FESOR
Страшно справедливый главадмин, контролирующий всех и вся.
Связь: гостевая, личные сообщения
CROWLEY
Повелитель сюжета и адепт квестоплёства.
Связь: ICQ - 612918876
MEG MASTERS
Надзиратель кодов и доставитель дизайна.
Связь: ICQ - 200987614, Skype - bullet-for-colt
FELICIA FOUX
Неординарный координатор игрового процесса.
Связь: гостевая, личные сообщения
LOUISA
Блистательный мастер игры.
Связь: Skype - koruna86
ASTAROT
Куратор квестов и составитель тем с историями штатов.
Связь: гостевая, личные сообщения

|Самая Сверхъестественная Ролевая Игра|

Объявление





События:
Спустя год после открытия Чистилища мир сотрясает новая череда катастроф. За происходящим стоят существа, многие годы проведшие за стенами Бездны. Теперь опасность угрожает не только людям, но и демонам, и даже Небесам. Спасение кроется под тоннами песка – утерянное тысячи лет назад Слово Божье поможет пролить свет на происходящее.

Основное время игры – 2011 год



EDELINE |
Эделин ненавидела, когда ее персону в какой-то момент резко выдвигали на передний план. В основном такое случалось лишь с той целью, дабы заставить девушку испытать неудобство, или же просто застыдить за отсутствие прилежности и покладистости. Но, если с первым пунктом у жестоких смертных все складывалось более чем удачно, то наличие второго все же заставляло Бархэм забыть о терпении и выпустить наружу зверя, который и без того засыпал, как казалось самой вампирше, лишь на жалкие часы, если не сказать, что и вовсе на мгновения.©
DANIELLA |
Музыка. Иногда это чувство просто не поддается описанию. Когда стоишь посреди танцпола, двигаясь в такт и забывая обо все. Одна мелодия сменяет другую, а ты совсем ничего не замечаешь. Сердце бьется так сильно, что, кажется, будто тебя накачали наркотой, но на самом деле это просто эмоции. Эмоции, которые усиливаются, когда ты танцуешь. Когда сливаешься с музыкой воедино. Ты словно попадаешь в другую вселенную, где неважно, какая у тебя профессия, статус или положение в обществе. Важен лишь ты сам. Не зря люди придают танцам такое большое значение. В нем всегда можно выразить чувства.©
CAREN
Бросив работу в Британике и начав охотиться, я в полной мере распробовала все прелести работы с мужиками: с ними можно много есть и не думать о том, что кто-то предъявит тебе за пренебрежение к фигуре, можно тупо шутить и не ощущать себя дурой, потому что мужчины чаще всего шутят ещё хуже. К тому же не обязательно было причесываться и красить лицо, чтобы сравнится или хотя бы сровняться красотой с коллегами…в основном потому, что обычно мои новые коллеги были не бриты, и спасибо, если зубы чистили чаще чем разок в неделю.©

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » |Самая Сверхъестественная Ролевая Игра| » Alternative » Интервью с вампиром


Интервью с вампиром

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

1. Alternative Supernatural, Вермонт
2. Монтпилиер, Вермонт, 2009
3. Ilse Van Helsing x Eric Nortman
4. Он столько раз находил её, но всегда давал ей шанс уйти. Он приходил снова, но с возрастом она уже умела справляться с ним самостоятельно, и покидала его, оставив ни с чем. Но время идёт, и желание вампира всё же покончить со своим врагом пришло. Всего пару движений, чтобы утихомирить блондинку. Всего один укус, чтобы наконец испробовать её на вкус. Всего пару капель своей крови, чтобы она стала одной из тех, кто ходит в ночи... И теперь Ильзе предстоит прожить эту жизнь: новую, мрачную, со вкусом крови, которую, даже против её желания, ей подарил Эрик.

0

2

Наверное, Ильза была через чур самоуверенной в себе, коль думала, что до конца дней своих будет оставаться человеком, и Эрик ни за что не сможет достать её и поквитаться. Но всё обернулось иначе. Вампир наконец-то словил нужный момент и сделал то, что планировал сделать уже давно. Обессиленная, уставшая после очередной потасовки с древним существом, Ильза беспомощно лежала на полу и смотрела по сторонам, желая найти хоть в чем-то спасения. Ей очень хотелось, чтобы кто-нибудь снова ворвался к ней и помог справиться с Нортманом. Но чуда сегодня не произошло, и как бы она не пыталась уползти от вампира, он все равно был на шаг впереди. Он может и помог ей подняться на ноги, но явно не для того, чтобы дать ей уйти, и она это прекрасно понимала, когда его холодные руки сдавливали её шею. Что ей оставалось делать? Она сейчас и руками пошевелить толком не может, лишь пытается ослабить его хватку, впиваясь ногтями в его руку. Но он не отпускал. Он что-то говорил Ильзе, с такой ехидной улыбкой победителя. И через какое-то мгновение его клыки уже вонзились в шею девушки. Как бы она не пыталась вырываться, всё было тщетно. Вампир вдоволь утолил свою жажду, он исполнил свою месть, и теперь охотница просто лежала у ног Нортмана, заглатывая в лёгкие воздуха, пытаясь выжить. Сейчас она больше походила на рыбу, что достали из воды, да ещё и вспороли брюхо, а она дышит жабрами и пытается дожить последние секунды своей жизни. Девушка чувствовала, что жизнь покидает её. Но лучше бы уже так, чем то, на что решился пойти Эрик. Вскрыв себе вену, он поднёс кровоточащую руку к губам девушки. Сопротивляться тут было нечему. Ильза и так потеряла много крови, так что вампирская кровь быстро и без препятствий попала в её организм, смешиваясь с остатками её, живой крови, полностью изменяя её структуру. Ван Хельсинг и не помнит толком, что было потом, но убегала она далеко, прочь от Нортмана, проматывая в голове всех своих родственников, которых только знала и молила своих предков помочь ей и простить её за то, что она теперь стала одной из тех, кого род Ван Хельсингов сотни лет считал своими врагами.
Кому теперь она может это рассказать? Она даже не знает, как спастись от этого "проклятья". Буквально через пару часов после случившегося, она, трясущимися руками, набрала номер телефона одного из старых друзей отца, охотника, который тоже был очень хорош в истреблении вампиров. Он должен был что-то знать об этом.
-Господи... - связываться с другом отца была весьма плохой идеей. Он вроде бы и не против был помочь Ван Хельсинг, но рассказав ей о противоядии, он тут же сделал вывод, что они не смогут его создать, поскольку время поджимает, а им жизненно необходима кровь Эрика. А этот клыкастый житель ночи точно не захочет делиться ею просто так. Наоборот, он будет упиваться этой триумфальной победой, будет изо дня в день давить Ильзе на больное место. Его голос и так часто звучит в её голове. Ильза просто потеряла надежду - надежду на исцеление. И, наверное, она должна была позволить убить себя, но что-то внутри так и рвалось наружу, чтобы только сохранить эту новую жизнь. Её разум словно отключился, когда старый приятель попытался расправиться с ней, пока девушка упивалась горем. Она очнулась лишь тогда, когда весь пол этого номера мотеля был залит кровью. На губах был металлический привкус крови. И лишь подойдя к зеркалу она обнаружила, что почти вся измазана в крови. Глаза так и горят ненавистью. До Ильзы и дошло то, что это она стала причиной смерти старого охотника, и это она выпила всю его кровь. Не сдержалась. А всё потому, что сама потеряла много крови во время своего превращения в вампира, и ей необходимо было утолить жажду, пополнить недостаток жизненно-важной жидкости в своем организме.
-господи.. - она бурчала себе одно и то же слово под нос раз за разом, пока пыталась понять, что ей делать. Безжизненные глаза охотника смотрели на неё будто с презрением и немым вопросом "за что?" Ван Хельсинг понимала, что ей проще тоже умереть и не жить жизнью вечно живущего создания, которое необходимо питаться чужой кровью, что бы жить. Она не знала, что делать, потому просто сбежала и из этого места.
Двое суток девушка скиталась по каким-то дешевеньким мотелям, чтобы успокоиться и попытаться решить свою проблему. Она знала, что никому уже не может позвонить и довериться из своих знакомых-охотников. Они попытаются её убить, даже если она поклянётся, что не будет пить человеческую кровь. В голове будто играло радио и склоняло девушку на дурные поступки, каждый раз, когда она видела мимо проходящих людей, она чуяла их кровь даже на расстоянии. А если у кого-то был даже мелкий порез, она просто сходила с ума. Она не могла оставаться в одном месте на долго. Она лишь отсыпалась по утрам, а ночами покидала места своего пристанища. Куда она шла - она не знала.
Дождь. Гроза. Звонок в дверь какого-то странного дома, к которому Ильза просто нашла дорогу, будто её сюда звали. Она догадывалась, кто тянул её в это место. Кровь эрика внутри не давала ей спокойно жить, будто постоянно хотела вернуть девушку хозяину. Теперь что, она станет его игрушкой, будет выполнять его приказы, как марионетка? Но...она пришла лишь к одному выходу, что кроме как на Эрика сейчас ни на кого не может рассчитывать, хоть он до сих пор и был ей врагом. Она просто жала на кнопку дверного звонка, вся промокшая, глядя куда-то под ноги...

+2

3

Создавая нового вампира, всегда нужно думать о последствиях. И уж ни в коей мере нельзя делать это спонтанно, под действием нахлынувших чувств злости. Но тем не менее, он позволил себе эту слабость, пойдя на поводу так тщательно сдерживаемому желанию мести. Но даже, в первые секунды сего происшествия, Нортман не стал предаваться печали, и уже спустя мгновение, сожаление о поспешном решении сменилось на желание увидеть лицо отца охотницы. Что он почувствует, когда увидит свою дочь, ставшую тем, кого он истребляет всю свою жизнь? Что он скажет ей, узнав, что именно по его вине, Ильзу превратили в кровавого монстра? Что он сделает, узнай кто именно это сделал и какая теперь будет связь между Нортманом и девушкой? Сможет ли прославленный охотник удержаться и не снести голову любимой дочери, сохранив тем самым десятки человеческих жизней? Вампиры-вегетарианцы были редкостью, или даже сказать, они почти не существовали. Кровь животных не давала сил в полной мере, заставляя испытывать сильнейший голод, чувствовать как мозг плавится изнутри, направляя мысли лишь в сторону убийства. Лишь вначале новообращенный пытался сдерживаться, говоря себе, что не может убивать. Может. И еще как. Если захочет выжить.
   Вид в целом и загнанный взгляд, появившейся на пороге Ильзы говорил именно об этом. Она чертовски хотела жить. Хотя не только это привело её сюда. Сила крови была всем. Эрик теперь стал для неё единственным маячком, за которым теперь нужно было следовать.
  - Я уже начинал подумывать, что зря дал тебе уйти, моя дорогая, - прислонился к косяку двери мужчина, с нескрываемым интересом рассматривая Ильзу. Бледное, но уже по вампирски хладное лицо с мраморным оттенком, красный кантик, опоясывающий края глаз, и сам изменившийся взгляд. В нем была одновременно и безжизненность и стремление выживать. Ему было это знакомо, он видел этот взгляд. И помнил слова своего создателя, когда проходило его превращение. - Чудесно выглядишь, - кивнул Нортман на запачканную одежду. Цвет и запах были свойственные только одной жидкости. Крови. - Желаю слышать во всех подробностях, - облизнув губу в предвкушении, сказал викинг, и тут же перехватил руку, замахнувшейся девушки. Запах убитого человека все еще витал вокруг девушки, полностью окутав и оставляя напоминание первого убийства. -  Это совсем не то, что я хотел бы получать от тебя, - хрипло рассмеялся Нортман, притянув к себе ближе бывшую охотницу. - Не любви, - прервал на полуслове Эрик вспыхнувшую тут же вампиршу. - По крайней мере, не сейчас, - криво усмехнулся мужчина.
   Он не шутил, хотя и со стороны эти слова могли показаться для бывшей охотницы ужасающими и совершенно не осуществимыми. Ярость и злость проходят. Месть стирается из памяти. И взамен, приходят совершенно иные чувства, которые никогда не поймут обычные люди. Не поймут из-за своей ограниченности, предвзятости, и, наконец, из-за отсутствия времени на это. У Ильзы будет время всему этому научиться. Несмотря на принадлежность к женскому полу, Нортман считал её довольно умной девушкой. Поэтому, даже после сведения счетов с её папашей, у Эрика были довольно серьезные планы на Ильзу. Ему нравился её характер, и ломать он его не собирался. Лишь перенастроит на другую волну.

+1

4

Сколько девушка жала на дверной звонок этой двери, которая должна была привести её к своему врагу, который сотворил с ней такое. Не известно. Но дверь вскоре распахнулась, и Ильза наконец, спустя все эти дни, смогла по-новому взглянуть на Эрика, но всё ещё с той же злостью и ненавистью. Она не хотела потерять в себе остатки человека так быстро, да и злость на вампира была всё ещё велика, что хотелось крушить всё вокруг себя. А желательно, чтобы этим чем-то оказался именно Нортман. Уж кому, а именно ему сейчас и хотелось перемолоть все косточки в муку, а потом и себя заодно, чтобы уже наверняка. Незачем Ильзе жить такой жизнью. И лишь молодая вампирская кровь, которой теперь они оба связаны, будто бы шептала девушке, что она не должна и думать о том, чтобы наложить на себя руки. Нужно научиться быть дочерью ночи и всё. Смешно. Доходит до абсурда, что сердце Ильзы и её разум совершенно не совпадают, причем сердце в этот раз всё ещё жаждет оставаться человеком, а мозг уже свыкся с новой ролью. Забавная драма выходит.
Что Эрик подразумевает под "чудесно выглядишь" - блондинка так и не смогла понять. И не хотела, наверное. Она всё ещё была в печали и тоске за то, что уже не является человеком. И уж тем более её выбешивал тот факт, что теперь ей нужно стать подле Нортмана и плясать под его дудку, ведь он - её создатель - на языке вампиров. Жутко. Странно и страшно.
- Желаю слышать во всех подробностях, - проронил он, словно вывел девушку из транса, что она попыталась ударить его. Но реакция вампира у была что надо, так что он быстро перехватил её попытки ударить его, а также сильно сжал её запястье, притянув к себе. Раньше, когда подобное происходило, Ван Хельсинг готова была молиться Всевышнему, чтобы это прекратилось, ведь страх так и сковывал её. Эрик был и есть для Изи самой смертью во всей её красе, и тот холод, что он одаривал её при каждой их встрече, пробирал её до костей, залезал под её кожу и таился в самых недоступных для девушки местах. И вытянуть этот страх было просто невозможно. Сейчас же всё было немного иначе. Может это и покажется странным, но сейчас Нортман и не казался ей холодным, как она раньше думала. Или это всё из-за его крови, или это у всех вампиров так, но он казался ей очень даже теплым и живым, что она на мгновение просто затерялась в его глазах, не пытаясь вновь предпринять попытки что-либо сделать. Она просто успокоилась. Так быстро, хоть внутри и бушевала бур самых разных эмоций, причем негативных преимущественно.
-Что? О чём ты? - девушка явно не понимала сейчас того, о чём говорил ей Эрик. О какой любви или не любви сейчас может идти речь, когда она только обратилась, и её ненависть всё ещё чувствуется в воздухе, когда они находятся рядом. Но предательские румяные щечки все же дали о себе знать. Возможно она раньше и не задумывалась, что это значит вдруг полюбить своего врага. Да и зачем ей это, когда она все ещё жаждет всадить ему осиновый кол в самое сердце и оторвать его голову от тела, чтоб уже наверняка знать, что он больше не представляет ей угрозы, - Чёрта-с-два тебе, а не подробности!! - А сейчас же она вдруг задумалась об этом, дёрнулась, попыталась вырваться из его рук, ведь поняла одну вещь, что привязана к Эрику на дни, месяцы, года и, вполне возможно, столетия, если она так и не смоет с ним покончить в ближайшее время. Почему-то из-за таких мыслей стало жутко печально, что из глаз девушки, уже таких мертвых для простого человека, вдруг полились слёзы. Она так и продолжала смотреть на Эрика, ощущая его прикосновения к себе, но не могла успокоиться, и слёзы солёными дорожками скатывались по её щекам, - За что? - едва проговаривая слова начала она, постепенно говоря громче, чуть ли не переходя на истерику, - Зачем ты превратил меня в бездушную куклу, Эрик? Если ты хотел этим испортить мне жизнь, знай, шутка эта весьма неудачная! - собрав все свои силы, которые только остались у неё, она попыталась применить вампирские способности, высвободившись из захвата Нортмана. Они просто оба влетели в его дом, и остановились лишь тогда, когда девушка впечатала Эрика в пол, так как до стены довести его уже не было сил. Дверь же входная закрылась сама собой от сквозняка. Она сильнее сжала рукой его шею, когда уже поудобнее устроилась сверху вампира, нависая над ним, всё так же плача. И её слёзы теперь капали на лицо Нортмана, - Зачем я тебе такая? Ведь мой отец когда-нибудь умрёт и твоя месть закончится. Ты не будешь больше гоняться за кем-то из нас. Но ты всегда будешь знать, что подле тебя находится твой злейший враг! Так зачем тебе лишние проблемы, Нортман? Ответь мне уже, чёрт?!

+1

5

Она была словно фурия, ворвавшейся в его уставшее сознание. Все давние события и эмоции стирались, оставляя отпечатки на холодном сердце и в голове. Но увидев её взгляд, едва она ступила на порог дома, он понял, что с этой минуты все изменится. Уже что-то ощутимое витало вокруг них, крепко связывало, отстраняя и отсекая всех лишних, кто мог бы изменить, то что только начинало зарождаться в новой жизни, новом витке.
   Эрику были знакомо это чувство. Пару столетий назад было что-то подобное, нечто, что изменило его жизнь тогда, показав насколько люди могут удивлять и на что могут быть способны. Он слишком давно был человеком, слишком давно испытывал сожаления и сострадания к кому-то, слишком давно мог понять другого, не ранив чужие чувства своей сущностью. Его это в общем то не сильно и заботило. За исключением может всего пары тройки людей, которых он бережно хранил в своем сердце, тщательно не позволяя никому пробиться сквозь выстраданную броню. Но лишь одно мгновение позволило пошатнуться давно принятому решению. Это было весьма странно, учитывая всю их предысторию. Ильза была дочерью его врага, самым незаменимым участником, средством шантажа и причинения боли самому Ван Хельсингу.
   Он слышал, все, что сейчас высказывала. Нет, даже кричала со всей своей злости бывшая охотница. Но, что она сделает попытку напасть, он не ожидал никак. Может, всему виной так увлекший новый взгляд девушки или то, что она никогда не решалась напасть на него, ответить. Они были так сказать в разной весовой категории, либо помощь к бедняжке приходила нежданно негаданно. - Твои слезы слишком живые для того, кем ты теперь стала, - вытер тыльной стороной ладони Эрик капли слез, которые бежали дорожкой по уже нечеловечески хладной коже.
   Сердце Ильзы изменило свой бег. Его стук так явно чувствовался, и так совпадал с его ритмом, что это на какое-то мгновение ввело Нортмана в ступор. Они были настолько разные с охотницей, и так чертовски странно одновременно похожи, что это даже могло пугать в какой-то мере. - Ты переживаешь за мои планы? - с легкой усмешкой выгнул бровь викинг, не пропуская наружу нахлынувшие вопросы и сопутствующие им эмоции. - Даже когда твой отец умрет, ты все равно останешься подле меня, - медленно проведя по губе, мужчина снял на кончик пальца слезу и затем также медленно облизал. Соленая влага коснулась языка и оставила странное послевкусие. Отчетливый привкус злобы и желание исправить уже свершившееся. - Я никогда не делаю ничего просто так, - сухо продолжил Нортман, бесцеремонно скинув с себя девушку. - И тебе пора к этому начинать привыкать. Более того, - наставительно выставил вампир указательный палец, - я единственная твоя гарантия на выживание в этом мире. Думаешь твой поступок остался незамеченным? - кивнул Эрик на перепачканную кровью одежду. - Тебя видели уходившей от того старика и ... - голос Эрика оборвался и взгляд дернулся к окну, за которым шуршали шины автомобилей о мокрый асфальт и были слышны первые капли дождя, барабанившие по стеклу. - ... тебя выследили, - раздраженно рявкнул Эрик и переместился к стене, выглянув сквозь прорезь штор. Вампирский слух и обоняние никогда не подводили. С противоположной стороны улицы шли трое парней среднего роста. Нетруднобыло догадаться кто это и зачем сюда шли. Присев на корточки перед сидевшей на полу Ильзой, викинг коснулся пальцами подбородка девушки и повернул лицо к себе, пытаясь разглядеть весь спектр эмоций, что плескался в глазах новой вампирши. - Что ты выбираешь? Свою жизнь или их? - пренебрежительно поинтересовался Эрик у девушки.

+1

6

Понять то, что задумал Эрик, Ильза так и не смогла. Его ответы, в которых скорее звучали вопросы для неё, типа "И что ты сделаешь? Что ты выберешь? Просто так захочешь вдруг умереть?", никак не помогали ей понять его мысли. Что она ещё могла сделать в такой ситуации? Попытаться убить Эрика, чтобы тот применил к ней свою нечеловеческую силу и убил или же поддаться тому существу, которым она стала? Её мысли, душа и сердце сдавали позиции, с каждой секундой всё больше и больше они склоняли головы перед разумом, который уже умер ещё тогда, три дня назад, и теперь твердил своим подопечным одно - стать на сторону Нортмана, вкусить этот сладкий вкус новой необычной жизни. Руки так и тряслись, то сжимая шею вампира. то ослабевая хватку. Она не могла решиться. Эта внутренняя борьба съедала её изнутри, прогрызала её насквозь, заставляя слезам всё так же стекать по её охладевшему бледному лицу. Она не хотела быть тем, кто будет на побегушках у вампира, но в тоже время хотела остаться в живых. Нехотя, всё ещё борясь со своими человеческими чувствами, она отпустила его, но всё также продолжая смотреть на него сверху вниз, задавая из раза в раз один немой вопрос "Почему?" Глупо было надеяться, что он ей ответит. И вообще, сколько пройдёт времени, прежде чем он даст ей ответ. И даст ли вообще когда-нибудь.
Теперь девушка сидела на полу. Конечно же, Эрик не церемонился с ней сейчас, потому и сбросил с себя, как надоедливую блоху, посмевшую покуситься на создание покрупнее и сильнее. Как же это было глупо думать, что даже обретя силу вампира, она сможет ему противостоять. Сейчас, ощущая всю его власть над ней, она только и могла жалобно смотреть на него, принимая его слова. Пришлось смириться, хотя бы сейчас,, с тем, какое место она занимает во всей этой иерархии.
А когда Нортман заговорил об охотниках, Ильза тоже почувствовала что-то, хоть за окном и барабанил дождь по окнам, она слышала, как кто-то подъехал и вышел из машины. Что это? Какой-то странный щелчок? Неужели, это звук заряжённого ружья? Лязганье метала...топор, мачете, кинжал, тесак? В голове тут же всплыло всё оружие, способное убить вампира. Ван Хельсинг не на шутку перепугалась, и лишь холодные пальцы Эрика, которые казались девушке такими горячими сейчас, живыми по-своему (видимо, люди и вампиры воспринимают тепло по-разному), отвлекли её от этих жутких мыслей. Словно испуганный и промокший до нитки котёнок, она смотрела в его глаза и не знала, что ему ответить.
-Что? - только и вырвалось сначала из уст девушки. В её глазах точно читалась паника, - Я не... - что ей ответить? Кого выбрать? Ведь она так яро не хотела становиться вампиром, проклинала весь этот род сверхъестественных тварей, а теперь сомневается в том, что нужно позволить охотникам убить её и Эрика? Человек скажет, что она идиотка, раз сомневается в том, что необходимо выбрать. А вампир - лишь посмеется и скажет, что остатки человечности мешает думать здраво. Она коснулась своими пальцами его руки, сама чувствовала, что дрожала, но не могла унять это двоякое чувство. Выбор - как же он труден - это самое гадкое, есть есть в жизни человека и не человека, - Я...не знаю, - всё же она не смогла принять единого решения. Эта война, которая бушевала в ней, не привела её ещё пока что к какому-то одному решению... А в это время охотники, которые приехали по душу Ильзы, если она у неё до сих пор осталась, уже вломились в дом, обнаружив два вампирских экземпляра прямо перед ними в нескольких метрах.
-Ван Хельсинг... - начал один из них, с каким-то пренебрежением и отвращением произнеся фамилию девушки, от которой теперь самой блондинке было тошно. Она предала весь свой род - охотников за вампирами приемуществено, а теперь, став одной из них, ей не хотелось больше слышать эту фамилию, она уже отреклась от тех, кого однажды считала своей семьей. Не потому, что она их ненавидит, а потому, что не заслуживает больше носить её, - И ты....Нортман, кажется, - охотники уже приготовили всё необходимое оружие, чтобы расправиться с вампирами, - жаль, что Ильза стала такой же, как и ты. Но раз так, то ни один из вас не должен больше ходить по этой земле, - он резко поднял ружьё, нацелившись в древнего вампира и, нажав на курок, выстрелил. Но попал в девушку, потому что внутри неё что-то вдруг дернулось, и она подставила себя вместо него. Пуля попала в плечо и, по всей видимости, в ней была кровь мертвеца, потому что боль тут же сковала тело бывшей охотницы. В общем-то, ошарашены подобным действием были не только охотники, но и сама Ильза, - Почему...я это делаю? - сказала она тихо себе под нос, на секунду забыв про боль и чувствуя, как по руке стекает кровь.

+1

7

Легкий пренебрежительный смех вырывается изо рта Эрика, в ответ на заявление охотников. Даже смотря на дуло дробовика, из которого доносился запах мертвой крови, Нортман не ведет бровью. Это совсем не та ситуация, которая может заставить его испугаться и нервно бросаться в ноги человеку в прошении помиловать его. И это далеко не первый раз, когда патрон с кровью мертвеца может попортить его бледную кожу.
   Но все это происходит ровно до того момента, как он видит медленно опускающееся тело Ильзы на пол и безумный непонимающий её взгляд на него. Сердце накрывает волной невидимой боли, которую не передать и не объяснить никакими словами. Несмотря даже не недавнюю их вражду, ему хочется защитить её, прижать к себе,оградить от той боли, что сейчас испытывает она. Кровь мертвого человека всегда безумно болезненная в первый раз, к этому можно и даже нужно привыкнуть, чтобы жить и выживать дальше. Ко всему можно приспособиться. Но, конечно, не в первые несколько дней от роду став дочерью ночи.
   Охотники решили не медлить и один из них выстрелил - не тот что выдал столь пафосную речь о смерти всем вампирам. Еще совсем юный парень, стоявший позади громилы громко выдохнул и выронил ружье из рук. Ясно. Отвратительный инструктаж бойцов помладше. Тот что впереди  дергается назад на звук, чем и пользуется Эрик. Секундное мгновение и третий парень лежит со свернутой шеей на полу у ног главного, который сжав ружье до белых костяшек делает шаг назад. - Прекрасная подготовка, - едко комментирует Эрик, равнодушно переступив через труп и сократив расстояние между собой и охотником, отчего последний шумно задышал. - А главное как наверное бесценно и глупо терять своего сына, верно? - вопросительно вздернув бровь поинтересовался вампир. Он не ошибся. Потому как быстрый взгляд мужчины вбок, говорит об их родстве.
Внутри у Эрика бурлит куча эмоций, но лишь сарказм в холодной пренебрежительности находит выход наружу. Викинг слышит как отбивает медленный ритм сердце Ильзы, так чудовищно совпадающее с его собственным, как внутри неё чувства устроили кровавую бойню, сметая все здравомыслие и логику. Но он не поворачивается, он знает. Он отчего то знает, что он сильная, такая же как и он. Справится. Не может быть иначе. Не может быть чтобы та, кто всегда крепко держала удар и смело смотрела ему в глаза падет при таких нелепых обстоятельствах.
   - Вы все чертовы выродки, - огрызается мужик.
   - Мы? - не сдержав усмешки удивляется вампир. - Интересно... - задумывается Эрик на мгновение, смотря на юнца у стены, поверх макушки собеседника. - Мне кажется, ты даже хуже чем я, - недобро прищуривается Нортман. - Ты рискуешь жизнью своего сына, чтобы потешить свое самолюбие.
   - Он знал куда шел...
   - Ты не предоставил ему выбора, - протестующе качнув головой вампир,кивает на парня, а затем делает еще шаг, тем самым уменьшив расстояние между ними.
  - Он обязан. Вас всех нужно уничтожить, - брызгая слюной в ответ, охотник резко давит на курок, запустив последний виток своей не столь длинной жизни. Пуля попадает в правый бок Эрика. На торжествующий взгляд охотника, викинг лишь устало выдыхает и небрежно оттряхивает кожаную куртку от выступавшей из раны крови. Это было последней каплей, что перерезало тонкую грань внутреннего контроля у Нортмана. - Он ни чем тебе не обязан, - с холодеющей угрозой произносит Эрик, чеканя каждое слово. Мужчина в ужасе смотрит на движения вампира и пытается быстро перезарядить ружье, но это уже бесполезно. Тело бьется в последних конвульсиях, от мощного удара о каменную, испещренную железными декоративными вставками, стену напротив. Голова превратилась в сплошное кровавое месиво, оставив след по всему интерьеру комнаты.
Бросив короткий взгляд на Ильзу и удостоверившись что она держится, Нортман делает шаг к парню, который белее снега. Лишь взгляд ненависти - единственное, что дает понять о живости шокированного юноши. - Я уничтожу.... - успевает вырваться из его губ, прежде чем его глаза закроются навсегда, а рядом с ногами упадет собственное, еще горячее и бьющееся сердце.
   Он чувствует осуждение, он слышит оскорбления и вопросы, что глухо выдыхая и морщась от боли бросает в него Ван Хельсинг, пока он выносит её из номера на руках и несет в сторону своего огромного пикапа. Он все же под впечатлением - она подставила себя вместо него этой чертовой пуле. Они столько были врагами, он многих уничтожил. Но сейчас, она была рядом, он боялся за неё, хотя и не показывал этого внешне. Еще не время, далеко не время для подобных чувств. Ильза должна сама принять их, понять их связь. Лишь только тогда он сможет её открыться.

Отредактировано Eric Northman (22.10.16 16:09)

+1

8

Сколько уже прошло с тех пор, как Ильза обратилась в вампира? Несколько дней? Недель? Но до сих пор ей так трудно привыкнуть к тому, что с ней происходит. Эта жажда крови делает из неё монстра, а воспоминания о прошлой жизни заставляют себя ненавидеть. Даже, если Ильза уходила куда-то на пару дней, она возвращалась к тому, кто сделал её ходящей в ночи. Да, зов был настолько мощный, что сопротивляться ему было попросту бесполезно. Эрик пытался обучать девушку, невзирая на её капризы и упреки. Человеческого в ней ещё уж слишком много осталось, чтобы полностью подавить в себе борьбу против того, что делает Нортман. Осознание того, что это - единственный способ, чтобы выжить, конечно, давно пришёл к девушке. Ещё тогда, когда близкий человек готов был её убить, а не попытаться помочь, но так хотелось верить и дальше в то, что возможно есть способ что-то изменить, жить не по правилам вампирского мира, быть и дальше охотником. Но теперь в рацион охоты вошли ещё и люди - те, кого Ильза всегда обещала защищать и оберегать от бед. А теперь же она сама стала для них ходячим бедствием. Стоит только затянуть с приемом пищи, как каждый стук сердца человека, пульсация его вен, заставляют испытывать моментальное возбуждение и желание вонзить клыки в мягкую и тёплую плоть своей жертвы. От таких мыслей хотелось большего, но и тошнило, выворачивало на изнанку. Весь внутренний мир девушки просто рвал и метал из одной стороны в другую. Хотелось молиться хоть кому, чтобы нашёлся тот, кто снесёт к чертям её голову с плеч, чтобы  перестать быть тем, кем она не хотела становиться никогда в своей жизни...
А что же Нортман? Конечно же, при любой возможности, он становился на защиту девушки, чтобы только её не убили. И не из-за того, что он стал ей отцом или братом,который так трепетно относится к своей подопечной. Нет, он потом, конечно же, устраивал ей разбор полетов, со всей своей жестокостью. До избиения не доходило, ведь Эрик не настолько уж садист. Нет, он делал это по-своему, красиво, пытаясь раздавить Ильзу морально, с легким применением физической боли. И сама Ван Хельсинг знала, какие цели преследует сам Нортман. Он ведь всегда хотел, чтобы она мучилась всю жизнь, наблюдать за её страданиями, пытаться морально уничтожить в ней всю человечность, показывать свою жестокость только ради запугивания, ведь он был куда сильнее девушки. И всегда эта ухмылка на его лице... Он всегда лидировал, побеждал. И охотница понимала это, пыталась бороться, но было трудно скрыть свои истинные чувства, когда ты чуть ли не до истерии и сумасшествия доходишь, сидя в своей комнате, осознавая всю трагичность бытия и то, что ничего уже не изменить. Она навсегда останется такой...
Ещё тогда, когда они оба были по разные стороны баррикад, Эрик так вел себя всегда. Она помнит это, и даже тогда её выводило это из себя. Но сейчас вампиру ничего не стоит подавить волю девушки, ведь она находится по его крылом. И принимая всё это так долго, терпя и истязая себя, рыдая и сбегая от него, но все же возвращаясь, Ильза пришла к выводу, что пока жив сам Эрик она не сможет полноценно сбросить его оковы и быть свободной. А лучше мертвой, но свободной. Если уж она не может заставить охотников себя убить, только потому, что Эрик всегда рядом или появляется в этот момент или же ей самой что-то мешает, то лучше сначала убрать преграду на своем пути, а уж потом что-то думать и размышлять. И план назрел сам собой.
После очередной трапезы, которую устроил Нортман, Ильза снова высказывала вампиру всё то, то она думает. Эрику наверняка уже осточертело слушать её нытьё каждый день, но то был единственный способ достать и вывести мужчину из себя. Не из-за того, что девушка так и молила о жестокости в свой адрес, она таким способом пыталась заставить понять вампира о том, что она чувствует и как мучается, стоит ему только начать давить на неё и заставлять через силу что-то делать. Может и не самый это удачный способ, но всё же. Ночь постепенно подходила к своему логическому завершению, оповещая детей ночи о том, что им пора уйти на покой, до следующей ночи, чтобы набраться сил и заново вершить свои злодеяния. Так что Ван Хельсинг ушла к себе первая, чтобы не видеть больше, как Эрик допивает последнюю каплю крови из своей жертвы. Да ещё и молоденькой девушки. На мгновение бывшая охотница вспомнила тот день, когда сама была на месте такой же несчастной, и с каким желанием и нескрываемой радостью древний вампир вонзил в неё свои клыки, прижимая слабое тело девушки к себе, чтобы даже последнюю попытку вырваться из его объятий он смог пресечь. Но, увы для Ильзы, её не испили до конца, чтобы жизнь покинула её тело. Вспоминая всё это, кинув взгляд в сторону Эрика и той девицы, она почувствовала, как по телу пробежала дрожь, что девушка невольно обняла себя, будто ей стало жутко холодно, а после поторопилась в свою комнату, которую так любезно предоставил ей Нортман.
За окном почти выглянуло солнце. Радовало лишь то, что смотреть на него девушка всё же могла, да и хотя бы немного выходить на улицу днем. В фильмах вампиры бы давно растаяли на солнечном свете. Да, для них с Эрик солнечный свет тоже много добра не принесёт и способен навредить, но, по крайней мере, в этом она не была такой несчастной, как вампиры из кинофильмов, желающие снова попасть на свет, но до ужаса боящиеся его жара. Она готова была сейчас пойти в комнату к отдыхающему Нортману, чтобы проучить его и забрать его жизнь. Именно так она хотела скинуть с себя го оковы. Он мешал и путался всегда под ногами. Чтобы обезвредить его, девушка отыскала кровь мертвеца и вдоволь смазала клинок кинжала в этой запекшейся жидкости. Точное попадание в сердце не убило бы вампира, но парализовало бы изрядно. А в это время Ван Хельсинг могла бы прервать жизнь древнего. Достаточно тихо зайдя в его комнату, девушка убедилась сначала в том, что он действительно уснул. Уж она-то могла чувствовать это. Потому, устроившись поудобнее на краю его кровати, она, быстро глянув на умиротворённое лицо Эрика, подняла над собой руки с тем самым кинжалом, целясь прямо в то место, где находилось его мертвое сердце. Но то, чего так боялась Изи, произошло как раз в этот момент. Не осознание того, что она сейчас убьёт своего создателя, не его влияние на неё, а просто какое-то странное колкое чувство почему-то тормозило её. Она все же думала, что это связь между ними не даёт ей свершить такое здесь и сейчас. Но нет, что-то другое. Какая-то странная привязанность образовалась за это время, зависимость. Руки начали предательски дрожать. Девушка закусила свою губу с силой до крови, чтобы только прогнать эту неуверенность в себе...но с каждой секундой она так и сдавала свои позиции.

+1

9

Это было что-то вроде личного извращения над самим собой: защита от рук охотников, контроль от случайной смерти по собственной Ильзиной неосторожности или от голода, коим она себя пыталась морить. В какие-то моменты ему казалось, что он сам себя этим наказывает – за невозможность вернуть своего Создателя, за упущенный момент защиты его тогда, за до сих пор живое состояние отца Ильзы. Ван Хельсинг был жив. Эрик знал это. Ведь будь это правдой, он бы рвал и метал лично, что оторвал голову не именно он, да и Ильза бы торжествовала от этой гнилой победы над Нортманом. Пока же, девчонка уже почти год влачила свое вампирское существование, пытаясь иногда свести счеты с жизнью, пробовала уходить, но так же легко возвращалась, не смея противостоять их зову крови. Несмотря на прошлую охотничью жизнь с желанием очистить всю Землю от разнообразных монстров, Ильза хотела жить, ведь именно с маниакальной мыслью о свободе она пришла к нему в тот вечер:
   - Сожми крепче, - поверх трясущихся рук девушки резко легла широкая ладонь викинга, тем самым усилив хватку пальцев вокруг рукояти небольшого кинжала. Сам вампир лежал неподвижно, плотно закрытые глаза, отсутствие дыхания – одно движение и будет мертвее некуда. Правда на время, кровь мертвеца лишь ослабит, но не убьет. – Будь ты человеком, то ладонь бы уже начала скользить по черенку, - с нескрываемым упреком продолжил мужчина, одновременно перебросив большой палец девушки, смещая его ниже на рукоять оружия – так хватка стала еще правильнее и жестче. – Любой, кем бы он ни был в этом мире, боится. Любой, - глаза вампира распахнулись и тут же замерли на лице напротив. Он ей дал сейчас карт-бланш, ведь это было той самой правдой, в которой даже самому себе сложно признаться.
   – Всего три правила, Ван Хельсинг: страх владеет каждым, моделируй схватку и самоконцентрация, - перехватив другой рукой за запястье Ильзы, он притянул её к себе ниже, а кинжал уже переместился от груди к его горлу. Небольшая рокировка заставила девушку удивленно моргнуть. – Несмотря на полный провал по всем трем пунктам, я даю тебе шанс завершить начатое, - также спокойно, но уже без грамма укора в голосе, указал Эрик взглядом на кинжал, который в этот момент уже давил на кожу, но пока еще не пустил кровь. Тыльная сторона ладони викинга коснулась нежной кожи щеки охотницы в ласкающем и медленном движении, длинные пальцы спустились по губам, а затем на шею, будто оставляя невидимые следы. Ласка была тянущей, дразнящей, но совершенно неспешной и не принуждающей – он не заставлял и уж тем более не склонял к чему-то, оставляя выбор за еще совсем молодым вампиром. Но все это так резко контрастировало с другой его рукой, что лежала сверху на кинжале. И снова никакого давления, лишь выбор, на котором зависла сейчас Ильза. Она была в смятении, она не ожидала такого хода, но благодаря той связи, что пульсировала в их уже общей крови, Эрик чувствовал, как незримое наслаждение бежит по венам – ей нравился этот момент. Вопрос - насколько далеко она сможет зайти?
   За почти год с момента своего обращения, Ильза не испытывала подобного ощущения. Она открещивалась всеми правдами и неправдами от своей нынешней ипостаси, искренне веря, что этот кошмар (по её мыслям) когда-нибудь закончится. Не закончится. Нет. Не сегодня и никогда либо. Северянин слишком любил жить и чувство мести отцу Ильзы было лучшим наркотиком для этого. Жажда отмщения была так сладка, что, представляя ночами их встречу, Нортману казалось, что сердце, будто заново начинало биться. Он проявил стоическое и сверх терпение с новоявленным вампиром, пресекая бесконечные попытки Ильзы прекратить дарованное ей бессмертие. Конечно, она знала для чего это было сделано, но она не подозревала даже, что её упертость после сотых пустых проб противостояния древнему вампиру, лишь еще больше наполняла чашу терпения Эрика. Сейчас же ко всему прочему добавилось что-то вроде уважения к бесстрашию Ильзы, с которым она пришла к нему в комнату. Она прекрасно знала, что это не закончится для нее ничем хорошим, да и рука убить Создателя не поднялась бы. Тому виной были и приказ не делать этого собственноручно, да и последующие моральные избиения Эриком остатков человеческого сознания были бы хуже настоящей смерти.
   Расчет был точным и тонким. Всего лишь увидеть глаза виновника смерти Годрика, когда Ильза, будучи привязанной к Эрику, не сможет помочь своему отцу, не сможет навредить самому Нортману. Это ли не истинная месть? Не ради ли этого стоит потерпеть эти выходки и продолжать обучение, скрывая всепоглощающую злость за вежливостью и стоическим хладнокровием?

+1


Вы здесь » |Самая Сверхъестественная Ролевая Игра| » Alternative » Интервью с вампиром


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC