FESOR
Страшно справедливый главадмин, контролирующий всех и вся.
Связь: гостевая, личные сообщения
CROWLEY
Повелитель сюжета и адепт квестоплёства.
Связь: ICQ - 612918876
MEG MASTERS
Надзиратель кодов и доставитель дизайна.
Связь: ICQ - 200987614, Skype - bullet-for-colt
FELICIA FOUX
Неординарный координатор игрового процесса.
Связь: гостевая, личные сообщения
LOUISA
Блистательный мастер игры.
Связь: Skype - koruna86
ASTAROT
Куратор квестов и составитель тем с историями штатов.
Связь: гостевая, личные сообщения

|Самая Сверхъестественная Ролевая Игра|

Объявление





События:
Спустя год после открытия Чистилища мир сотрясает новая череда катастроф. За происходящим стоят существа, многие годы проведшие за стенами Бездны. Теперь опасность угрожает не только людям, но и демонам, и даже Небесам. Спасение кроется под тоннами песка – утерянное тысячи лет назад Слово Божье поможет пролить свет на происходящее.

Основное время игры – 2011 год



EDELINE |
Эделин ненавидела, когда ее персону в какой-то момент резко выдвигали на передний план. В основном такое случалось лишь с той целью, дабы заставить девушку испытать неудобство, или же просто застыдить за отсутствие прилежности и покладистости. Но, если с первым пунктом у жестоких смертных все складывалось более чем удачно, то наличие второго все же заставляло Бархэм забыть о терпении и выпустить наружу зверя, который и без того засыпал, как казалось самой вампирше, лишь на жалкие часы, если не сказать, что и вовсе на мгновения.©
DANIELLA |
Музыка. Иногда это чувство просто не поддается описанию. Когда стоишь посреди танцпола, двигаясь в такт и забывая обо все. Одна мелодия сменяет другую, а ты совсем ничего не замечаешь. Сердце бьется так сильно, что, кажется, будто тебя накачали наркотой, но на самом деле это просто эмоции. Эмоции, которые усиливаются, когда ты танцуешь. Когда сливаешься с музыкой воедино. Ты словно попадаешь в другую вселенную, где неважно, какая у тебя профессия, статус или положение в обществе. Важен лишь ты сам. Не зря люди придают танцам такое большое значение. В нем всегда можно выразить чувства.©
CAREN
Бросив работу в Британике и начав охотиться, я в полной мере распробовала все прелести работы с мужиками: с ними можно много есть и не думать о том, что кто-то предъявит тебе за пренебрежение к фигуре, можно тупо шутить и не ощущать себя дурой, потому что мужчины чаще всего шутят ещё хуже. К тому же не обязательно было причесываться и красить лицо, чтобы сравнится или хотя бы сровняться красотой с коллегами…в основном потому, что обычно мои новые коллеги были не бриты, и спасибо, если зубы чистили чаще чем разок в неделю.©

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » |Самая Сверхъестественная Ролевая Игра| » Countries & cities » Квест №147 "Колодец проклятых", Nivelles, BEL, 28.06.2011


Квест №147 "Колодец проклятых", Nivelles, BEL, 28.06.2011

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

http://i.imgur.com/ixJ5h5n.jpg

1. Название квеста, место отыгрыша, дата.
Квест №147 "Колодец проклятых", Nivelles, BEL, 28.06.2011
2. Место и время отыгрыша.
Город и его окрестности, сутки напролет
3. Участники.
Meg Masters, Elizabeth Nightingale, Theodore Dewitt, Danny Fenton
4. Суть отыгрыша.
Гугомон – большая, расположенная у основания откоса дороги на Нивель (Бельгия) сельская ферма, штурм которой стал одним из ключевых моментов сражения 18 июня 1815 года при Ватерлоо. Как писал В. Гюго в «Отверженных»: «После сражения поторопились предать трупы земле. Смерть обладает повадкой, присущей ей одной, – дразнить победу, вслед за славой насылая болезни. Тиф – непременное дополнение к триумфу. Колодец был глубок, и его превратили в могилу. В него сбросили триста трупов. Быть может, это сделали слишком поспешно. Все ли были мертвы? Предание гласит, что не все. Говорят, что в ночь после погребения из колодца слышались слабые голоса, взывавшие о помощи».
Среди трёхсот тел, оказавшихся в колодце, были и живые люди, которые оказались обречены на долгую и мучительную гибель в своей зловонной гробнице. Спустя почти двести лет, на этом месте возвели музей. Туристы, посещая этот музей, могли увидеть подробную историю этой трагедии и даже прикоснуться к вещам погибших. Энергия живых пробудила дремавших обитателей колодца. Призраки, страстно желающие прожить свою жизнь, оборвавшуюся так трагично, поспешили «прицепиться» к нескольким туристам. Вернувшись домой, эти люди стали обнаруживать на себе странные пятна, их самочувствие быстро ухудшалось, а в это время призрак постепенно поглощал их собственную душу. В конце концов, носитель умирал, а призрак получал возможность искать новую жертву.

http://i.imgur.com/aNhwo9b.jpg

0

2

Внешний вид

http://s1.uploads.ru/t/HnRbU.jpg

Элизабет всегда любила Европу: несмотря на то, что почти весь двадцатый и начало двадцать первого века она провела по ту сторону Атлантики, Соединённые Штаты так и не стали для неё домом. Может ли у демона вообще быть дом? Справедливый вопрос, на который большинство, скорее всего, ответило бы что-нибудь в духе: «Ну, если только геенна огненная…» Возможно, так и было задумано природой – если природой вообще было предусмотрено существование демонов, - но Лиз нравилось считать своим домом очень-очень старый каменный коттедж в одной из тех деревушек Глостершира, которые, кажется, сошли со страниц книги со сказками – и, по большому счёту, её совершенно не волновало, что кто-то мог бы счесть это нелепым или неуместным. Она любила бывать там – и, если бы не необходимость оставаться ближе к центру событий, который, по какой-то причине, постоянно находился в Новом Свете, она бы и вовсе его не покидала. Увы, если хочешь выжить в такие смутные времена – лучше оставаться в курсе происходящего. Да и, в конце концов, её домик на берегу озера Мичиган тоже весьма неплох.
Но, как бы то ни было, время от времени она всё же позволяла себе недолгие вояжи по Европе, в которой провела почти три столетия, и которую знала вдоль и поперёк. Часто её приводили туда дела, реже – становившееся непреодолимым желание хотя бы на один день забыть обо всём и отдохнуть в том смысле слова, который вкладывают в него люди. А иногда – как, к примеру, в этот раз, - первое и второе довольно-таки успешно сочетались.
Помимо сентиментальной привязанности к Старому Свету, красноглазая любила ещё и поностальгировать по временам ушедшим, когда деревья были большими, а Апокалипсис был всего лишь ещё одной главой из Библии, которой священники стращали время от времени свою паству. И потому, наверное, она так любила посещать исторические музеи: в отличие от большинства посетителей, для которых экспонаты оставались всего лишь экспонатами, она воспринимала такую прогулку по полутёмным залам, как путешествие в прошлое – и порой это приводило её в такой восторг, что глаза у неё начинали гореть, точно у маленькой девочки при виде рождественской ёлки.
Впрочем, войнами Элизабет никогда особенно не интересовалась, и выставка, посвящённая битве при Ватерлоо, едва ли вызвала бы у неё горячее желание познакомиться с ней поближе, но… Да, тут было целых два «но». Первое заключалось в том, что Лиз обожала страшные истории. Да-да, те самые страшные истории, которые рассказывают поздней ночью у камина, когда за окном завывает снежная буря, и от которых так сладко замирает что-то внутри, а по спине приятно бегут мурашки. Конечно, дело было совсем не в том, что они её пугали в привычном смысле этого слова – только не после того, как она пережила хоть и не состоявшийся в полной мере, но сильно ударивший по миру конец света. Ей просто нравились такие истории и нравились те чувства, которые они у неё вызывали – что-то среднее между желанием залезть в тёмный подвал в поисках привидений и желанием спрятаться с головой под одеяло. Это всегда развлекало её – и почти всегда помогало ненадолго отвлечься от настоящих ужасов её мира.
Словом, история о колодце, в который сбросили тела жертв тифа, не все из которых, как говорят, были мертвы, не могла её не заинтересовать – тем более, что у этой истории был весьма существенный плюс: она действительно произошла. То бишь, в колодце действительно были тела, и наверняка кто-то из угодивших туда бедолаг был ещё жив – а это вам не экскурсия по какому-нибудь английскому замку, где «очень-очень много духов, правда-правда, наш смотритель регулярно их видит после ужина, но они избегают больших скоплений народа, поэтому извините, но…» Реальность истории придавала ей вес в глазах демоницы – и отсюда как раз вытекала вторая причина, по которой она, в конечном счёте, оказалась в Нивеле: в экспозиции были представлены подлинные вещи, принадлежавшие погибшим, а среди таких вещей порой попадались очень любопытные штучки. Двойное искушение было слишком велико, и Лиз решила, что непременно должна на всё это взглянуть.
Как оказалось, она была не единственной представительницей адского племени, которая заинтересовалась этим местечком – впрочем, она готова была поспорить, что любопытство Мэг ограничивается исключительно вопросом полезности этих вещиц, и их историческая ценность ей совершенно безразлична. Но так ли уж это важно, если их интересы так или иначе совпали? Конечно, нет: в любом случае, они обе получили бы, что хотели – и потому Лиз, привыкшая и жить, и развлекаться, и путешествовать в одиночестве, была совсем не против компании.
Посещение музея оставило у демоницы двойственные ощущения. С одной стороны, ожидания он вполне оправдал: хотя при первом осмотре ничего ценного – в оккультном смысле – среди экспонатов не обнаружилось, сама экспозиция показалась ей довольно любопытной, а атмосфера – ровно такой, какая должна быть в том месте, где три сотни человек были погребены в колодце. С другой же стороны, пробегавший по коже холодок никак нельзя было назвать приятным, и на протяжении почти всего времени, которое они с Мэг провели в музее, Элизабет не покидало какое-то тягостное чувство – настолько тягостное, что хотелось убраться оттуда как можно дальше. Поначалу она убеждала себя в том, что сама в этом виновата: накрутила, мол, себя, перед визитом в музей, вот и мерещится теперь какая-то ерунда. Но потом ей вдруг представился тот самый колодец – причём представился так, будто бы она сама была внутри, - и все эти мёртвые тела, ужасная вонь, стоны ещё живых людей… И представилось ей это настолько ярко, что Лиз искренне порадовалась тому, что у неё нет и не может быть ночных кошмаров – иначе этот ужас точно снился бы ей, по меньшей мере, месяц.
Казалось, прогулка по свежему воздуху совершенно развеяла это тягостное впечатление, и в гостиницу красноглазая вернулась в почти приподнятом настроении – но тут всё пошло наперекосяк. Лиз никогда не принадлежала к числу тех, кто настолько неуклюж, что ухитряется зацепиться за все углы и дверные косяки, встречающиеся на его пути, но по дороге в собственную комнату она задела за них, по крайней мере, трижды. Уже у себя она выронила из рук телефон и, пытаясь его поднять, сбила со стола вазу. Оставив горничную ликвидировать следы несчастного случая, Лиз ретировалась в кафе на веранде – причём между столиков она шла так осторожно, словно ступала по минному полю.
Было облачно, но тепло, а она вдруг поймала себя на ощущении, что ей стало как-то… зябко, что ли? Она заказала горячий шоколад и, как только его принесли, обхватила руками чашку, при этом чуть не опрокинув её себе на колени: на мгновение ей показалось, что пальцы у неё точно одеревенели.
- Я как-то… странно себя чувствую, - нерешительно начала Элизабет, взглянув на Мэг. При других обстоятельствах она бы предпочла оставить свои чувства и ощущения при себе – как она это обычно и делала, - но сейчас явно что-то было не так. Да, что-то было не так, и она решила, для начала, выяснить: «не так» случилось только с ней, или с её столь же демонической спутницей – тоже? Лиз, конечно, прекрасно знала, что обладает сомнительным талантом внушать самой себе всякие ужасы, но что-то ей подсказывало, что на сей раз дело не в её богатом воображении. – Из рук всё валится, и слабость такая, как будто я ужасно устала. – Она вздохнула и отпила из чашки шоколад. – Может, дело в этом месте? Ты ничего странного не чувствуешь?

Отредактировано Elizabeth Nightingale (31.03.17 13:17)

+3

3

Одета так
[AVA]http://i.imgur.com/FvdiQyH.jpg[/AVA][SGN]...[/SGN]

Заключая довольно своеобразную сделку с Элизабет, Мэг вообще не думала о том, как ей придется расплачиваться. Важно было только то, что расплата уже будет вне ада, а остальное мелочи и детали, с которыми она справится по ходу дела. Но она точно не думала, что будет ходить с Бэт по музеям. Впрочем, стоит быть честной, Мастерс сама заинтересовалась музеем на другом континенте, когда адская подруженька заговорила о его посещении. Мэг просто не могла проигнорировать место, пропитанное такой зловещей историей. Обычно именно такие истории тянули за собой след из всевозможных артефактов, чар, ритуалов и прочих полезных вещей. О да, Мэг была мастером находить таким образом приключения и можно сказать, Элизабет сама еще не осознавала, с кем связалась и чем это может обернуться.
Что ж, Нивел, значит Нивел с его страшными музеями, мифами и, хотелось верить, с нормальным отелем, выбор которого пал на плечи Элизабет. Не то, чтобы Мэг была прихотливой, но от приличного номера она никогда не откажется при возможности.  Бэт не подвела. По приезду их ждал симпатичный номер, зайдя в которой Мэг первым делом проверила минибар с удовольствием отмечая, что там есть крошечные бутылочки с виски и коньяком, будет чем заняться вечером перед теликом, хотя маловато будет… ну, а что? Каждый обустраивал свои удобства как мог. Мастерс хотела окончить культурную программу валяясь с бухлом и смотря дурацкие старые фильмы…
-И что тебя тут так заинтересовало? Может все-таки расскажешь? – задумчиво спросила демоница уже в музее, читая одну из табличек возле экспоната. Ее натура не давала поверить, что Бэт просто так  из любви к истории решила прийти сюда, хотя наблюдая за тем, с каким интересом красноглазая все тут осматривала, вполне могло быть и так. Тем более, что ожидаемого ответа Мастерс неизменно не получила, Бэт продолжала гнуть про историю, любопытство и прочее, свойственное простым смертным. Мэг только и оставалось, что усмехнуться и двигаться дальше.
Мрачный музей оказался, весьма колоритным и занятным местом. Разглядывая экспонаты, демоница, невольно прислушивалась к ним, прислушивалась к музею, стараясь уловить здешнюю ауру и возможно что-то сверхъестественное, исходящее от всех этих безделушек. Но они так и оставались бесполезными, хотя что-то Мастер все-таки чувствовала. Какая-то нагнетающая атмосфера, она будто лезла под кожу и демонице не нравилось это ощущение. Оно навевало мысли о чем-то чужеродном, но о чем Мэг не могла понять. И вообще они уже тут засиделись… пора было идти к виски и нездоровой еде.
Выйдя на улицу вслед за красноглазой, Мастерс внезапно почувствовала жар во всем теле, хотя на улице было не очень-то жарко, во всяком случае не до такой степени, чтобы демон ощутил дискомфорт, но Мэг ощутила его. Она напряглась и машинально посмотрела вверх, потом по сторонам, не зная даже что ждала увидеть. Все было, как всегда и по пути в гостиницу Мэг убедила себя, что просто погода стала жарче. Что еще в самом деле могло произойти? Вот только в холле отеля, где совершенно точно был кондиционер, ничего не изменилось. Прохлада даже не чувствовалась, равно как и в номере. Здесь казалось становилось еще хуже, у Мэг было впечатление, будто ее грипп прихватил. Точнее, сравнить ей было не с чем, она никогда не болела им, но читать умела и симптомы распространенного недуга знала.
-Черт, да что такое. – рыкнула она сама себе по пути в ванную, раздраженно трогая горячий лоб.
Быть этого не может… - подумала демоница, мрачно и разве что не озлобленно смотря на свое отражение в зеркале. На вид все было в порядке, но жар точно был, как и тошнота. Это чувство Мастерс было очень знакомо. В отличии от гриппа, банальный отходняк после большой пьянки демонов очень даже пронимал.
Еще раз потрогав лицо и шею, демоница тряхнула головой и включила холодную воду, набирая в ладони и делая несколько глотков, после которых хорошенько умылась. Облегчение пришло, но лишь на секунды и кажется стало только хуже.
-Проклятие. – выругалась демоница, даже не зная насколько близка была к истине. Она выключила воду и промакнув лицо полотенцем, пошла прочь из номера. Они с Бэт договорились встретиться в кафе, вот и выяснит заодно, как дела у напарницы, а там видно будет.
Короткий путь до веранды дался Мэг как-то не очень легко. В считаные минуты жар начал дополняться слабостью, от которой хотелось присесть и отдохнуть пару минут. Это раздражало Мэг все сильней, если не сказать больше - пугало ее. Потому что, черт возьми, такое состояние для почти тысячелетнего демона не нормально.
-Двойной виски со льдом, - бросила Мэг официанту, который только что принес шоколад для Бэт и скептически посмотрела на кружку в ее руках, плюхаясь напротив и едва ли не выдыхая от облегчения. Снова всего пара секунд.
-М? – Мэг вопросительно изогнула бровь – Я так и подумала, увидев у тебя в руках какао. – елейно усмехнулась она, а сама напряглась и навострила уши,  ведь хотела начать разговор примерно также. –Но мы -  демоны не устаем… - мурлыкнула Мэг, прерываясь и отвлекаясь на официанта, у которого забрала свой виски и тут же сделала глоток из стакана, пристально смотря на красноглазую. Мэг медлила с ответом, колеблясь от необходимости признаться в своей слабости, но понимала, что выбора сейчас иного нет, тем более, что Бэт тоже подхватила какую-то дрянь.
-Здесь уже нет… - наконец ответила демоница уклончиво, а с ее приоткрытых губ пропала ленивая ухмылка, сменяясь озадаченностью на лице. – Но в музее было чувство, что я среди разрытых могил… - она все-таки смогла подобрать ассоциацию своим ощущениям, пусть и не совсем точную – У них особенный фон, который просто под кожу лезет, его ни с чем не перепутаешь… - еще хороший глоток виски, вкуса которого Мэг даже не ощутила, шокировано посмотрев в бокал. -  А сейчас я не ощущаю вкуса этого пойла… - проговорила она, облизнув губы и выразительно глянув на Элизабет. – И…. – Мэг протянула через маленький столик и сжала горячими пальцами запястье Бэт, почти сразу отпуская. – Во мне градусов сорок, слабость и даже с бодуна так не тошнило. – хмыкнув, Мэг повела подбородком и опила виски, скорей по инерции.
-Вот что ты нас втянула, м? – недобро выговорила Мэг сквозь зубы. - Что там в этом музее такого, что мы расклеились, как долбанные смертные? - не теряя времени черноглазая посыпала вопросами, поднимая брови. Бэт знала эту историю лучше и должна была хотя бы прикинуть откуда начинать искать проблему.

+2

4

ВВ

http://s1.uploads.ru/t/onqZs.jpg

Третье утро подряд Девитт надеялся, что отдых поможет ему избавиться от странного недуга. Хотя, это больше была не надежда, а отчаянное желание встретить новый день без пакостного недомогания. Он знал, что эта хворь не относится к разряду "само пройдет", но мозг напрочь отказывался соображать в привычном режиме. По ночам в его голову лезло множество каких-то абсурдных комбинаций, от которых начиналась мигрень, и Теодору казалось что в эти моменты он увязал на грани сна и бодрствования, не в силах совладать с игрой подсознания и ноющей болью, которую хотелось выцарапать из черепа.
  Рука пастора судорожно потянулась к бутылке с минеральной водой, предварительно оставленной им у кровати. На минутку он попытался представить, что этот утренний обряд следствие хорошей вчерашней попойки, как это обычно и бывало. Сделав несколько жадных глотков, он вылил на себя оставшееся содержимое бутылки, что бы хоть как-то себя взбодрить. Отчасти, помогло.
  Пришлось приложить немало усилий, что бы заставить себя встать с постели. Но проблема была не в физической немощи, а скорее просто в диком нежелании покидать пределы уютной кровати, в которой было тепло и безопасно. В последний раз подобные мысли посещали его несколько десятков лет назад, когда он был ребёнком и боялся монстра под кроватью. Но последние пару дней Девитт пребывал в каком-то странно воодушевленном состоянии, не смотря на сильное недомогание. Такое ощущение, что он месяц провел в бегах и теперь этот номер в отеле гарантировал ему полнейшую безопасность и надежду на светлое завтра. И в то же время, Теодора угнетала мысль, что завтра может даже и не наступить. Он не мог припомнить, когда в последний раз пребывал в таком диссонансе со своими чувствами и мыслями.
  Ухватившись двумя руками за края умывальника, Тео поднял взгляд на своё отражение в зеркале. Тягаться с вампирами в плане бледности кожи ему было пока еще рановато, что не могло не радовать. Но вот с такими темными кругами под глазами, впору уже приравнивать себя к родству с пандами. Присмотревшись, Тео с опаской отметил, что потемневшие участки под глазами начали приобретать багровый оттенок.
  После душа, казалось бы, состояние немного улучшилось. Однако Девитт знал, что ближе к ночи жар и головная боль снова явят себя во всей красе. Они будут возвращаться снова и снова. До тех пор, пока у него не лопнет и терпение и он не пустит себе пулю в голову. Почему-то Теодору казалось, что он наложит на себя руки раньше, чем болезнь сожрёт его полностью. Словно эта болезнь была не чем иным как наказанием за неблагоразумие в прошлом. Да и ныне. Высшие, вероятно, долго ломали голову над вопросом, куда сослать этого неугодника после смерти. И не найдя решения, запретили жнецам приближаться к нему. Теперь дело было за малым: дождаться страшнейшего преступления и приговорить того, кто его совершил к бренному одинокому существованию на Земле, пока тот не распадётся на атомы. Есть более достойные жизни люди, чем ты. Прими это. Смирись!
  Никогда. Кто-то пытается сбить его с правильного пути. Девитт это нутром чуял. А так же прекрасно был осведомлен, насколько коварны на самом деле демоны. Особенно те, которых люди порождают внутри себя.
  Гнетущую атмосферу, которой была пропитана воцарившаяся тишина в комнате, разразил звонок сотового телефона. По какой-то причине Девитт потянулся к нему правой рукой. За последние три дня это уже был не первый раз, когда он пытался что-то делать именно правой рукой, будучи левшой от природы. Этот сбой в координации движений уже начинал хорошенько так подбешивать пастора. И ему с опаской пришлось отметить, что он стал более раздражительным.
  - Ты уже здесь? - он попытался придать своему голосу более уверенный тон - Отлично, сейчас спущусь.
  Внезапно он ощутил приступ паники. Словно там, за порогом двери, его ожидал адский пёс, который накинется сразу же, как только Тео откроет дверь. Наваждение прошло так же быстро, как и накатило. Он встрепенулся, тряхнул головой и провел рукой по лбу. Может это верный намёк свыше, что пора бы завязать со своим пристрастием к алкоголю?
  Вяло натянув на себя рубашку, Тео покинул свой номер. Замкнув дверь на ключ, он ненадолго привалился плечом к стене, почувствовав головокружение. Дождавшись когда темнота в глазах соизволит отступить, он сделал глубокий вдох, и неторопливо пошагал на первый этаж. Туда, где располагалось небольшое кафе. К превеликому сожалению Девитта, там оказалось довольно людно. Почему-то именно сегодня вид обилия довольных посетителей его страшно раздражал, но виду он не подал. Нужного персонажа он отыскал не сразу. Зато приметил еще кое-кого, но предпочел сей разговор отложить до лучших времён, ибо сейчас на это просто не оставалось времени.
  Персонаж, за чей столик Тео буквально рухнул, с видом человека, который на протяжении нескольких дней отходит от последствий хорошей гулянки, выглядел идентично одному из охранников музея, который Девитт посещал три дня назад. Только одет был не по форме.
  - Чем порадуешь? - быстро, но вежливо, спровадив официанта, Девитт сразу завел разговор о волновавшем его деле.
  - А каких подвигов ты ожидаешь от меня, в такие короткие сроки? - недовольно буркнул лже-смотритель вытаскивая из кармана брюк небольшой свёрток, и аккуратно возлагая его на поверхность стола. Девитт тут же накрыл пакет ладонью и сжал завернутый предмет в пальцах, но на пол пути к нагрудному карману рубашку, он выронил вещицу из руки, и та громко звякнула, приземлившись под столом. Не растерявшись, Тео наступил на сверток ботинком и с неподдельной тревогой отметил, что не чувствует собственных пальцев. Да что там пальцев, всю ладонь!
  - Знаешь, со Стариканом тоже творилось что-то странное перед смертью. - тихо заговорил собеседник, потирая подбородок. А после выудил из внутреннего кармана пиджака сложенный в четверо лист и пластиковую упаковку обезболивающих таблеток. Кивнув на них, он добавил - Ему всё равно уже не понадабятся.
  - Перед сме... Когда это произошло? - быстро осведомился Девитт в полтона своего голоса, пристально вглядываясь в лицо собеседника, и распихивая по карманам остальное добро здоровой рукой.
  - Незадолго до твоего звонка, в два часа ночи. - по тону товарища Тео понял, что приятель еще долго будет осуждать его за такую ни разу не скромную просьбу, в грубом тоне. - Года берут своё, понимаешь, да? А тут его словно чума свалила. Вот и не выдержал. Кстати, от тебя разит трупным ядом так же, как разило от него в последнее время.
  Что бы скрыть тревогу в глазах, Девитт нагнулся за связкой ключей, которую имел неосторожность так неаккуратно выронить из руки. На этот раз, вещь благополучно скрылась в кармане.
  - Что-нибудь еще узнал? - по нахмурившейся личине собеседника, Девитт понял, что вопрос был крайне глупым, но не спросить было просто нельзя.
  - Ты хоть бы за это спасибо сказал, - злобно прошипел бутус - Там ведь тьма тьмущая этих проклятых камер. Да и времени у меня было пару часов всего-то, твоими молитвами, пастор. А ты сам прекрасно знаешь, что мне лучше остерегаться прямых эфиров. Особенно сейчас, когда мой работодатель к праотцам отправился. И теперь только черти знают, что меня ожидает в будущем. И если я всё таки засветился... Ввязался на свою голову. - оборотень обхватил голову руками, уткнувшись носом в крышку стола.
  - Ну во-первых... - Тео отвернулся и прокашлялся в кулак, после чего спешно потянулся за салфеткой, что бы вытереть губы и ребро руки от капель крови - Чёрт. Во-первых, работодателя нашёл тебе я. Во-вторых это твой долбанный босс затащил меня в тот проклятый музей, по возвращению из которого я теперь буквально рассыпаюсь на куски и выплёвываю собственные лёгкие с недавних пор. - убедившись, что в их сторону никто не смотрит, Девитт совсем немного отогнул край рубахи, чуть ниже воротника, прикрыв рукой часть багрового пятна в районе груди так, что бы его видел только сидевший напротив знакомый - Видал? Обнаружил эту дрянь сегодня утром. Так что тебе не о Старикане плакать нужно, а за меня молится, потому что кроме меня тебе больше никто не поможет, Райан. Молись, что бы в этом адском музее я нашел ответы на вопросы. Ибо в противном случае мы оба с тобой не жильцы. - благо что сил кричать у Девитта просто не было, и дело обошлось лишь злобным полушёпотом. Он медленно поднялся на ноги, намереваясь вернутся обратно в номер и подумать над тем, как теперь следует поступить дальше. - Кстати, спасибо за таблетки, дружище.
  Хлопнув приятеля по плечу, Девитт оставил его в гордом одиночестве, и направился в сторону лестницы. Добрался до номера Тео благополучно, но проблемы начались в тот миг, когда он уже вставил ключи в дверной замок. Левая кисть вновь потеряла чувствительность, и Девитту ничего не оставалось как утробно зарычать и ощутимо приложится лбом к двери.

Отредактировано Theodore Dewitt (12.04.17 03:58)

+4

5

вв. -наушники

http://s6.uplds.ru/t/6h2PE.jpg

Долгий перелет через весь океан заметно сказывался на самочувствии. Лететь нужно было целых девять часов. Да еще и с пересадками. Все тело начинало ныть и затекать от длительного пребывания в полете. Когда ты ограничен таким небольшим пространством у тебя нет иного выбора кроме как пытаться заснуть, надеясь, что так время пролетит быстрее. Но что делать, если ты не хочешь спать? Ты все равно пытаешься обмануть свой организм. И, в итоге, просыпаешься совершенно разбитым и подавленным. Ощущения остаются такие, словно тебя избивали всё это время все пассажиры рейса вместе с пилотом и командой заодно. И зачем Дэнни потребовалось идти на такие лишения? Учитывая и то, что билеты в оба конца оказались весьма не дешевыми. Правда за них все равно заплатила Сэм. Как парень не отказывался от ее помощи, она, как всегда, всё решила сама и поступила по-своему. Теперь ему снова будет неудобно перед ней. Он никогда ни о чем ее не просит, хоть и знает, что подруга всегда готова помочь. Дэнни хочет верить, что способен справиться со всем своими силами. К тому же, вдвойне не комфортно от факта, что за тебя платит девушка. Поэтому брюнет каждый раз говорит ей, "Спасибо, Сэм. Я обязательно всё тебе верну." А она лишь смеется и отвечает, что это совсем не обязательно, что она всегда рада помочь своему лучшему другу и, что благодарить нужно его самого за то, что тот не жалеет своих сил и времени, выезжая на спасение очередной души.
  Сразу же после прилета парень заезжает в ближайшую гостиницу, чтобы первым же делом плюхнуться в кровать. День проходит незаметно и посредственно. Перекусы в малобюджетных кафешках и просмотр глупых телепередач в номере. В новостях не сообщают ни о чем, что могло бы привлечь внимание. Забавляет только чисто английский акцент диктора. То как он четко произносит отдельные буквы. Выглядит таким серьезным и деловым, словно заседает на приеме у Королевы. Фентон настолько устал после долго дня, что заснул прямо на месте. Так и не выключив телевизор.
  На следующий день была запланирована поездка в музей, из-за которого Дэнни собственно и приехал в такой отдаленный от его дома уголок Земли. Он не раз слышал о том, что люди, после посещения этого "проклятого" места умирают при странном стечении обстоятельств. Их тела покрываются бурыми пятнами, они чувствуют запах трупного гниения, словно медленно, но верно начинают разлагаться. Все это звучало и выглядело довольно необычно и мрачно, что заставило Дэнни проделать такой долгий путь. Он хотел разобраться, что же всё-таки происходит с посетителями музея. Где-то внутри создавалось стойкое чувство, что это могло быть как-то связано с паранормальными явлениями. А уж Фентон отлично разбирается в таких делах и готов в любое время вылететь на спасение очередной души, как и говорила Сэм.
  Дорога до музея была спокойной. Он заказал такси и теперь, сидя на заднем сидении, меланхолично наблюдал за деревьями, медленно проплывающими мимо, и корил себя за то, что забыл взять с собой наушники. С музыкой это небольшое путешествие было бы намного веселее и даже пасмурная погода, накрывшая весь город, не смогла бы подпортить настроение. А теперь, Дэнни оказался в компании с молчаливым, хмурым водителем машины и один на один со своими мыслями. Посреди дороги парень внезапно вспомнил о том, что у него есть телефон и, что он так и не отписался о своем приезде Сэм и Такеру, хотя те его и просили сделать это сразу после приземления. Пальцы быстро набирают текст сообщения, а затем нажимают кнопку "отправить".
  Добравшись наконец до пункта назначения, брюнет расплачивается с таксистом и останавливается у входа в музей, чтобы как следует осмотреться, прежде чем войти. А внутри, в принципе, ничего интересного. Нет гида, который бы водил группы и обо всем подробно рассказывал. Похоже, тут всё работало по принципу, заходи и смотри всё сам. Немногочисленные экспонаты, в виде вещей погибших при сражении солдат, аккуратно расставлены по стеклянным витринам с небольшими табличками около каждой из них. На стенах висят старинные флаги и плакаты с познавательной информацией. Людей было не много. Видимо не самое популярное место в Бельгии. Походив некоторое время среди других посетителей, стараясь уловить что-то стоящее хотя бы среди обрывков чужих слов, Дэнни так и не смог узнать ничего нового. Городские легенды, да россказни о несчастных заживо погребенных в колодце. Атмосфера в здании была ощутимо тяжелая. То ли от печальной историй на которой был воздвигнут музей, то ли от присутствия в помещении незримых для обычного человека существ. Но Фентон не входил в число последних. От его взгляда не ускользал еще ни один призрак. И сейчас он подмечал тёмные фигуры, похожие на тени окутанные дымкой. Их очертания были не чёткими, расплывчатыми. Обычно так выглядели неупокоенные духи, чья жизнь была внезапно оборвана и они не успели закончить свои земные дела. Их присутствие оказывало влияние на самочувствие окружающих. Будто немой упрек в адрес живых. В помещении словно не хватало воздуха и ты непроизвольно начинал задыхаться, жадно поглощая новые порции кислорода. Хотелось как можно скорее покинуть это место и больше не возвращаться. Дэнни понял, что на данный момент не сможет предпринять что-либо и как-то противостоять столетним озлобленным душам. Их было оказалось намного больше чем ожидалось. И они были значительно сильнее. Их злость накапливалась годами, подобно желчи. Кажется, что в них не осталось практически ничего от того кем они являлись еще при жизни. Ненависть застилала глаза, ослепляя. Они чувствовали несправедливость от того факта, что навечно обречены страдать, переживая день своей смерти изо дня в день так, словно это было только вчера. Вся боль и невыносимые муки, которые они испытывали. Фентон мог прочувствовать весь этот спектр, хотя он и не пытался приблизиться к ним, предпочитая, на данный момент, остаться на безопасном расстоянии.
  Фентон остался в музее до самого его закрытия. До тех пор, пока охранник, буквально не прогнал его оттуда, не понимая чем именно могли так сильно заинтересовать американского туриста прогнившие вещи безымянных солдат. Вероятно, он подумал, что Дэнни хочет выкрасть какой-нибудь экспонат, чтобы потом продать на интернет аукционе. Встречались и такие персонажи. Тем не менее, Фентону пришлось вернуться обратно в гостиницу и там уже проанализировать всю собранную и увиденную информацию. Он все еще не знал кем именно являлись те призраки и чего они хотели. Самое большое и явное предположение было о том, что ими являлись несчастные погибшие в колодце. А кто еще? Однако, в любом случае, следовало повнимательнее изучить историю этого места и учесть все детали.
Может это было паранойей, а может и нет, но парень почувствовал себя плохо по возвращению в номер. Заметно разболелась голова. Прикоснувшись ко лбу тыльной стороной ладони брюнет подметил, что температура явно была выше среднего. Через несколько часов пропал аппетит и заказанный раннее бургер так и остался одиноко лежать на тумбочке у кровати. Сосредоточиться на чем-либо в таком состоянии было невозможно. Брюнет обессиленно свалился на кровать, с головой закутавшись в одеяло и надеясь что крепкий сон восстановит силы. Однако, это не сильно помогло. Проснувшись, буквально через три часа, он чувствовал себя еще хуже чем прежде. Заснуть больше не представлялось возможным из-за невозможной головной боли, от которой хотелось с разбега разбить голову о стену и унять ее раз и навсегда. Вместо этого он хватается за голову и пытается массировать виски. Тело пробирает озноб, отчего Фентон поднимает взгляд к потолку, чтобы убедиться в том, что кондиционер был выключен и не включался ни разу с момента его заселения. Все еще по горло закутанный в одеяло он рассеянно осматривается по сторонам, глубоко задумавшись о чем-то. Еще минута и тело откидывается назад на кровать. Но душа, она больше не привязана к нему. Зеленые глаза и седые волосы. Дэнни до сих пор не понимает почему он получил именно эти цвета. Больше нет боли, и нет слабости. Это облегчает работу. И все же, он видит, что тело продолжает страдать от какого-то рода "проклятия"? Охотник не сильно разбирался в магии и потому это всё что он мог предположить. Душа беспрепятственно проскальзывает сквозь стены и вылетает в коридор. Она замечает мужчину прислонившегося к стене у соседнего номера. Со стороны он похож на человека переборщившего с алкоголем. Потому Дэнни не задерживается рядом с ним. У него, в данный момент, есть дела куда важнее. Он планировал слетать в библиотеку и порыться в архиве на предмет упоминания подобных смертей после посещения музея. В интернете возможно найти любую информацию, однако не стоит считать, что туда попадает абсолютно всё. Поистине старинные документы чаще всего находятся в архивах. Практически никто не считает, что их нужно цифровать и выставлять в сети. Они слишком старые для этого. Бестелесный дух спускается ниже, незримо проплывая через весь первый этаж. Его путь проходит через кафе, расположенное на веранде. И так получилось, что он подмечает два знакомых лица. Не сложно было запомнить всех посетителей музея, когда их было не так уж и много. Фентон незаметно подлетает ближе и прячется под их столиком, чтобы подслушать их беседы. Ему было любопытно, пострадали ли и они от "проклятья"?
  Из услышанного парень смог сделать вывод, что девушки испытывали те же симптомы, что и он сам. А так же, что незнакомки, возможно, являлись демонами? Фентону много слышал про них, но до этого момента ему еще не доводилось встретить их на своем жизненном пути. Признаться, он до последнего верил, что это просто сказки и пустая болтовня. В этом суровом мире хватало проблем и без их существования. И все же, из их разговора Дэнни понял, что они тоже не испытывают эйфории от подцепленной заразы и, скорее всего, смогут ему помочь избавиться от нее. Он решил показаться им на глаза и хотя бы поприветствовать, для начала. Его прозрачная голова, до уровня переносицы, появилась посреди столика за которым сидели девушки. - Привет. Наверное это выглядит странно, но я слышал о чем вы говорили. И я хочу вам помочь.

Отредактировано Danny Fenton (13.04.17 23:47)

+2

6

Да уж, они, демоны, не устают… в обычных условиях. Но Элизабет за её достаточно долгую жизнь довелось побывать и в необычных условиях, а потому она больше ни от чего не зарекалась. Сто лет назад она бы сказала, что демоны не только не устают, но и не испытывают – не могут испытывать! – тяги к человеческой крови, а несколько десятков лет спустя она уже пряталась по тёмным углам, дрожащими руками прижимая к груди очередной пакет с «четвёртой отрицательной». Тогда всё, что происходило с ней и её телом, тоже казалось чем-то невероятным – и, тем не менее, всё было более, чем реально. Так что, и теперь, когда её охватила новая хворь, отмахиваться от неё красноглазая не собиралась: неспроста ведь всё это. Как бы беды не вышло.
– Но в музее было чувство, что я среди разрытых могил… У них особенный фон, который просто под кожу лезет, его ни с чем не перепутаешь…
Лиз невольно поёжилась: ей очень ясно вдруг представились эти самые разрытые могилы, и она поймала себя на мысли, что там, в музее, чувствовала примерно то же самое. Да нет – в точности то же самое. Вот только тогда она отнесла это на счёт своего богатого воображения, сочла, что это всего лишь влияние услышанной и прочувствованной истории – да и разве она пришла в этот музей не для того, чтобы ощутить приятный холодок страха? Безусловно, да, но только тот холодок, что пробежал по спине при словах «разрытая могила», приятным никак не был. Коротко кивнув в знак согласия, Элизабет сделала ещё один глоток из чашки. От шоколада внутри разливалось приятное тепло – но лишь на несколько мгновений. Казалось, что в её теле поселилось что-то холодное и чужое: поселилось – и забирало у неё и тепло, и силы, и… жизнь?
Элизабет тряхнула головой, отгоняя ставшие совсем уж дурными мысли, и убрала упавшую на лицо прядь волос. Мэг сказала, что не чувствует вкус виски – и она сама едва различала вкус шоколада. А может, и не различала вовсе – просто помнила, каким он должен быть, и внушила себе, что ощущает его на самом деле. Однако, выходило, что некоторые симптомы у них отличаются: к примеру, у Мэг и правда был сильнейший жар – когда она коснулась руки Элизабет, ту словно калёным железом прижгло. А вот самой красноглазой почему-то было ужасно холодно – да и тошноты она не чувствовала… пока. Может, это просто разные стадии одной болезни? Или она на каждого влияет по-своему? Да и что, в конце концов, это может быть за болезнь такая, что косит демонов так, будто они простые смертные?
- Вот что ты нас втянула, м? Что там в этом музее такого, что мы расклеились, как долбанные смертные?
Что ж, мысли Мэг, естественно, текли в том же направлении. До сих пор Лиз не слышала о такой хвори, которая могла бы поразить исчадий Ада, как поражает людей какой-нибудь там грипп. Такое вообще возможно?
- Ты правда думаешь, что я пошла бы в этот чёртов музей, если бы знала, что это будет иметь такие последствия? – в искреннем удивлении подняв брови, спросила Лиз. Да-да, музей, ещё недавно вызывавший у неё такой чистый и неподдельный интерес, теперь перекочевал в разряд тех «чёртовых» мест, над которыми, по мнению демоницы, стоило бы вешать табличку «Не влезай – убьёт». - Я не из тех, кто ищет себе приключений от скуки, да и… Что вообще в этом музее может быть такого? Ну, да, на том месте умерло много людей, и наверняка там есть хотя бы парочка призраков, но разве они могут нам чем-то навредить? – Если уж разбираться подробно и дотошно, то они и сами, в каком-то смысле, призраки – они ведь тоже души людей, вселившиеся в тела живых. Пусть и не близкая, а всё-таки отчасти родня. Или как раз поэтому они и могут им что-то сделать? - Может, само место проклято? Как в историях про «нехорошие дома»: каждый, кто туда войдёт…
Закончить мысль Элизабет так и не успела, потому что в то же мгновение прямо посередине стола появилась чья-то прозрачная голова. Вернее, полголовы – и от этого, по правде сказать, было ещё более жутко. Будь она простой смертной, тотчас сорвалась бы с места и с визгом помчалась в свою комнату собирать вещи. Но красноглазая простой смертной не была уже почти четыре сотни лет, а потому осталась сидеть на месте – только чашку с шоколадом, из которой хотела сделать ещё глоток, пока он совсем не остыл, до губ так и не донесла, замерев и в изумлении уставившись на это непонятное явление.
«Вот тебе и призрак», - пронеслось у неё в голове, и Лиз осторожно потрогала лоб. Нет, не горячий – во всяком случае, пока. Интересно, галлюцинации бывают и без жара и лихорадки? Или это всё-таки не галлюцинация, и она действительно… ну, скажем так, «подцепила» в музее живого… то есть, настоящего призрака?
- Привет. Наверное это выглядит странно, но я слышал о чем вы говорили. И я хочу вам помочь.
Отлично, говорящая голова хочет ей помочь. Вот это уже больше было похоже на пришедшее во бреду видение, потому что с чего бы это какому-то призраку им помогать? А ещё – подслушивать, да. Призраки вообще так делают?
Как бы то ни было, самым разумным сейчас казалось выяснить, какова природа этого загадочного явления… ну, хотя бы попытаться. Осторожно опустив чашку на стол, Лиз опасливо покосилась на неизвестное «нечто», а потом чуть подалась вперёд, наклонившись поближе к Мэг, и, понизив голос почти до шёпота, спросила:
- Ты тоже видишь голову, которая торчит посреди стола и разговаривает? – Если нет, то ей сейчас точно кто-нибудь вызовет «скорую». Ну, или сразу санитаров из психушки.

+2

7

Пожалуй, Мэг можно было назвать везучим демоном. В сравнении с другими, в аду она провела не так долго, как могла бы, а на земле вольготно себе существовала в свое удовольствие,  будучи долгое время под надежной крышей, плюс природная пронырливость и талант выходить сухой из воды оказывался не лишним уже после того, как крыша была потеряна. Другими словами, если Мэг и влипала во что-то, то по своей собственной инициативе. Лезла в заведомо опасные места, кидалась в не самые надежные авантюры, ради чего бы то ни было интересного для себя, а вот случайности накрывали редко и черт возьми, сегодня настала та сама гребанная случайность, когда вообще нифига не ясно, что происходит и как с этим бороться. О, Мэг настолько не любила такие внезапности, насколько вообще могла, но выбора никакого не было, кроме как импровизировать и рулить по ходу дела
-Думаю. – тихо рыкнула Мэг, почти с наездом вскинув брови, словно удивленная Элизабет сморозила какой-то бред и пыталась тупо отмазаться, – Потому что я бы пошла, будь эти последствия ценой чего-то большего. – на миг стиснув губы, Мастерс раздраженно вдохнула, всматриваясь в лицо собеседницы. Судя по реакции той, она действительно была не при делах и Мэг внезапно поняла, что это еще дерьмовей, чем конкретный замысел, который мог внести хоть какой-то ясности.
-Что может быть такого в музее, который стоит на костях умерших насильственной смертью на неосвященной земле? – демоница ответила вопросом на вопрос и усмехнулась, скептически посмотрев в свой стакан, лед в котором тал быстрей, чем должно от ее горячей руки.
-Еще как. – одержимая изогнула бровь, приоткрыв рот. Наверное, Мэг слишком часто влипала во что-то дурно пахнущее и уже была готова ко всему, потому что в отличии от «подруги» ее настолько не шокировало случившееся, скорей злило. – Мне довелось познакомиться с населением Алькатрасса и поверь, ты не захочешь испытать такое на себе. Не удивлюсь, что и здесь возятся агрессивные твари, но… -  Мэг поджала губы – Вариант с проклятием звучит разумно. Уж наверняка те, кого бросили подыхать в колодце среди других трупов, не откинулись бесследно. – раздраженно выдохнув, демоница залпом прикончила безвкусный виски и цокнула стакан на стол. У нее вдруг поплыло перед глазами и было чувство что жар так ударил в голову, что начал плавить мозги. Только каким-то чудом ее не вывернуло в этот момент, хотя едва ли совершенно пустой сегодня желудок мог удивить чем-то, кроме спазмов.
-Черт…  - тихо выругалась Мэг, зажмурившись и сжав переносицу пальцами. Дышать было тяжело и легче не становилось, а когда одержимая открыла глаза, они были черными, перед ними адски плыло, будто она стояла на раскаленном хайвее Юты и среди стола маячила призрачная голова. Это все больше начинало напоминать какую-то предсмертную агонию или, что там подобное могло быть у больного демона? Мастерс понятия не имела, что, потому что никогда не была настолько больной, кроме того влияния кольца Чумы. Но это явно было не оно по двум простым причинам, первая - мощь кольца сшибала с ног, а тут фон был другой, а вторая и главная - колечко было надежно припрятано самой же Мэг, так что...
Демоница напряглась, часто моргая и пытаясь сфокусироваться, развеять видение или хотя бы спрятать свою сущность. Ни того, ни другого не удавалось и теперь стало важным, чтоб никто левый этого не заметил.
-Хотела задать тебе тот же вопрос. Но похоже, мы обе видим одно и тоже и я не свихнулась окончательно. - Мэг сделала паузу, не сводя черных глаз с головы – Ты кто нахрен такой? – процедила она и недолго думая, цапнула солонку, чтобы, при случае, отправить этого прозрачного ушлепка, куда подальше.
-С чего вдруг ты помочь хочешь? Решил свои косяки исправить? - Мэг дернула бровью, столкнув большим пальцем крышечку с солонки. - Что, вы твари, с нами сотворили? - угрожающе прошипела Мастерс, логично решив, что призрак причастен к их бедам. [AVA]http://i.imgur.com/FvdiQyH.jpg[/AVA][SGN]...[/SGN]

+3

8

Дверь за ним резко захлопнулась. Спустя две-три минуты пастор уже находился в своём номере, и пытался сообразить, что ему делать дальше. Но как только он вспоминал музей, ход мыслей тут же менялся, превращаясь, впоследствии, в какую-то кашу, навевающую уныние и панику. Ни тело, ни разум не хотели подчиняться ему.
  - Соберись. - Тео сделал глубокий вдох, остановившись в центре комнаты. Но одного желания было мало, что-то по прежнему мешало ему сосредоточится. И это было в нём. В буквальном смысле. Нечто чужое, пытающееся подавить какую-то часть самого Девитта. Я не уверен, но...
  - Кристо. - ничего не произошло. Или ничего произойти и не должно? Когда подворачивалась возможность, Девитт всегда пытался узнать от пленённых демонов как можно больше информации о природе их происхождения и самой сути. Но в голову ни разу не закрадывалась мысль заставить одержимого упомянуть имя Христа и оценить последствия.
Нет, вряд ли это одержимость. Если это имя влияет на сущность демонов так сильно, то вряд ли сидящий внутри дымок позволил бы Девитту озвучить его. Но чёрт возьми, что-то или кто-то постоянно вмешивается в естественный ход его размышлений, порождая в мозгу противоречивые и странные мысли, а порой и навевая какие-то глупые желания. Отчаянное желание взять от жизни всё - давно ставшее чуждым самому Тео, к слову - сменялось ужасом и гневом, при одном только воспоминании о музее, в который непременно нужно попасть, не смотря ни на что. Девитт чувствовал как этот диссонанс опустошает его душу и разрывает её буквально на две части, оставляя лишь апатичный настрой. Который снова и снова разбавляли всё те же чувства и эмоции, создавая ощущение замкнутого круга, выход из которого ему упрямо не позволяли найти.
  В следующий момент Девитт почувствовал, что теряется равновесие. Он рухнул на колени, успев таки выставить руки перед собой, дабы не опробовать зубами прочность паркетной доски. Если так пойдет и дальше, то ему и до музея то добраться не судьба. Спасибо Райану за заботу, но обезболивающее в этом случае не спасёт.
  Кстати, об этой парочке, по вине которой Тео оказался втянут в эту гадкую историю. Точнее, Райан был тут совершенно не при чём, корень зла скрывался в его боссе. Почему проклятый старик выбрал именно это здание? Почему, черти бы его задрали, это должен был быть музей? Особого трепета перед старым хламом с вековой историей Тео не испытывал, в отличии от старого коллекционера. Потому и местом, и его содержимым интересовался совершенно неохотно, не особо и задумываясь над тематикой данного памятка старины. Он приехал сюда не ради выставок и экспонатов. Желание сломать еще один мост, связывающий его с прошлыми подвигами - вот причина его появления в этих краях. Конечно, Девитт мог бы неплохо заработать, согласись он на сделку со старой крысой Крейгом. Но раз уж принял решение, то надо идти до конца. Тео даже готов был думать, что Крейг проклял его за дерзость. Если бы тот не отправился к праотцам раньше, чем успел бы это сделать. От части, смерть старика избавила Девитта от груза проблем. Пастор перекрестился, со словами раскаяния за такую жестокую мысль. И в то же время, смерть его была слишком внезапной и довольно странной, что бы спокойно размышлять об этом, как о чём-то обыденном. Хоть связь между этими событиями была призрачной, и по большей части всё сводилось к немалому возрасту почившего, но была одна жуткая деталь объединяющая два разных события, в одну последовательную историю... Кстати, от тебя разит трупным ядом так же, как разило от него в последнее время.
  - И отяготела рука Господня... - рука пастора тут же потянулась к месту, где находилась язва.
  Да, эпизод с чумой навязчиво бился в висок. Да только глупость это. Филистимляне сами на славу постарались, дабы навлечь гнев на свой народ. Девитт же не сделал ничего такого, но всё равно был поставлен на счётчик у какой-то злой силы. А может и не злой? В общем, сознание в отчаянии цеплялось за мимолётную мысль подчинённого Крейга, пытаясь списать это сравнение на знак судьбы. Болезнь, трупы, подавление воли. Пастор никак не мог связать эти определения между собой. Но тут же он всерьез задумался над словами, которые были сказаны им немногим ранее. В последнее время боль настолько истерзала его тело и дух, что он забыл о возможной помощи свыше.
  Если ему и посылали знаки, то определенно не через чужие ассоциации. Заставить его преклонить колени в этом мире могла только одна сила.
Решил напомнить о себе, да? Ладно. Конечно это не правильно, цепляться за Тебя из отчаяния, но похоже Ты сам меня пинаешь на этот путь. Хотя я до сих пор этого не понимаю. Девитт прикрыл глаза, нашёптывая слова молитвы. Стоит отметить, с такой искренностью он этого не делал никогда. Но чувствовал, что с каждым произнесённым словом, тень внутри будто бы сжимается в комок, вбирая когти обратно, и уступая первенство в этом бою. Но не в войне.
  Язва никуда не исчезла, так же как и иные неприятные ощущения. Но по крайней мере конечности вновь послушно подчинялись импульсам головного мозга. Состояние сошло на сносный уровень. Но как долго оно будет сносным?
  Интересно, Райан уже смылся восвояси? Вероятнее всего, но чем чёрт не шутит? Возможно удастся расспросить его о смерти старика-коллекционера поподробнее и пролить немного света на это дело.
  Тео сделал глубокий вдох, будто бы пытаясь убедиться, что душевный недуг действительно решил отступить на этот раз. Приняв вертикальное положение тела, Девитт тут же обшарил свои карманы в поисках сотового телефона. Направляясь к выходу он попутно искал нужный номер в телефонной книге. Щелкнул дверной замок. Тео колебался, глядя на экран мобильника и порываясь нажать кнопку вызова. В конце концов решение было принято. Пока он шагал по коридору, трубка уныло выдавала протяжные гудки. Давай же, бери трубку! Пастор раздраженно отнял телефон от уха и набрал номер контакта еще раз, ступая на лестницу. Наконец-то с того конца провода отозвался грубый мужской голос. Коротко поприветствовав собеседника, Тео сразу перешёл к делу.
  - Я прекрасно помню, что вы большой любитель истории, мистер Финк. Так вот, вам наверняка что-нибудь известно о музее в Нивеле? Меня интересует всё, что связано с представленными там экспонатами и их историей. - он выдержал паузу - В долгу не останусь, сами знаете.
  Человек на том конце провода самодовольно усмехнулся.
  - Ты же говорил, что отошел от дел, Девитт. - Тео остановился на середине лестницы, недовольно поджав губы, и бегло осмотрелся вокруг. В голове мелькнула идея повесить трубку и поразмыслить над другими вариантами, но времени на это просто не оставалось. Ничто не появляется из небытия, даже не смотря на сильное желание. Вступив в торг с судьбой, придётся платить ей чем-то равноценным своему спасению. Пока есть такой шанс. В таких делах судьба бывает более сговорчивой, нежели смерть.
  - Сделаю исключение на этот раз. Мне очень нужна эта информация, мистер Финк. И мне она нужна срочно. Дело не терпит отлагательств. Просто расскажите мне, что знаете или помните об этом месте, попутно записывая моё имя в вашу чёрную долговую книгу. А потом можете справедливо выбивать из меня этот должок.
  В трубке повисло молчание, а нервы Девитта натянулись до предела. Если Финк сейчас выдаст какую-нибудь бесполезную, укоряющую, заумную пургу, длительностью в полтора часа, то можно надевать белые тапки, поочередно забывая все молитвы.
  - Знаешь, Девитт, - тот словно нарочно оттягивал время, дабы хорошенько пощекотать нервы своему собеседнику. Вновь послышался смешок, не оставляя Тео ни толики сомнений, что в этот момент губы оппонента растянулись в змеиной улыбке, - ты совсем не изменился.

+3

9

Рассчитывать на то, что прекрасные леди примут его, бесплотного духа, седая голова которого торчит посреди обеденного столика, дружелюбно было глупо. На что Дэнни Фентон - охотник за привидениями, рассчитывал поступая именно так было непонятно. А с другой стороны, как еще можно было подкатить к этим дамам. В голове мигом пробежался хоровод различных идеи и все как одна не могли обещать ничего лучше, чем тот план на котором парень решил остановиться сейчас. И отступать было уже поздно. Это показалось бы странным и не внушающим доверия. А Дэнни всё еще нужно было поговорить с дамами и выяснить всю доступную информацию, попутно заручившись их помощью, так как из услышанного раннее разговора он понял, что им тоже важно избавиться от призрачного проклятья.
- Воу-воу, полегче. Как бы банально это ни звучало, но я пришёл с миром. И я страдаю так же как и вы оба, в равной степени. Это очень долго и сложно объяснять. То что вы должны знать сейчас это то, что я не имею отношения к тем духам, что были в музее и мне, так же как и вам, нужно избавиться от них как можно скорее. - договорив дух бросил обеспокоенный взгляд в сторону окна гостиничного номера в котором находилось его тело. И, наверное, это было сложно заметить, однако если всмотреться повнимательнее, можно было заметить как по проекции периодически проходит мелкая рябь, словно помехи в старом телевизоре. Физическое тело страдало, оно испытывало боль и слабело с каждой минутой. Если Дэнни не поспешит, то он может навсегда остаться духом. Чуть тише он добавил к прозвучавшим ранее словам - или будет уже слишком поздно.
Торчать целую вечность посреди столика Дэнни не собирался, а потому он прошёл чуть дальше и обустроился на свободном стуле возле девушек. Он не волновался о том, что его может заметить кто-либо еще, так как вокруг было слишком мало людей и угол при котором он сидел был более-менее скрыт от посторонних глаз. К тому же, в любой момент можно было стать невидимым или же отлететь в сторону.
- Несмотря на то, как сильно мне хотелось бы провести побольше времени в окружении таких прекрасных дам, насладиться свежим воздухом и утренним завтраком, это слишком непозволительная роскошь в данный момент. У нас нет времени. С каждой минутой наши тела слабеют всё больше и больше. Надо воспользоваться тем временем пока мы еще способны разумно мыслить и сопротивляться. Каков был ваш план? Я думаю, нам стоит вернуться в музей и изучить проклятый колодец. Возможно я смогу выйти на связь с другими духами и узнать еще больше информации. Хотя в последний раз они не горели особым желанием контактировать со мной. Они похожи на самый неприятный вид духов с которыми мне приходилось когда-либо сталкиваться. Они мстительные, обозленные на кого-то. Судя по всему, на всех без разбора. Будет сложно работать с ними.
Ярко-зеленые глаза проекции рассматривали проходящих мимо официантов и других обитателей гостиницы. Замечая как они мирно распивают горячий чай с булочками, различными аппетитными пончиками и завтракая яйчницей с беконом, становилось немного завидно. Сам Дэнни не успел ничего поесть с утра. И будь он в физическом теле, то непременно бы почувствовал голод. Но будучи астральной проекцией он ничего не чувствовал. Однако помнил все ощущения, включая и вкусовые. Отряхнувшись как от наваждения Дэнни вновь вернул всё свое внимание к сидящим по бокам от него девушкам.

+2

10

Ещё до того, как посередине стола появилась странная прозрачная – и призрачная – голова, Элизабет успела подумать, что зря она это всё затеяла. Мало того, что в последние месяцы её не покидало чувство какой-то ужасной надвигающейся беды, с ней и самой слишком часто начали происходить вещи, самой сутью своею подтверждавшие, что это предчувствие её не обманывает – одна встреча с неведомыми тварями, в мгновение ока пожирающими людей и принимающими их облик, чего стоила. А потом ещё и джинны, да и вообще… а теперь вот, выходит, призраки. Волей-неволей задумаешься, не лучше ли и вовсе сидеть дома и… дожидаться лучших времён? Так себе выход, конечно – даже несмотря на то, что в эту самую минуту Элизабет больше всего хотелось упорхнуть в свой маленький уютный домик, забраться в постель и накрыться одеялом с головой, совсем по-детски убеждая себя в том, что это-то уж точно поможет разобраться со всеми бедами. Увы, пришлось напомнить себе, что бессмысленно бежать от того, что тебя пугает или причиняет боль – потому что рано или поздно оно всё равно тебя настигнет. Единственный выход – встретиться с этим лицом к лицу и выстоять… хотя бы попытаться выстоять.
Лиз рассеянно потёрла лоб, наблюдая за тем, как Мэг испепеляет вмиг почерневшими глазами незваного призрачного гостя, угрожая ему расправой… да, пожалуй, не стоило, по крайней мере, звать её с собой – теперь вот они обе, что называется, влипли, и кто будет виноват? Тот, кто выступил инициатором, ясное дело. Красноглазая чувствовала себя так, будто бы и в самом деле в чём-то провинилась – пусть даже Мэг пошла с ней в тот музей без принуждения или чего-то в этом духе. Должно быть, сказывалось отсутствие привычки работать даже не в команде, а вообще с кем-то… одним словом, чувство было препаршивым. Добро бы, она и в самом деле затеяла всё это ради «чего-то большего», а то ведь нет, из простого любопытства. Хотела безобидного и невинного развлечения, а получила… вот, что.
После слов «это очень долго и сложно объяснять» Лиз ужасно захотелось язвительно выдать что-то в духе «а ты попробуй, мальчик-привиденчик», но на язвительность и сарказм у неё уже не хватало сил. Она только сделала ещё один глоток уже начавшего остывать шоколада и едва заметно поджала губы в ответ на тихое, но, по смыслу своему, весьма патетическое «иначе будет уже слишком поздно». Да, теперь, кажется, уже было совершенно ясно, что в этом деле замешаны духи, но вот это вот явление, переместившееся из стола на соседний стул, логичности происходящему явно не добавляло. Сидеть рядом с привидением, которое – о, Боже мой! – делает тебе комплименты, было как-то странно, и Лиз невольно поёжилась от снова накатившего озноба. Прожив большую часть жизни в туманной Британии, она неоднократно сталкивалась с представителями призрачного мира, среди которых попадались самые разные экземпляры – в том числе, и те, которые то и дело норовят запустить в вас чем-нибудь тяжёлым или выбить из рук чашку чая, вылив обжигающую жидкость вам на колени, – но этот парнишка всё равно был странным. Хотя бы уже потому, что до сих пор Лиз не слышала, чтобы у духов были какие-то внутренние разборки. Что у них тут, международный конфликт? Не лезь в наш колодец, самим тесно?
– Ты дух, но у тебя есть тело? – Элизабет смотрела на прозрачную фигуру очень пристально и очень скептически – по большей части, причиной тому была необходимость сопротивляться ужасной головной боли, которая возникала теперь при каждой попытке сосредоточиться и начать думать. Стоило только попытаться выстроить факты в какую-никакую логическую цепочку, как длинные острые иглы словно пронзали виски, впиваясь прямо в мозг – словно… словно кто-то внутри хотел помешать ей думать? Те духи, о которых упомянула Мэг… агрессивные, опасные – да, но могли ли они воздействовать на демонов так же, как на людей? Овладевать их телами? Мысль казалась абсурдной – но жизнь вообще штука абсурдная, и отметать подозрения только лишь по этой причине было бы, пожалуй, не слишком разумно.
– То есть, ты предлагаешь нам вернуться в музей и залезть в колодец? В логово злобных духов, которые пытаются нас со свету сжить? – Взгляд Элизабет оставался всё таким же скептическим, а в голосе явственно звучало сомнение пополам с удивлением: по большому счёту, у неё не было ни малейшего повода верить этому странному… существу. Тем более, что «существо» это уже наверняка поняло, что имеет дело с демонами, а представить себе, что кто-то может пожелать помочь демонам… ну, трудно. – Если они и в самом деле такие злые, мстительные и опасные, с чего они вдруг согласятся с нами общаться? А если это и в самом деле чьё-то предсмертное проклятье, то я очень сомневаюсь, что они расскажут нам, как его снять. Если только попытаться обмануть их… или предложить что-то взамен… Только вряд ли это сработает, – с горечью усмехнулась Лиз. Да уж, заключать сделки с призраками ей до сих пор не приходилось.

+2

11

Прекрасная леди в лице Мэг вообще редко отличалась дружелюбием без особой на то нужны, особенно к призракам и особенно к тем, кто появляется среди стола в самый неподходящий момент. Она и без того была сильно не в себе и чувствовала себя все дерьмовее с каждой минутой, а тут еще одна прозрачная проблема образовалась, которая в дополнение к состоянию демоницы бесила просто неимоверно.
-С какого рожна мы тебе вдруг поверим?! – рыкнула Мэг сквозь зубы, все еще не выпуская из руки солонки пальцы на которой сжимались все сильнее от напряжения демоницы и того мерзостного чувства, что  расползалось по ее нутру.  Невольно проследив за взглядом призрака, Мастерс наткнулась на окна номеров и прищурив глаза снова враждебно зыркнула на прозрачного парня. Первой мыслью было двинуть  обратно в номера и прошарить там как следует. Ведь что-то там заинтересовало призрака… или  нет? Сейчас у Мэг даже представить не получалось, что это могло быть, она вообще не могла собраться с мыслями, чувствуя себя, как в раскаленной духовке, от жара которой форменно плавятся мозги. А парень все трепался и трепался. Демонице пришлось изо всех сил напрячь внимание, чтобы понять, о чем он толкует.
-Стоп-стоп-стоп. – проронила черноглазая, поведя головой и облизнув пересыхающие губы – МЫ? Что значит мы? Ты с чего взял, то мы будем с тобой сотрудничать?! С чего ты взял что нам вообще нужна твоя помощь?! – Мэг вскинула брови, просто охреневая от такого подхода парня и вообще от всего происходящего. У нее было сильнейшее желание потрясти головой и избавить от наваждения в виде и призрака и собственного адового недомогания, лишающего сил. И нет она не собиралась делиться с призраком планом, которого по сути еще и не было.
-Ты что какой-то мертвый медиум? – в след за Элизабет враждебно проговорила демоница, мельком глянув на «подругу» неизменно черными глазами, -  Где доказательства, что не ты сейчас сидя здесь управляешь нашим состоянием?! – она снова ощетинилась в адрес странного призрака или кем он там был? Это ведь надо быть полной дурой, чтобы вот так с порога поверить хоть одному его слову. А как существо способное само лихо обвести вокруг пальца и натянуть, Мэг вдвойне никому не доверяла.
-Я не намерена вести переговоры с призраками! – процедила она с усмешкой, - Это чертов бред!  – наконец она отбросила  солонку, рассыпав белые крупицы по столу. – Ты что веришь ему…? – вскинула Мэг брови, глянув на Элизабет  замолкая, словно обрываясь на полуслове. Кажется, ее начинала накрывать катастрофическая  паранойя, поднимая за собой нечто напоминающее нездоровую панику. Здесь вообще ничего здорового уже не оставалось. Даже собственного рассудка, а это Мэг ненавидела больше всего, когда вот так начинаешь впадать в  разлад с самой собой. Она с трудом взяла себя в руки, поборола паранойю, насколько смогла и поток информации в голове медленно, но верно начал приобретать разумные очертания. Поборов свою паранойю, Мэг, наконец вникла в сказанное незваным собеседником. Кем бы он ни бы, он дал им какой-то информации. Отправной точки, от которой можно было начать работать, даже если она была ложью.
-Я соглашусь только с одним. В музей нам придется вернуться. – раздраженно проговорила Мэг, будто пытаясь не сорваться – Все ответы явно там, но…. – она многозначительно посмотрела на призрака и на автомате глотнула виски из своего стакана. Гадкого, дрянного виски, на этот раз с однозначным гнилостным привкусом, ощутив который Мэг сразу же подавилась напитком, заходясь в жутком кашле и ни разу не эстетично расплескивая его изо рта по столу.
-Черт…! – выдавила демоница, не в силах остановиться. Она выронила стакан из ослабевших пальцев и упала рукой на стол, свешиваясь сбоку и продолжая захлебываться мучительным, болезненным кашлем. Виски во рту давно не осталось, но тот вкус, что он принес никуда не делся, лишь становился все сильнее, будто вытекая откуда-то изнутри вместе с употребленной ранее выпивкой. Мэг стоило огромного труда и усилий, чтобы унять кашель, шумно хватая воздух и вытирая губы дрожащей от напряжения рукой.
-Твою мать... - прошипела Мэг, пораженно смотря на запястье, испачканное черной субстанцией. Она же была и на полу, куда Мэг бросила взгляд после. Ну теперь хоть стало понятно, откуда у нее трупный привкус во рту. От нее же самой... От такого осознания про спине скатился холодок. - Плохо дело. - Мэг глянула на Бэт, быстро моргнув два раза, потому что подруга расплывалась перед глазами в неясное пятно.
-Надо разобраться с этим дерьмом, пока концы не отдали. - торопливо проронила Мастерс, нетвердо вставая из-за стола.

[AVA]http://i.imgur.com/FvdiQyH.jpg[/AVA][SGN]...[/SGN]

+3

12

Спускаясь, Девитт всё еще продолжал слушать собеседника на том конце провода. Едва нога пастора миновала последнюю ступеньку, как перед ним внезапно выросла женщина, по виду деловой масти. За ней показался и мужчина, судя по всему сопровождающий её.
  - Ах, прошу прощения. - коротко и сухо проронила барышня, и поспешила обойти Девитта. Человек в строгом костюме последовал её примеру. - Безобразие! Я буду жаловаться администратору. Даже кофе не попить спокойно. Я не намерена уживаться на одной территории с психами! - дамочка, видимо, была оскорблена настолько, что сдерживать поток ругани было выше её сил. И потому столь эмоционально жаловалась своему брату-свату-другу-компаньону, кем бы он там ни был, что услышать обрывки её негодующей речи не мог разве что глухой.
  - Что там у тебя? Ты меня слушаешь, Девитт? - голос в трубке требовательно отозвался в ответ.
  - Да. Продолжайте.
  Пока Тео уверенно направлялся в сторону кафетерия, длинная тирада Финка подошла к концу. Пастор всё ждал каких-нибудь мистических деталей, вроде колдуна в стройных рядах полка или какой либо умирающей матери, которая прокляла место, человека или всё и сразу. Но так и не дождался. Мертвецы в колодце - это единственное, за что можно было зацепится.
  В кафетерий Девитт решил вернуться, по причине подозрений, что безобразничать там начал никто иной, как его "добрый и милый" знакомый. Ибо мог. Очень даже мог. Особенно когда находился в расстроенных чувствах. Но всё оказалось намного хуже. А я-то надеялся, что ты избегаешь дурных компаний.
  Блондинка за одним из столиков привлекла его внимание сразу. Не словами, но действиями. А точнее поведением. В помещении хоть и стало малолюдно - не будем показывать пальцем на виновников - но посторонний шум всё равно забивал речь девушки, которую она произносила хоть и со злостью, но не настолько громко, что бы, к примеру, перебудить целый погост. Тео неспешно приближался к ней со спины. Точнее, к столику за которым сидели барышни. Он опасался, что рыженькая знакомая может предупредить подругу (?) о надвигающейся угрозе, хоть с Элизабет они, в принципе, разошлись довольно мирно, но мало ли! Однако же красноглазая заинтересованно разговаривала... со стулом. Пастор всерьез призадумался о том, не одолевают ли его самого коварные галлюцинации, ибо картина представшая перед ним разила безумием настолько, что Тео неожиданно для самого себя разделил переживания той женщины, с которой столкнулся у лестницы.
  -Надо разобраться с этим дерьмом, пока концы не отдали. - едва хозяйка этих слов попыталась принять вертикальное положение тела, Девитт тут же схватил её за локоть, сжав пальцы настолько сильно, насколько мог, ибо относительно ипостаси светловолосой дамочки его одолевали сомнения. А у нелюдей, обычно, силы куры не клюют.
  - Дорогая, вот ты где, - холодно оценив черноту в её глазах, Тео притянул оную ближе к себе, позаботившись о том, что бы дальнейшие словам могла услышать только рядом стоящая незнакомка - будешь сопротивляться, я накормлю тебя солью и отправлю туда, откуда ты пришла. - сделав лицо попроще, и немного отстранившись, пастор продолжил разыгрывать спектакль - Кажется ты немного перебрала со спиртным, выглядишь не ахти. Тебе бы на воздух. - опасаясь что приложи он больше усилий и неизвестная просто рухнет лицом в землю, пастор слабо подтолкнул девушку в спину ладонью, призывая двигаться вперёд. Видеть демона - демона, Боже! - в таком состоянии ему было одновременно и смешно, и грустно. Но даже не смотря на своё состояние и положение, барышня всё же старалась по всякому показать ему своё недружелюбие, и недовольство ситуацией. На Девитта заново начало накатывать раздражение.
  - Лиз, - поднимая на руки бунтарку, Тео обратился к рыжеволосой, которая наконец таки обратила на него внимание, - где твой номер?
  Ситуация требовала быстрого её разрешения. Но такими темпами, получится только скандал и провокация, которые закончатся визитом администратора и возможным выселением. К слову, последний мог быть уже на пол пути в кафе. Поэтому действовать надо было решительно. Пастора передёргивало от мысли, что в данный момент он добровольно и осознанно спасает шкуру прихвостня Сатаны. Но другого не остается. Пусть одержимая едва держится на своих двоих, но злоба в ней просто ключом бьёт. А как известно, ярость - это такая вещь, которая заставляет забывать о боли и немощи. Да и судьба любительница иронизировать. Кто знает, чем может всё это обернуться для посетителей отеля. И как представитель Его, в первую очередь Девитт должен позаботится о том, что бы влияние и гнев бесовских отродий не настиг простых людей.

Отредактировано Theodore Dewitt (15.06.17 22:07)

+3

13

Воспринимать призрачную субстанцию дружелюбно девушки напрочь отказывались. Плохое самочувствие изрядно подпортило им настроение. Наверное, это и было решающим фактором такого негативного отношения. Причины страдании не ясны до конца, так что нужно, нет, просто необходимо, сорвать свою злость и досаду на ком-то постороннем. И Дэнни не брался судить их за это. Он все прекрасно понимал. Его беспокоило лишь то, смогут ли они доверять ему. И сможет ли он сам доверять им? Учитывая, что девушки оказались совсем не простыми, а самыми настоящими демонами. Их угрозы могли действительно быть опасными. В канонах Библии, да и прочих религиозных книженциях, которые парень никогда не брался читать, да и, в принципе, не планировал, ни в каком ближайшем будущем, эти черноглазые существа описывались как весьма хитрые и пронырливые твари, желающие причинять людям только зло, в чистом виде. Благоразумие мигало красными огоньками и надписями "Беги, мой мальчик! Беги как можно дальше! Спасайся!" И ему действительно стоило бы, не то чтобы бежать от них, но оставить страдать дальше, надеясь, что в итоге, они помрут. Демоны - зло! Любой здравомыслящий человек вам это подтвердит. А сколько страдании и боли эти двое, наверняка, уже успели доставить кому-либо? Всё человеческое существо Фэнтона умоляло его уйти. Но, по какой-то неведомой причине, он не мог этого сделать. Попросту не мог преодолеть себя и сделать хоть шаг. Мозг чуть ли не кипел пытаясь найти хоть какое-то оправдание такому ступору, что до сих пор заставлял Дэнни остаться на месте.
Объединив силы вместе с ними я смогу разрешить проблему куда быстрее, чем в одиночку. К тому же, их демоническая сила может пригодиться против толпы озлобленных духов. Если за один только визит в музей они смогли заразить непонятно чем меня и еще нескольких существ, то они должно быть очень сильны. А ведь мы даже не приближались к тому несчастному колодцу.
Дэнни молчал, угрюмо наблюдая за девушками, сидящими возле него. Он молчал, потому что молчание было самым разумным ответом в данной ситуации. Ему больше нечего добавить. Ничего, что он мог бы сказать им сейчас не возымело бы должного эффекта. Если тебе не доверяют, ты ничего не можешь с этим поделать. Разве что, доказать свою преданность на деле. Всё зависело от решении демонов. Хотят они работать вместе с призраком для спасения "собственных" шкурок или нет. Одна из них спросила про его тело, будто о чём-то догадываясь. Но парень проигнорировал её слова так, словно не расслышал их, или не заметил. Ни к чему выдавать созданиям ночи лишнюю информацию про себя. Ни к чему связываться со столь плохой компанией. Вязать свитерочки перед камином в старости они уж точно вместе с ним не будут. А у Фэнтона и без них хватает проблем в жизни. Зачем вливать туда новую отраву?
Спустя какое-то время другому демону стало заметно хуже. Удивительно как с такой реакцией никто из посетителей не испугался и не бросился на помощь несчастной девушке. К счастью, людей вокруг почти не было. А те кто был находились слишком далеко, чтобы что-то увидеть. Изо рта демона вытекало что-то тёмное и противное на вид. Дэнни поморщился представляя как его тело сейчас испытывает подобные ощущения. А ему в него еще возвращаться. Тогда уж все пропущенные ощущения и боли мигом накроют его с головой, как жуткая, зловонная волна. От предвкушения такого момента его аж передернуло.
К тому времени как он пришел в себя, к ним, внезапно, подлетел неизвестный мужчина. Он появился словно из ниоткуда и забрал с собой одну из девушек. Однако Дэнни вовремя успел стать прозрачным, чтобы остаться незамеченным. Вновь всё кому-то объяснять желания не было. А мужчина, между тем, поднял демона на руки и куда-то повел. Как только парочка отдалилась Дэнни вновь включил видимость и задал оставшемуся черноглазому скорее риторический вопрос - Парень? Муж? Он в курсе, что нам нужно выдвигаться? Время поджимает. Нет времени на романтику.

+2

14

Вызванное неожиданным появлением призрачной головы, у которой то ли было тело, то ли нет, удивление постепенно начинало сменяться раздражением. Всякий раз, когда Лиз было плохо в смысле физического недомогания – для демона случай редкий, но всякое, увы, бывает, – она стремилась остаться в одиночестве, вдали ото всех, словно раненая зверюшка, для которой окружающий мир в такие мгновения становился вдвойне враждебным. С того страшного времени, когда она с переменным успехом боролась со своей болезненной зависимостью от человеческой крови, это стало ещё и вопросом безопасности. Или даже выживания. Слабость всегда влечёт за собой потерю бдительности, а когда опасность рядом… одним словом, исход известен и печален. Вот и сейчас ей ужасно хотелось оказаться где-нибудь в тихом, тёплом месте, полежать на мягком, закрыв глаза, и тогда, может быть, она сможет сосредоточиться и придумать что-то, что поможет ей избавиться от всего этого кошмара…
Голос Мэг гулко отдавался в голове, а любое произнесённое на повышенных тонах слово, казалось, втыкалось в виски раскалёнными иглами. В сущности, Элизабет понимала её возмущение: для таких, как они, верить кому-то – непозволительная роскошь. Верить призраку в ситуации, когда опасность для них представляют призраки – и вовсе нечто близкое к абсурду. А уж верить призраку, который знает, что перед ним демоны… Конечно, он должен знать – раз уж чёрные, как безлунная ночь, глаза Мэг его не удивили. Тут, правда, стоило бы задаться вопросом, могут ли призраки вообще удивляться, но он ведь, вроде как, и не просто призрак, а… что-то. «Мёртвый медиум»? Может быть, и это даже почти забавно. Смеяться, правда, не хотелось; думать о том, что существо, находившееся так близко, может быть причастно к их страданиям – тоже. С одним Элизабет была точно согласна: перспектива ведения переговоров с мучившими их призраками выглядела весьма сомнительной. Откровенно говоря, она вообще не представляла, как с призраками можно о чём-то договориться. Они же… призраки!
– Ты что веришь ему…?
– А? – рассеянно переспросила Лиз, вздрогнув от неожиданности. Мэг так увлечённо объясняла призрачному силуэту, что они никогда и ни за что не будут иметь дела с ним и ему подобными, что красноглазой начало казаться, что про неё и вовсе позабыли; сознание же её, обрадованное тем, что его больше не мучают попытками осознать происходящее, медленно, но неумолимо куда-то поплыло. И, только перехватив взгляд Мэг, который она устремила на неё, Элизабет поняла, что тоже смотрит в пространство пустыми глазами, в которых начинает плескаться паника. Надо было срочно, любой ценой, взять себя в руки и сделать… хоть что-то!
– Я просто… – начала было она, пытаясь придать голосу хоть немного твёрдости и уверенности и объяснить Мэг, что она, конечно, не верит этому существу, и что она вообще всё ещё сомневается, что это не какая-нибудь коллективная галлюцинация, и что ей просто кажется, что нужно обсудить хотя бы какой-то возможный выход, но… Все слова, казалось, вылетели из её рыженькой головки, и Лиз просто сделала многозначительный и всеобъемлющий взмах рукой, едва не сбив при этом чашку с остатками горячего шоколада. И оживлённо – ну, почти оживлённо, – кивнула: – Музей, да! – и только после этого вспомнила, что, вообще-то, несколько минут назад высказывала скептические замечания по поводу необходимости лезть в логово к призракам. Может, стоило начать искать ответы на вопросы издалека? Или, на деле, у них и времени-то на эти поиски нет? Внезапно занывшая и словно онемевшая после взмаха рука, похоже, намекала, что и правда нет.
А потом всё начало стремительно падать к отметке «Мы все умрём!»
Сначала Мэг выронила стакан и повалилась на стол, заходясь таким кашлем, с которым люди спешно вызывают «скорую» и начинают вспоминать, заверили ли завещание у нотариуса. Лиз инстинктивно рванулась вперёд, чтобы помочь ей, но не смогла даже подняться: ноги сделались совсем ватными, и она неуклюже плюхнулась обратно на стул, едва не съехав с него на пол. Только тогда она, наконец, вспомнила, что в кафе они находились не одни, и нервно огляделась по сторонам: не привлечь внимания они не могли, а значит, сюда уже наверняка идёт охрана… ну, конечно, только этого им сейчас и не хватало! Однако, растерянный взгляд, которым она обводила небольшое помещение, наткнулся совсем не на охранника, а на…
– Теодор?
Элизабет не без усилия сфокусировала свой взгляд на мужчине, который подошёл сзади к Мэг – примерно так же, как это сделала сама Мэг несколько мгновений назад, пытаясь сосредоточиться на красноглазой. Нет, если это галлюцинация, то слишком уж странная, потому что с чего бы ей вдруг начал мерещиться именно «тот самый» техасский пастор, которого она видела один раз в жизни год назад? Выходит, и правда он?
- Дорогая, вот ты где.
«Всё-таки померещилось», – подумала Лиз. Потом оценила холодность, с которой предполагаемый пастор разглядывал Мэг, и подумала: – «Или нет». Что он там такое сказал черноглазой, она не расслышала, но, судя по выражению его лица – ничего хорошего. Интересно, он им прямо здесь сеанс экзорцизма устроит или сначала в сторонку отведёт?
- Лиз, где твой номер?
Значит, в сторонку всё-таки отведёт. Нет, Лиз, конечно, было приятно, что её узнали, да и разошлись они год назад вполне себе мирно, но что-то ей подсказывало даже в таком плачевном состоянии, что пастор едва ли рад её видеть. И, даже если эта встреча настолько случайно, насколько таковой кажется, чем она для неё закончится – неизвестно.
Мысли об этом расстроили Элизабет окончательно. Слабость, которая ещё полчаса назад казалась просто неприятной, теперь попросту пугала, а навалившаяся на плечи усталость словно придавливала её к стулу. Сейчас Лиз сомневалась не только в своей способности совладать хотя бы с одним призраком или, на худой конец, сбежать отсюда домой, но и в том, что она вообще сможет подняться на ноги. На раздражение уже не оставалось сил, и оно сменилось какой-то давящей обречённостью.
- Парень? Муж? Он в курсе, что нам нужно выдвигаться? Время поджимает.
Элизабет снова вздрогнула, когда рядом зазвучал голос призрачного существа. Кажется, краем глаза она заметила, что оно исчезло, а теперь, выходит, снова появилось? Впрочем, за точность своих наблюдений она сейчас не поручилась бы – да и так ли это было важно? Точно она помнила только то, что ответов на свои вопросы – важные, как казалось ей самой, – она не дождалась, поводов доверить, возможно, собственную жизнь существу, чья природа оставалась ей не до конца известной, у неё не прибавилось, а, между тем, это самое существо, похоже, собиралось ею командовать.
– Вижу, отвечать на вопросы такой, как я, ниже твоего достоинства, – устало заметила Элизабет, с трудом поднимаясь со стула. Обычно её раздражало то, как меняется отношение собеседников к ней, стоит им только узнать о её истинной природе, но сейчас у неё не было сил злиться или обижаться. Она просто констатировала очевидный и привычный для неё факт. – Брезгуешь? – Лиз горько усмехнулась и, неловко подхватив сумочку, медленно пошла за Теодором.
Нагнать его и не споткнуться по дороге оказалось делом трудным, но, на удивление, выполнимым. С лестницей наверх всё обстояло намного хуже, но лифта в маленькой гостинице не было, а доползти до номера было нужно. Зачем? Хороший вопрос. На что может рассчитывать демоница, которая ведёт к себе в номер священника? Почему ему вообще понадобился именно её номер? Что он хочет с ними сделать? Имеет ли он отношение к тому, что происходит? Слишком много вопросов. Слишком мало сил, чтобы хотя бы разомкнуть пересохшие губы. Кажется, у неё тоже начинается жар.
– Я сейчас, – пробормотала Лиз, с третьего раза попав ключом в замочную скважину. Закусив губу, с усилием повернула его и толкнула дверь, едва не повиснув на ручке. Потом прошла внутрь, положила сумочку на прикроватный столик, а сама опустилась на край аккуратно застеленной кровати, сцепила начинавшие то ли дрожать, то ли неметь, руки на коленях и, наконец, взглянула на Теодора.
– А что ты собираешься делать? – спросила она так, словно в чём-то провинилась перед ним лично и теперь ожидала наказания – и всё из-за этой ужасной слабости, вечно заставлявшей её ожидать от каждого встречного, что он хочет причинить ей вред.

+3

15

Это было невероятно паршиво, когда не можешь сосредоточиться! Внимание Мэг просто рассеивалось,  собрать его обратно и тем более удержать стоило ей огромных усилий. Голову пронзало болью, а перед глазами плыл воздух, словно в нем повисло марево жары, хотя до пекла пустыни городку было ой как далеко. Только поэтому она своей чувствительной пятой точкой вовремя не почуяла приближение со спины еще одного субчика, заинтересованного в деле. О нем Мэг узнала, когда он был уже в опасной близости от нее. Едва успев подняться на ноги, она почувствовала крепкую до боли хватку на локте и тут же метнула взгляд на того, кто посмел так нагло хватать ее. Взгляд наткнулся на мужчину в черном, которого Мэг никогда раньше не видела.
-Какого…?! – рыкнула одержимая в ответ на его слова, яростно дернув рукой, но рывок оказался непозволительно слабым для демона, этим видимо и пользовался прошаренный незнакомец, а Мэг была готова взвыть от бессилия. – Только попробуй, утырок! – тихо и  взбешенно огрызнулась она, шумно втягивая воздух и дергая рукой снова. Все также слабо и понимая, что сейчас силы явно на стороне неизвестного типа, решившего устроить этот паршивый театр ради… ради чего?! Мастерс пока не врубалась. Единственная мысль была о том, что это охотник и сейчас ее кинут в ловушку и действительно отправят в пекло, а она даже сделать ничего не сможет! От напряжения голова еще больше загудела…
-Да убери руки! – ощетинилась Мэг, высвобождая, наконец локоть. Но повинуясь руке мужчины уже на спине, ей пришлось двинуться между столиков. Шаг, другой, третий, ноги вроде слушались, во всяком случае так казалось Мэг до той секунды, в которую она поняла, что пространство кренится и она еле успевает влететь рукой в соседний стол, сваливая с него на пол оставленные бокалы.
-Дьявол!!! – задыхаясь выплюнула Мэг, шарахнув кулаком по столу и отталкиваясь от него прямо в руки к незнакомца, сама того не желая. – Чтоб тебя!  Отвали, гребанный ты…!!! – как могла забрыкалась одержимая, проклиная свою слабость из-за которой не смогла хорошенько вломить не в меру не равнодушному к себе мужику и вместо этого оказалась у него на руках.
- Что?! – роняя назад голову, она скосила черные глаза на Элизабет – Он что твой приятель?! Какого хрена вообще?! –рявкнула демоница на «подругу», делая еще одну попытку, высвободиться, но лишь снова закашляла, вцепляясь пальцами в рубашку «муженька» и склоняясь на бок, насколько вышло, чтобы не захлебнуться черной дрянью. Противно, дорогой? А никто не просил хватать ее на руки!
Путь до номера прошел для Мэг как-то незаметно, кажется она даже отключалась на время. Вот они стояли в кафе, а вот ее уже не слишком бережно сгрузили на кровать, взорвав боль в голове. Сильную и тягучую, но она, как ни странно немного взбодрила и одержимая неуклюже перекатилась на бок, свешивая ноги с кровати и садясь, ловя в фокус пол.
Валить, валить отсюда - сверлила плавящийся мозг мысль. Мэг зажмурилась пытаясь телепортироваться хотя бы во двор, но черта с два. Все чего она смогла добиться это характерного мерцания света в лампочках и того, что ей стало еще жарче и хуже. По лицу заструился пот и хотелось просто упасть в ванную со льдом.
Дыша мелко и часто она глянула на мужчину,  вытирая ладонью губы и бесцеремонно обтирая ее о покрывало кровати. Ей стоило титанических усилий не высказать этому кренделю все что она о нем думает и куда бы ему пойти, просто потому что она даже драться сейчас не могла, а его обещание ужина из соли помнила отлично. И только сейчас Мэг заметила, что мужик еще и священник. Ну вообще отлично!
-Отправишь в ад сперва меня, потом свою подружку? - в след за Элизабет спросила Мэг и злобно зыркнула на красноглазую за такую подставу, ведь та утаила свое любопытное знакомство, после чего  медлительно поднялась с кровати и, как пьяная добрела до минибара, тяжело упираясь в него одной рукой, а второй, вытягивая сразу несколько бутылочек спиртного, одну из которых тут же откупорила и вылила содержимое в себя. Вкус у виски появился, вот только той самой гнили, что периодически лезла из демоницы наружу, а нутро спиртом обожгло так, словно воды святой глотнула, от чего Мэг передернула плечами. Впрочем, это не остановило черноглазую и она сразу взялась за вторую, все также нетвердо, словно вот-вот упадет, направляясь к двери мимо охотника, судя по всему.
-Знаешь, святоша. - ядовито процедила ему Мэг, - У меня нет на тебя времени, развлекайся с рыжей, а я хочу пережить этот день. - продолжила демоница. Она все еще злилась на Бэт, вот и надумала оставить ее залогом. Пусть сидит тут со своим другом, а она сваливает. Рискованный шаг получался, учитывая обстоятельства, но в нем крылась и доля проверки - как поведет себя падре и, на что он вообще настроен? Даст уйти - прекрасно! Мэг все равно  иначе не могла, времени на борьбу еще и с охотником действительно не было, она  буквально чувствовала, как нечто в ней ее добивает и ей наступит крышка, если в ближайшие пару часов она не решит, как спастись. И да, тот хренов прозрачный пацан мог бы ей пригодится... оставалось найти его.
[AVA]http://i.imgur.com/FvdiQyH.jpg[/AVA][SGN]...[/SGN]

+3

16

Девитт почувствовал себя неловко, услышав обращение Элизабет. Но ситуация требовала действий, а не слов. Время на светские беседы у них еще будет. Может быть. Если удастся пережить этот день. Нельзя было сказать, что рыжеволосая была абсолютно такой же, как бесчисленное множество подобных ей заблудших душ, но всё таки Тео знал о ней не столь много, что бы делать какие-либо выводы. Поэтому придерживался мнения, которое извлек из книг и рассказов матёрых охотников на нечисть: никогда не верь демонам. Профессия, конечно, требовала от пастора радикального отношения к черноглазым, что уж говорить о торгашах, которых он теперь презирает и будет презирать даже после смерти. Но всё те же наблюдения и чужой опыт, просто кричали об опасности относится к этому миру субъективно. Слепая жажда мести - не лучший соратник. Надежда всегда была чувством чуждым пастору. Но отчаянное желание отыскать потерянных друзей, порождало в нём эту наивную веру в то, что может быть есть и такие нечистивцы, которые еще помнят как оно было быть человеком? Встреча с Элизабет стала еще одним поводом для такой надежды. Наверняка, он когда-нибудь пожалеет, поплатится за свою снисходительность. Может быть даже сегодня. Но по другому Девитт не мог и не хотел.
  То, что происходило с этими двумя рушило все каноны. За испорченную рубашку, Тео когда-нибудь обязательно отблагодарит эту буйную особу. Как - пока еще не придумал. Ибо ход мыслей пастора пошёл в совсем противоположную от гнева сторону. Кто-нибудь из охотников мог когда-либо похвастаться пойманным демоном, который буквально разлагался в руках? Демон, который позволил поймать себя голыми руками. Фантастика! Исходя из описаний и характеристик, демоны - существа эгоцентричные. Вряд ли хоть один представитель позволил бы себе нахождение в подобном состоянии, не говоря уж о явлении в таковом на люди, где есть вполне реальный шанс стать добычей экзорцистов. Что до Элизабет...  Демоны всегда отличались природной ловкостью. И в предыдущую их встречу Тео не заметил за этой барышней каких либо странных недостатков. Создавалось впечатление, что она на грани опьянения, но разве демонам присуще такое состояние? Похоже, слова блондинки, о том, что парочка влипла в неприятность были более чем правдой.
  Едва представилась возможность избавится от лишнего груза на руках, Девитт поспешил опустить одержимую на свободную койку, чувствуя вновь как отнимаются конечности. Скажет еще потом, что специально бросил! Пастор на мгновение поднёс ослабевшую ладонь к лицу, накрыв ею лоб, и помолился про себя еще раз, в надежде что трюк и в этот раз возымеет эффект.
  – А что ты собираешься делать? - знакомый голос прервал его и заставил обернутся. Действительно, что делать-то теперь? Что он вообще собирался делать до того, как встретил этих двоих?
  - Отправишь в ад сперва меня, потом свою подружку? - он снова повернулся к проблемной дамочке, осмотрев её недовольным взглядом. Неплохая идея, надо сказать. Неплохая, но опрометчивая. Судя по всему, изгнать этих двоих в пекло не сложнее, чем стащить полотенце из отеля. Как сказал некий умный человек однажды: гордость есть плод долгой и муторной борьбы за желаемое, а лёгкая победа, ровным счетом, не значит ничего. Ну или что-то в этом роде. Пастор тяжело вздохнул, стаскивая с себя измазанную какой-то гадкой дрянью рубашку, молитвами черноглазой. Расхаживать с таким пятном было не ахти как приятно. Но опешил с раздеванием, вспомнив о собственном состоянии. Едва соскользнув с потемневшего от заразы плеча, ткань тут же скрыла его. Застёгивать пуговицы Девитт уже не стал.
  - Давайте, для начала, все успокоимся, хорошо? - схлопнув одну ладонь с другой, пастор натянуто улыбнулся и поджал губы, коротко кивнув пару раз, и стараясь подавить раздражение. Сначала он повернулся к блондинке, - Тебя бы действительно стоило вернуть обратно к твоему рогатому папашке, ибо с твоей подачи у нас всех могут быть серьезные неприятности. Вы, демоны, видать совсем забыли, что такое обретаться среди людей. Потому что привыкли пачками отправлять их к праотцам, когда что-то мешает вам жить и здравствовать! - Тео снова глубоко вздохнул, запоздало обратив внимание на то, как повышается тон в собственном голосе. Для обсуждения злодеяний сотворённых демонами не хватит и вечности. Да собственно, и не с этой целью он сюда шёл. Читать морали демону, всё равно что заставлять бить атеиста челом перед распятием. Сейчас важно было дать понять барышням, что в данный момент времени они совершенно не интересуют его как потенциальные жертвы. Они интересуют его больше, как бомбы замедленного действия.
  - Знаешь, святоша. - уперев руки в бока, Девитт смерил собеседницу презрительным взглядом, - У меня нет на тебя времени, развлекайся с рыжей, а я хочу пережить этот день. - недолго пронаблюдав, как девушка направляется в сторону двери, пастор тут же отдёрнул её в сторону, схватив за запястье, и возвращая в центр помещения.
  - Если хочешь его пережить, - он грубо вырвал бутылку из рук блондинки - тогда прекращай вести себя как отбитый подросток и включи мозги, прокаженная! - попытки вернуть спиртное были пресечены сомкнутой пятернёй на горле, и несильным толчком прочь от себя. - В таком состоянии, даже десятилетний ребёнок сможет с тобой справиться! И не надо думать, что это проявление заботы. Я забочусь, но не о тебе, а о людях, которые могут стать жертвами твоего плохого настроения. И если хочешь еще что-нибудь возразить, можешь отправляться в Ад прямо сейчас! - не отводя пронзительного взгляда от лица одержимой, он добавил - Подумай, стоит ли идти на поводу у гордыни, когда есть возможность сохранить свою шкурку? - отступив от черноглазой, Девитт на мгновение отвернулся от демониц, уронив голову на грудь и проведя рукой по затылку. Обернувшись, он поочередно переводил взгляд с одной девицы на другую - Вы были в местном музее, посвященному резне при Ватерлоо?

+3

17

Неизвестный меж тем, заграбастал в свои руки и второго черноокого, оставляя Дэнни в полном одиночестве. Демоницы явно были не особо настроены идти с ним. Но у них не осталось больше сил, чтобы брыкаться. И не будь они теми, кем являлись, то Фентон был бы крайне возмущен тем, что посреди бела дня девушек увозит какой-то незнакомец в неизвестном направлении. Что за сволочь, воспользовавшаяся не стабильным состоянием бедняжек? Незримо, он прошелся вместе с ними до самого гостиничного номера, где все остановились. Демоницы по-прежнему выглядели плохо. И если не принять уже хоть какое-то решение и более-менее продуманный план, то все может стать еще хуже. Хотя казалось бы, куда дальше? По одному взгляду на девушек можно было понять, что они буквально разваливаются на глазах. И Дэнни упорно не хотел думать о том, что сейчас происходит с его собственным телом.
Девушки шипят и чуть ли не брызжут ядом. По-крайней мере, одна из них точно. А мужчина, которого Мэг назвала "святошей" продолжает гнуть свою линию. Просит работать вместе. Только после этих слов Фентон замечает, что этот человек тоже не важно себя чувствует. Молится, но, судя по всему, это мало помогает. Так вот в чем твоя выгода. Теперь я понял.
Он спрашивает все о том же злосчастном музее в котором успела побывать вся их дружная компания. Наверное понимает, откуда растут прогнившие корни их проклятия. Еще один светлый ум на который можно положиться. В отличие от демонов, он не расходует себя на язвительность и сарказмы, а сразу приступает к делу. Не задает много вопросов и не устраивает тестов на доверие. Следовательно понимает насколько все опасно и как мало времени у них осталось. Трезвый рассудок. То что им так не хватает. Вместо того, чтобы отсиживаться здесь и бесконечно молоть языком, они уже давно должны были вернуться в музей и отыскать тот самый колодец.
Дэнни понимает, что иметь такого человека в команде было бы не плохо. Возможно даже, критически важно. Однако, он не спешит показываться тому на глаза, аккуратно расположившись на кровати позади девушек. Он хотел заговорить со "святошей", но не знал как появиться, не вызывая недопонимания, паники или даже страха. Не каждый день кто-то материализуется прямо из воздуха. Словно из ниоткуда. У многих людей это вызывает шок и последующие крики. Связь с потусторонним всегда вызывает подобные эмоции. Потому он просто сидити и молча слушает разговоры между троицей, выжидая подходящего момента для появления. Интересно упомянут ли сами демоны о нем?
В  итоге, парень все же не выдерживает. Ему необходимо показаться на глаза. Ему необходимо поговорить с этим человеком.
- Мы все там побывали. Мы все заражены. И нам жизненно важно вернуться обратно как можно скорее. Так что я бы не стал тратить наше и без того короткое время. Все разборки можно оставить на потом. Сейчас Хронос явно не нашей стороне. И я не хочу сгнить заживо из-за кучки сбрендившей эктоплазмы. Блондин хмурился. Невооруженным взглядом было видно, что парень устал тратить время на разговоры и обсуждения. Тактика и разработка планов не была чуждая для него. Но сейчас на это действительно не было времени.

+2

18

Состояние, в котором пребывала Элизабет, болезненно напоминало ей о тех временах, когда она страдала от своей проклятой зависимости от человеческой крови. Тогда она тоже постоянно чувствовала слабость, её тоже бросало то в жар, то в холод, а страх перед каждым встречным то и дело сменялся раздражением. Но тогда у неё был хоть какой-то выход: она просто забивалась в самый дальний угол и пыталась это пережить – а теперь… Теперь она даже в одиночестве остаться не могла – а именно сейчас это было бы очень кстати, потому что апатия её – под влиянием недуга, призрака или чего-то ещё, – внезапно отступила, освобождая место для чего-то, явственно напоминающего столь свойственную их племени злость.
Были ли у неё поводы для этой злости? О, предостаточно! Начать хотя бы с того, что она привела этих двоих в свою – свою! – комнату, а они ведут себя, как… варвары! Чёрт с ним, с мини-баром – Лиз всё равно не собиралась им пользоваться, – но вид грязных разводов, оставленных Мэг на покрывале, заставлял подступать к горлу горький комок. Возможно, впрочем, что на самом деле это никак не было связано между собой, но во взгляде, которым она одарила спину черноглазой, явственно читалось, что после «такого» – не стоит забывать и про «подружку» – она предпочитает не иметь с ней более никаких дел. Собственно, здравое зерно в этой мысли было: ей явно стоило приберечь исполнение их договора до того момента, когда ей потребуется серьёзная помощь, а не компаньон для похода по музеям. Пора уже, пожалуй, признать, что предаваться своим странным увлечениям ей лучше в гордом одиночестве.
Дальше – больше, потому что пастор надумал вдруг начать раздеваться. Раздражение на миг отступило, а в округлившихся глазах демоницы теперь явственно читалось куда больше свойственное веку позапрошлому «сэр, что вы себе позволяете?» Помимо того, что в некоторых вопросах Элизабет оставалась крайне старомодной – в особенности, в вопросах приличий, – раздевающийся в её комнате мужчина был для неё чем-то из ряда вон выходящим… если уж на то пошло, то она и за меньшее руки ломала. А ведь это ещё и священник!
Не успевший ещё окончательно отключиться разум, между тем, отметил, что на плече у падре красуется странного вида пятно, которое он так поспешно скрыл под тонкой тканью. Неужели он тоже подхватил эту странную заразу? И, если так, то каких ещё неприятных сюрпризов от неё ждать? И без того ведь к горлу то и дело подкатывает тошнота, и красноглазая почти не сомневалась, что скоро начнёт кашлять чёрной дрянью, как и Мэг.
Элизабет стоило больших трудов заставить себя взглянуть на собственные руки. Не обнаружив на них никаких пятен, она усилием воли заставила себя ещё и расстегнуть пуговку левой манжеты и приподнять белую ажурную ткань… Шрам от перелома, и без того бывший довольно заметным, теперь, казалось, расползался на глазах, превращаясь в какую-то мерзкую впадину. Быстро одёрнув рукав, Лиз сглотнула снова вставший в горле горький комок. Её тело распадалось, и она была в нём заперта: успев уже попытаться переместиться или хотя бы выйти из него, красноглазая убедилась в том, что не может сделать ни того, ни другого. Осознавать, что подобное происходит с телом, о котором она всегда так заботилась, было ужасно. Понимать, что у неё есть все шансы остаться в нём навсегда – во стократ хуже.
- Давайте, для начала, все успокоимся, хорошо?
С трудом подняв голову – кажется, у неё даже что-то хрустнуло в шее, – Лиз взглянула на пастора. Предложение его звучало в высшей степени здраво – вот только всё более и более возвышавшийся голос не слишком хорошо сочетался с его смыслом. Оно, конечно, понятно: не может же служитель церкви спокойно говорить о злодеяниях демонов – но неужели совсем уж никак нельзя сдержаться? Она, вот, сдерживается, как бы сильно ей ни хотелось высказать этим двоим всё, что она думает об их поведении вообще и о том, как они относятся к ней – в частности. Потому что… «Развлекайся с рыжей»? Серьёзно? Элизабет даже зубами скрипнула, бросив в сторону Мэг взгляд, в котором явственно читалось всё, что она думает о демонах и их манерах.
Резко поднявшись с кровати и едва не упав при этом, она отвернулась от них обоих и отошла к зеркалу. Слава Богу, что на лице ещё нет никаких пятен: воображение-то уже рисовало жуткие картины с выпадающими глазами и сползающим скальпом. Глубоко вздохнув, она оперлась о край комода, стараясь хоть на минутку отстраниться от всё продолжавшейся и продолжавшейся возни пастора и черноглазой демоницы. Наконец, она взяла теперь уже совершенно явственно дрожащими руками графин и, налив себе стакан воды, залпом осушила его. У воды бы странный привкус болота, но Элизабет всё равно стало чуточку легче. Настолько, что она смогла вернуть себе остатки самообладания и потому, повернувшись к Мэг, Теодору и – внезапно – парнишке-привидению из кафе, восседавшему теперь на её кровати, не сообщила им громогласно о том, что её комната, вообще-то, не проходной двор, а стучаться, между прочим, и призраки, говорят, умеют. Нет, ничего такого она не сказала. Сжав край крышки комода, на который она опиралась спиной, чтобы не упасть, Элизабет молчала до тех пор, пока не поняла, что может говорить спокойно. На языке вертелся вопрос «причём здесь Хронос?», но она вовремя поняла, что не стоит воспринимать его упоминание буквально: едва ли этот призрачный мальчик подозревает о том, что языческие боги действительно существуют.
– Мы его тоже видим, так что это не галлюцинация, – устало сообщила Лиз, взглянув на Теодора. Странно было осознавать, что они встретились снова – да ещё и при таких обстоятельствах. Краем уха она слышала, как он говорил Мэг о том, что заботится он вовсе не о ней, а о людях, которые могут из-за неё пострадать – интересно, к ней это тоже относится? Наверняка да. Должно быть, ей не суждено дожить до того дня, когда кто-то просто захочет помочь ей – ради неё самой, а не ради собственной выгоды или кого-то другого. В любом случае, ждать, что кто-то о ней позаботится, было бессмысленно, так что придётся продолжать сдерживаться и хотя бы пытаться вести себя разумно. Ну и что с того, что она никому здесь не нравится? Можно подумать, это в первый раз! Теперь ей, правда, ещё и ужасно плохо – но ничего, придётся потерпеть. И помочь себе самой. – Он считает, что во всём виноваты злые духи из того колодца в музее.

Отредактировано Elizabeth Nightingale (13.09.17 12:18)

+3

19

И это было чертовски верно. В здравом уме и трезвой памяти, Мэг никогда и никому не позволит поймать себя  вот так просто, действительно голыми руками. Да, случались иногда неприятности в виде недоумков решивших, что раз он попала в ловушку, то с концами попалась, но сегодняшняя ситуация бешено выкатывалась за все возможные рамки вообще.  Мэг ровным счетом ничего не могла поделать ни со своим состоянием, ни с тем, что пастырь и охотник по совместительству, таскал ее, как ему заблагорассудится и  мог сделать с демоницей все что пожелает. А желания его совершенно точно ничем хорошим для Мэг не обернутся. Падре и не скрывал этого. О нет, совсем откровенных угроз одержимая в свой адрес не услышала, но мужчина ясно давал, насколько его бы устроил расклад, вернуть демонов в ад. Даже его подружку Элизабет, с которой расправиться будет еще легче, чем с Мэг. Во всяком случае так Мэг казалось, Бэт и здоровая-то создавала очень хрупкое для демона впечатление, а теперь вовсе разваливалась. От Мастерс не утаился этот скромный факт. Внимание демоницы рассеивалось и плыло, и ей стоило невероятных усилий сосредоточиться, но она заметила на руке Элизабет крайне неприятную отметину, равно как и мелькнувшую черноту на плече святоши, который передумал устраивать стриптиз для пары горячих адских девушек. И честно говоря, в этот самый момент Мэг меньше всего заботили голые мужики в опасной от нее близости, даже такие аппетитные, как падре, хотя в других обстоятельствах, она бы непременно проехалась по его желанию раздеться перед демонами вдоль и поперек. Священник, да без рубашки… одни только слова горячо звучали. Могли бы звучать. А сейчас Мэг куда больше заботил вопрос выживания,  который не решался в пределах номера Элизабет и черт бы побрал этого пастора, но Мастерс даже не думала, что он станет останавливать ее. С чего бы? Проблемой меньше, но едва поравнявшись с ним демоница, ощутила на запястье крепкую хватку и рывок, от которого отшатнулась и упала бы, не держи ее падре.
-Какого....?! – яростно взвилась Мэг и только поймав равновесие, дернула у пастора  свою руку,  тут же лишаясь выпивки. Заторможенные движения и реакция не позволили ей увернуться, а  в висках тотчас застучала злость на гребанного святошу, усугубленная в разы состоянием демоницы. Рыкнув сквозь зубы, она метнулась к мужчине, собираясь с жару ему врезать, вернуть выпивку и свалить отсюда, но снова не рассчитала возможности. Взбешенное состояние затмило разум, не давая вспомнить о слабости, зато о ней прекрасно напомнила и остудила рука Девитта на горле. Он не дал приблизиться к себе, а Мэг ощутила новый толчок назад, несильный, но ощутимый для той, кто едва держится на ногах. Спиной она встретилась с баром и по инерции повалилась на него, опираясь локтем и крепко зажмуривая глаза. От этой встряски так закружилась голова, что Мэг не могла разобрать, какое направление горизонтальное и будто пьяно ткнулась в столешницу лбом, часто дыша и дрожа всем телом.
-Черт… - она стукнула в столешницу кулаком, а после махнула пальцем в направлении Девитта. – Катись к дьяволу, святоша. – прошипела ему, хватая губами воздух. Все мысли были о том, что это конец и у демоницы просто не было выбора, кроме как молча согласиться с мужчиной.  Очередной вдох свел глотку и Мэг зашлась в кашле, несущем за собой отвратный тошнотворный привкус и всю ту же черную жижу, которой Мэг нисколько не стеснялась, вытирая после губы рукавом кофты. Ее мучила жажда, но ни алкоголь, ни вода помочь явно не могли.
-А ты? –наконец, судорожно выпрямляясь спросила Мэг, в упор смотря на пастора, даже с полностью черными глазами было ясно что демоница сверлит его взглядом. – Я видела твое плечо,.. – язвительно усмехнулась она, кивнув на святошу, – Хорошо держишься, для прокаженного... – демоница намеренно повторила его слова, буквально выплюнув их и не понимая, почему на них так по-разному влияет зараза. Почему она вообще действует на всех?! Мозг просто взрывался от непонимания. Вся ситуация вообще выглядела не настоящей с самого начала и абсурда добавил вновь объявившийся призрак.
-И искать не пришлось. – пробубнила Мэг сама себе, зыркнув на остальных в комнате и с трудом давя новый приступ тошноты вместе с которым тело накрыло судорожным жаром, лишая на мгновения ориентации в пространстве. Демоница поняла, что за это время сползла на пол, только уже сидя на нем.  Все. Финиш. Приехали.  Грязно ругнувшись под нос, Мэг сжала пальцами переносицу, ощущая какие они горячие. Будь она человеком, такая температура уже убила бы ее, а пока время еще было и Мастерс была согласна на любую помощь, даже если ее спасут ради кучки смертных. Здесь демоница не обладала такой дозой сантиментов, как Элизабет, глупо даже думать, что кто-то станет помогать демону ради его самого, хотя одно близкое к этому создание Мэг все-таки знала.
-Угу. – подтвердила Мастерс слова рыжей демоницы. – Каспер как бы настоящий… - мрачно усмехнулась она, глянув на странного пацана и ворочаясь, чтобы встать. – Это какой-то бред. – резюмировала Мэг, пока цепляясь руками за несчастный бар поднималась на ноги. - Нас заразили призраки? Призрачная лихорадка? Я блин демон! – выпалила Мэг заведенно и рванула дверцу бара, извлекая оттуда очередную бутылку, после хлопнув шкафчиком.
-И что нам там сделать? – сорвав крышечку с бутылька Мэг одним махом опрокинула ее в рот, морщась от жжения. – Спалить колодец с костями? А если их там нет? Если это вообще исходит не от призраков? Спалить весь музей, чтобы убрать любую проклятую вещь, которая там может быть? - в голову Мэг лезли только крайние меры и она была готова хоть сейчас чиркнуть спичкой. - Ты у нас охотник, белый воротничок. - бросила она Девитту - Придумай что-то, что не займет больше пары-тройки часов. Расследовать времени нет. - судорожно вдыхая, Мастерс тряхнула волосами и полезла за новой порцией виски, от которого вроде как ощущалось легче.
[AVA]http://i.imgur.com/FvdiQyH.jpg[/AVA][SGN]...[/SGN]

+2

20

Медленно но верно Девитт снова начал терять самообладание. Боль постепенно возвращалась, как навязчивый задиристый дворовый пёс, которого всякий раз отпугиваешь камнем, но он снова и снова следует за тобой, громко лая и раздражая слух. Тео невольно заскрипел зубами, но дать слабину сейчас, не смотря на проклятую болезнь, подрывающую и его физическое состояние и душевное, он просто не имел права. Только не перед ними.
  – Хорошо держишься, для прокаженного... - возразить, а точнее огрзынуться в ответ, Теодору не дала подступившая к горлу смесь крови и желчи. Он попытался сделать вид будто всё в порядке, приложив ко-рту тыльную сторону ладони, сжатую в кулак, как если бы его внезапно одолела зевота. Но уже первый позыв кашля пастору едва ли удалось сдержать, невольно позволив содержимому рта замарать губы и запястье собственной руки. Через пять секунд он уже сидел на краю кровати - той самой, которую не так давно занимала дерзкая блондинка - одолеваемый приступом кашля, куда более сильным, чем ранние его проявления. С рубашкой можно было теперь точно попрощаться. И со сломленной гордостью тоже.
  - Да будь ты сотню раз проклята, ведьма... - отдышавшись, он всё таки не упустил возможности парировать язвительные слова черноглазой. Но когда осознал озвученное, то недоумённо уставился перед собой, передёрнув щекой. Серьезно? Ведьма? Причём тут ведьма? Похоже, и рассудок поплыл. Сопротивляться влиянию неведомой твари, что засела в нём, становилось всё сложнее и сложнее. Она пожирает его плоть, пожирает разум... Того гляди, сожрёт и душу. Хотя, может это изначальная её цель? Тео никогда бы не подумал, что его собственная душа могла кому-либо приглянутся. Но если подумать, то найти в этом мире нечто более чистое и невинное практически не представлялось возможным. Поэтому даже нежити приходилось питаться отбросами, чтобы выжить.
  - Мы все там побывали. Мы все заражены. - недоумевающий взгляд переместился в сторону паренька, непонятно как появившемся из ниоткуда. Стоит ли упоминать его специфическую внешность - Теодору было достаточно эффектного появления. Утирая рукой подбородок и губы, он пристально всматривался в явление фантома публике, пока не услышал обоснования от прекрасных дам. Сказанное парнем он пропустил мимо ушей, пока пытался осознать это чудное видение. Проблема была не в том, что Девитт сомневался в увиденном, проблема была в том, что он видел именно это. Он видел оголённую душу.
  – Он считает, что во всём виноваты злые духи из того колодца в музее.
  – Это какой-то бред.
  Пастор попеременно метнул растерянный взгляд то на одну, то на вторую дьяволицу, в конце концов остановив его на появленце. Музей, колодец, духи, призраки... Почему один из этих призраков заводит речь о нападках злых духов? Пока блондинка задавалась многочисленным вопросами вслух, Девитт решил расспросить незваного гостя о природе его происхождения.
  - Ты ведь тоже призрак. Но ты подвержен той же болезни, что и мы? То есть, ты не совсем призрак, ты не мёртв? Ты что-то вроде медиума? - и тем не менее, ему удалось покинуть своё тело. А вот демоны по каким-то причинам оставались в своих "костюмах". Сущность не выпускает их? Тогда получается, что это не просто захват оболочки. Для существа важно, что бы в теле оставалась и душа. Значит они действительно пожирают и души? Причем совершенно неважно какие они из себя: порочные или невинные. Ситуация оказалась намного хуже, чем Теодор себе представлял.
  А голова чертовски раскалывается. Но упоминание призраков из музея было похоже на правду. Это объясняло, почему Девитт чувствовал некоего рода вмешательство в собственное сознание, и почему болезни подверглись только они четверо, каждый по своим причинам и желаниям посетившие злополучный музей. Хотя, насчет четверых говорить еще рано. Одна жертва уже имелась. И Тео искренне надеялся, что Райана беда обошла стороной. По крайней мере, при недавней встрече он не выглядел разваливающимся на куски. Но музей каждый день посещают сотни разных людей. И когда они погибают, что происходит с проклятым симбиотом? Он ищет новую жертву? Вероятнее всего. Сколько там вообще этих духов?! И скольким из них уже удалось покинуть границы музея?
  - Ты у нас охотник, белый воротничок.
  - Я не охотник. - сердито буркнул в ответ Девитт, даже не поворачиваясь в сторону хозяйки данных слов. Охотники пели совершенно свою, понятную только им песню. Тео себя к этой братии не причислял. В своё время, даже Рейчел постаралась привязать его больше к обыденной жизни церковника, дабы не втягивать по самые уши в то пекло, которое охотники считали своей судьбой и делом всей жизни. У Девитта была совершенно иная роль в этом извечном противостоянии. Несомненно, даже если он не лез на рожон, и не топтал ногами каждое попавшее в поле зрения исчадие ада - он так же являлся частью этой войны. Но каждый спасал этот мир по своему. Каждый играл свою роль на этой шахматной доске. Его ролью стало наблюдение за другими. Он не имел права вмешиваться в какие либо конфликты, пока на то не было серьезных причин. Разжигать ненависть между другими или решать чужие судьбы было для него теперь непозволительной роскошью. В этом принципиальная разница между ним и среднестатистическим охотником. Там где последний бросится в бой, Теодор вынужден проявлять терпение и сдержанность. И прежде чем кого-то убить, ему следовало бесконечное количество раз задуматься. Даже если перед ним был монстр. Хотя, иногда пастор позволял себе вольности. И вольности куда более бесчеловечные, нежели самые жестокие охотничьи методы расправы. И в этом он тоже отличался от этих людей, хлебнувших горя из-за минутного триумфа той или иной твари.   
  - Призраки, значит... - как бы невзначай, повторил за другими пастор, пытаясь совладать со своим состояние и снова подумать над происходящим - Призраки из колодца. Тот самый колодец... - на долю секунды Тео замолчал, натужно сглотнув. Представив себе картины из прошлого, относительного злополучного места, ставшего едва ли не самой ужасающей братской могилой, пастор тут же почувствовал необоснованный приступ паники. Он не понимал этого нарастающего животного ужаса, но желанию обхватить себя руками противится не смог. - Холод. Много гниющей плоти. - он почувствовал, как тело прошибло ознобом, не то действительно от холода, не то от ужаса. Но больше всего Девитта пугал тот факт, что нечто говорит его голосом, и он не может вернуть себе контроль над телом. Чем больше призрак - или что бы это ни было - нервничал, тем сильнее было его влияние. - Плохое место. Тёмное. Сырое. Проклятое. Только смерть, вокруг только смерть.
Тео, неодобрительно покачал головой. - Я не вернусь туда. Никогда не вернусь. Плохое место. Плохое. Стоны режут слух. Боль и холод. Нельзя. Нельзя возвращаться. Нельзя...
  Стеклянным взглядом Тео сверил пол, наполовину ощущая реальность, наполовину проваливаясь в представившиеся картины всего того, что было озвучено его голосом. Но не его сознанием. Девитт зажмурился, уронив голову на грудь и пытаясь отвлечься от жутких видов, но получил новую порцию боли, неприятно отдающую в затылок. Ярость подступала медленно, но верно, от чего пальцы пастора с большей силой впились в собственные руки выше локтей. Мысли путались, но Тео пытался сосредоточится на собственных ощущениях. Он почти возненавидел этого проклятого мертвеца, с такой тленной душой, от которой разлагалась даже живая плоть, не в силах принять эту заблудшую душу. Но в какой-то мере Девитт был способен понять ощущения этого пропащего. Он чувствовал его страх. Не ненависть, не жажду мести, не жгучее стремление к власти. Только страх, с примесью той горечи, которую пастор до сих пор ощущал во-рту, вместе с металлическим привкусом крови. Страх и пустота. Ему было это знакомо. Он испытывал нечто похожее, когда один за другим близкие валились в могилы, оставляя его тет-а-тет со своими демонами, и не покидающим его жизнь нелегким выбором, раз за разом возвращавшимся в разных своих проявлениях. ... ты Благ и Человеколюбив, отпусти ему грехи, пренебреги самообманом его, умали, освободи, оставь и прости ему все грехи. Напряжение сменилось уже знакомым онемением в пальцах. Но он лишь отвлёк несостоявшегося симбиота. Что бы его хоть ненадолго угомонить, как это получалось ранее, нужно время и совершенно иное место. Девитт попытался сосредоточится на разговорах товарищей по несчастью, до этой поры оставшихся вне зоны досягаемости его внимания. Понятное дело, его странное поведение незамеченным остаться не могло. И вопреки пристальным взглядам, пастор неторопливо попытался вернутся в вертикальное положение тела, в следующий момент вынужденный спешно искать опору. Одной ноги он не чувствовал от слова совсем.
  - Я в порядке. - недовольно начал Теодор, делая глубокий вдох. - Что делать, я пока не знаю. Однако, у меня есть пара предположений на этот счёт, но мы всё еще мало знаем о природе этих... - он устало провел рукой по лицу, пытаясь подобрать подходящее слово, что бы описать призраков, о которых имел самые скудные представления - Существо боится. И я почти уверен, что в каждом из нас находится паразит. И паразиту одновременно нужны и плоть и душа. - он обернулся к задиристой дьяволице - Подозреваю это исходя из того, что вы, девочки, не можете улизнуть от своих одержимых. Ведь не можете? Иначе бы не мучились. - Тео позволил себе горькую усмешку - Забавно. Не думал, что в природе существуют призраки способные подавлять демонические души. - Что же это, твою мать, за призраки такие!? - Мы тут до второго пришествия Христа можем строить теории, но сказать что-то конкретно можно будет только на месте. Ваши паразиты могут противится возвращению в музей. Но не дайте им себя обмануть. Существа боятся возвращаться туда, откуда пришли. И если они действительно как-то связаны с колодцем, то к нему нужно идти, ползти, лететь - как угодно. Но как можно скорее. Возможно место отпугнёт их, и они оставят нас в покое. - сделав еще один глубокий вдох, Девитт попытался расправить плечи, дабы выглядеть менее болезненно и жалко. - Если мы идём, то нужно идти сегодня. Вы можете отправляться хоть сейчас, а мне...  - новый приступ вынудил Девитта откашляться в плечо, тем самым оставив еще одно отвратительное памятное пятно на рубахе - надо бы привести себя в порядок.

+2

21

Время утекает. Безжалостно расходуется на слова и суету. Вселенная не прощает такой растраты. Жизнь человека слишком коротка в ее глазах. Слишком коротка для сомнении. Потому, она злится. И ее ярость будет иметь ощутимые последствия. Каждый звук отражается на теле почерневшей от скверны веной, капилляры на глазах разрываются, растекаясь кровавыми ленточками. С каждой минутой они все больше и больше начинают походить на живых мертвецов, которых постоянно показывают на экранах телевизоров. Хрипящих, ковыляющих и медленно разлагающихся. Дыхание их зловонно, так как все внутри давно успело загнить. Дэнни не переставал вздрагивать от отвращения всякий раз как думал об этом. Всякий раз как взгляд его улавливал физические изменения на телах своих союзников. Он представлял что должно быть творится с его собственным телом. Потому, в нем все больше крепло желание сорваться с места и сделать хоть что-то, чтобы это остановить. Не хотелось закончить свое существование подобным образом. Быть найденным в кровати гостиничного номера, в виде свеженькой мумии.
- Ты ведь тоже призрак. Но ты подвержен той же болезни, что и мы? То есть, ты не совсем призрак, ты не мёртв? Ты что-то вроде медиума?
- Я бы охотно поделился своими историями и рассказами, но сейчас не самое лучшее время для этого. Нам надо как можно скорее отправляться туда откуда все началось. Я не знаю как мы сможем избавиться от этой заразы. Сориентируемся на месте. Может если выпить воду с солью это поможет ослабить приступы. Стоит попробовать. А пока я должен отойти ненадолго, чтобы собраться. Вам стоит заняться тем же.
Из всей дружной компании настрой пастора нравился Фентону больше всего. Он не растрачивался на закатывание драм и прочей театральщины, а мыслил трезво. Хоть его разум подвергался атакам со стороны незваного поселенца. Им как никогда раньше необходимо было собраться с силами и приступить к активным действиям. А ныть и жаловаться на удары судьбы еще успеется.
Закончив говорить призрачна фигура пропала из поля видимости. Растворилась в воздухе, словно ее и не было. Он отсутствовал примерно пятнадцать минут, за которые успел прихватить с собой призрачные термосы и другую специализированную технику. Из последнего, что прислала любимая сестра - Джесс, было что-то вроде пояса, который мог захватывать призрака и связывать, туго сжимаясь и затягиваясь. Дэнни еще не успел опробовать его в деле, но ему было интересно посмотреть на него в действии. Конечно, могли возникнуть какие-нибудь технические неполадки, ведь это был тестовый образец.
Родители Дэнни те еще энтузиасты в области паранормального и постоянно разрабатывают все новые и изощренные приспособления по ловле духов. Большинство из них, как правило, имеют брак и привносят в жизнь новые сюрпризы. Но они не сдаются и пытаются улучшить свою технику. Те еще чудаки. Джесс всегда понимала брата лучше всех. Хоть между ними и были недомолвки в начале. И она прекрасно понимала желание Дэнни отстраниться ото всех и продолжить свое дело в одиночку. Особенно после того, что ему пришлось пережить. Однако она все равно пыталась его вразумить и заставить остаться дома. Таскалась за ним по пятам со своими лекциями и нотациями. Благо она это умела. Недаром училась на психолога. К тому же, она была упрямая. В конце-концов, все ее разговоры с братом свелись к нулю. И когда она поняла, что это бесполезно и ни к чему их не приведет, она начала отправлять ему все новейшие разработки родителей, надеясь, что это поможет Дэнни. И он был безумно благодарен Джесс за это.
Вновь появившись перед демонами и пастором Дэнни произнес решительным голосом - Я готов. И пожалуй отправлюсь на место первым, чтобы разведать обстановку. К тому же сейчас я не обременен паразитами и могу передвигаться быстрее. Увидимся на месте. Постарайтесь не опаздывать.

+1


Вы здесь » |Самая Сверхъестественная Ролевая Игра| » Countries & cities » Квест №147 "Колодец проклятых", Nivelles, BEL, 28.06.2011


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC