, сказала бы, что кобелина, блядун, инкуб - один хрен ебливый козёл, но Марта давно приучила себя не поддаваться предубеждению и стереотипам.
Совершив каминг-аут как легенда спустя всего полгода после введения регистрации, Росс был рад встретить знакомое лицо в рядах таких же, как он. На почве этого у них с Мартой выстроились доверительные отношения и даже своего рода дружба. Во многом, конечно, благодаря теплоте и дружелюбной энергетике Росса, его неуёмному желанию общаться с людьми вне кровати, делиться своими чувствами, а не обмениваться жидкостями и, конечно же интересу к другим существам.
Марте легко с Россом, потому что он простой и честный, человек с большой душой и открытым сердцем. Ему же с Мартой комфортно примерно по тем же причинам - она не лжёт и принимает его таким, какой он есть.
Это ли не залог крепкой дружбы?
Что касается прозы жизни: Росс переехал в Эдинбург из Ирландии почти 15 лет назад и долго перебивался без работы - при наличии диплома химика его тянуло совсем к другим пробиркам. Росс обожал всё, что связано с парфюмерией. И, хотя по нему не скажешь, он большой знаток мира ароматов. Возможно, поэтому (да ещё и с толикой сверхъестественного обаяния) он быстро собрал по всему Эдинбургу клиентскую базу, которая с каждым годом только увеличивалась. Всё это время, трудясь продавцом-консультантом, он откладывал деньги на свою мечту - основать свой бренд духов. И, кажется, он уже близок к своей заветной цели.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Персонаж не претендует на пафос, скорбь и агнст, но он весёлый и уникальный, как снежинка. Его можно вертеть в любые стороны, добавлять ему пару-тройку серьёзных черт или драму в прошлом, но в настоящем он лучик света и кладезь юмора, который помогает не загнуться со всеми этими гражданскими войнами, противостояниями и прочим мраком. Я очень жду доброго, светлого и трудолюбивого персонажа с Мечтой.
Приходите, вдохните жизнь в этого обаяшку, а я обеспечу вас игрой, общением, чем захотите :з Контакты указаны в гостевой под именем "Марта"

пример поста

Люди были уморительными в своей тяге к саморазрушению. Войны, насилие, тотальное зомбирование такими благами технического прогресса, как радио и телевидение – ты даёшь им игрушки, а они находят, куда их себе засунуть, чтобы гарантированно сдохнуть.
Шон, бл*ть, обожал людей за это. Все эти грешники и шалопаи, психи и истерички – это же соль земли, её плоть и кровь. Правду всё-таки говорят, что от любви до ненависти всего один шаг – Риган прошёл его давным-давно, и если раньше он карал людей за их проступки, то сегодня он ими откровенно наслаждался. Все эти промахи – лишнее подтверждение того, что люди, в отличие от таких, как он, несовершенны. Как лабораторные крыски или морские свинки. Шон, бл*ть, обожал морских свинок, о чём всегда сообщал Доминику – у них были такие же смешные вихры на затылке, как и Уэлша. Шон находил это сходство смешным, Уэлш бесился как старый петух (каковым и являлся).
А ещё морские свинки были умилительны в костюмах. Люди в Хэллоуин были почти так же хороши. Праздники всегда воодушевляли Ригана. Его охватывало какое-то лихорадочное возбуждение и желание бурной деятельности. Работать, общаться, кутить – что-угодно, лишь бы не находиться в состоянии покоя ни секунды.
Поэтому, когда ему сообщили о дежурстве в ночь Хэллоуина, он пришёл практически в щенячий восторг и тут же принялся организовывать развлекательную программу для себя и коллег. Маскарад – то, что нужно, чтобы немного раскрепостить зануд-психиатров и хорошо провести время (звучит как анонс оргии, но для этого дерьма Шон уже староват).
Идея со жребием пришла ему в голову, когда он краем уха услышал, как хвастается своим будущим костюмом Уэлш. Доминик так распустил перья, словно резко из петуха переквалифицировался в павлина (хотя тот по сути тоже петушара, но это уже детали). Шон с наслаждением смотрел на то, как все сначала вбрасывали в шляпу бумажки, а потом каждый тянул свой жребий.
Доминик, конечно же, как всегда козлился, но Крампусу от души было поебать. Феникс всегда петушился, но жутко не любил оставаться в стороне от общего веселья, поэтому руку в шляпу всё же запустил. Шону не надо было заглядывать в бумажку, чтобы узнать, что там написано - выражение лица Доминика сказало ему всё и Ригану пришлось призвать на помощь всю свою многолетнюю выдержку, чтобы не заржать на месте.
«Нет, перетянуть нельзя, доктор Уэлш»
«Нет, прийти в другом костюме тоже нельзя, доктор Уэлш»
«Схожу *ячменя посеять*, только если вы покажете дорогу, доктор Уэлш»

С Домиником только такой подход и работал, Шон это давно понял.
В канун Хэллоуина он был во всеоружии. Он со всей тщательностью подготовил костюм и готов был нести его с достоинством и грацией многовекового мужчины.
В общем-то, всем, кого он встретил на своём пути к кабинету, его подход к игре понравился.
Да и, откровенно говоря, костюм был достаточно комфортным. Ну, парик немного кололся разве что.
О приходе Доминика, оторвавшего его от заполнения бумажек, которые он игнорировал по меньшей мере месяц, его известил запах. Первой мыслью было, что Доминик не стал приходить в костюме, а просто наконец-то скинул маску человека и показал свою истинную сущность. Но, когда он поднял голову, то понял, что ошибся.
По лицу поползла широкая, довольная улыбка.
- А зачем подтираться? Я думал ты сегодня всё будешь собирать в ведёрко, - Риган заржал и на всякий случай убрал бумаги в стол. С Уэлша станется поднасрать в буквальном смысле и вывалить всё это пахучее богатство ему на документы.
Собственно, увидев, как Уэлш водружает ведро с тихим стуком на стол, он понял, что не прогадал.
Скривившись, он попытался увернуться от синтетической лапы. Услышав вопрос о костюме, Риган закатил глаза и встал из-за стола, демонстрируя пышную юбку платья и гордо откидывая с плеч пряди парика.
- Бестолочь, все кроме тебя сразу поняли. Я мисс Скарлетт О'Хара, вообще-то. И я бы подумал о твоей выпивке завтра, но у меня доброе сердце к мелким тварям вроде тебя. Виски или джин? – Шон бочком двигался к спрятанному в нише книжного шкафа мини-бару. Юбка была не самой манёвренной одеждой для мелких кабинетиков больницы.

0

33

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ЦИТАТНИК
Выпуск №17
14.11.2018 - 12.12.2018

▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Тепло на душе, отсутствие мыслей, виски, прокладывающий согревающую дорожку к желудку, всепроникающий аромат кофе, даже голос Рут Эттинг, тихонько доносящийся из колонок, на удивление не раздражал (хотя вообще-то Аглаопе она не нравилась, уж слишком пискляв голосок, да и сама барышня была так себе) - все было прекрасно.

Charlotte M. Kane, who am i?


Вы выслушали меня Святой отец. Спасибо вам и помолитесь за свою грязную душу ибо скоро я выжгу её вместе с вашим сердцем.

Chasey Lain, isn't there a white knight upon a fiery steed?


- Я бл*ть ничего не говорю, - Доминик перестал смотреть на связанного мужчину и повернулся к Булману. - Хотя всё ещё считаю, что носки во рту - это омерзительно.

Dominic Welsh, He holds the gun


Животных не судят, а вот людей – постоянно. И каждый шаг человека сопровождается чьим-нибудь осуждением – ты мог быть лучше, ты мог изменить свои привычки, ты мог подстроиться под серую массу одинаковых, усредненных людей. Не соответствовать чьим-то стандартам – уже преступление… А когда ты к тому же контрабандист, наркоман, алкоголик, любитель острых ощущений и опасных развлечений…Всё, ты потерян для своей семьи и для общества, остаётся лишь кучка таких же как ты зловонных отбросов, веселых, похотливых и не ведающих слова «мораль».

Frederick Davis, What happens in Canada, stays in Canada


Допустим, это – я. – мой перст указующий упирается в фотографию, накрывая подушечкой моё же лицо. – Бабуля твоя, и правда стала жертвой моей невероятной харизмы, а ты – потомком случайного выстрела. И вот ты – здесь.

Keith Boolman, на золотом крыльце сидели


Заметив, как нервничает Фа рядом с ним, Цзыдань почти растерялся: будто он только и делал, что оценивал её и находил никчёмной.
Запугал ребёнка. Ясно же — запугал.

Li Jing, Возьми себя в руки, дочь самурая


– Работа. – Как бы подвела итог этому утру Сьюзен, опуская ноги на прохладный пол. Пусть каждый использует эту отговорку, чтобы избежать неловкой утренней тишины, что наступила сейчас между ними. Даже, если самой Сью второй день никуда не надо, но Алекс этого не знает. Алекс вообще ничего о ней не знает.

Susan Holm, Love me apocalyptic


Чужой страх – такой искренний, такой горький и такой плотный, – пугает, ласково и едва ощутимо задевая первородный и казалось бы рудиментарные инстинкты, стадной эмпатийной общности. “Страх – это летучая чума, не поддавайся или беги”.

Valentine Saint-Claire, - ты под арестом! - домашним?..


Что с ним делала эта птаха? Куда девалась вся мрачность рядом с ним? Как он мог не смотреть ему в глаза? Сун был его личным сокровищем, которое он оберегал, помогал хранить чужие тайны, запрятанные на глубине удивительно синих глаз.

Tyler Anderson, Come with me now


Запах свежего мяса, правда, будоражил обоняние и совсем не располагал к разговорам, что называется, «по-хорошему». Однако о погоде он сдержанно-вежливо говорить и не собирался, и о чем-либо еще тоже, да и намерений своих не скрывал - лицо доброжелательности точно не выражало. Оно вообще ничего не выражало.

Qi Donghai, or not


Отвергнутая, она вновь почувствовала себя незащищённой, что тотчас резануло по её самолюбию. Что уж и говорить о его словах! Эмилии хотелось одновременно оправдаться и запустить в него чем-нибудь потяжелее, лишь бы он перестал на неё смотреть так.

Emilia Hart, Неоправданные ожидания


Никто никогда не звонил мне в начале второго, чтобы сообщить что-нибудь хоть сколько приятное.
Еще ни разу ни чей звонок среди ночи не оборачивался ничем хорошим.

Newt Baker, call me friend, but keep me closer


Это все звучит так хорошо для остальных, так правильно, а мне все еще тяжело понять, зачем рассказывать все это  не особо подготовленным детям. С другой стороны, их фантазия еще не переполнена типичной жестокостью взрослых - это дает надежду, что они могут принять все более мирно. И они правда принимают - с восторгом, бесконечным количеством вопросов и визгом, что у них будет десерт на завтрак. Как мало нужно этим созданиям для счастья...

Beatrice Crowley, o, children


Чрезмерный оптимизм до добра никого не доводит, так ему всегда говорил Макс, так ему всегда говорит Джесс, отличающаяся не меньшей степенью отчаянной веры в человечество, и эту фразу он волей-неволей безуспешно повторяет себе сам раз за разом, когда волны надежд на лучшее накрывают его с головою.

Brice McIver, - ты под арестом! - домашним?..


Культурная жизнь Дублина прошла мимо в его прошлый приезд в столицу Ирландии. - О! Тут где-то есть бар в честь обезглавленной шлюхи. А вот с того моста наверняка прыгают самоубийцы.
Ну вот хоть что-то смог рассказать пингвинчику, уже не так все печально.

David Focker, Fuck Tinder


Другим Глеб не был — он мог и не оперу, на балет и даже культурно не бухать в ресторане, а смысл?

Gleb Strelkov, No, thank's


Ведь наше существование – это вечный прогресс. Стоит остановиться - и ты мертв, если не телом, то в душе так точно.

Rima Miyakawa, Sore wa chigau yo!


Она заглянула под крышу чердака и разглядела тонкие полоски желтого света, пробивающегося сквозь щели в дощатом полу — и потолке комнаты. Слышимость была хоть куда — оставалось качественно завыть: так, чтобы аж мурашки по коже.

Abigail Leary, Burn the hunter, shoot the witch


Сейчас он кормит тебя горячим супчиком, а уже в следующую секунду забивает до смерти ложкой. Ну или не ложкой. Да какая вообще в ж*пу разница? Мысли расплывались.

Simon Troy, misery


Сун знал название чувства, между ними, но такое его подтверждение слышал впервые.
«Любовь моя»

Zhou Sun Fei, Come with me now


Как много боли порой нам могут причинить бумажки.

Malcolm Montgomery, No grey


Как гласит один из основополагающих законов жизни – фигня случается. Правда, для определения того, что случается обычно используют другое слово, но оно никогда не нравилось Алекс. От него за километр веяло депрессией и безысходностью.

Alexia Johnson, Огонь, вода и медная труба


Айдан и правда сильно вырос в последнее время, достаточно, чтобы осознать, что они и сами те еще ублюдки, считающие, что тоже имеют моральное право решать, кому жить, а кому нет. Но те ведь первые начали!

Aidan Kells, thank you for taking a chance on me


Должно быть, очень увлекательное зрелище – стоящая вблизи от витрин девушка с аквамариново-серебристыми волосами, одетая во все темное и напоминающее то ли смесь вампирши, то ли чертенка (спасибо рожкам и накладным крылышкам за спиной), тупо таращится в телефон.
Дитя современности, как же иначе.

Eri Ozaki, Sore wa chigau yo!


Кики ждала, что вот сейчас он перережет ей горло от уха до уха, а потом выбросит где-нибудь в канаве и будет сокрушаться позже о том, как жаль, что хозяйку «Трясины» нашли в таком ужасающем положении.

Kiki Mora, Break me


Впрочем, вискарь помогает отпустить навязчивые мысли и немного расслабиться, что с мокрой заднице так-то целая задача.

Johann Bayer, No, thank's


Прямой же призыв к убийству, убийству одной из Легенд, её убийству, мог быть воспринят лишь в одном ключе. Как низкое и подлое предательство.

Sara Underwood, Тайна Найтингейла


Дальше я, как любой здравомыслящий человек, куривший на протяжении последних пяти часов и не особенно желающий общаться  с представителями «Гарда Шихана», толкнула мужчину со всей силы в грудь и побежала в сторону окна. К сожалению, то было закрыто.

Ursula Valerie Buckley, no justice


Подумать только - Великий Мерлин, укротитель драконов, советник королей, национальный символ и опора организации, призванной налаживать мир между людьми и легендами. И не смог нормально воспитать какого-то вшивого оборотня. Предпочел закрывать глаза на кровавый след, который тянется за ним каждое полнолуние. Интересно, что бы сказала общественность? Репутация действительно дорого стоит.

Walter Shaw, throwing punches


Прогресс раскрыл для Зверя новые горизонты и теперь он, кажется, может стать полноценным членом общества. В интернетах можно быть кем угодно, когда угодно и творить, что вздумается, а если делать все правильно - то тебе за это еще и ничего не будет!

Tate Archer, do you want to talk?


Очаровательно. История про то, как девушка трахалась с тобой за возможность доехать до нужного ей места - лучшее, что можно рассказать возлюбленной на утро.

Axel Aldridge, i'm in love with a whore


Если б он не был так занят продуцированием холодного пота, он бы оценил музыкальную последовательность событий: звон стекла, оборвавшиеся ритуальные завывания, истошное блеянье и – перекрывший все ночные звуки вопль.

Frank "Mama" Morton, Burn the hunter, shoot the witch


Заканчивать дружбу ей не хотелось в принципе, как и позволять это неизвестному здоровяку, который явно не умеет ни фильтровать базар, ни обдумывать свои решения. Или же это касается только Джесси?

Jessie Murray, Parties and consequences


Порой Каджун думала, что все иногда бывают как Фрэнни – раздавленными, развалившимися и убитыми чьей-то заботливой рукой.

Martha Cajun, Разница между силой и слабостью


Имя, которым назвалась домовичка, заставило Семёна слегка напрячься: уж не из Руси ли матушки родом? В данный конкретный момент времени, находясь так далеко от родины, ему вовсе не хотелось бы встречать земляков.

Sam Vurd, once in the evening


Для них она еще долго будет лишь чужестранкой. И все равно верит, что еще хотя бы раз или два с ней попытаются поговорить, попытаются понять. В конце концов, не выглядит же она настолько подозрительно? Может, стоило расплакаться?

Shimizu Yuki, Дорога в тысячу ли начинается с первого шага


Сила Сидни заключалась в чужих кулаках, ее сила жила в чужих словах – даже не сила, крыша, стена, непробиваемый, нерушимый купол. Вот только по боку этого купола поползла трещина, опасная, сквозь которую послышалось завывание и холод.

Sidney Yang, Разница между силой и слабостью


Больше говорить с ней он не намеревался аж до самого Эдинбурга. У младшей было достаточно времени побиться в истерике, смириться, покричать или даже попытаться выбраться из машины, если она этого хотела — Грегор собирался побыть молчаливым наблюдателем, почти палачом, что ведёт ведьму на эшафот перед ритуальным сожжением. И в ней, о да, было что сжечь.

Gregor Bjornstad, Неоправданные ожидания


А если кто-то странный, и к тому же ещё мужчина, плюсом не фатально страшный, то Аманда уже тут как тут, с любопытством вьется рядом, пытается понять, что ты такое и что с тобой делать, то ли флиртовать, то ли издеваться, то ли по яйцам посохом дать.

Amanda Candy, Ужин при свечах - завтрак при огнетушителях

0

34

https://69.media.tumblr.com/c1ad3eb9cb9fef55d37dd1200d0ef7bb/tumblr_pg1cdbwBod1qikn7xo3_540.jpg

https://69.media.tumblr.com/12109143a3887f73fa1cb1db14d50c0d/tumblr_pg1cdbwBod1qikn7xo4_540.jpg


Ben Barnes

► Имя Фамилия: Lucky Strike
► Возраст: 35-40
►Трудоустройство: Охотник подразделения зачистки Дал Риады, мои очень грязные руки.

► Вид: Человек
► Легенда: non

► Способности

Военная подготовка, опытный снайпер, мастер по умершвлению всего живого, козел, мудила, садист, джентельмен, хороший парень.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

- Вы убрали за собой? - Она не поворачивается в сторону охотника, едва трясущимися руками плескает в олдфешн джин. От этих людей Марии не по себе. От них пахнет кровью и запах этот слишком напоминает о её грехах.
- Конечно мисс Мери. мы всё убрали. - Он усмехается и неслышно подходит к ней со спины, перехватывает графин с джином и доливает ей. - Мы сделали всё что вы просили.
Его усмешку она не видит, но чувствует затылком. Хищный оскал, от которого по спине бегут мурашки. Это то что ей нужно, то, что она ищет.

Он не просто хороший стрелок или мастер своего дела. Он тот, кому действительно нравиться быть охотником, тот, для кого эта работа оказалась призванием. Его прошлое Марию не смущает и не волнует, по крайней мере на данный момент. Всё что ей действительно важно это его мастерство, молчание и преданность. Хотя преданность его весьма относительна. Мария очень старается, найти те самые ниточки, которые позже сплетутся на его шее в тугой поводок да ошейник, шипами во внутрь. Но пока, до этого слишком далеко. Мария не верит в преданность ради идеи или слепую поддержку, в то время как ему Мария просто нраивться. Нравиться что она делает, как она думает и то, чего она хочет, её идеи кажутся близкими, или по крайней мере не противорячят его внутренним. А ещё она втягивает его в какую-то очень занятную и очень опасную борьбу за власть и он готов сделать всё что угодно ради того, что бы выйти из этого раунда победителем, вне зависимости от того, кто займёт трон. Если возникнет необходимость, он перережет ей горло и с равнодушным видом будет наблюдать, как медленно гаснет жизнь в её бледных, лишенных блеска глазах. Но это всё позже, сейчас же он просто молча делает то, что она просит и ехидно хранит все эти тайны.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Несколько путанная заявка, но надеюсь суть вы уловили. Мне нужен жестокий хитрожопый гад, который какое-то время будет выполнять для меня всякую гаденькую работку, а потом будем играть в кто кого перехитрожопит.
По биографии никаких ограничений нет, мне важен характер и ваше желание играть. В связях и игре помимо меня не ограничиваю. Игрок я в меру общительный, терпеливый. Сама пишу в среднем от 3 до 5 тысяч символов, от третьего лица, от вас жду примерно того же. Перед тем, как писать анкету прошу скинуть мне любой ваш пост, дабы точно быть уверенной, что в игре мы сойдемся. Дама я не капризная, но всякое бывало.
Графикой не обеспечу, но закомфорчу по самое не балуй, закидаю хедканонами, заобщаю в телеграмме. Вне игровой активности от вас не требую, но было бы здорово иногда видеть вас в мыслях.
В акции всё обсуждаемо и менябельно, главное приходите, кричите в гостевой Машку и я тут же примчу к вам на медведях.

пример поста

Таксист не стал подъезжать к пепелищу.
Он что-то пролепетал, кажется, на арабском и поторопил Марию с оплатой. Мария в ответ лишь недовольно цокнула языком и брезгливо выложила деньги на переднее сиденье. Эдинбург хороший город, по большей части тут чисто. Не идеально, чужеземная грязь нет-нет, да норовит забиться под ногти, но точно чище чем в погрязшем в своём либерализме Лондоне. Хоть и говорят, что англичане чопорные расисты, шотландцы в этом плане импонировали ей гораздо больше. Они куда больше напоминают сбитое братство, с куда большем почтением берегут свою культуру, куда строже соблюдают свои традиции и как не печально намного ближе к вырождению. Какая трагедия, что к собственному счастью, она не одна из них. Таксист что-то лопочет на арабском, торопит её выходить и с суеверным ужасом косится в сторону останков мотеля. На несколько секунд Марии даже становиться его жаль. Чем человек глупее, тем больше в нём дикарского суеверия. Страх огня, страх всего неизведанного, страх перед бабушкиными сказками. Эта полуобезьяна боится пепелища, боится огня и страшных сказок, что так долго бродили вокруг этого места. Боится чудовищ, что прятались здесь и так долго притворялись людьми. Это так печально, что даже мерзко.
Мария хлопает дверью такси громко, словно загоняя обратно убогие суеверия, словно отгоняя от себя стаю диких обезьян. Ей хочется помыть руки, но всё что у неё есть это антисептик, что болтается на дне сумочки. Что ж, за неимением иных вариантов это тоже не плохо.
Останки мотеля выглядят слишком угнетающе даже по меркам Великобритании. Они окутаны призрачной дымкой, видят которую словно даже не все, солнце не проникает в обугленные стены и те, с ужасом смотрят на мир зияющими провалами окон, беззвучно содрогая воздух в своём крике. Мария ежится и убирает антисептик обратно в сумочку. Ей здесь не нравиться, ей здесь не по себе, ей здесь холод мнёт плечи и ластится под блузку. В очередной раз она проглатывает комок, что снова подкатил к горлу и вместе с ним проглатывает собственные сомнения. Это всего лишь развалины грязного клоповника, где бывшая хозяйка прятала таких же сирых и убогих как и она сама. Если чего-то здесь и стоит бояться, так это подцепить какую-то заразу, что чумные постояльцы могли оставить на своём стойбище. С демонстративной брезгливостью и кошачьей грацией она осторожно ступает на уже засыпанную мусором и обломками строения дорожку. Гаденько подкрадывается к уже издохшему хищнику, что бы убедившись в холодности его тела урвать от него последний теплый кусочек, из которого ещё будет сочиться пахучая кровь. По её меркам слишком малая плата, за жертву, которую Дал Риада будет приносить этому пепелищу. Уродливое и позорное пятно, на репутации тех, кто именует себя охотниками, вот только от дикого ремесла давно уже должен был отойти. Сейчас, вся их охота сводиться к политическим игрищам, хоть большинство тупых, непрошибаемых и неадекватных головорезов этого и не понимает. Больные фанатики и жестокие садисты, конченые либералы и борцуны за права меньшинств, агрессивные насаждатели справедливости и списанная солдотня. Они думают, что Дал Риада это они. Но никто из них даже и не думает о том, что из себя представляет их организация. Орган способный потеснить полицию на улицах Великобритании, силовая структура, что способна составить конкуренцию военным ведомствам, новая фигура на шахматной доске, что способна сместить короля и королеву, если попадёт в умелые руки. Мария привыкла считать свои руки умелыми, а мордашку симпатичной. так что по этим же причинам она считала себя в праве претендовать на новое, хорошенькое лицо Дал Риады, достаточно смазливое снаружи и при этом расчетливое внутри. Но до этого ещё ой как рано, сейчас же ей нужно просто разведать обстановку и нащупать рычаги давления. Если эту халупу и вправду спалили их полудурки, то необходимо с помпой и позором прилюдно наказать виноватых, а если же нет... то виноватых стоит найти и высечь на центральной площади города с ещё большей помпой. Может не в столь буквально-устаревшей форме, но бить стоит побольнее. Мария усмехается собственным мыслям и нашаривает в сумочке пачку ментоловых Данхил.

0

35

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ЦИТАТНИК
Выпуск №18
13.12.2018 - 17.01.2019

▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Если честно – пока всё выглядело слишком официально и правильно на вкус Аманды, но она была уверенна, что кто-то из этих политиков и бизнесменов просто обязан нюхать кокс в туалете отеля или планировать после официальной части лютую оргию. Но это, конечно, не на людях, не в главном зале отеля – тут всё будет правильно и торжественно до зубной боли.

Amanda Candy, Принцев мало и на всех их не хватает


Если бы они были знакомы, она бы не царапала ему лицо.
«Не факт».
Не пыталась бы утопить в ванной.
«Не факт».
Не тащила бы его бесчувственного домой - а вот это точно факт.

David Focker, boom shakalaka


В свою очередь по рукам Фрэнка, покрытым пластырями и ожогами, да по лихорадочному блеску в глазах было нетрудно опознать в нём химика. Ну или философа – по умению пить прямо с раннего утра, ещё не до конца оправившись от недавних событий ночи.

Frank "Mama" Morton, Миру-мир, студентам – beer!


Кто платит за ужин, тот даму и танцует, а что если платят не только за ужин? Что если от денег, которые тебе дает один конкретный весьма мерзкий человек зависит вся твоя жизнь? Звучит гаденько, почти мерзко. Наверняка его здесь ненавидят.

Maria Grey, Messing with the Enemy


Имя большого человека с черными волосами вечно превращалось во рту в кашу – получалось то Лелкс, то Леклс, оно никак не давалось неподатливому языку. Но Оззи очень старался, потому что большой человек ему нравился, а еще уголки его губ поднимались вверх, когда мальчик старался, и поэтому Оззи старался чаще.

Ozzy Kipling, World's best nanny


А ещё чтобы знать, в какие ночи запирать дверь на все замки. Он, конечно, живёт в хорошем районе, уровень преступности ничтожен на фоне остальных улочек Эдинбурга, но есть одна деталь, которая заставила его выработать эту привычку. Потребность в возведении баррикад, едва в городе запахнет дымом.
Доминик Я-бл*ть-ни-в-чём-не-виноват Уэлш.

Sean Reagan, Villain I'm Not


Все это было идеальной, но строго дозированной временной мерой, пренебрежение рамками которой могло привести лишь к раздражению и обоюдному желанию (стремлению) раскрошить друг другу черепа.

Valentine Saint-Claire, black & blue


Будь у Алекс шанс, она бы наверняка задумалась о том, почему женщина, утром едва проронившая пару слов, вечером вновь оказалась на её пороге, будучи всё также немногословна, но весьма красноречива.

Alexia Johnson, Love me apocalyptic


Интересно, насколько сложно сменить имя и сбежать в другую страну, куда-нибудь подальше, скажем, в Австрию?..

Brice McIver, - ты под арестом! - домашним?..


Эрик опустил взгляд, глядя, как переливается на холодном свету садящегося солнца маленький, полуразрушенный сугроб – очень празднично и, бл*ть, красиво до одури.

Erich Schwartz, starvation


На фоне легенд перестают бояться маньяков, убийц, воров и мошенников. Почему-то считают, что они – опаснее. Допустим, думают что эта вот птичка опаснее психа, которого выпусти из дурдома потому, что он стал спокойнее. Конечно, а вдруг она что-то сделает? А псих не сделает, он же стал спокойнее. А если сделает – так то не его вина. А вот она, с ней все иначе – чудовище.

Keith Boolman, Соседка лёгкого поведения


Нация Легенд… Звучит-то как. Если бы вокруг его окружала нация таких, как он, мононокэ бы давно повесился.

Miyashita Yasuhiro, Плохой и ещё хуже


Потому что вурдалаки тоже устают, и нечего по ресторанам так поздно шляться, можно и самим ужином стать.

Sam Vurd, Merry Krampus


Общество - всего лишь тупой сброд, где каждый теряет индивидуальность и проникается общей идеей. Где не нужно причин, чтобы разжечь ненависть.

Walter Shaw, No grey


Видно так старательно строил из себя любезного коллегу и соратника, что поверил даже кожаный мешок.

Xander Kayne, На дне бокала


Ребенок, не иначе. Наверно так она и будет к нему всегда относиться, как к большому ребенку с которым весело проводить время, который может отвлечь от всех печалей этого мира, который так искренне, так чисто и безоговорочно любит тебя всем своим наивным и чистым сердечком, с которым можно трахаться и просто прятаться в его теплых руках. Хотя последнее с ребенком не особо то и вяжется, но всё же...

Chasey Lain, i'm in love with a whore


«Сожри меня, бл*ть, уже за все грехи, пидорас *баный», - с этими мыслями Доминик взглядом проводил молчаливого Рейгана к окну, а сам опрокинул в себя плевок вискаря, которым так щедро поделился лучший, мать его, друг. Вторую порцию пришлось наливать себе самому и залить в себя так же быстро.

Dominic Welsh, Villain I'm Not


-Я наломал много дров, пока не научился контролировать себя, - признался он спокойно, бесцветно, без капли сожаления в голосе, - Но я уже давно не ем никого, кроме сволочей. Мужского пола, по большей части. Женщины мне нравятся живыми куда больше.

Frederick Davis, никогда не буду бабой, а уж тем более - твоей


- Я мало тебя хвалю за то, что ты иногда делаешь добрые дела, которые принесут тебе пользу? Неси дневник, дорогой. Где же он? - Вторая рука профессора ворошит бумаги, лежащие между ними, опять наводя беспорядок. - Где поставить зеленую галочку? Где ты обычно ведешь подсчет галочек, которые должны сейчас компенсировать помощь в создании того, что в будущем, с возможностями нынешней пропаганды и капиталов, может стать круче фашизма или ку-клукс-клановцев?

Malcolm Montgomery, No grey


- Ой, можно подумать – фыркает она, опуская руку после удачного броска. – Мыло опасно только в случае если ты за ним нагнешься. Но ты ж вон – бронированный. – Сидни шмыгает носом, резко одергивает расхлябавшийся мокрый халат. Ладно. Занавес. Перемирие.

Sidney Yang, boom shakalaka


О, этот запах он не спутал бы ни с чем и никогда – запах страха. Человеческие остатки рассудка пожимали плечами в недоумении – ну, еще бы, чувак только что увидел трехголовую псину, как ему еще реагировать? А песья суть класть хотела на все соображения, труся вперед – ну, он же помог, они же сбежали, какая разница, что там как?

Tony Russo, When the hounds are out


Свали подальше и не порти человеку жизнь, - охотник привык, что никому не нужен и не привязан и меньшее что он хотел - втягивать в свой черный внутренний мир совершенно постороннего человека. Но в самом деле... Было что-то в этом голосе, в этой фразе и в этом наклоне головы такое, что заставляло оставаться и продолжать разговор.

Wilson Foster, Время не лечит


Казалось бы, когда прожил на земле уже почти восемьдесят лет, должен был уже многое попробовать, мало что должно тебя задевать… Но когда при этом осознанно и надолго задержался в подростковом возрасте, осталось, пожалуй, еще несколько еще не полученных впечатлений и не испробованных вещей.

Aidan Kells, никогда не буду бабой, а уж тем более - твоей


Да уж, мир в котором мирно сосуществовали люди и легенды всё больше казался вымыслом идеалистов-романтиков. Быть может временно и удавалось добиться внешнего сходства. Но стоило копнуть чуть поглубже или вот так, невзначай, закрыть вкладку и тут же вылезала ужасающая подноготная. Существа заметно превосходили людей, и последние, чувствуя, что их время неумолимо подходит к концу, отличались паническими попыткам сохранить свою популяцию.

Emilia Hart, Пыльные тайны


«Только не сегодня», — последняя перед темнотой мысль казалась глупой. Грегору действительно не хотелось умирать сегодня. Сейчас. Не тогда, когда у его жизни наконец-то появился чётко оформленный смысл.

Gregor Bjornstad, Feed the Fire


Вид у мужика, открывшего дверь, был такой, словно это он сам себе звонок выжег – чтобы с людьми поменьше общаться и не тратиться на коврик под дверью, на котором будет надпись «Я вас не звал, идите *ячменя посеять*».

Martha Cajun, Lights Out


Что можно сделать за одну минуту? Пожалуй, всё, что угодно: убежать, опоздать, ограбить банк, почему бы и нет?

Susan Holm, Love me apocalyptic


Итак, что мы имеем? Нас обвиняют в похищении пингвина и еще в бог весь чем. Не удивлюсь, если под конец ночи на нас еще и  одиннадцатое сентября повесят. С них станется.

Ursula Valerie Buckley, Fuck Tinder


поверить не могу. ни в себя, ни в этот психопатичный мир.

Yolanda Holm, дом сломанных игрушек

0

36


http://s7.uploads.ru/sF60L.gif http://sd.uploads.ru/dI2U0.gif
Stephanie Beatriz

► Имя Фамилия: Кассандра "Кэсси" Доу
► Возраст: 37+
►Трудоустройство: сержант полиции Эдинбурга, помощник начальника на полставки

► Вид: крайне желательно оставить ее человеком, вариант с легендой (если прям вот ваще и прям совсем надо) будет оговариваться в частном порядке
► Легенда: к легендам (любых видов и форм) она относится настолько спокойно и ровно, словно знала о их существовании еще до Инцидента 2011 года.

► Способности

Военная/офицерская выучка, стрельба, знание самообороны и ведения боя, умение пользоваться полицейской экипировкой и инвентарем, вождение, возможно знание 1-2 дополнительных языков.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Кассандра – это воплощение строгой матери, которой детей заменили сотрудники полицейского управления. Она – это разум и трезвомыслие, вкупе с наблюдательностью и скептицизмом, силой которого может что угодно поставить под сомнение. Она убедительна (настолько, насколько может быть убедителен приставленный к вашему лбу револьвер) и как-то от природы харизматична настолько, что даже самые злейшие из сплетниц разговор о ней зачастую заканчивают нейтральным “...но все равно я ее уважаю”. Она четко отделяет работу от личного, и в целом те самые границы любит, особенно в том, что касается границ личного пространства – Кэсси искренне ненавидит, когда кто-либо к ней прикасается, особенно без причинно, особенно хватая неожиданно.
Проницательная и внимательная, она видит множество деталей так же хорошо, как и целое, многих читая как “открытую книгу”. И да, несомненно, она в большинстве своем спокойна, но то спокойствие – это умиротворение сверхчувствительного, заряженного и снятого с предохранителя автомата, и, поверьте, рука у нее достаточно тяжелая, чтобы выбить дух и дурь из любого, будь то обычный человек или страшнейшая чуда. Говорят, что когда Кассандра была маленькой, эфемерные монстры живущие у нее под кроватью жаловались ее родителям на то, что она на них смотрит с презрением – инсайдерская шутка управления, конечно, но к истине достаточно близко.
Кассандра, в большинстве своем, занимается административными делами управления, никогда не отказываясь, впрочем, от оперативно-сыскной деятельности, когда для того выдается возможность и подходящее дело. Откровенно говоря, она может дать фору многим детективам, баллистам и криминалистам. Ее не пугает ни вид крови, ни костномозгового месива, ни покойников всех видов, цветов, форм и запахов, а сложные, ступенчатые дела зачастую связанные с серийными убийцами и вовсе интригуют, вызывая в ней чувство азарта.
В департаменте ее лично и заочно знает каждая собака, но о ее частной жизни толком ничего не известно даже тем, кто общается с ней достаточно близко (насколько то вообще возможно) – она не треплется о личном, ни о прошлом, ни о настоящем, ни о планах на будущее, а если и делает это, то кратко, сухо и ужато. Возможно в прошлом она была оперативником, тренером или вообще балериной – этого никто не знает, а она подобного рода разговоров ловко избегает, не считая подобные знания хоть сколько-нибудь важными.
В целом Кэсси – это эдакий подвид огонь-бабы и сильной женщины, которой в целом как бы плевать на ваше существование, но при случае она не меняясь в лице может вас, как огнетушителем по тыковке огреть, так и дельный совет дать. У нее есть свои недостатки (включая вспыльчивость, из-за которой героически погибла пара компьютеров, стол, множество рамок для фотографий и целые полчища бумажных стопок), есть свои сильные стороны. Но при всей этой внешней невозмутимости и постной роже она вовсе не камень, а кремень, и при настроении спокойно присоединяется к общему веселью, даже если то нарушает какие-то там нормы морали или устав. Сбалансированная в характере своем, мощная и сильная умом да духом Женщина, с большой буквы “Ж”.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Нам с детективом Шварцем срочно нужен противовес нашему тупоголовому бойсбэнду “катастрофа на катастрофе”. Так сказать, воплощение “ушата колодезной воды за шиворот” (вероятно, буквально). И нет, речь не идет о няньке, которая будет за нами носиться, как за проблемными тугосерями, а о сильном, харизматичном и вызывающим интуитивное уважение друге, который, когда “все, совсем ж*па новый год, совсем старые умом тронулись” сможет этих двоих вразумить – словами или зуботычинами, не важно.
Что для меня, что для Шварца – Кассандра очень важный, сильно повлиявший на их отношения человек; в свое время она им обоим настучала по тыблоку и дала наставления, без которых они так и не сработались бы. Для Валентайна – Кассандра наставница еще с тех времен, когда он только-только заступил на службу (так что учитывайте, что в полицейском управлении Эдинбурга вы должны работать больше четырех лет, а в идеале – 6-7), которая когда-то натаскала его и продвинула для прохождение теста на сержанта. Для Шварца – она ученица (которая превзошла своего учителя), друг и когда-то (да и до сих пор) напарник на оперативных выездах. И несмотря на то, что она даже с ними держит лицо, их отношения это такой крепкий, чистый и полный самыми разными воспоминаниями “броманс”. С высшим начальством у Кэсси дела так же хороши – она состоит на хорошем счету и пользуется доверием, которым не злоупотребляет.
У нас нет для вас какого-то глубинного и определенного плана игры/сюжетной линии, но идеи для игровых ситуаций мы генерируем достаточно ловко и бойко, чтобы не дать вам заскучать. Так что не беспокойтесь за “писать анкету в пустоту” – в игру мы вас заберем, но обеспечивать ею исключительно от своих лиц не будем, развитие персонажа подразумевает игру с разными людьми, а разгуляться есть где.



Образ Кэсс, не то что базировался, а был прямо-таки сочно, мощно и бесстыдно слизан с образа Розы Диас из “Бруклин 9-9”, так что если вы смотрели этот сериал, то вам будет в разы проще понять какого плана и склада характера персонажа мы хотим узреть.
Имя – менябельно, но с очень громким скрипом сердец наших; мы с Шварцем очень придирчивы к именам, и выбираем его под характер и по звучанию, плюс оно упоминалось в игре (но это не так уж важно, в посте это и заменить можно). Фамилия — на ваш выбор. Внешность – вообще не менябельна, никак, нет, совсем нет, абсолютно нет, нам надо именно Беатрис и никак иначе. Вид – как упоминалось в пункте выше, мы бы хотели видеть ее человеком, но если вам жуть как хочется стать легендой (это мейнстрим, их тут толпы, а человеков раз-два и кончились), то советуем для начала обговорить это с нами (мной или Шварцем) и выбрать существо добронравное, возможно связанное с правосудием или справедливостью, как, возможно: Амат, сфинкса (помимо египетского, есть также греческий и индийский сфинксы), грифона, дракона, единорога, шелки, кун аннун (валлийские гончие связанные с Дикой Охотой), Глейстиг (она же Зеленая Леди) или Вулвер.
Мы любим Кэсси, как нашу злую мамку и веселую подругу, и хотели бы отдать ее в заботливые руки ответственного, инициативного игрока, готового развивать ее и ее историю, посредством самостоятельной игры без жесткой зависимости от нашего дуэта. Нам нравятся контактные, не чурающиеся общения в чатиках люди (нет, мы не балаболим 24/7, но как показала многолетняя практика – с социофобами и им подобными игру строить, нам лично, сложно), которые умеют и любят писать красиво и вдумчиво, а также умеют в разноплановую игру. Эрику все вкусно и оба мы спокойно относимся к форматированию текстов, но, лично от меня — пожалуйста, без лапслока – правда, очень сложно такие тексты читать, какими бы эстетичными они не смотрелись (ну можно не прям совсем без него, просто знайте, что один из ваших потенциальных соигроков будет просить классического оформления строчные/заглавные). От себя можем обещать общение, игру и красивые одежки для вашего профиля.
Если у вас остались вопросы – стукайте в гостевую за связью, или регистрируйтесь и стукайте прям в ЛС. Мы очень ждем.

пример поста (максимально ленивый мой минимум, ограниченный количеством символов)

Если бы Валентайн только мог – он бы молился, но состоящий с религией (и богом в частности) в статусе “все [ о ч е н ь ] сложно” все никак не мог припомнить ни одной толковой молитвы, да и, говоря честно, не особо старался. А помолиться было на (за) что: чтобы солнце прекратило печь; чтобы день прошел быстрее; чтобы никакой дебил не заставил его дергаться; чтобы сержант Уилсон (будь он, падла, неладен) с его мистическим пищевым отравлением получил по харе от кармы; и еще много самых разных “чтобы”, перечисление которых грозило занять добрую половину его рабочего времени.

На самом деле (в теории и явно, что параллельной вселенной) он сегодня должен был быть дома, – в управлении хватало людей, чтобы у каждого на неделе была пара выходных дней, – но Валу не дала покоя собственная гипертрофированная ответственность, вынудив впрячься за пиздобола и симулянта (он был в этом свято уверен) Уилсона, решившего отлынуть от обязанностей на лишнюю пару деньков. И по итогу всего этого перфоманса с загадочными исчезновениями и каплей совестливых мук, он вновь стоит посреди Королевской Мили, заживо коптясь на солнце в своей парадной форме (большой праздник, как-никак) на откровенно кислых щах и мастерски кося под статую.

Происходящее напоминало не иначе, как пир во время чумы, но раздражало не столько фактом своей неуместности (все-таки во всем этом действительно был хоть какой-то смысл, против которого Валу нечего было предъявить), сколько соответствующей и сопровождающей все это действо атрибуцией: толпой, галдежом, музыкой и всеобщим отупелым довольством, которое на фоне собственной пассивной агрессии логично воспринималось в штыки. После Форт-Бридж толпа и грохот вызывали у него откровенно смешанные и сравнительно неприятные чувства, которые спустя время пускай выветрились и стабилизировались, но все равно маячили в разуме изломанными тенями тревоги.

Хорошо было то, что ничего не происходило, то есть: ничего такого, что действительно заставило бы местных представителей правопорядка рвать волосы на жопе и бегать кругами. Все заканчивалось на стандартной помощи: масса ответов на вопросы (“а где…?”, “а как…?”, “а куда…?”), пара изъявивших сделать совместное фото туристов и одна многодетная мамочка, посеявшая одно из трех своих визжащих чад (нашли за девять минут у ларька с мороженным). Никаких тебе экстренных сообщений, стрельбы в воздух и поножовщины – это успокаивало, хоть и зудела в дальнем углу ума крамольная мысль о том, что произойди что-то подобное, то все было бы куда интересней (Валентайн настойчиво гнал эти мысли как можно дальше).

Вал смотрит на пришедшее от Шварца, трагическое: “ща ебнусь, спаси, цветочек” и чуть не сплюнув (вовремя опомнился), переводит телефон в авиарежим, убирая его в нагрудный карман – давно пора было это сделать. Тем не менее, в целом, с Шварцем он на удивление был более чем солидарен, даже несмотря на то, что тот малодушничал, ибо в данный момент находился не то дома, не то в управлении, не то у черта на рогах. В итоге, что пророк Моисей указав очередной туристической группке путь к уборной и дежурно улыбнувшись, Вал, оповестив ближайших коллег о временной отлучке, покинул пост, забурившись в переполненные недра ближайшего к его посту кафе (хоть какой-то толк от чертовой формы – пропускают), и подключив все свое обаяние выклянчил у девочки за стойкой не стаканчик, а вполне такой себе графинчик воды (“и льда, побольше, милая”), заняв стратегически комфортную позицию у панорамного окна, не прекращая наблюдать за улицей.

А на улице, как оказалось, было на что посмотреть даже особо не всматриваясь (все прямо под носом, на внешней террасе): первым на глаза попался гордо восседающий (на железном коне) в коляске шеф, в компании некоей, ему, видно, знакомой, особы; после – отчего-то смутно знакомый, подоспевший в ту же степь мужчина (укомплектованный тростью и служебной собакой); а еще чуть погодя, влетевшая во весь этот сбор собака (укомплектованная догнавшей ее девушкой). Забавно, конечно, но ничего экстраординарного, посему, понаблюдав еще какое-то время, Вал перевел взгляд на поток людей, теснее прижавшись к стене, чтобы лишний раз не отсвечивать и продолжил цедить ледяную воду, краем уха вслушиваясь в однообразные переговоры постовых, трещащие из рации.

0

37

https://i.imgur.com/rhLJt5X.gif

https://i.imgur.com/o9ER71S.gif

Jon Bernthal & Jake Gyllenhaal

► Имя Фамилия: my knight
► Возраст: 35-45
►Трудоустройство: В прошлом охотник подразделения зачистки Дал Риады. Ныне личный охранник Марии Грей.

► Вид: человек
► Легенда: non

► Способности

военная подготовка, широкий кругозор, крепкие нервы, стальная воля, собачья преданность.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

- Мисс Грей, позволите? - Он осторожно открывает дверь, но натыкаясь на её взгляд так и не решается зайти. При виде её холодных, равнодушных глаз внутри у охотника все сжимается. Мария Грей напоминает ему меч - крепкая, холодная, ничего лишнего. Она с о в е р ш е н н а.
- Нет. Не позволю. - Она сама застегивает платье, хотя и знает с каким трепетом он хочет помочь. Солдатне не положено прикасаться к столь нежным созданьям как Мария. Пусть радуется, что может просто находиться рядом с ней.

[indent] Её обязуют передвигаться с охраной. Мария не сопротивляется, она знает, что ей это действительно нужно. Знает, что если она не будет осторожна, то никогда не добьется своего. Если сраные животные, что возомнили себя равными человеку протянут к ней свои мерзкие лапы, то она умрет слишком рано. Она хочет думать, что может о себе позаботится, но слишком хорошо знает, насколько твари могут быть опасны. Спитфайер, что болтается в её сумочке может дать осечку. А вот Он нет. Он никогда не ошибется, никогда не промахнется, никогда не обманет и никогда не предаст. По крайней мере так о нем отзывается Уилсон Фостер, один из немногих мужчин, которому она доверяет. Мысль о том, что теперь за ней 24/7 будет таскаться солдафон Марии не нравится, её это раздражает и злит. Скрывать подобное она не считает нужным. А он же, он терпит всё, все прощает и молча бережет её. Марию это подкупает. О том, что когда-то потеряв всё, он обрел в ней новый смысл открывать глаза каждое утро она узнает уже после. Ему не нужна её любовь, да он и не требует, слишком хорошо знает своё место. Ему хватает просто возможности быть рядом.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

!WARNING! больная херня, возможна смерть персонажа.
[indent] Марии очень нужен кто-то по-настоящему преданный и верный ей, кто-то, кто по-настоящему будет о ней заботится и видеть в ней не просто суку, но человека, фарфорувую куклу, что так нуждается в защите, в трепетном и нежном отношении. Кому не нужно будет от неё ничего, достаточно просто нахождения рядом. Кто-то, кто умрет ради неё и будет этому счастлив.
[indent] Думаю, несмотря на путанность заявки, вы более чем уловили, что я имею в виду и какие примерно у меня планы. Это заявка не в пару, тут скорее безответная собачья преданность. Машке очень нужен рыцарь без страха и упрека, что будет смотреть ей в рот и к которому она со временем привяжется, как к домашниму питомцу, по достоинству оценив его преданность.
Несмотря на тяжелый характер персонажа игрок я контактный, в меру активный и терпиливый. Пока вы будете трепетать перед Маней в игре, я в личке буду цемать вас в нос, закидывать мемасами, хедканонами и всячески комфортить. Сама по себе пишу я в третьем лице, пост-два в неделю, в среднем 3-5 тысяч символов. От вас жду примерно того же, плюс  адекватности, желания играть, любви к персонажу и пробный пост мне в ЛС прежде чем писать анкету. Дама я не капризная, но бывает всякое. Будете активнее, я постараюсь поднаднажать, будете медленее, я подожду и не буду торопить. Помимо меня вам так же безумно будут рады мои коллеги и враги.
Биографию и прошлое персонажа оставляю вам на откуп, мне важны лишь отношения между героями.
Зовите в гостевой, я примчусь и украду вас в ЛС или телеграм.

пример поста

Тонкая, идеально выщипанная бровь едва дергается. Мария чуть поворачивает голову и меряет внезапно оказавшегося юношу взглядом, который с удивленного мгновенно меняется на брезгливый. Несколько часов назад она думала, что стать ещё хуже это утро просто не может. Может. Ещё как может. Этот тип. Наглый, напыщенный, хабалистый, полностью пренебрегающий рамками этики и приличия. Он мог бы испортить даже самый лучший день в её жизни, что уж говорить о сегодняшнем. Если бы Мария была молоком, то он одного только вида этого смазливого лица она незамедлительно бы скисла. Несчастный вечер испорченный не только несостоявшимся ужином, но и гаденьким поведением она отпустила уже на следующее утро. Переспав с неприятным воспоминанием она отправила в химчистку рубашку, на манжет которой попало несколько капель вина и сделала вид, что вместе с этим вином из её жизни исчезло и само происшествие. Сейчас же, во рту будто бы снова загорчила перемороженная говядина, что с пережарки распадается на волокна словно тряпки из шкафа её бабки. Кажется, теперь она знает какова на вкус наглость. Стервец снова вторгается в её личное пространство, вот так, с порога, даже не соизволив поздороваться, просто вываливает на неё свои проблемы. Мужчины, не умеют держать при себе две вещи, челен и своё на хрен никому не нужное мнение. Она непременно бы отрезала любые потуги на общение или даже попытки монолога в её адрес, будь у неё на это хоть сколько-то сил. Иногда намного проще пассивно поддерживать чужое присутствие, чем избавиться от него. Тем более, что сейчас у неё с собой не припасено даже бутылочки вина.
- В гибели чего либо есть некоторая красота, искренность. - Пустая шпилька натыкается на её непробиваемую броню. Мария стерва, она не скрывает этого, в каком-то смысле даже гордиться подобной репутацией, выстраивала её годами, пол жизни положила на возведение этих не прошибаемых стен. Её ничуть не оскорбляли и не задевали чужие выпады, эти обломанные ею орудия лишь укрепляли фундамент её защиты.  Но ещё Мария умная и когда надо свою сучизм засунуть куда подальше во имя благих по её мнению целей или личного спокойствия она его туда засовывает. От мелкой мухи, что с комариной шпагой крутится вокруг она просто отмахнется. - Пришли собрать ещё теплую падаль для вашей забегаловки? Не переживайте, мусорные баки кажется не пострадали.  - Ответ не заставляет себя ждать и неожиданная встреча уже рискует перерасти в бессмысленную словесную перепалку. - Или просто преследуете меня? - Острый взгляд на его руки, бровь дергается более удивленно. Жест странный, учитывая тонкости их знакомства почти даже не уместный. Осторожно, брезгливо, двумя пальчиками цепляет сигарету. Мама говорила, что брать всякую дрянь у незнакомых плохо, но её мать жалкая алкоголичка, что по молодости нагуляла на стороне дитятко и всю жизнь терпела унижения от мужа, что её не любил слишком сильно, что бы просто выгнать из дома с ублюдком.  Газовая зажигалка трещит бесцветным пламенем, прикуривает Мария легко, уже давно отточенным до автоматизма жестом, ничего лишнего. - Благодарю. - Струйка дыма торопливо поднимается вверх. Этот тип её нервирует. Этот тип так вовремя предложил ей закурить. - Знаете где владелец этого пепелища? - Похоже к погорельцу сегодня целое паломничество. Пропустить в этой очереди щегла вперёд звучит весьма заманчиво, в конце концов, если у него добрые вести, то это хоть немного взбодрит несчастных перед тем, как она вынудит их раскошелится. Если же плохие, то ей потребуется просто добить несчастных, а не производить контрольный в голову. Да и избавиться от липкого присутствия хочется как можно побыстрей.
Стандартный рингтон её смартфона кажется слишком неуместным в столь мрачное утро. С раздражением Мария осматривает экран. Маккалистер, ресторан.
- Слушаю вас. - Тон приветливо спокойный, хотя на лице нескрываемая гримаса раздражения. - Не сможете приехать? Как жаль что вы смогли сообщить об этом только сейчас, но конечно я всё понимаю, такой кошмар. Надеюсь выплата страховки не заставит себя долго ждать. - Стряхивает пепел с сигареты, с полным безразличием провожает взглядом белые крошки, что уже присоединились к своим старшим братьям на земле. - Вы можете перевести мне всю сумму на счет. Да, конечно я вышлю вам все реквизиты. Большое спасибо за понимание. Очень соболезную, всего вам доброго.
Мария вешает трубку первая. Она не в бешенстве, но уже изрядно раздражена. Ещё бы потратить столько сил и времени просто на то, что бы потаращится на обугленные стены. Очень так себе начало дня. Да ещё и в подобной компании.
- Старый пердун не приедет. - Окурок раздраженно летит в зияющую пасть дверей.

0

38


https://66.media.tumblr.com/f6338240aa36570d987f93462748ec02/tumblr_oqf1j6R29x1vktjolo1_250.gif https://68.media.tumblr.com/3d24cf8b3254bc2aa159689ab1008bf5/tumblr_ogvd29VDxl1tikavso1_250.gif
Jeffrey Dean Morgan

► Имя Фамилия: Mr. Bjornstad
► Возраст: ~56 y. o.
►Трудоустройство: не принципиально

► Вид: человек
► Легенда: нет
► Сторона: остается на усмотрение игрока

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

«Понятия не имею, где ты живёшь сейчас и чем ты занят. Всю жизнь за словом «отец» скрывалась лишь размытый образ, придуманный мной для себя самого. Недостижимый идеал, нечто невозможно — тот, из-за кого можно так сильно ненавидеть; тот, кого можно бояться, иначе по какой причине мать могла не желать видеть меня в своём доме из-за одной только схожести с отцом? Не знаю, что у вас там произошло тридцать шесть лет назад и чем ты её так выбесил, только она до сих пор успокоиться не может. Я знаю только твою фамилию, уже лет семнадцать как и мою тоже. Я даже не знаком с тобой, однако в моих глазах ты — легенда. В смысле буквальном и переносном. Не верю, что ты можешь быть всего лишь человеком».

Неизвестно, до сих пор ли мистер Бьёрнштад старший носит эту фамилию, однако тридцать шесть лет назад, когда он был в отношениях со светской львицей из Бирмингема, он носил именно её. Были они официально женаты или нет — решать только игроку, но избавиться от результата этого союза у вас не получится. Результатом стал сын, ныне тридцатипятилетний, известный в определенных кругах художник и просто очередной фрик, информация о котором то и дело появляется на страницах интернета. Это его общественный образ, его собственная легенда для окружающего мира, на самом деле чадо намного сложнее — ведет двойную жизнь, терроризирует общественность и ненавидит людей.
Все эти тридцать пять лет персонажи не общались, не выходили на связь официально и конкретно Грегор не знает о своём родителе ровным счётом ничего. Однако будет не удивительно, если тот начал следить за жизнью своего сына после того как к тому пришла какая-никакая известность, всё-таки знакомая фамилия в пределах Соединенного Королевства бросается в глаза, а потом ещё и о его матери можно узнать, так и сомнений никаких не останется. Быть может, он и сам не знал, что у него есть сын — никто не запрещает разойтись с матерью до рождения ребенка. Придётся учитывать лишь тот факт, что в сознательном возрасте (после трёх-четырёх лет) Грег отца не видел и видеть не мог.
Был ли сын дорог отцу? Да, почему нет. У него вполне могли взыграть «родительские инстинкты», желание общаться с единственным отпрыском или даже давно затаённая любовь. Семейная. Если отец знал о своем чаде, то и следить за ним мог умышленно. А мог ли относиться к нему ровно? Вполне. Он мог искать того в корыстных целях, потому что сейчас Грегор едва ли знает в чём-то нужду и может позволить себе жить на широкую ногу, не особо напрягаясь.
Бьёрнштад старший так или иначе вынужден будет сыграть на другой стороне — его сын ненавидит людей, он выступает против них и ему будет откровенно сложно принять, что его отец является тем самым человеком. Это сломает его, разрушит тот идеальный образ и заставит задуматься. При этом человеком Бьёрнштад старший может быть каким угодно — от внезапно разделяющего взгляды сына до радикального ненавистника легенд. А может, если доведётся узнать о природе сына, ему захочется обвести его вокруг пальца и притвориться легендой, как знать.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Как видите, заявка достаточно гибкая. Я оставляю выбор типажа на усмотрение будущего игрока, потому что меня самого интересуют в основном отношения — хочется сыграть долгожданную встречу, сложность притирки спустя столько лет и даже конфликт, избежать которого с учетом связки легенда-человек будет проблематично. Я не ограничиваю вас практически ни в чём, кроме уже прописанных в биографии моего персонажа аспектов, но с легкостью помогу определиться с векторами, если вам того захочется.
Если вдруг: инцеста не планируется, отношения персонажей сугубо родитель-ребенок. Но ребенок недолюбленный ни одним из родителей, у ребенка проблемы с доверием и общение с отцом, будь он хоть трижды легендарным в его глазах, будет сложно и долго.
Внешность, имя — полностью менябельны, с первым придётся учитывать лишь факт схожести. Имя так и вовсе не принципиально, только фамилия (и та может быть изменена к настоящему времени и существовать только в прошлом).
От себя могу пообещать вам активную игру (пост или два в сутки от 4к символов и выше, в зависимости от обстоятельств), максимальную вовлеченность и теплый приём. Можно уйти как в отыгрыш личных проблем (а их может возникнуть очень много), так и во что-то более глобальное. Разберёмся на месте. Общение вне форума тоже могу предоставить, всем сердцем люблю чаты в телеге и какую-никакую связь с соигроком.
Кликните Гришу в гостевой, в общем, если вам пришёлся по душе старший. И я приду.

пример поста

Представление подходило к концу — Кейн и Уэлш уже пришли в себя, одинаково недовольные поведением заложников, а последний выживший из и без того скудных остатков Сиерры был всё ближе к настоящему сумасшествию. Дергался, нервно посмеивался и даже руки его начинали трястись.
Всё пошло не по плану в тот момент, когда Доминик свернул шею Ханны Макалистер, лишив медленно зреющий план Грегора всякого шанса на успех. Быть может, он и не планировал отпускать на волю ни её, ни О'Кэролла, вот только люди склонны верить в последний шанс, покуда у них ещё есть надежда. Что там бормотал про себя этот последний герой? Что она дважды в день связывалась со своим братом из Дал Риады. Бесполезная сама по себе, непроходимо тупая — она могла бы сослужить хоть какую-то службу, развязать язык одновременно и остаткам радикалов, и охотникам. Могла бы, если бы осталась жива.
Как там они говорили у себя в боевом? Ах да, диверсантов хлебом не корми, только дай взорвать что-нибудь. Как забавно, что из них троих он, капитан диверсионного подразделения, оказался единственным, кто никого не убил. Нисбета можно было не считать — того пытали без намерения убить быстро, а может и убить вообще, да и животное без языка едва ли могло оказаться полезным.
— Ты бы не о джинсах волновался, — фыркнул Бьёрнштад, наблюдая за недовольством своего коллеги. Готовый в любое мгновение покончить с О'Кэроллом, тот будто и не видел, что ещё немного и тот покончит с собой сам.
Первобытный страх в глазах человека не мог быть игрой, он действительно чего-то боялся. Возвращение домой или куда там он мог вернуться, не сулило бывшему террористу ничего хорошего — судя по всему, его и там могли вздёрнуть. Или по меньшей мере покалечить так, что смерть покажется избавлением.
— А о том, что тебя только что переиграла шайка людишек, — в его голосе слышалось недовольство, в изгибе бровей легко читалось разочарование. Он уже не обращал внимания на трясущегося в углу человека, глядя исключительно на боевиков. — От этой бойни теперь никакого толку, разве что о твоих штанах пожалеть, да о том, что по пустой голове Кейна снова кто-то ударил.
«Дети», — ему вспомнился давнишний, самый первый контакт с боевым подразделением, когда точно так же Грегор думал о Ксандере, желающем спасти всех, включая людей, в противовес возможной выгоде для Нации Легенд. Сейчас этот термин подходил ситуации как нельзя лучше — они могли играть с этими животными сколько угодно, могли развлекаться хоть до потери пульса, однако предпочли попросту их убить. Детям свойственно ломать свои игрушки.
Всех говорить об этом змей даже не пытался, зная, что станет только хуже. Кейн и Уэлш и без него разберутся, всё-таки они, как ни крути, далеко не дети — оба старые перечницы, сумеют как-нибудь осознать степень своего ребячества. Он не был их нянькой, он был всего лишь союзником.
Пламя давно потухло, на место любимых иголок или даже ножа пришёл пистолет. Грегор не собирался церемониться с О'Кэроллом — они, как он выразился, всё равно всё проебали. И если с тем, что придут за каждым в Нации ещё можно было поспорить, то с этим фактом — уже нет.
— Что ж поделаешь, — Грег усмехнулся, криво и жестко. — Придётся с этим жить.
И с невыполненным приказом, с отсутствием информации, с фактом того, что где-то там есть агрессивно настроенный охотник и несколько спонсоров, которым, быть может, не составит труда сколотить ещё одну Сиерру, — с этим тоже придётся жить.
Выстрел одинаково легко как разрезал повисшую в помещении тишину, так и лишил О'Кэролла жизни. Пуля вошла прямо в лоб.

0

39

https://69.media.tumblr.com/fbbc0c9d45e334bc1e8fb274231b8f6f/tumblr_pjj0wgxHDM1us57u5o1_540.gif

https://69.media.tumblr.com/9f8ec0688016eb40ccd5bbd8f771a6ab/tumblr_pjj0wgxHDM1us57u5o4_r1_540.gif

Emily Blunt

► Имя Фамилия: Carol Danvers
► Возраст: 35
►Трудоустройство: В прошлом пилот ВВС Великобритании, ныне охотник Дал Риады, старшая боевой группы по подавлению агрессии.

► Вид: Человек/существо
► Легенда: на ваше усмотрение.
► Сторона: Дал Риада, верит в возможность мирного сосуществования с существами

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

- Мисс Денверс, вы понимали, что ваши действия привели к побегу опасного преступника? - Глава подразделения по подавлению агрессии скребёт по женщине взглядом, практически срезает с неё кожу.
- Мои действия привели к спасению гражданских. - Не сгибаемая, твердая и крепкая как сталь, она словно не замечает упрёка в словах руководства. Мария ощущает с ней какое-то незримое родство, и от того она лишь ещё больше её басит.
- Мисс Денверс, вы слышали вопрос.
- Да, я понимала, что в результате моих действий преступник может сбежать. Но позвольте, обьяснить. - Глава подразделения сухо кивает, и он и Мария уже знают что они услышат на этот раз. Спасать. Конечно же она пыталась кого-то спасать. Им обоим это не понравиться, но сделать что либо они не смогут.
- Не переживайте. В СМИ представим всё в лучшем свете. Мисс Денверс у нас станет героем, не надолго конечно. - Мария скалится в самой ужасной из своих улыбок. Ни её ни Керол перспектива работать вместе совершенно не радует.

[indent] Керол Денверс, любимая дочка любимых родителей. Мама так хотела что бы она стала учителем. Папа пророчил карьеру врача. Когда Керол поступила в военную академию дома ахренели все. Больше всех папа, но даже он позже принял выбор дочери. С отличием окончив обучение она посвящает всю себя армии и самолётам. Ей нравится её работа, её устраивает её личная жизнь, устраивают отношения с семьёй. Керол счастлива, она готова работать, вкладываться и отдавать всю себя и отдача не заставляет себя ждать, жизнь складывается именно так, как нужно ей.
Всё идёт хорошо до 2011. После событий в Эдинбурге в армии все на уши встали. Всё чаще у них проводятся внеплановые сборы, всё чаще тренировки от базовых приближаются к боевым. Керол не нравиться происходящее, но поделать с этим она ничего не может, субординацию ещё никто не отменял. Переломным моментом становятся испытания в январе 2012 года. В отчете напишут, что пилот погиб из-за собственной ошибки, не справился с управлением. Керол же знает, всё было совсем не так. Там, в небе, там был кто-то ещё, она видела кого-то ещё. Руководство не хочет ничего слушать, они просто отстраняю её от работы и отправляют в отпуск на неопределённый срок, направляют к военному психологу.
[indent] Психолог ей не помогает. Ей кажется он делает только хуже. Керол давно уже винит во всём случившемся себя. В какой-то момент она начинает пить. Отношения с родителями понемногу разваливаются, её личная жизнь катится ко всем чертям. Спустя год случайная встреча в баре помогает ей наконец справиться со своей болью. Мальчишка-существо. Пьяный мучимый, ненавидящий себя. Это он тогда был вмешался в их учения. Не понимал что происходит, не смог справиться с проснувшейся сущностью. Керол хочется злиться на него, но она не может. Глядя на этого жалкого, терзаемого внутренними демонами сопляка ей становится его жалко. Она прощает его. И наконец прощает себя.
[indent] Ей требуется ещё год, что бы привести себя в форму. Обратится к наркологу, попытаться наладить отношения с семьей. В армию она уже точно не вернется, это слишком далеко от происходящего, они слишком абстрагированы. Вместо этого она приходит в регистрационный пункт Дал Риады.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Мне очень нужен идеологический противник в рядах Дал Риады.
[indent] Женщина, волевая, сильная, восхитительная. Такая, что готова повести за собой охотников сквозь пламя. Она уверена в себе, своих идеалах и принципах. Она не ненавидит существ, она действительно просто хочет помочь и верит в возможность мирного сосуществования. И она ненавидит Марию Грей так же сильно как Мария Грей ненавидит её. Два полярных мировозрения и две блондинки, что во имя своих убеждений готовы рвать глотки.
[indent] Я ищу свою Капитана Марвел, которую буду ненавидеть до зубного скрежета, но работать с которой буду вынуждена. для которой смогу стать Мунстоун (если вы понимаете о чем я)
В акции меняемо абсолютно всё. История приведена для примера. Имя для удобства (но если решите его оставить будет здорово). Внешность так же меняема, но это точно должна быть боевая блондинка (не Марго Роби и не Натали Дормер).
[indent] Игрок я терпеливый, контактный, в меру общительный и в меру активный. Пишу от третьего лица в среднем 3к-5к символов, могу больше меньше точно не выйдет. От вас жду того же. Если роль вам глянется, то очень прошу скинуть пример вашего поста.

Ты очень нужна мне.
Пожалуйста приходи поскорее и не дай устроить геноцид.
Пожалуйста.

пример поста

Невежество.
[indent] Невежество раздражало Марию куда больше хамства или безвкусицы. Отсутствие базовых знаний о мире в котором ты так любезно смеешь существовать, о том, что происходит вокруг тебя, по её мнению это было просто непростительно. в 2017 году, спрашивать, есть ли разница между законодательной и исполнительной разницей было равносильно утверждению что земля плоская. Ах да, она совсем забыла в каком безумном мире они живут. Кто знает, может он Бьёрнштад один из тех, кто живёт в своём крохотном мире, куда не проникает никакая информация из вне и весь этот окружающий мир его попросту не интересует. А может ему просто повезло в генетической лотерее, выразительная мордашка, наличие какого-никакого таланта ещё не говорили о наличии мозгов или желании ими пользоваться.
- Всё намного сложнее чем вы думаете. - Объяснять, что именно сложнее и кого именно она имела под этим, таким особенным вы, женщина не собирается. Грегор очевидно придерживается своих весьма узких и ограниченных взглядов. Обычно её деятельность направленна именно на таких, непонимающих, не сведущих, но очень старательно делающих вид, что они точно знают, что происходит и что они имеют какую-то свою, вполне конкретную и понятную позицию. Видимо даже в маргинальных тусовках местного населения нынче в тренде разговоры о происходящем на улицах. Впрочем, этим и повода особого не нужно, что бы ненавидеть действующую власть и нормальных людей, подобных ей. Обычно, её работа сводится к тому, что бы таким как он объяснять в чем разница, между действиями парламента, между действиями полиции и действиями Дал Риады. Но что-то она не помнит, что бы Грегор Бьёрнштад просил её о личной пресконференции, консультации по работе действующего правительства Шотландии и действиям охотником, тем более она не намерена читать ему лекции по основам права.
- Разницу знают и видят те, кому это интересно. - Она закидывает ногу на ногу, чуть наклоняет голову и смотрит куда-то сквозь него, будто бы на портрет, хотя смотреть там очевидно не на что. Просто грязный холст, что ж, в каком-то смысле в этом достаточно много если не самого Шоу, то как минимум просто политики. Быть может даже её самой.
[indent]  Последнее время ей поразительно везло, на мужчин, что не умеют держать при себе ни своё мнение, ни свои руки, ни самого себя. Ей норовили испортить то ужин, то деловую встречу, теперь ещё усложняли и самый обычный заказ простенького портрета. Мария Грей с удовольствием отвечала на подобные выпады и замечания, когда этого действительно требовала её работа, но сейчас это не вызывало ничего кроме раздражения. Как самый обычный попугай, он просто повторяет слова, что в его головушку вложили совершенно странные люди. Когда на улицах вот вот разразится гражданская война, между животными, что силой воли способны сравнять города с землёй и людьми, что в своих эксперементах с жестокостью, природой и наукой зашли слишком далеко и готовы жертвовать не только техническим, но и человеческим ресурсом, глупо говорить о том, что мы просто хотим жить спокойно. Высунь свою голову из задницы дорогуша и посмотри по сторонам. Ты уже под обстрелом, так что либо умирай под перекрестным либо бл*ть выбери уже сторону.
- Что бы не попасть между двух огней, нужно просто выбрать сторону. Когда в тебя стреляют не с двух, а с одной стороны шансов выжить заметно прибавляется. нейтралитет ничего не стоит во время войны. А уж поверьте, именно к этому сейчас всё и движется. - Это не запугивание. В этом нет даже намёка на угрозу. Она не провидица, но просчитать худший из возможных вариантов развития событий не составляет труда. Учитывая происходящее в городе, шанс сдержать тварей под контролем относительно мирными методами один из ста, в противном случае Дал Риаде дадут негласный карт-бланш на ужесточение методов задержания. Предупредительных выстрелов в воздух больше не будет. Огонь будет вестись только на поражение.

0

40


https://i.imgur.com/urUjPGJ.jpg https://i.imgur.com/3kA1z7u.jpg https://i.imgur.com/1SPuxgu.jpg
Patrick Wilson

► Имя Фамилия: Льюис Данн (Lewis Dunne)
► Возраст: ~38 лет
►Трудоустройство: кинолог в Дал Риаде

► Вид: человек
► Легенда: -
► Сторона: за контроль над Легендами

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Хочешь жить – умей вертеться, и Льюис вертелся как чёртов волчок, теряя в неостанавливающемся калейдоскопе, что, где, как и зачем он делал. Кажется, уже в колыбели он пытался выбраться и посмотреть на большой мир, вытребовать себе грудь с молоком повкуснее и арендовать другим детям игрушки под выгодный процент. Душа лёгкого на подъём авантюриста кидала из крайности в крайность, от талантливых начинаний к самым провальным идеям. Жизнь научила многим неожиданно полезным умениям, от таланта вести продажи по телефону до способности сбегать через окно арендуемой квартиры на крышу, а не во двор, где ждут обманутые клиенты.
Такая натура может привести здравомыслящего человека только в самое подходящее для неё место – в полицию. Полицейским Данн был отличным: неглупым, сговорчивым, хорошо разбирающимся в людях и весьма недурно умеющим находить выход из сложных ситуаций. Ну и знающим, что неутомимой душе в полиции всегда есть, чем заняться. Можно что-то купить. Можно что-то продать. Можно проявить сообразительность и выслужиться перед начальством, можно закрыть на кое-что глаза и заслужить уважение в совсем других кругах.
Можно увидеть такое, что перевернёт всю жизнь обычного человека. А ещё можно встретить кое-кого, кто при должном мотивировании сможет рассказать благодарному слушателю о Легендах, об охотниках, о целом мире, тщательно скрываемом от простых смертных. Льюис уловил в этом рассказе главное: да на этом можно заработать. И здорово развлечься, если не просто помогать заметать следы, но и порой принимать участие в самых потенциально прибыльных делах.
Помогать охотникам было здорово, но ровно до 2011 года, когда те вышли на свет не менее гордо, чем каминаутнувшиеся существа, и перестали нуждаться в дорогих услугах дорогого друга. Пришлось находить себе новые способы занять себя. Льюис и нашёл, такие, что вылетел из рядов полиции Эдинбурга даже не сразу, зато с грандиозным скандалом.
И вот – без работы и перспектив, с репутацией отпетого мошенника и, что хуже, неудачника. А у старого друга – государственная должность, льготы, пенсия по выслуге лет и увлекательные истории со службы, одна другой краше. Из минусов, правда, постоянная смертельная опасность. Но всё равно шило настойчиво кололо в сторону Дал Риады. Ну, допустим, не охотником. Кто вам там нужен, помощник кинолога? А у Льюиса как раз куча сертификатов о пройденных курсах, и не все из них даже фальшивые, и пёселей он любит. Ну или не любит, а хорошо дисциплинирует, что у вас там в вашей брутальной организации в моде.
Правда, после того, как по ряду причин старшие кинологи покинули охотников, Льюис остался один с кучей собак, а заодно с серьёзными перспективами потерять возможность отсиживаться в стороне, не участвуя во всё более агрессивной общественной работе Дал Риады.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Жду себе дорогого соигрока, который до 2011 года помогал избегать арестов и влезал вместе со мной в опасные, но крайне прибыльные авантюры, а на 2017 остепенился и стал взрослым самостоятельным мужчиной с целым ворохом собак, множеством нестандартных умений, полезных знакомств и весёлым задором.
У меня нет чётко прописанной истории наших взаимоотношений и планов на совместную игру, только образы, которые греют душу: я хочу уютные ночные посиделки в участке и наручниках с попытками оправдаться перед слишком уж много знающим полицейским, хочу весёлые и крайне прибыльные приключения, хочу разговоры за жизнь под ящик пива, хочу помощь в спекуляциях, совместное офигевание от того, что происходит в городе, и нестандартные решения, как бы помочь любимой Дал Риаде и себя при этом не забыть. Хочу приходить и гладить твоих собак. Могу и тебя погладить, хочешь? Я хочу. Впрочем, в пару не прошусь, но свою долю фансервиса точно стребую.
Персонаж вообще гибкий и под живого игрока подстраиваемый, главное – будь светлым, люби собак и не уворачивайся от объятий. Чрезмерно активного внеигрового общения не гарантирую, но за хэдканоны всегда рад перетереть, ну и хорошего человека грех не закомфортить в меру. Имя и возраст можно менять, человеческий вид – нет, внешность – нет. Я вообще буду рад видеть на форуме кинолога Дал Риады и Патрика Уилсона в любых видах и формах, но конкретно этот персонаж нужен мне именно человеком и именно с такой внешностью. Если хочешь, можешь быть не просто дрессировщиком собак на службе у охотников, но и, собственно, охотником. Но зачем тебе пистолет, когда прокачан навык «Артемон, отгрызи этой суке руки и ноги»?

пример поста

Фрэнк проверил ещё раз. Всё равно не сходилось.
Нет, конечно, охотники не могли считать каждый выстрел – а было бы неплохо, вообще-то. И даже каждую гранату не считали, невинные летние дети, не знающие, каково это, когда рука, потянувшаяся за взрывчаткой, натыкается на пустое дно сумки. Так что это было вполне нормально, если они приносили не то количество снаряжения, какое должны были, судя по их отчётам. Подумаешь, гранатой больше, гранатой меньше. Мама не контрол-фрик, ему не жалко. А перед начальством и бухгалтерией отбрешется за всё оптом, ему, прямо скажем, не впервой.
Но волновало другое: не хватало материалов для ловушек. Если сработало всего две: на входе, со светошумовой, и внутри помещения, куда загнали одного из террористов, значит…
Значит, ещё как минимум две осталось снаружи, по бокам. Их не разобрали и не вернули на склад, а теперь любой случайный прохожий может разлететься радостным салютом, зацепив растяжку.
Ну ладно, случайных прохожих там быть не могло, для этого место засады и подбирали максимально уединённое. Но всё равно проверить нужно было, неожиданности случаются на каждом шагу, да и нечего взрывчатке просто так где-то лежать без дела. Конечно, стоило бы послать туда охотника, который всё это добро и ставил, заодно и попеняв на безответственное отношение к выделяемым боеприпасам, но отряд уже разошёлся… Что ему, трудно сходить самому, что ли?
Да нет, вообще не трудно, не вопрос.
Тем более, на улице было так хорошо, так непривычно тепло; по-весеннему ярко светило солнце, пахло талым снегом. Зима, столь нервно-морозная в этом году, уже сходила на нет, и дышалось на свежем воздухе легко. Фрэнк добрался до нужного места в превосходном настроении. Сейчас осталось только деактивировать все ловушки, собрать их – и в бар, пожалуй. Праздновать неумолимое наступление весны, увеличение светового дня и возрождение природы. Итак, одна должна быть под углом к зданию, отрезающая пути к отступлению: осторожно, тут леска…
Нет, лески не было. Фрэнк, предельно собранный и внимательный, профессиональным взглядом окинул всё пространство – никаких ловушек. Обошёл склад – ничего. Осмотрел у примыкающего края забора – ничего, совершенно.
Так, бл*ть.
Похоже, кто-то из охотников решил, что остатки боеприпасов с задания можно смело забирать себе. Так вот, свежие новости: нихера подобного. Попросили бы – он бы, может, и дал. Может. Но вот так внаглую…
Неожиданный шум заставил его напрячься и замереть. Да, точно, помещение-то он и не проверил.
Склад был не заперт, и Мортон аккуратно заглянул внутрь, сперва осматривая всё на предмет ловушек, а потом уже перевёл взгляд выше, обнаружив перед собой…
Окей. Похоже, этот день будет один из таких.
На полу, согнувшись, лежал незнакомец, скованный по рукам и ногам эластичными наручниками, пропущенными через чеку гранаты. Схема простая и действенная, старая добрая классика, Мортон бы оценил, если бы граната, красующаяся у ног мужчины, не была ему так знакома.
- Что тут происходит? – удивлённо поинтересовался он, медленно входя внутрь и оглядывая помещение. Засады не было – если не считать за засаду лежащее в стороне тело, но опыт подсказывал, что никто не может так убедительно изображать половину головы, будучи живым.
Трупы, кстати, тоже надо было убирать, как и ловушки. Не говоря уже о живых людях или нелюдях. Всё было неправильно, и это Маме совсем не нравилось. Ситуация требовала срочного разъяснения. В его жизни бывали моменты, когда он бы порадовался связанному незнакомцу – да ещё и такому симпатичному – у своих ног, но сейчас во всём происходящем особо не было поводов для радости.
Пришлось стянуть с рук перчатки, присесть над мужчиной на корточки и глубоко вздохнуть, собираясь с мыслями. Вот почему все миссии, связанные с Нацией Легенд, всегда выливаются примерно во что-то такое? Вроде же всё было просто: получить наводку от осведомителя, устроить засаду, подорвать хотя бы парочку попавшихся террористов к чёртовой матери. Собрать несработавшие ловушки, убрать трупы – всё! И в бар, в бар, праздновать.
Серьёзно, создаётся впечатление, что кое-кто из коллег был прав: неладно что-то в Далриадском королевстве.
- Ты ещё кто такой? – наконец, сформулировал он, разглядывая незнакомца. Судя по ответному взгляду, тому всё это тоже не нравилось.
- Я Мама, охотник Дал Риады. Можешь меня так и называть… Дай-ка… - он аккуратно приподнял мужчину за плечи – чёрт, тяжёлый – и усадил перед собой, привалив к какому-то ящику спиной. Разговаривать с человеком на одном уровне глаз всегда удобнее. – Давай, не оставляй всё на мою фантазию, начинай объяснять.

0

41

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ЦИТАТНИК
Выпуск №20
21.02.2019 - 21.03.2019

▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Цветочек? Упаси Господь, она была не из тех девиц, что ассоциируют себя с красивыми растениями. Растения – безвольные объекты, совершенно пассивные, хотя порой и показывают чудеса упорства, прорастая в неожиданных местах. Но вот у Марты вся зелень упорно ассоциировалась в той, что выкуривали родители, заполняя сладковатым дымом всю квартирку.

Martha Cajun, Lights Out


Она хотела знать, что он счастлив, пусть хоть и с кем-то другим. Но КАК он был счастлив, этого она знать не хотела.

Cordelia Queen, Borrowed time


- Я не извращенец, я таксист! - взмолился лепрекон, всплеснув руками, отчего дилдо выскочил из ладони вместе с платочком и угодил аккурат по лбу клубному вышибале, который все неправильно понял, после чего шмякнулся о землю между мужчинами.

Paddy Mullen, sundown


– В деталях весь смысл, – произнесла немного понуро, но после тряхнула головой, будто послав себе невидимой укор, – Совсем неважно, насколько устаёшь, главное, что будет в результате.

Sandra McIntyre, When You're Evil


Все в Освобождении давно знали, что Мерлин одинаково ненавидел светские вечера и прекрасно на них смотрелся. Как и всегда, сегодня мужчина был очень гостеприимен, весел и скромен одновременно, как может быть только старый волшебник, считающийся одной из ключевых фигур Шотландской культуры и зевающий в бокал с шампанским у стенки с колоннами. К нему тянулись чужие руки и взгляды.

Malcolm Montgomery, Borrowed time


Было это иронией или нет, но выживание во всепоглощающем аду пламени на некоторое время охладило пыл дриады.

Sara Underwood, This town ain't big enough


Ради чего? Зачем? Потому что так сказали? Потому что – позвали? Нет, вовсе нет. Это не закрытый элитный клуб, куда можно прийти по приглашению, которое тебе тайно вручит какой-нибудь таинственный сэр в шляпе-котелке. И она не ручная скотина, которая бездумно поплетется навстречу протянутой ладони благодетеля. Она – кошка. Кошка, что живет сама по себе. Ради себя.

Sidney Yáng, Разница между силой и слабостью


Он позволяет другу (другу ли?) бить себя по лицу, оттолкнуть к стене, а в голове маленький таймер тихо тикает. Тик-тик-тик-тик… Доминик боится его. Совсем немного, но Шон читает это в его глазах, в том, как он выдерживает дистанцию, орёт ему в лицо свои оправдания (обвинения?), находясь как можно дальше.
Так дети дразнят большую собаку, зная, что их разделяет забор.

Sean Reagan, Villain I'm Not


Так их иногда называли - люди с особенностями. Легенд, живущих много столетий, многие из которых способны стереть с лица земли кучу народу. И сколько бы там кто ни кричал с трибун ООН и откуда угодно - люди их не примут, потому что люди их бояться.

Tony Russo, When the hounds are out


Прелесть свиданий на одну ночь в том, что чаще всего ты не успеваешь узнать, что твой страстный любовник не только хорошо целуется, но и гербарий из младенцев делает по субботам.

Ursula Valerie Buckley, The Perfect Wife


Валентайн же не делал ничего, просто смотрел, всматриваясь в помраченный блеск чужих глаз так, как только безумцы могут всматриваться в бездну. Бездна Эрика Шварца смотрела на него ответ, молчаливо обещая, что рано или поздно, но поглотит (сожрет) его заживо – во всех смыслах. Это почти льстило.

Valentine Saint-Claire, black & blue


Строго говоря, среди них дебил – каждый первый (и как только деньги умудряются добыть на все эти хоромы?), но этот дебил был особым, заковыристым. У него был… ну… как это называется… слово такое сложное, она забыла его, но суть простая – боялся он всего, яички у него сжимались от каждого шороха.

Eddie Shelby, A kind gentleman with a malicious intent


Только собирался ключ повернуть, так звонит Майк и как давай на меня орать, чтобы не выходил никуда, и что какой-то психопат очередной решил покушение устроить. А я ему и отвечаю, дескать, это классно, конечно, но я уже в машине служебной сижу, почти выехал с парковки. Он сказал не двигаться и сидеть на месте, кто я такой, чтобы спорить? Не хочется случайно остаться мокрым пятном на асфальте, Фрэнк, вот и сижу здесь, даже стараюсь не дышать.

Walter Shaw, ты что такой зажатый?


И пусть сейчас ему пришлось отступить, внутри все возликовало - легенда, мать его! Незарегистрированная! Да еще и с нападением на сотрудника Дал Риады!

Wilson Foster, Ну ничего себе сходил за хлебушком


«Вы друг друга целуете или едите?» - Аманда скептично наблюдала за происходящим, изогнув одну бровь и выражая этим всё свое недовольство и непонимание. У Уилсона были крайне странные методы.  То есть, никто не сомневался, что такое тоже прокатывает, но чтобы так стремительно…

Amanda Candy, Принцев мало и на всех их не хватает


Причард, даже и не зная, кем на самом деле является эта девушка, мог бы сложить два и два: девушка работает, банки с какими-то чистящими веществами в ее сумке… Наверное, можно предположить, что она горничная? Или еще рано?

Bran Pritchard, A kind gentleman with a malicious intent


"Вот и не побеспокоили соседей", мрачная мысль проскакивает в голове мимолётно, где-то сразу же после "сейчас меня всё же пристрелят, потому что пристрелить проще, чем спасти" и "я буду возмещать ущерб с ближайших шести зарплат, не иначе".

Brice McIver, - ты под арестом! - домашним?..


«Консу… что? Это что-то вроде кунилингуса?» - да с каких она гор спустилась, куни же не повод жениться! Да как и все остальное, собственно.

David Focker, The Perfect Wife


-Ч-что? – ошалело переспросила Эмилия. Нет, ей и раньше делали комплименты, и даже куда более оригинальные, просто… находили для этого куда более подходящее время. И не совмещали это с блеванием!!!

Emilia Hart, Partners in crime


Он хотел бы его сожрать. Отделить мясо от костей и долго, со вкусом их обсасывать и обгладывать. Лакать кровь с его ран, захлебываясь от ее сладкого, тошнотного вкуса. Вгрызаться удлиненными клыками в мягкую, сочную плоть. Его рот наполнился слюной, в кишках тихо и ласково заурчало. Валентайн поднял на него, наигранно расслабленного, с выражением глубокой задумчивости на лице, свои невозможные глаза, и в этот самый момент Эрик понял, что пропал.

Erich Schwartz, black & blue


В Дал Риаде все знали, что с Мортоном нельзя играть в gay chicken, он всегда выигрывает, так или иначе.

Frank "Mama" Morton, When the hounds are out


- Иногда мне кажется, что ты разумнее многих, Айдан, - задумчиво произнёс Девис, -То есть ты, конечно, ушибленный, но остальные…остальные ушиблены намного сильнее.

Frederick Davis, thank you for taking a chance on me


Кто бы мог подумать, что за его мягкой улыбкой скрывается совершенно неуместное влечение. Кто бы мог подумать, что за ликом невесты скрывается родная кровная сестра, а за ликом художника — преступник? Никто не мог.

Gregor Bjornstad, When You're Evil


Да сколько же в ней сюрпризов-то?! Упоминание заведения, что проходило с делом, с сумкой с деньгами и длинными ногами прямо через мой кабинет, заставило сначала остановиться, а потом повернуться на пятках, шоркнув сланцами. Наверное – я удивился. По ощущениям – возмутился. Лицом – отчаялся.

Keith Boolman, ain't no rest for the wicked

0

42


https://media.giphy.com/media/mRF5V5JHsdF6M/giphy.gif https://media.giphy.com/media/NBgkNmZxRCfmM/giphy.gif
sasha luss

► Имя Фамилия: на ваше усмотрение
► Возраст: 23-25 лет
►Трудоустройство: какая-то из творческих профессий

► Вид: only!человек
► Легенда: -
► Сторона сторонница сосуществования легенд и людей [возможна волонтерская деятельность в Creatures Liberation]

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Говорят, что ты родилась под счастливой звездой. Преждевременные затяжные роды, опасность жизни и здоровью ребенка и матери, прочие осложнения не помешали тебе появиться на свет здоровой девочкой, пусть и с небольшим недобором по весу.
Ты росла в окружении цветов и животных: матушка - флорист, папа - ветеринар. Ваш уютный домик на краю Оксфорда всегда наполняли тепло, любовь и забота, и тебе казалось, что так будет всегда. Ты с детства любила рисовать, любила ухаживать за животными, помогая отцу, всегда хотела стать врачом или ветеринаром, но ближе к окончанию школы рисование тебя увлекло гораздо сильнее, а потому родители не были против, чтобы ты выбрала профессию, связанную с чем-то подобным.
На выпускной родители подарили тебе поездку в Эдинбург. Это должны были стать самые лучшие твои выходные, если бы не обрушившийся под давлением какого-то великана мост - событие, после которого мир узнал о существовании легендарных монстров и других существ. Удивительно, но тебя это не испугало. Трагедия огорчила, но не породила ненависти в душе - каждый имеет право на ошибку. За них нужно отвечать, но прощения заслуживают все.
Ты переезжаешь из Оксфорда в Лондон, успешно поступаешь туда, куда собиралась, начинаешь учиться. У тебя появляются отличные друзья, ты мечтаешь съездить в Мексику и Чили, старательно откладываешь деньги на свою мечту и гордишься сама собой. Помогаешь случайным легендам на улице, относишься
Мир из прекрасного места вдруг превращается во что-то пугающее. А всем виной дурная компания. Вернее, один человек, который заставил тебя бежать из города, бежать в Эдинбург - там, как ты думала, ты сможешь спрятаться.

Не смогла, никто не помог.

По крайней мере, до того момента, пока ты не постучалась в первую попавшуюся дверь в первой попавшейся парадной. Ты даже и не знала, что кто-то может просто взять и защитить незнакомку.

А он защитил.

Соломон. Тебе понравилось это имя, и ты полна благодарности за то, что он тебя спас, решил твою проблему, ничего не попросив взамен. Он даже разрешил тебе на какое-то время поселиться у него, выделил свою спальню, перебравшись на диван в гостиной. И в итоге ты остаешься у него уже два года или около того. Ты заботишься о нем, и совсем его не боишься даже тогда, когда стоило бы, а он отвечает так, как умеет, бережет тебя, дарит какие-то глупые мелкие подарки навроде множества тонких браслетов, которые теперь своим перезвоном на твоих запястьях радуют тебя и успокаивают его.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Обычно пишу от трех тысяч знаков, от третьего лица, равно, как и от вас бы хотел именно написания от третьего лица, с заглавной буквы каждое предложение [я слышал, что сейчас модно писать с маленькой]. Если вы любите оформлять посты гиф-анимацией и разными шрифтами, то против иметь ничего не буду. Если вам будет удобно, то могу и в птицу-тройку, и абзацы отбивать, мне не трудно.
В зависимости от загруженности в реале и в игре, могу писать от одного игрового поста в день-два. Могу с вами в спидпостинг, в комедию, в драму, в стекло и вообще все, что сможем придумать.
Касательно внешности - желательно оставить эту, так как на мой взгляд она отвечает хрупкости образа.
В целом, очень жду, обещаю любить и заботиться. Связь через гостевую, а потом можем куда-нибудь переместиться.

пример поста

[indent]- Привет, маленькая, как дела? - одного взгляда, одного вдоха достаточно, чтобы внутри стало гораздо легче.
[indent]- Хорошо, - она доверчиво заглядывает в его глаза, - Ты устал. Что случилось? - ей не надо быть существом, обладать какими-то особенными талантами, чтобы понять, что что-то идет не так.
[indent]- Я облажался, - Рэд качает головой и хмурится, а она ловит его за руку. Перезвон множества браслетов на ее запястьях успокаивает не хуже колыбельной или какой-то старой песни.
[indent]- Так бывает. В следующий раз сделаешь лучше, я обещаю, - маленькая улыбается, а он прячет нос в ее волосах. Вильнул бы хвостом, если бы мог вот прямо сейчас.

[indent]Соломон рассматривает Марию спокойно, немного даже равнодушно, но даже в этом состоянии ни от кого не может укрыться раздражение волка - Зверь, мечущийся внутри, царапающий грудную клетку острыми, как бритва когтями, просящий дать Соломону откусить этой суке голову, чтобы она больше не смела кривить свои идеально накрашенные губки то ли в презрении, то ли в негодовании - скорее, конечно, и в том, и в другом одновременно. Надо же, какая многофункциональная девочка: одним и тем же ртом может и мило улыбаться в камеры и объективы фотоаппаратов, и выплевывать язвительный комментарии в адрес кого-то из охотников. Всегда легко отчитывать кого-то, когда ты сидишь своей жопкой в кресле в условиях кабинета и никогда не была там, где тебе могут отстрелить руку, ногу или отгрызть голову, выплюнуть ее и пойти дальше.
Соломон рассматривает Марию и представляет себе, как он мог бы взять ее за шкирку и вытащить в самый центр поля боя, где если не ты, то тебя, где тебя затопчут и даже не посмотрят, если ты не можешь твердо стоять на ногах. Обычно, если ты переживаешь что-то подобное и отделываешься только несколькими ссадинами и царапинами, либо каким-нибудь простым переломом или огнестрелом, твое мировоззрение круто меняется. Как минимум, ты начинаешь думать, что говоришь, пытаясь возить собеседника лицом в собственном дерьме.
[indent]- Я разберусь, - сухо отзывается он на ее комментарий и больше не удостаивает девчонку ни единым словом даже тогда, когда они выходят к представителям средств массовой информации, когда те начинают набрасываться на них с вопросами и как-нибудь колко пытаются попросить уточнить тот или иной момент произошедшего. Соломон молчит, внимательно осматривает каждого из собравшихся, всматривается в их лица и думает, что не отказался бы от очередного заседания военного суда, или снова оказался где-нибудь в горячей точке, снова бы пережил Вторую Мировую, но не вот это вот все. Почему? Потому что ему было противно. На войне ты убиваешь, пожираешь, отбиваешься от тех, у кого просто не было выбора, от тех, кто шел вперед и убивал тебя, защищая интересы своей страны, своей родины, какими бы искаженными они ни были. А собравшиеся в этой комнате лезут в стрелянную рану пальцами намеренно, намеренно в ней копошатся, чтобы точно убедиться, что имеет место внутреннее кровотечение, что пуля застряла где-то внутри тебя. И они не станут ее вытаскивать, нет - они протолкнут ее еще глубже, когда дело касается ситуаций, подобных тому, что случилось два дня назад по его - Соломона - вине. Они не исцеляют, они не священники на исповеди. Они - палачи и инквизиторы. А ведь и судить их не получается - Соломон прекрасно понимает, что это их работа, что это то, чему их учат в университетах, приправленное собственными опытом, наглостью и какой-то профессиональной деформацией, к какой склонны все люди.
[indent]Соломон предоставляет право Марии отвечать на адресованные ему вопросы - она читала его отчет, она говорила с ним до этого, да и, в конце концов, она - профессионал своего дела и сумеет сказать куда лучше, чем солдат.
Соломон переключается на другое, он осматривает каждого присутствующего, потому что Зверь внутри затаился, прислушивается и говорит ему - что-то не так, что-то совершенно не так, и это очень плохо. Аккуратно и практически незаметно стороннему глазу Соломон принимает такую позу, какая позволит моментально вступить в бой, защитить пресловутую Марию и всю собравшуюся публику. Не говорит он теперь и по причине того, что рот наполнен острыми, как бритва клыками. Оружие, ведь, ему не дали взять.
[indent]А зря.

вдохновение

https://gifimage.net/wp-content/uploads/2018/05/sasha-luss-gif-13.gif
https://i.gifer.com/YidT.gif

0

43

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ЦИТАТНИК
Выпуск №21
22.03.2019 - 22.04.2019

▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Если это и был оборотень, то его звериная сущность, скорее лабрадор, а не медведь. Рей сам не понял, как так вышло, что подозреваемый своевольно обернулся, еще и решив руки не закладывать. Готовый в любой момент нажать на спусковой крючок, он стоял как вкопанный и силился вспомнить, где видел парня напротив. Знакомое лицо, какое бывает у людей из рекламы хлопьев. Такие всегда рвутся помогать, их находят душой компании и они первые кандидаты на роль семьянина. Бессмысленный и беспощадный альтруизм.

Ray Nordman, Killing me softly


Но Александр так и не привык к посторонним разговорам, в которые его так усиленно пытались затянуть. А он обслуживал зачастую только девушек, причем совершенно безобидных и одиноких. Нет проще работы, чем использовать чужое горе. А Кирк и никому не давал обещания играть по честному.

Alexander Kirk, One Of The Drunks


- Да не бойся ты – это что, твоя первая бомба? Ну, у меня не первая, так что расслабься и наслаждайся зрелищем. Когда ещё увидишь такого профессионала за работой, - мимоходом потрепал он Майка по взмокшей шее, отходя к передней части автомобиля, - я с тебя даже плату за представление не возьму.

Frank "Mama" Morton, ты что такой зажатый?


Он как будто слышал зов сладенького откуда-то с первого этажа, там была кухня и холодильник, в котором томилась шарлотку. В том, что она вкусная, он убедился еще в первый день, Серена именно ею и пыталась его подкупать. Каждый раз работало, и Лукас просто смирился, благоразумно принимая подношения.
Пирог пришлось добывать самому. Ночью ведь все спят, никто даже не узнает, верно? Он тихонько приоткрыл дверь, воровато оглядываясь по сторонам. Этажом ниже раздавался зычный храп приемного отца, комната Серены была закрыта, а во всем доме стояла полная тишина – свидетелей его ночного преступления не будет.

Luka Morozov, family that you can choose


Он, в очередной раз, увлекся, забылся, заигрался, и вместо того, чтобы целовать протянутые пальцы, он заглотил всю руку по локоть, вцепившись острыми треугольными клыками в теплую плоть. И подавился ею. Плотью, рукой, пальцами. Собственной ревностью, которая, будто синтезированный в колбе яд, отравила его разум, помутила его, превратив серое вещество в розоватую, полумертвую кашицу. Эрик ослеп. Эрик оглох. Эрик онемел.

Erich Schwartz, black & blue


Кай какое-то время возмущенно хватал ртом воздух, а затем с громким "Ах, ты!" погнался за Мишей, намереваясь сыскать справедливости или хотя бы вытереть пятно на ковре этим самым котом. Миша на этот счет бы явно другого мнения, а потому не стал дожидаться момента, пока его применят не по назначению и бросился наутек со всех своих кошачьих ног. Вернее, лап.

Kai Nolan, Тайна дома с часами


Сквозь шум и крики толпы он слышит вопль Марии, запрещающей открывать огонь по твари, и даже где-то внутри благодарит женщину за адекватных ход мыслей: лучше пусть защищают ее, чем играют в имперских штурмовиков из "Звездных войн". Не то, чтобы Соломон сомневался в умственных и профессиональных качествах подобранной Дал Риадой охраны, но они уже сумели пропустить мимо ушей конкретного подозреваемого с конкретным фотороботом и даже конкретными снимками, сделанными разведкой, по которым работали уже оперативники из зачистки.

Solomon Red, сейчас ты получишь в рыло


− То есть проще кого-то обвинить, чем проверить головушку. Тебе, между прочим, повезло, что твои выкрутасы с ножом не стали всеобщим достоянием, − Сара фыркнула ещё раз. Ну где эти идиоты с телефонами выставляющие скандальные ролики, когда они так нужны? Где заголовки «охотник нападает на невинную легенду с ножом»? Грешным делом, стоило бы задуматься, что на серверах вроде ютюба далеко не всё так непредвзято.

Sara Underwood, This town ain't big enough


-Можете собирать вещи, мисс Кэнди.
Фраза звучит в голове на повторе. Стоило просто разозлить одного невыносимого невротика, милой, казалось бы, шуточкой. И всё. Как будто тихим кашлем сдвинула лавину, которая обрушилась прямо на неё.

Amanda Candy, One Of The Drunks


От этих вещей Марту стабильно мутило и тянуло что-то сжать до хруста. Чью-то ладонь, а лучше шею.

Martha Cajun, If I Never See Your Face Again


Признать собственное безумие – это вовсе не страшно; действительно страшно вдруг осознать, что ты наслаждаешься им, заживо снедаемый едким концентратом этого пьянящего, чистейшего наслаждения, что растекалось под кожей хитроумным токсином. Ломая. Извращая. Подчиняя. Страшно вдруг осознать, что ты (всеми действиями и жестами своими) добивался этого с самого начала: этих клыков в собственном мясе, этих когтей под собственной кожей, этого раздвоенного языка в собственном рту, этой чешуи под собственными пальцами. Страшно вдруг осознать, что под взглядом Бездны, под веянием влажного ее, жаркого дыхания, и от ее вибрирующего вдоль взмокшей кожи рокота – кровь вскипает в жилах, сухим, перекипевшим гемоглобином оседая изнутри вен.

Valentine Saint-Claire, black & blue


Он всё ещё не считал это плохой идеей. Может, слегка непродуманной – наверное, стоило взять не свой любимый джип, который изнутри теперь выглядел как жертва нападения свирепого хищника, а машинку попроще. Привыкший ездить на рыбалку в одиночку, Морозко подумал, что и с Мишей особых проблем не возникнет.
Их ведь и действительно не было. Многочисленные царапины не в счёт – мужчина был к ним готов. Не к такому количеству, конечно, но всё-таки готов и на домовёнка не сердился.

Ivan Morozov, Ловись, рыбка, не то хуже будет


Она поджала под себя лапы, вздохнула, обвила хвосты по боку, устраиваясь на одной из веток.
Все было так же. На двери табличка «закрыто». Все было так же. Но сегодня взгляд прохожих цепляло не убранство, не аккуратно выведенное чернилами меню, а заклеенное газетными листами окно. От стекла в нем остались только опасные острые зубья, торчащие из рамы.
А так. Все. Как. Всегда.

Sidney Yang, Is anybody out there?


- Хэй! - с сигаретой в зубах и уже второй бутылкой коньяка за этот вечер в руках Райс двинулся наперерез своему новому знакомому. Ему нужно было срочно поведать, что вот этот вот коньяк – огонь, а поющая в этом баре группа – дерьмо.

Adam Rice, Чего не помню, того и не было


Уходи отсюда Френк Мортон по добру поздорову. Убирайся, пока я ещё помню как любила тебя и как берегла. Как сладки были твои глупые песни и как постыдно лживы были мои рассказы. Беги от меня, пока ты ещё не доломан и не потерялся окончательно в бреднях странных фантазий, что будут преследовать тебя после любого случайного моего слова или прикосновения. Пропади с моих глаз, пока ещё не почуял за спиной утробного рычания да хруста собственных костей, после того, как на тебя навалится твой персональный Апокалипсис. Уходи, убирайся, беги, уноси свои ноги жалкий Френк Мортон, что так боится посмотреть в глаза неизбежному. Я любила и берегла тебя Френк. Я была рядом с тобой. И теперь ты боишься признать самому себе, что всё это время обманывался. Верь в это Френк Мортон. Верь в то, что это я не смогла с тобой ужиться. Я разрешаю тебе это мой дорогой Френк. И я прощаю тебя за это.

Chasey Lain, Тайна Найтингейла


Лука, похоже, вообще не беспокоился. Потому что интересовало его в данный момент явно только одно – чертово варенье!
- Ты серьезно? – недоверчиво переспросил Миша – и тут же обреченно ответил сам себе: - Ты серьезно.
Ругаясь и поминая на все лады неких яблочных наркоманов, не способных выжить без новой дозы, он все же повернулся к полкам, вспоминая, где же должна стоять злополучная банка.

Mikhail Morozov, особая русская пытка - тесной кладовкой


В её маленькой светлой голове и без того было слишком много тревог: ещё несколько тысяч фунтов не хватало на счету для оплаты обучения Эндрю, кредит за новую машину она, конечно, почти выплатила, но сын-то тоже скоро потребует свой личный автомобиль, начальство наседает, требуя проводить больше собраний без всяких доплат, и на будущей неделе нужно везти Эндрю к стоматологу, поэтому, скорее всего одно платье из планов всё же придётся исключить, а на воскресенье взять себе ещё одного ученика на частные занятия, ведь сыну тоже скоро понадобиться репетир для подготовки к экзаменам. Тем более, что он из университета сегодня, наверняка, приедет весь возбужденный и вдохновленный, наверняка с какими-то новыми желаниями.

Johanna Stayton, Как насчёт пустых обещаний?


В машинах лебедь не особо разбиралась, и делила их на "практично", "норм" и "а вот это выглядит круто". Может ещё могла определить Джип. Камаро Джека был где-то между "норм" и "круто", но Серена приличия ради впечатлённо приподняла одну бровь.

Serena Rose, Я вспомнил, я утюг не выключил!


Если бы Грегор Бьёрнштад не родился таким похожим на своего отца, если бы его отношения с матерью сложились иначе и он не уходил бы из дома, оставшись Уильямом Хартом, он наверняка пошёл бы в театральное. Его мимика на чужом лице казалась такой натуральной, досада и тень воспоминаний, пролегающая на лбу тенью и рядом морщин — такими живыми, словно он и впрямь был списанным полицейским, переживающим заново последние годы своей службы. Взглянуть на него со стороны — и не скажешь никогда, что это тридцатипятилетний мужчина в теле старика, а его потемневший, недовольный взгляд — всего лишь результат умелой игры.

Gregor Bjornstad, Blackened Heart


Требуется минута, чтобы уложить собственные ощущения если не в слова, то хотя бы в примерный концепт, доступный для понимания его кипящей в этот вечер от самого себя головы. И если совсем откровенно, ближайшее, что соответствует спектру физического восприятия сейчас - это не "я чувствую", но "я знаю". Он знает, где впиваются когти кошки, знает, что с её исчезновением выдирается часть перьев, знает, насколько близко к крыло стоит Валентайн, но вот чувствует разве что отдалённо вес кошачьего болтающегося тела, лёгких укол когтей параллельно с рывком пушистой от себя, сменяющиеся сплошным бесчувственным "ничего". Обернуться и посмотреть, что именно происходит, Би всё ещё не решается.

Brice McIver, - ты под арестом! - домашним?..


- Никаких лавочек! Спать на лавочках уже не модно! Где ты там живешь? - а вот и хороший повод присмотреться к этому Адаму, может, он водил его за нос всю неделю. Возникшая в пьяном мозгу Факера паранойя резко набирала обороты, напополам с любопытством. А руки не особо еще дрожали, так что нащупать бумажник с правами получилось без всякой неловкости. И ненужных вопросов, чего он шарится своими потными ладошками во всяких неожиданных местах. - О, и на такси хватит. Видимо, друг, ты эту свою бабу очень любил, - раз расщедрился на такой кольцо, которое уже неделю не пропивалось.

David Focker, Чего не помню, того и не было


Проблемы с отцом, трудоголизм и желание помочь людям - прекрасная история, мисс Грей, идеальная даже. Достаточно, чтобы создать образ глубоко несчастной, но целеустремленной девушки, которая искренне переживает за организацию, о помощи которой пришла просить. Браво, мисс Грей. Будь здесь сейчас Дункан и Макдаффи, они были бы сражены в самое сердце. История, затрагивающая именно те аспекты, которые люди хотят слышать, на которые обращают внимание. Умная девочка.

Walter Shaw, Change of scenery


В общем рожа Булмана за время рукопожатия и путешествия лифчика с плеча в пальцы гостя и обратно, успела отразить такую гамму чувств, что Риган, как минимум, должен был сам извлечь из своих широких штанин поллитра шотландских вискарей.

Keith Boolman, болтик в гаечку


- Что значит «живет с другими птичками»? То есть. Он здесь? Как, черт побери.. чшшш! - Дэвид попытался что-то то ли промычать, то ли просто мне ладонь слюнями из измазать, но я чуть сдавила согнутыми пальцами его щеку и покачала головой, - тихо. Жена говорит.
И жена замолчала.

Ursula Valerie Buckley, The Perfect Wife


Несколько месяцев траура закончились, пауза приличия была выдержана, и Шеридан решила, что настало время освободить шкафы для ее собственных вещей - ярких и дорогих. Она ведь имела право, верно? Она донашивала этот дом за своей сестрой, появившись в нем в день ее проводов на тот свет и прочно в нем поселившись. Вошла в жизни его обитателей так же уверенно, как на ступеньки, которые вели к крыльцу, припыленному ногами гостей, пришедших на похороны блондинки. Она, черт возьми, была здесь для того, чтобы о них заботиться - и потому имела право.

Eleanor Sheridan, A sick sense of humor


Каждый раз одно и то же. Каждый думает, что ничего страшного не происходит - Доминик ведь регенерирует. А то, что никакая регенерация не уменьшает боли, никого не заботит.

Dominic Welsh, Villain I'm Not


Флеминг не соврет, если скажет, что хотел бы услышать об обвинениях в сторону Освобождения вместе с утренней газетой в понедельник. Внимательно вчитываясь в кричащие заголовки и фотографии, отдающие еще свежей типографской краской. Он бы покачал головой и промолчал вместо утренней беседы с детьми, взял бы машину вместо велосипеда и поехал сразу в офис. Он бы не был готов, но смог взять себя в руки.
К сожалению, он узнал обо всем вчера.

Roy Ethan Fleming, Is anybody out there?


- Делаем ставки через сколько парни начнут стучаться в двери возмущаясь, что мы долго возимся? - усмехнулась Мари растягиваясь на кровати. Они не были капушами, но были девушками, а раз так то следовало выждать какое-то время, прежде чем выйти из номера. Ну и переодеться тоже следовало. Но это все может немного подождать, а пока девушка просто валялась на кровати.

Mairi Morozova, Расскажи, Снегурочка, где была?


Интересно, видеть как умирают животные вроде него самого для Соломона тоже рутина?
Нравится ли ему видеть, как ещё теплый труп оседает на землю и выстилает себе погребальное ложе из собственной крови так же сильно как нравится ей выхлёстывать зарвавшихся журналистов?

Maria Grey, сейчас ты получишь в рыло


А потому по бесконечно печальному взгляду Кита он понял, что зря не купил пива – возможно сегодня малой кровью ему не отделаться, если разговор дойдёт до спуска в погреб Булмана (как бы это ни звучало, прости Господи).

Sean Reagan, болтик в гаечку


-Айдан…Ты точно в курсе, что у меня было много женщин, - начал он, - Но только одну я любил по-настоящему.
Звучало как начало длительного, сентиментального рассказа.
-И я сожрал её. Конец истории.

Frederick Davis, thank you for taking a chance on me


Мысленно Причард выдыхает, хотя напряжение все еще тянет мышцы внутри, пусть он и выглядит совершенно беззаботно. Рыбка дергает удочку легко-легко, и он начинает тянуть очень аккуратно, улыбаясь обезоруживающе (жена говорила, что эта его улыбка может сразить наповал любого).

Bran Pritchard, A kind gentleman with a malicious intent


В воскресенье, как повелось, происходят либо чудеса господни, либо библейский п*здец. В жизни Карлоса, как повелось, Господу места не нашлось, зато п*здец – красивый, словно фотокарточка зимнего (датского) леса – сам заявился на его порог; и не то, чтобы это было его личным выбором. Но он, впрочем, даже не был против.

Carlos Benevito, ведаю


У Айдана не было времени на раздумья, рефлексию и аналитику. Сначала он боялся потерять Фредди… Потом он снова боялся потерять Фредди, а потом думал, что его потерял, а потом боялся, что вот теперь он умрет прямо у него на руках… В общем, да, думать было некогда.

Aidan Kells, thank you for taking a chance on me


Я, знаешь, беспринципный мудак - лучше чужой х*й в руке, чем собственная шкура на барабане.

Tony Russo, When the hounds are out


Во мне сейчас - тишина двух тысяч лет, невесть откуда налетевшее беспокойство за его жизнь и жгучая ненависть брошенной сестры - целого брошенного умирать дома.
В моём сознании кроме его имени только то, что цепляется взглядом.

Agatha Wheeler, What’s happening, brother?


Некоторые вещи откладывать на потом было последним уровнем малодушия. К таким вещам Холле сурово относила работу, казни и разговоры по душам. Последние, к слову, казались ей куда суровее всех средневековых и не очень пыток, которыми была грешна европейская земля в те годы, когда она там еще жила.

Katharina Holle, шотландский скотч или американский бурбон?

0

44


https://i.imgur.com/E9Gygiv.gif https://i.imgur.com/F50jTOi.gif
Louis Hofmann & Annalise Basso

► Имя Фамилия: Jeremiah Marvin Fleming & Theodora Dinah Fleming
► Возраст: 19 (18.02.1998) & 16 (17.07.2001)
►Трудоустройство: Студент факультета искусств в Эдинбургском университете & школьница

► Вид: люди
► Легенда: -
► Сторона За мирное сосуществование, волонтеры Освобождения Существ

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Джерри и Дора - все что осталось у Роя с тех пор, как в июле 2005 умерла их мать. Возможно, он был не идеальным отцом, но он определенно старался дать детям все и воспитывать их без оглядки на прошлое горе. Говорят, отцам-одиночкам гораздо сложнее, чем матерям, якобы они не приспособлены выполнять столько обязанностей самостоятельно, но вряд ли младшие Флеминги могут согласиться с этим утверждением. Да, их воспитание и семья отличались от сверстников, но совсем не так, как может показаться. Во-первых, вместо матери с самого 2005 с ними проживала родная тетя, компенсирующая часть женского влияния. Во-вторых, Рой всегда общался с ними на равных и старался воспитывать на собственном примере. Они часто проводили время в суде, прекрасно знали основные законы Великобритании в целом и Шотландии в частности, но при этом были вольны выбирать интересы и занятия по собственному желанию. Не было, пожалуй, идеи, которую бы Флеминг не поддержал, и вопроса, на который он бы прямо не ответил.
Доверительные отношения и распределение прав и обязанностей - основа этой семьи. Именно поэтому, когда Джеремайа решил заниматься искусством (а не юриспруденцией, как ему пророчили учителя), это было воспринято с искренним энтузиазмом. Когда он поступил в Университет и решил заниматься волонтерством в Освобождении официально, был устроен небольшой семейный праздник.
Дора же, с самого детства хвостом следующая то за отцом, то за братом, всегда больше напоминала мальчишку. Подвижные игры, решимость и уверенное достижение целей. Она перепробовала все возможные спортивные секции уже к 14 годам, пока не решила углубиться в учебу и подготовку к поступлению. Дора, в отличие от брата, с юных лет очарованная атмосферой шерифского суда, решила идти по стопам отца с обычной своей уверенностью.
Младшие Флеминги с самого детства знали, что их отец не человек, они росли с этим осознанием, поэтому когда в 2011 легенды вышли из тени, это не стало для них шоком. Скорее новым огромным полем для деятельности и новых открытий. Они периодически проводили время в офисе Освобождения, перезнакомившись буквально со всеми, до кого могли дотянуться. Они же вызываются волонтерами, когда есть такая возможность, и штудируют источники мифов и легенд.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Как видите, заявка без особой конкретики (кроме имен и дат рождения, простите), потому что не хочется сильно ограничивать в плане характера/привычек/поворотов в биографии и т.д. Просто люблю своих детей и хочу их видеть здесь. Люди в мире легенд - это прекрасно. Люди, которые поддерживают мирное сосуществование и готовы за это бороться - прекрасно вдвойне. А еще у меня "убить пересмешника" головного мозга, поэтому прошу понять, простить и поддержать. Совсем не против, если Джерри вдруг окажется открытым геем (я же все понимаю, вы посмотрите на этого сладкого мальчика), или для Доры вы захотите сменить внешность (только, пожалуйста, обсудите это со мной), и вообще открыт к переговорам.
Динамичную игру не обещаю, по три поста в день выдавать не умею, оптимальный тем пост в две-три недели. Но без внимания не оставлю, проведу, помогу, подскажу и это вот все, можно не переживать. К тому ж есть тетя, которая хочет покушать стекла с Джерри и воспитывать Дору как мать. Еще есть прадед, которого тоже теоретически можно подоставать и прекрасный сосед Горыныч, который готов приглядывать за мелкими и устраивать им экскурсии в Полицейский Участок. У нас здесь весело и по-домашнему, так что просто ждем, верим, надеемся.

пример поста

Понедельники никогда не бывают легкими. Даже если этот день выходной или праздничный, он все равно будто бы отравлен самим осознанием того факта, что это - понедельник. Сложный, несущий на себе последствия выходных (которых всегда чертовски не хватает), выкручивающий все показатели на минимум, а порой и скручивающий людей совсем не фигурально. Рой обожал понедельники.
Во-первых, до обеда вокруг всегда было максимально тихо. Сонные люди, опоздавшие на автобусы, застрявшие в пробках из таких же уставших с самого утра, прикатывались на работу в состоянии близком к коматозу. Это давало минимум несколько часов продуктивной работы, пока все не просыпались настолько, чтобы вспомнить, что им от него тоже чего-то нужно. Так было в суде, так было и в Освобождении.
Во-вторых, понедельники несли с собой всегда массу новостей. Сводки за прошлую неделю, произошедшее в выходные, просто чьи-то впечатления от хорошего отдыха. Масса информации, которая снежным комом обрушивалась на голову, забивалась за воротник и замораживала уши. Прекрасное чувство осведомленности было тем, что бодрило и вызывало вполне понятное спокойствие. Его мир, чудом собравшийся по частям за последние несколько лет, снова приобретал строгие рамки, обрастал правилами и защитными барьерами, за которыми можно было чувствовать себя в безопасности. Плотные стены из привычек, ставших почти ритуалами - по крайней мере, по адекватности некоторые были очень похожи - охраняли внутреннее равновесие. Прочитанная с утра газета, еще две на работе, пара дежурных вопросов к коллегам, три стука перед входом в комнату, пять чашек чая за день, две таблетки по часам, полная проверка велосипеда раз в месяц, трапеза, только когда все соберутся за столом - Рой Итан состоял из сотен и сотен различных правил. И в них совершенно не вписывались потрясения.
Флеминг не соврет, если скажет, что хотел бы услышать об обвинениях в сторону Освобождения вместе с утренней газетой в понедельник. Внимательно вчитываясь в кричащие заголовки и фотографии, отдающие еще свежей типографской краской. Он бы покачал головой и промолчал вместо утренней беседы с детьми, взял бы машину вместо велосипеда и поехал сразу в офис. Он бы не был готов, но смог взять себя в руки.
К сожалению, он узнал обо всем вчера.
Все те эмоции, которые теперь вихрем вились в Штабе Освобождения, снося на своем ходу бумаги, канцелярию и детей до 12 лет, ему теперь казались преимущественно раздражающими и совершенно лишними. Сколько бы он ни пытался поставить себя на место каждого, сколько бы ни пытался оправдать то нервное напряжение, которое активно создавали коллеги по организации, у него совсем ничего не выходило. Флеминг смотрел на ситуацию с точки зрения обвинителя, он смотрел на нее как юрист, готовый выйти в суд хотя бы консультантом. Их дела не были плохи. По крайней мере, пока они сами не сделали их хуже. Освобождение сейчас напоминало ребенка, который учился плавать, и которому на голову надавили ладонью, погружая его под воду. В этой ситуации у них было, по сути, два выхода. Начать барахтаться и открывать рот, в конечном итоге захлебнувшись (плохая идея). Или задержать дыхание и подождать. Не оправдываться, не делать встречных заявлений, не выходить с протестами, всего лишь взять паузу и подождать. Собрать больше информации, найти союзников, докопаться до причин. Главное - отключить лишние эмоции, задвинуть их в долгий ящик и очистить разум. Звучит легко, не правда ли? Реальность показывала, что совсем нет.
Когда он идет по коридорам к переговорным, в нем достаточно мрачной решимости, чтобы сегодня же составить иск с обвинением в клевете. Неважно, насколько ты спокоен, насколько холоден твой разум, такое предательство становится резким ударом под дых. Освобождение скрывало данные? Пассивно пособничало Сиерре и убийствам легенд? А почему сразу не отдавало информацию из баз убийцам. Или не собирало свежезарегистрированных в грузовики и не отвозило на расправу к больным человеческим ублюдкам? От праведного гнева и оскорбленного чувства справедливости, у него болела голова и совсем немного дрожали руки. Это все напоминало один большой плохой сон, в котором ты обездвижен и бессилен, пока монстр подкрадывается к тебе со спины. Ты прекрасно осознаешь, что не можешь даже закричать, слышишь его, чувствуешь буквально всей кожей, ощущаешь как встают дыбом волосы на затылке. В таких снах Рой всегда предпочитал выбирать смирение. Никто не сможет тебе навредить, если ты этого не допустишь. Тем более, твое собственное подсознание. В жизни он, в принципе, придерживался похожих взглядов. Смирение и принятие того, что ты не можешь изменить. И прямые действия, когда можешь.
Он заглядывает в небольшую переговорную без особой надежды. Райан еще должен был быть здесь, кажется, несколько ребят из юридического блока как раз планировали устроить совещание, чтобы определить вектор дальнейших действий. Но только в какой из переговорных они это планировали - хоть наугад выбирай. Его вообще сегодня здесь быть не должно (слишком много дел в суде и очередное обвинение в сторону полиции), но разве мог он не приехать? Даже при том, что от него, кажется, сознательно скрыли место и время встречи. Говорили про какой-то там отдых. Странные люди.
Он стучит трижды, прежде чем делает шаг внутрь (с правой ноги, разумеется), но переговорная пуста. Если не считать склад различных материалов и девушку. - Прошу прощения, мисс...? - Он все еще держится за дверной косяк, замирая статуей. Если, конечно, у статуй бывают такие виноватые выражения лица. - Не хотел вам мешать, где-то здесь должно было быть собрание юридического блока... С вами все в порядке?

0

45


http://sd.uploads.ru/FKDse.gif http://s7.uploads.ru/jfMnv.png http://sh.uploads.ru/gV9wU.gif
freya mavor

► Имя Фамилия: Этель ¹
► Возраст: +/-100
►Трудоустройство: травница, создательница амулетов ² см. сноски

► Вид: существо
► Легенда: зелигена ³​​
► Сторона: Освобождение / нейтралитет и пацифизм ⁴

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

[indent] Этель – это воздух высокогорий, мягкий морозец первых заморозков, туманная дымка над рекой и перезвон серебристых бубенцов. Этель – это свет: теплый, ласковый и нежный, как неуверенные лучи утреннего солнца. Этель – это прощение, покой, миролюбие и светлая отрешенность от суеты. Она очаровывает без умысла, располагая мягким голосом, неспешностью и плавностью жестов. Она успокаивает, рассказывая забытые сказки и собственные сны. К ней можно отнестись равнодушно, к ней можно отнестись с недоумением, но ее невозможно ненавидеть; таких как она хочется защищать и оберегать.
[indent] У Этель – дом за чертой суетного города, и дом полон растениями, цветами и зверьми; в ее доме покой, вечная весна и нежный перезвон металлических трубочек музыки ветра, шорох перышек ловцов снов да стеклянное постукивание бусин. Ее дом похож на странную, увлекательную сокровищницу самой природы, в которой скопилась масса веточек, камушков, бусинок, бутылочек, цепочек, косточек, фигурок и книг.
[indent] Этель ведает о многом, но не помышляет злым. Она рисует, поет, танцует, вышивает, лепит и пробует всего понемногу; но лучше прочего – плетет и складывает амулеты, всегда светлые и всегда защитные. Этель ведает о многом и знает о том, что мир полон плохим; она знает, что в этом баланс и закономерность. Она любит всякое живое существо, будь оно растением, зверем, человеком или монстром, не пытаясь спасти всех, но помогая, как умеет и складывая веточки, камушки и бусинки в композиции, призванные помочь, подсказать и принять на себя первый удар.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Очень хочу видеть у нас это очаровательное, светлое и приятно-загадочное создание, ведь в круговерти насилия так мало нежности, а кому-то следует стать олицетворением ее и нести свет в безумные мир. Заявка писалась под давлением идеи и атмосферы, но без намека на сильную привязку к моему персонажу (впрочем, идеи на взаимоотношения есть, и если что, я готов стать вашим ручным рыцарем на полставки, потому что пока писал заявку, кажется, влюбился в эту девчушечку) так что будьте готовы к самостоятельному развитию персонажа и поиску игры (по началу, будет желание, мы с вами что-нибудь придумаем, в одиночестве не оставлю). При всей видимой пассивности Этель из нее при должном желании можно создать чудесного персонажа. В целом заявка гибкая, за исключением доброго нрава персонажа и ее деятельности связанной с созданием амулетов; в остальном вы можете перекраивать и переписывать все под себя: меняйте внешность, имя, фамилию, варьируйте возраст, создавайте историю своего прошло так, как вам заблагорассудится.
Я не прошу оповещать меня о желании взять персонажа, но если что, я всегда готов помочь с ее концептом и рассказать-расписать в красках любой аспект который вас заинтересует.

Сноски:

¹ — данное имя вписано исключительно для удобства, выбирайте то, какое вам будет по душе
² — помимо указанного, что железно имеет место быть, для повседневности я могу предложить такие варианты, как: работница книжной лавки, антикварного магазина, цветочного магазина, кипер в зоопарке; так же может быть волонтером в приютах, больницах, домах престарелых, ets.
³​​ — помимо этой легенды, могу предложить так же дриаду, нагу, хакатури, метсавайма, или любое другое добронравное (или относительно добронравное) создание, так или иначе связанное с хранительством и природой
⁴ — в Освобождении скорее всего занимает должность волонтера или сотрудника мед.блока; помимо этого подразумевается сотрудничество Этель с Дал Риадой, но звать вас туда я не буду, потому что этот нежный цветочек в табор богомерзких охотников, ну вот совсем никак уж не вписывается

пример поста

[indent] В такие моменты приходилось невольно (и недовольно) вспоминать о том, что не всем быть такими идеальными, как он сам. Человек задергался и закопошился, зарылся в трофейную тряпку эбеновыми, наверняка холодными ладонями силясь отыскать что-то сакральное и материальное, что могло бы облегчить ему жизнь. Карлос заерзал и досадливо поморщился, мельком думая о том, что при большом желании мог бы взвалить горе охотничка на плечо и оттаранить куда надо, что сказочную принцессу, но путем нехитрого анализирования всех имеющихся фактов пришел к выводу о том, что за такие вольности ему скорее напихают в глотку чудо-побрякушек, нежели погладят по голове со словами истовой благодарности. Приходилось терпеть и ждать  – заниматься теми двумя неблагодарными вещами, которые Карлос не любил, обремененный давно и глубоко засевшим в жопе шилом; и все же он терпел, пронизанный одолевающим его любопытством – охотник был занимательной человеческой особью, настолько занимательной, что интерес к нему перекрывал желание попробовать его на зуб.
[indent] ㅡ Кто бы тебе его еще доверил, дохлятина. Котов за хвосты трогать затея дурная, а за мой хвататься вообще затея смертельно опасная, поберег бы себя, ㅡ беззлобно огрызнулся он, поднимаясь на ноги и взявшись нарезать вокруг люка круги, мельком осматриваясь и рефлекторно принюхиваясь к морозному, свежеповатому воздуху, неприятно дергающему да кусающему за нос. Хотелось обернуться кошачьей ипостасью, согреться в тепле плотного, густого подшерстка и хвостом накрыть мерзнущий нос, но вместо того он лишь дергал плечами и продолжал мельтешить вокруг да около, понимая, что без необходимости это займет неприлично много времени, часть которого банально будет выброшена на ветер, к тому же стоило поберечь силы для встречи с потенциальным королем нынешнего упоительного вечера. Схватиться с василиском – это не х*й на коповской тачке намалевать, ей богам, тут можно и знатных пиздянок отхватить даже при учете запальчивой бравады и неистового энтузиазма, который разве что из жопы не лез.
[indent] ㅡ Да что ты говоришь, а я-то его не заметил. Еще чего умного ляпнешь или уже шевелиться начнем, нет? На дворе, напоминаю, не май месяц, ㅡ ерничает, не скрывая раздражения Карлос, остановившись на месте, фыркнув и мрачно посмотрев на охотниково сложное ебало – тот, кажется, увлеченно о чем-то думал и мыслями, судя по всему, был не намерен делиться (Карлос, так-то, не обидится, конечно, оно всё ему в хер не впилось). Маму разве что за смертью посылать, да и та в дороге сдохнет, пока он ее доведет всеми окольными путями и самыми безопасными тропками. Наблюдая сменившее тональность шевеление (в нем появилось больше целеустремленной осмысленности), Карлос остановился, подступая ближе и мученически постанывая, подзакатив глаза на очередной лишенный всякой полезности (во всяком случае для самого Карлоса) вопрос. Чтобы Мама там не планировал выяснить (а он, может, вообще ничего и не планировал, просто заполняя тишину своим голосом) – Карлос говорить не хотел, он вообще был хорошим парнем и больше предпочитал слушать о других, нежели п*здеть о себе.
[indent] ㅡ Услыхал, что из Рая сбежал самый прекрасный ангел и примчался за ним следом, не учтя, правда, того, что после падения с дохуя километров тот помнется, потеряв товарный вид и закоптится от вхождения в стратосферу. Если ты не собираешься прямо вот сейчас меня согреть вытащив из задницы обогреватель, то отъебись и двигайся быстрее, мясо, ㅡ продолжает сыпать вокруг собственным остроумием он, не словами, так невербальными жестами (трет ладонями плечи, переминается с ноги на ногу) демонстрируя, что “вообще-то, сука, да, холодно”, потому что мороз злой и кусачий, и ему совершенно не нравится стоять на месте, выжидая у моря погоды. Мама, правда, в рот хотел еб*ть его мотивирующие высеры и спускался в темный зев, словно воздушный танцор – не в смысле “изящно”, а в смысле “медленно от слова очень”. Карлосу приходилось осаживать и одергивать себя от искреннего желания наступить тому на пальцы, чтобы ускорить его схождение раза в два-три, но он знал, что такой его жест никто не оценит, а скорее всего ему еще и по шее надают за такие выпады.
[indent] Сам Карлос спустился достаточно быстро. Вновь заглянув в канализационный зев, рассчитал все с поправкой на надтреснутый лед и спрыгнул, мягко приземляясь на подогнувшиеся, амортизации ради, ноги. На льду его чуть скользко повело, но он устоял, выпрямляясь и ощущая, как расширяются зрачки, в чувствительные свои пустоты вбирая отблески света – ему для ориентирования в пространстве лишние девайсы были без надобности. Впрочем, не все складывалось так радужно, как того хотелось. То, что охотнику было “терпимо”, ему самому было подобно маленькой смерти – тошнотворное амбре немилостиво ввинтилось в ноздри, при первом контакте вынудив издать неприличный, задушенно-булькающий звук глоткой, прежде чем он смог совладать с собственной восприимчивостью. Омерзительно.
[indent] Ко всему прочему тоннель был узким и низким. Не то, чтобы Карлос страдал от клаустрофобии, но отчасти все-таки страдал, и это было застарелым личным, что рассыпалось древними, выцветшими уже шрамами по плечам и спине. Карлос чувствовал давление, он чувствовал себя неуютно, небезопасно и потому нервно, и будь у него, действительно, хвост, то он наверняка охаживал бы им себя по бедрам, вздыбливая шерсть и вздергивая верхнюю губу. От желания перекинуться (защитная реакция) жутко зудело во всем теле, но он сдерживался, лишь размеренно, монотонно дыша – это мало чем помогало.
[indent] ㅡ Хочу убраться из этой кишки, ㅡ ровным, недобрым тоном обозначил он, другими словами изъясняя свое жалкое: “уведи нас (меня особенно) отсюда, пожалуйста”. Он неотступно и почти неслышно шел следом, балансируя и сохраняя дистанцию достаточную, чтобы не терять охотника из виду и в тоже время не мешать ему. Продвижение по коллектору показалось угнетающей вечностью. В какой-то момент Карлос замер, остановившись и шумно потянув ноздрями воздух – вместе с еще одним приступом тошноты пришло понимание того, что запах другой Твари почти достиг своего апофеоза. Они были близко, очень близко.
[indent] ㅡ Расскажи мне о нем, что знаешь. Ты ведь охотник, должен же знать, а я с такими тварями раньше не встречался, да и на чтение литературы – ни времени, ни желания, ㅡ нагнав Маму, зачастил Карлос, стараясь снять с их временного союза хоть какие-нибудь сливки. Он понимал на что подписался и куда пришел, осознавая всю опасность затеянного “развлечения”, и потому, ему нужно было знать (хотя бы предположительно), куда вцепиться, чтобы наверняка пустить твари кровь, а потом дело оставалось за малым. Задумавшийся, он вовремя притормозил, ровняясь с остановившимся под нужным им (судя по всему) люком Мамой, и вскинул голову, прищуриваясь.
[indent] ㅡ Да, оно там. Массивное, тяжелое, неповоротливое. Я слышу, как скрипит его чешуя, ㅡ шепчет он, облизываясь и голодно сглатывая. Этой трапезы, – повези выжить, – ему должно хватить надолго.

0

46


https://i.imgur.com/xVyDPzX.gif https://i.imgur.com/qwdhag2.jpg https://i.imgur.com/01HACcy.gif
Iain Glen

► Имя Фамилия: Шеймас Маклейн (Seumas MacLean)
► Возраст: 50 лет
►Трудоустройство: глава бюро регистрации существ, член общественной организации "Освобождение существ"

► Вид: человек
► Легенда: -
► Сторона: за мирное сосуществование людей и существ

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

До создания Дал Риады в среде шотландских охотников ссоры были делом частым и привычным, но никто не смог посраться со всеми товарищами по братству так знатно, как это сделал Шеймас Маклейн. Прошёл уже десяток лет с той ссоры, а старые охотники, заставшие её, всё ещё плюются и скрипят зубами, вспоминая мудака, который сорвал всем охоту, дал существу уйти и сдал своих союзников Скотленд-Ярду – а потом ещё и сам туда ушёл, предатель.
Что тогда случилось, почему вдруг один из лучших эдинбургских охотников внезапно решил заделаться пацифистом – любовная драма, семейная драма? Встретил существо, которое не смог убить, проникся жалостливой историей, обнаружил, что близкий и дорогой человек оказался одной из потенциальных жертв охотников, встретил кого-то, кто показал возможность ненасильственного сосуществования людей и Легенд? Неважно, у него всегда моральные принципы были самые моральные, а белое пальто самое белое. И просто сказать «знаете, кажется, убивать существ – это больше не моё» ему, разумеется, было недостаточно. Как недостаточно, по его же словам, не делать плохие дела, надо ещё и делать хорошие. Потому что вся эта чушь про «не бывает хороших и плохих людей» – для слабаков, которые понимают, что если это разделение всё-таки провести, на хороших они никак не потянут.
А Шеймас Маклейн – хороший человек, улыбчивый, светлый, добрый и надёжный, но видит Бог, какой же он упрямый в своих бескомпромиссных идеалах. Удивительно, как его коллеги в Скотленд-Ярде не придушили. Но не придушили, и когда в 2011 году возникла потребность немедленно организовать хоть какое-то подобие порядка с регистрацией внезапно объявившихся существ, оказалось, что у одного человека уже есть и проекты, и идеи, и просто невообразимое количество сил и энтузиазма. Надо было бы – он бы справился и без финансирования от государства, и без поддержки Освобождения, но у него было и то, и другое.
Маклейн стал начальником не сразу, но теперь под его руководством бюро процветает. Конечно, проблем хватает: и с сотрудниками, которым непросто работать с Легендами, и с существами, которые далеко не всегда такие хорошие и покладистые, какими их хочет видеть общество. И не без конфронтаций с Дал Риадой. Но Шеймас неизменно отстаивает свои принципы и на работе, чуть ли не на каждой отдельной регистрации, и на общественных мероприятиях, куда его в последнее время всё чаще приглашают, и в личном общении с кем бы то ни было.
И готов доказать всему миру: люди достаточно сильны, чтобы не сражаться с существами, но защищать их.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Я хотел добра, ты хотел добра, так мы с тобой и поссорились. И уже столько лет прошло, давно стоило, как взрослым людям, разойтись по разным сторонам Эдинбурга и забыть друг о друге, но в обоих живёт неизбывное желание открыть дверь с ноги и объявиться на пороге с воплем «И ещё кое-что!»
Фрэнк импульсивный и склонен решать всё прямо здесь и сейчас, Шеймас тот ещё зануда, считающий, что нужно обсудить все вопросы и учесть все детали – неудивительно, что каждый раз, встречаясь, оба готовы проломить головой стену. Своей, чужую жалко: оба верят, что тот второй упрямый баран мог бы (мог бы!) быть нормальным человеком, если б перестал дурить и перешёл на другую сторону. В общем, ищу старого знакомого, чтобы при встречах всласть разыгрывать из себя разведённых супругов. Будем соревноваться, кто большая драма квин и кто кому в своё время смачнее в душу плюнул, что до сих пор не выскрести.
Но главное – сейчас в городе не то время, когда имеет смысл помнить старые обиды. Напряжение между существами и людьми накаляется, и надо находить в себе силы держаться вместе даже с тем, кого хотел бы больше никогда не видеть. В любом случае, когда внезапно обнаруживаешь, что вокруг тебя одни только существа, и не все из них хотят жить в мире, кому об этом пойти жаловаться, как не тому, кто уж точно не Легенда. Так что ты это, заходи, если чё. И только попробуй меня к себе не пустить, я тебе дверь вынесу.
Имя можно менять, но с учётом национальности: Шеймас гордый шотландец, килт прилагается. Будем мериться, у кого линия предков длиннее. Возраст менять можно, но несущественно: я ищу старшего товарища, которого, как и Маму, только могила исправит, и это исправление у нас, в отличие от большинства местных существ, в не такой уж далёкой перспективе. Насчёт внешности – я считаю Йена Глена идеальным вариантом для этого персонажа, но если есть вариант поидеальнее, я весь внимание. И вообще я очень, очень жду толкового соигрока, которому интересно играть во взрослых людей с их простыми человеческими страстями, обидами, надеждами и верой в добро. Так что всё можно обсудить и подстроить, было бы желание.

пример поста

О, он должен был догадаться. В какой-то мере он всегда догадывался. Но все ростки подозрений неизменно увядали, не получая должного внимания: да полно, они же друзья. Она бы сказала ему. Не то чтобы ей не хватало поводов, не то чтобы у них было мало моментов наедине. В любую из ночей, в каждом их разговоре она всегда могла это сказать – и раз не говорила, значит, нечего и подозревать. Ему может казаться, что она существо, но он знает, что, будь это так, она бы сказала. Она ведь прекрасно знает, что он понял бы.
Ну, последние новости: Чейс – существо, и она них*я не знает.
Маме, заткнувшемуся после пары попыток перебить разошедшуюся Лейн, остаётся только стоять, неуверенно ощущая себя в этом всё ещё качающемся мире, сложив руки на груди, сдвинув брови и стиснув зубы. Град обвинений ощущается жгучими искрами, бьёт больно, проедает себе путь до самого нутра, до того нездорового, взрывного, которое лучше бы не поджигать. Приходится сжимать губы в узкую полоску, потому что иначе он точно оборвёт эту её тираду, а стоит выслушать её всю, до конца, во всей полноте, без полумер. Приходится угрюмо смотреть в сторону и в пол, избегая взгляда Чейс: он знает, в нём будет та ненависть, которую он не должен впускать в себя, как не стоит подставлять динамит под разбушевавшийся огонь. И приходится сжимать пальцы на мускулах, напряжённо вцепившись в самого себя, потому что иначе они сожмутся в кулак, потому что он не поручится за то, что они не сожмутся на чужой шее.
Что она там ему пытается продать, что мир не чёрно-белый? Как ей сложно жить, скрывая, кто она есть, в мире, где ей больше нет опасности не скрываться? Что он только и умеет, что нападать первым после невинных шуток с накачиванием его наркотиками?
Правда, есть кое-что неожиданное – Магда. А что Магда? Она была подругой Чейс, не его. Довольно приятной, да, но если она повесилась, оставив записку «В моей смерти прошу винить жестокость этого мира, Дал Риаду и Фрэнка Мортона в частности», то *ячменя посеять* её и *ячменя посеять* эту её трагедию. Не могла всё это вынести – пусть бы шагала к психотерапевту, в Освобождении их сейчас хватает. Но нет, ему теперь в вину ставят ещё и депрессию какой-то малахольной девчонки, ну или сколько ей там лет на самом деле было, пара тысяч?
Нет, ненормально это, жить так долго. У любого крыша съедет.
Чейс заканчивает своё извержение настоятельной рекомендацией покинуть заведение – как будто правда верит, что он развернётся и уйдёт, не сказав ничего в ответ.
- бл*ть, - устало выдыхает он, поднимая, наконец, на неё глаза, перенимая эстафету. Ярости, бушующей в нём, хватило бы для обеспечения всей Шотландии энергией на год. Речей, какими хотелось разразиться, обидных ответов – их было больше, чем он мог бы сказать до окончания отведённого ему жизненного срока. – Вот сколько раз я всё это уже слышал, прямо слово в слово.
Стоит охотнику зажать Легенду в угол, как та сразу начинает играть в жертву. А некоторые, как показала практика, даже зажимания никакого не ждут, чтобы сразу облачиться в своё благородное лицемерие. Скольких он таких манипуляторов на охоте видел – больше, чем тех, кого после таких речей убил.
- Что ты хочешь, посоревноваться в том, кто сильнее проигрывает? Кто слабее перед чужой любовью к доминированию? Кому сильнее досталось? Конечно, это не вы начали. Это мы в своей узколобой паранойе решили, что кто-то убивает нас, питается нами, пользует нас. Огляделись вокруг и решили, что это невинные вампиры выпивают нашу кровь, а бедные оборотни, которые просто резвились под луной на лужайках, раздирают нашу плоть. Приносили вам жертвы, которых вы не просили – это вы принимали наших девственниц из вежливости – а потом, стоило ребёнку заблудиться в лесу и найтись по частям, мы сразу начинали искать виноватых и по ничтожности своей всегда находили виноватыми вас. И ведь века проходят, а люди всё не меняются, и я прихожу в бар хвастаться, что в кои-то веки мои друзья вернулись живыми после встречи со слабыми беззащитными Легендами, вынужденными жрать человечину из-за стресса, в который мы их вгоняем!
Фрэнк, поздно заметивший, что уже слишком сильно повысил голос, бессильно раздражённо отворачивается, трёт щетину, вдавливает ладонь в шею, не зная, куда девать руки.
- И Господи, избавь меня от своих угроз. Я не боюсь тебя, Чейс, - он почти удивляется тому, как легко и честно это звучит и как с этим осознанием приходит короткая передышка расслабления, позволяющая чуть ослабить свою хватку, разгладить лоб. Он возвращается к Лейн глазами и видит в её взгляде столь ожидаемое «А следовало бы», что он бы даже улыбнулся в ответ, если б мог это сделать физически, преодолев напряжение, сковавшее всё тело. – Что ты можешь, город разрушить? Откусить мне голову? Заставить меня ещё раз за сегодня прогуляться в увлекательный трип? Да плевать, Чейс. Я научился не бояться вас не потому, что могу вас убить, а потому что вы не страшные. Вам так нравится думать, что всё, что с вами происходит, это из-за того, что люди вас боятся. Что это ваша сила – то, что порождает ненависть. Боже, как же вы ей кичитесь. «Посмотрите на меня, я могу вас убить, лишь дёрнув пальцем», – да как и любой человек с пистолетом, во имя всего святого. Тоже мне, вершина эволюции.
Он шагает вперёд, вновь обвиняюще вытягивая палец в направлении Лейн.
- Вы изгои не из-за нашего страха, а из-за того, что не умеете жить в обществе и пользоваться своими силами на благо кого-то кроме себя. Вы не уживаетесь ни с людьми, ни друг с другом, а теперь ещё заставляете весь мир смотреть на вас, утверждающих, что вы просто хотите, чтоб вас оставили в покое. Да даже подростки и бывшие рок-звёзды сказали бы, что вы из кожи вон лезете, чтоб вас заметили, чтоб испугались вашей силы, потому что восхищать-то вы за все эти века не научились.
Мама мог бы много рассказать о том, что Легенды, в отличие от людей, так и не научились ничего созидать, но не нужно было быть умнее самого имбецильного легендофоба, чтобы понять, что его ещё недолго будут слушать. Своё предупреждение он получил, и надо было выметаться – осталось только сказать самое главное, что жгло желчью изнутри, и невозможно было не выплюнуть эту обиду в лицо бывшей подруги.
- Да, я хочу, чтоб ты знала своё место, Чейс, – потому что ты, очевидно, его не знаешь. Я-то своё знаю: я работаю с Легендами, я выдаю оружие Легендам, я позволяю Легендам прикрывать мою спину и спины моих друзей. Я дружу с Легендами, я сплю с Легендами и я защищаю мирных Легенд от не мирных Легенд. И х*й с тобой, Чейс, если ты считаешь, что я просто тупой садист. Но если ты хочешь сохранить мир с теми, кто считает меня едой, твоё место где угодно, но не рядом со мной.
Фрэнк поднял с пола наконец найденную футболку и направился к выходу, натягивая её на ходу. Не расплатившись, ну да и, можно подумать, кому-то тут нужны его кровавые деньги. И пряча взгляд, в завершение своей оправдательной речи ощущая себя так болезненно чувствительным.
Было бы из-за чего плакать. Это всего лишь вшивый бар, каких в Эдинбурге полно – и пусть он в нём уже десяток лет кожаную обивку стульев задницей протирал, новое любимое место себе найдёт и там следующий десяток лет просидит.  Это всего лишь ещё один из его друзей, который с мясом выдрался из его сердца. Он пережил столько ссор, обид и предательств в своё время, а сейчас застоялся без открытых противостояний с существами, размяк без постоянных охотничьих склок, вот и болит. Да плевать – и плевать на то, что кому, как не ему, знать, что этот разрыв будет грызть его и наутро, и спустя неделю, и немало времени понадобится, чтоб он смог появляться на этой улице, не испортив себе настроение воспоминаниями об этой ночи и о последнем взгляде Чейс.
А самое обидное – он ведь совсем во всем этом не виноват. Совсем не виноват.

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC