FESOR
Страшно справедливый главадмин, контролирующий всех и вся.
Связь: гостевая, личные сообщения
CROWLEY
Повелитель сюжета и адепт квестоплёства.
Связь: гостевая, личные сообщения
MEG MASTERS
Надзиратель кодов и доставитель дизайна.
Связь: ICQ - 200987614, Skype - bullet-for-colt
FELICIA FOUX
Неординарный координатор игрового процесса.
Связь: гостевая, личные сообщения
LOUISE
Блистательный мастер игры.
Связь: Skype - koruna86
ASTAROT
Куратор квестов и составитель тем с историями штатов.
Связь: гостевая, личные сообщения

|Самая Сверхъестественная Ролевая Игра|

Объявление





THE MOST SUPERNATURAL NEWS
События:
Спустя год после открытия Чистилища мир сотрясает новая череда катастроф. За происходящим стоят существа, многие годы проведшие за стенами Бездны. Теперь опасность угрожает не только людям, но и демонам, и даже Небесам. Спасение кроется под тоннами песка – утерянное тысячи лет назад Слово Божье поможет пролить свет на происходящее.

Основное время игры – 2011 год



SHAX |
Сумерки, пожалуй, самое зловещее время суток. Пограничное состояние между днем и ночью. Но тьма непременно пожрет все на своем пути. Заполнит собой небо и землю. Каждую улицу, каждый переулок. Фонари и лунный свет помогут остаться в безопасности. Но лампочка может перегореть, а луна скрыться за облаками. И не останется больше ничего между тобой и созданиями ночи, рыскающими во тьме. Прячься в безопасности своего дома, за кирпичными стенами, укрывшись теплым одеялом с головой. Зачем рисковать, гуляя в столь опасное время? Ведь ночь темна и полна ужасов, мой дорогой друг.©
ANELIA |
Я не представляю себе, каково это – быть запертым в одном месте без возможности общения с кем-либо. Когда тебя окружает только тишина и темнота. Да, каждый человек порой хочет побыть в одиночестве, уставая от шумных компаний. Иногда хочется уехать куда-нибудь в удаленный уголок, где поблизости не будет ни единой живой души. Там, в тишине первозданной природы, где не слышится грохот каменных джунглей, можно о многом подумать и многое переосмыслить. Но все равно в один из дней ты вернешься назад, в шумный мир к своим друзьям, знакомым, работе. Однако, как быть, когда у тебя нет такой возможности?©
ASCET
Услышать всегда полезнее, чем гадать самому, поскольку догадки не всегда учитывают действительность, на которую влияет многое. О да, человеческие поступки всегда зависят от многих факторов. От самого отношения к какому-то делу, от желания, от внешних факторов. Не даром говорят, что человеческому слову верить нельзя. Жизнь показала, насколько это утверждение справедливо. Люди редко, слишком редко верны своему слову, хотя некоторые искренне верят, что выполнить обещанное они могли бы, если бы не... ©

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



the vampire diaries

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

1. Дата, участники отыгрыша, место
04.07.1989 Dean Winchester & Eric Northman, Blue Earth, MN
2. Место и время отыгрыша.
Детский дневной лагерь недалеко от города Блу-Эрт, что в штате Миннесота. Позднее утро.
3. Участники.
Dean Winchester & Eric Northman
4. Суть отыгрыша.
Нортману напророчили, что старший Винчестер убьет его верную подругу Пэм. В поисках способа изменить будущее, ему подворачивается возможность прогуляться в прошлое, где он и решает избавиться от Дина пока тот десятилетний еще не представляет ни для кого угрозы. Слухи об этом доходят до Дина в настоящем, вынуждая того последовать за Эриком в свое прошлое.

0

2

Время. О его природе люди задумывались во все времена, пытаясь разгадать его, замедлить или вовсе повернуть вспять. Но так же, время – это свойство нашего мира, благодаря которому мы можем наблюдать события и делать суждения об их взаимной связи или нет. Человечество всегда искало, ищет и будет искать способы управления временем. Но даже несмотря на успешные попытки некоторых в этом деле, нельзя считать, что это полная победа. События - вот, что является главной характеристикой времени. Изменив ход истории ты полностью переписываешь будущее. Случайное знакомство, убийство одной из всего двух существующих бабочек в самом начале образования жизни на Земле, или подачи идеи о ядерном оружии какому-нибудь сумасшедшему ученому, могут привести к весьма печальным последствиям.

Нортман это знал. И так же знал каковы могут быть последствия, если вмешаться в жизненный путь человека, особенно, если тот уже умер. Еще пару веков назад, у Нортмана был разговор на эту тему с Годриком - его создателем. Разговор был задолго до его смерти, и Годрик тогда дал ясно понять, какой позиции он придерживается: никто не должен возвращаться из мира мертвых, каждому отмерен свой срок.  Но не только это было одним из решающих фактов, благодаря которому Эрик не стал возвращать своего создателя к жизни. Любовь к девушке, смертной, заставила многое переосмыслить его создателя. Годрик безудержно любил её и благодаря Аллане изменился. Отказавшись от человеческой крови, он стремился стать тем, кто был достоин Алланы. Несмотря на знание того, кем был Годрик, девушка никогда не просила его обратить её, придерживаясь мнения, что человеку дана одна жизнь и она не должна пересечь границу векового промежутка. Годрик долго не мог отойти от смерти любимой, которую забрала чума, гулявшая по миру. Видя её страдания и последние предсмертные муки ему было сложно не поддаться искушению и не подарить себе и ей вечность вместе. Она бы не простила его.
Так же и не простил бы Эрика и сам Годрик, если бы Нортман явился в тот день и изменил события, в ходе которых его создателя убили. Проживать бесконечную жизнь, зная, что кого ты любил нет - это чертовски больно. Эрик сам через несколько десятков лет приблизится к этому моменту - его Соки тоже покинет этот мир, и мужчина не имеет право это изменить.
Заклинание, позволяющее прыгнуть в прошлое, добытое в далекий, по человеческим меркам, в 1958 год, Эрик все же хранил. Во-первых его ценность была очевидна, учитывая, что его знали лишь Хранители Знаний. А во-вторых, Нортману была свойственна эгоистичность и дальновидность, которые были главными характеристиками его характера. Невозможность вернуть его семью или Годрика, не говорили о том, что заклинание не будет использовано. Если Нортман не всегда был честен с окружающими, то себя он обмануть не мог, да и не хотел, трезво оценивая все возможности и свои силы, все же нельзя полагаться на случай. Как бы не было дано вампирам бессмертие, их все же можно было убить, а враги имеют место быть. А, значит хотя бы одного из них, можно было убить ради благой цели.

Такая цель была его Пэм, а враг никто иной как, небезызвестный в охотничьих кругах и сверхъестественном мире, Дин Винчестер. Этот парень многим попортил жизнь, а если точнее весьма успешно её оборвал. Непонятно, кто ему так благоволил или выписал пожизненный абонемент на удачу. Эрику было плевать на всю существующую нечисть в мире. Он ценил за поступки, и не делил по половой принадлежности. Так что переживать за массовое уничтожение братьями Винчестерами себе подобных и остальных монстров, Нортман вообще не считал нужным. Но позаботиться о спасении дорогого ему человека стоило, учитывая всегда результативную охоту старшего Винчестера.

Старая ведьма, колдунья, что-то вроде прорицательницы - Марни, будучи должной Эрику за свое спасение, предсказала ему это пару недель назад. Дин Винчестер убьёт Памелу Ровенкрофт. Его Пэм.

Обычно легкомысленно относящийся ко всякого рода предсказаниям, Эрик в этот раз существенно напрягся. Сколько близких он уже потерял? Скольких он не мог спасти? И сколько это еще будет продолжаться. Решение было принято молниеносно, что было обычно ему не свойственно. Зная Пэм, Нортман был уверен, что та, в отличие от Годрика не кинется на него в праведном гневе, если он изменит её жизнь. Эта блондинка любила жизнь во всех её проявлениях и никогда бы не отказалась от предложенного шанса эту жизнь продлить.

Заклятье, с помощью которого Эрик должен был попасть в прошлое, попало к нему совершенно случайно. Это произошло в 1958 году в Нормалле, штате Иллинойс. Блуждая по ночному городу, в поисках позднего ужина, Нортман, попал на тихую улочку, где в одном из небольших зданий начинался пожар. Еле волоча ноги, из двери вывалился мужчина в рясе кирпичного цвета. Кровь, застывшая на его виске, заставила Нортмана проявить свою сущность. Но человек, странным образом не испугался, мало того он попросил о помощи, пообещав взамен нечто ценное. Он представился Лэри Гэненом - Хранителем Знаний. Нортман не верил своим ушам - он думал, что их не существует. Понимая ценность этого человека, он заключил с ним сделку, в ходе которой и было получено это самое заклинание.

Заклинание было основано на печати крови, что существенно упрощало дело - ведь Пэм неотрывно всегда следовала за ним, к тому же её нахождение в тот день где-то поблизости было обязательным фактом. Нортман выбрал дату, по предварительным расчетам в которую Винчестер должен был быть еще далек от звания охотника. А значит и избавиться от него в юном возрасте намного проще, чем сейчас. Оставалось дело за малым - не столкнуться в 1989 с самой Пэм и найти Дина Винчестера, с учетом изменившихся внешних данных.

Сидя в дешевом отеле на окраине города, Нортман давал последние распоряжения Пэм по телефону, перед тем как отправиться в свое приключение в прошлое. Впрочем, если он не вернется, ничего из указанных им дел не суждено будет сбыться. Но даже зная все возможные последствия, Нортман ни словом не обмолвился своему дитя о предстоящем деле в далеком 1989.

Отредактировано Eric Northman (15.01.16 12:34)

+1

3

Подцепить случайную девчонку в придорожной кафешке, а на утро узнать, что развлекался всю ночь с ведьмой? Это Дин может, умеет, практикует. Правда, вряд ли бы он узнал о том, кто она такая на самом деле, если б не ляпнул ей с утра, игриво подмигивая:
     - Еще увидимся, крошка.
     Парень планировал по своим делам на пару дней задержаться в городе и в самом деле был не прочь встретиться с ней снова. Но в ответ ему прилетело такое уверенное «нет» вместе с жалостливым взглядом, что задетое самолюбие тут же заставило поинтересоваться «почему нет?». Ночью ведь ей всё нравилось. Или не нравилось?
     - Потому что тебя убьют, Дин Винчестер, - без тени улыбки заявила брюнетка. Но напрягло его не обещание смерти, а то, что она назвала его настоящим именем, которым он ей совершенно точно не представлялся.
     - Когда-нибудь, наверное, - охотник и в самом деле не планировал дожить до старости. Не с его количеством врагов.
     - Очень скоро. Или если быть точнее - очень давно.
     - И какого хрена это значит? - спросил он, пристально глядя на девушку, которая резко перестала ему нравиться.
     - Вампир. Высокий, светловолосый, голубоглазый и очень древний. Убьет тебя двадцать лет назад.
     После такого размытого пророчества вопросов у будущего покойника возникла масса, но ни на один из них ответить ведьма не смогла или не пожелала. А пожелала ему удачи с интонацией «пусть земля тебе будет пухом» и была такова.
     К счастью, подходящего под описание вампира Дин прекрасно знал. Думал что расстались они с ним после прогулки по Ётунхейму если не на дружеской, то хотя бы не на вражеской ноте, но видимо ошибался. И стоило тому узнать, что Дин выбрался из чистилища живой, здоровый, невредимый, так тут же решил, что без него жилось спокойнее и почему бы и дальше всей нечисти вольно не жить. Но вместо того, чтобы сразиться с ним лицом к лицу, сильно рискуя своей древней жизнью, он придумал вернуться в прошлое и убить его еще ребенком, когда он не сможет оказать сопротивления.
     Скажете, подлый и нечестный способ Эрик нашел? Да, так и есть. Но не Дину его попрекать. Он и сам возвращался в свое прошлое, чтобы одним убийством изменить настоящее. Вот только черта с два ему это удалось. Простому смертному изменить ход событий оказалось не под силу. Но Нортман далеко не простой смертный, так что это мутное предсказание явно не стоило пропускать мимо ушей. А стоило скорее выяснить, где сейчас находится вампир, чтобы расправиться с ним до того, как тот отправится назад. Кас, конечно же не отказался бы снова переместить Дина в прошлое, вот только «двадцать лет назад» слишком неточный ориентир для точки возврата. Так что звонил Сэму он уже на ходу, наспех объясняя зачем тому как можно быстрее нужно пробить местонахождение их старого знакомого.

+1

4

Нортман не спеша помешивал в миске, обычно предназначенной для еды людей, смесь для заклинания, состоящую из не сильно распространенных вещей: перо ангела, слёзы дракона и щепотка песка времени. Но он был бы не он, если бы не нашел последние части буквально накануне. Время поджимало, и стоило поторапливаться.
Взглянув на часы, вампир встал и окинул последний раз комнату. Ничего не стоило оставлять после себя. Мало ли кто может нагрянуть после. У него как и многой другой нечисти тоже были свои враги и просто недоброжелатели. Впрочем, последние были легки на помине. За окном послышался звук рычащего мотора, а затем торопливый, но твердый шаг по направлению к его номеру в одном из самых захолустных отелей на окраине.
Прищурившись, Нортман закрыл глаза на мгновение и втянул воздух. Винчестеры. Собственной персоной. Единожды узнав запах человека и существа, вампир запоминал его на всю жизнь, и спутать с кем-либо они никогда не мог.
"Чертова Марни" - сжал зубы от злости Эрик. "Только ради потрошения твоей тушки, я уже вернусь."
Схватив раздраженно емкость со стола, Нортман пересек комнату по направлению к встроенному шкафу и окунув пальцы в кровавую жижу, начал рисовать символ на двери, параллельно шепча слова заклинания.

- Ты уверен, что он здесь? - послышался знакомый голос уже за входной дверью, которая через секунду распахнулась под напором удара ботинка.

Нортман обернулся и встретился взглядом со старшим Винчестером, позади него маячил Сэм, с неизменным "будто убивающим угрожающим" взглядом". Эрик не сдержавшись, сухо рассмеялся.

- Боюсь, не скажу, что рад тебя видеть, Дин,
- обратился он к тому, кто должен был убить его Пэм. Приложив два пальца к виску, он отсалютовал, и быстро распахнув дверь, отправился туда, где видеть одного из братьев Винчестеров было намного приятнее.

+1

5

Какой бы древней, а следовательно умной и осторожной, не была нечисть, но если она прикидывается обычным человеком, то использования современных благ и технологий ей не избежать. А все следы их использования, если ты не хакер, фиг заметёшь. Для отслеживания же этих следов компьютерным гением быть не обязательно - достаточно напичкать свой ноутбук пиратскими версиями софта, используемого обычно правоохранительными органами.
     Так что это только в первый раз они долго искали Нортмана, потому что сами тогда не знали кто им конкретно нужен. Сейчас же, перетряхнув все свои охотничьи связи, они очень скоро узнали, где по слухам тот отсветил в последний раз, а оттуда напасть на информационные следы его техники для Сэма не составило большого труда. И парой часов спустя они уже подруливали к отелю, где по данным компьютера, должен был находиться их старый недобрый знакомый.
     Выбравшись из салона шевроле, Дин окинул взглядом домики-номера. До таких совсем уж захолустных мотелей, рискуя накормить собой клопой, они с братом снисходили только когда сидели практически на мели, а поспать все-таки хотелось нормально, не упираясь головой в одну дверцу автомобиля, а затёкшими согнутыми ногами в противоположную. Не сказать, чтобы Дин хорошо знал Эрика, но вот усомнился, что тот может выбрать себе такое убогое жилье. Хотя... если для прыжка в прошлое нужно место, которое существовало и двадцать лет назад, то это наверняка было идеально подходящим. А значит каждая минута их промедления сейчас могла обернуться исполнением пророчества.
     Хлипкая дверь гостиничного домика была вынесена с ноги старшим Винчестером без всякого предупредительного стука в нее.
     - Эрик, - угрожающе окликнул он вампира, стоявшего у разрисованного подозрительными символами встроенного шкафа. Обернувшись, тот лишь рассмеялся появлению незваных гостей. А затем отсалютовав им, открыл дверцу и шагнул внутрь.
     Не раздумывая ни секунды, Дин ломанулся следом и проскользнул внутрь платяного шкафа раньше, чем тот захлопнулся за Нортманом.
     Вывалился он из него уже в другой гостиничный номер. А может и в том же самый, но переживающий гораздо лучшие свои времена.
     - Приятного аппетита, - брякнул на бегу Винчестер сидящей за завтраком пожилой парочке, с открытыми ртами таращившимися на распахнутую входную дверь своего номера. Когда они перевели взгляды на него, уже второго человека за это утро, вышедшего из шифоньера, то их вставные челюсти за малым не повыпадали на стол.
     Выбежав на улицу, Дин завертелся на месте, оглядываясь-высматривая вампира, но того уже и след простыл. Четырхнувшись, он по привычке хотел посоветоваться с мелким на предмет их дальнейших действий, но того рядом не оказалось. Тогда он вернулся в номер и под все еще ошарашенными взглядами стариков, заглянул в шкаф из которого вывалился парой минут раньше. За дверью нашлись несколько аккуратно развешенных платьев и костюмов, за ними стена, и никаких признаков присутствия Сэма. Черт его знает как работало Эриково заклинание перемещения в прошлое, но на мелкого оно распространится не успело. А значит, придется разбираться ему с Нортманом в одиночку.
     Отвернувшись от распахнутого шкафа, Дин обвел задумчивым взглядом комнату, прикидывая куда бы мог направиться вампир в поисках его, предположительно, десятилетней версии, и наткнулся взглядом на явно свежую многотиражку в руках старика.
     - Простите, можно забрать вашу газету? - вежливо поклянчил он ее у него, и дедуля наконец закрыв рот, согласно закивал головой. - Спасибо, - с улыбкой поблагодарив его, Дин сделал пару шагов к выходу, но вернулся обратно, чтобы прихватить со стола пончик. - Спасибо, - еще раз поблагодарив хозяев, он снова вышел на улицу, на ходу жуя булочку и отыскивая среди вороха листов обложку газеты, на которой должна была присутствовать нужная ему сейчас информация. Нашел.
     «4 июля 1989 года. Город Блу-Эрт, штат Миннесота».

Отредактировано Dean Winchester (30.01.16 13:14)

+1

6

За почти тысячелетнее существование, Нортману первый раз представилась возможность попасть в прошлое, поэтому, он на самом деле не представлял как всё пройдет. Главное не встретиться с самим собой в этом же самом прошлом. Поэтому, спустя шаг во внутрь шкафа, он не медля и секунды осматривал помещение куда попал на предмет себя и своей подруги.  Престарелая пара сидела за столом и всё. Никакого намека на него или Пэм, которая должна была бы быть где-то поблизости, ибо заклинание действовало на крови. Ошарашенные людишки замерли. Бутерброд в руке старика остановился в сантиметре от раскрытого рта, а женщина уронила чайную ложку и вздрогнула от звякающего звука. Втянув воздух витавший вокруг, Нортман облегченно выдохнул. Его прошлое "я" и Пэм были тут около возможно десяти минут назад, а эти постояльцы видимо заселились только что. Обычно и Эрик и Пэм снимали номера лишь для особых дел или переговоров, поэтому комнаты оставались всегда чистыми и нетронутыми. Неудивительно, что номер уже был занят другими.
Игнорируя вопросительные взгляды людей с примесью вопроса в глазах о их собственном душевном состоянии, Нортман пересек в два шага комнату и вышел из номера.

Место было знакомо, они были тут с Пэм в тот год в поисках одного человека. Это был 1989, как раз самое подходящее время для еще "недоохотника Дина Винчестера". Оглянувшись по сторонам, Эрик двинулся по улице, прочь от отеля. Дойдя до перекрестка, он свернул за угол и спустя три квартала он достиг нужного места. Он помнил город, и надеялся что нужный антикварный магазинчик будет там же. Что впрочем так и было. Нортман довольно ухмыльнулся.

Люди - не вампиры, и им свойственно меняться с возрастом. Но если ты видел человека в детстве, то ты с большей вероятностью узнаешь его во взрослом облике, но никак не наоборот. В случае со старшим Винчестером и была загвоздка. Нортман не знал как тот мог выглядеть будучи ребенком, и это усложняло дело. Но не настолько, чтобы развести руками и отправиться восвояси. Долгожительство имеет большой плюс - много полезных знакомств и связей. Одной такой личностью в списке полезных знакомых был демон перекрестка. У них не раз было взаимовыгодное сотрудничество уже добрые сто лет, поэтому Эрик и решил вызвать того на деловое свидание, на котором Нортман и собирался поставить перед ним задачу по поиску Дина. Ибо искать маленького негодника по всем штатам самому ему совсем не улыбалось.

Оставалось теперь раздобыть нужные ингредиенты. Чем в принципе и занялся сразу Эрик.
Колокольчик, звякнувший над головой, возвестил о новом посетителе. Довольно молодая женщина, лет сорока появилась из-за прилавка:
- Доброе утро. Чем могу помочь?
- Доброе, - кивнул вампир в ответ, натянув одну из самых доброжелательных улыбок. - Я пожалуй пока осмотрюсь.
- Как скажете, - пожала плечами та в ответ.
Прохаживая между рядами в магазине, Нортман чувствовал буквально сверлящий взгляд и напряжение, исходившее от хозяйки. Это был не просто антикварный магазин. Сюда захаживали не простые покупатели, а и охотники. Тут и там, Эрик видел ничем не примечательные безделицы на первый взгляд, но успешно пользовавшиеся популярностью у охотников.
Из соседней комнаты вдруг раздался детский голос, и следом появился девчонка, лет восьми-десяти: - Мааам, я закончила.
- Хорошо, Марни, - обрывочно ответила женщина. - Я занята.
Иди на задний двор, проверь как там твой Джек.
"Марни" - мысленно нахмурился Нортман. "Слишком распространенное имя." Медленно развернувшись, Эрик пошел обратно.
Едва хлопнула задняя дверь, как раздался едва слышный звук затвора. И спустя еще какое-то мгновение на него из-за прилавка уже было направлено оружие.
- Я знаю кто ты.
- Тем проще, - согласно кивнул Нортман. - Мне нужно кое-что.
- Таким тварям как ты я ничего не продаю. Возможно, лишь путевку в Ад, - сухо ответила женщина.
- Обожаю женщин с юмором, - улыбнулся вампир, шагая к прилавку.
- Стой! - дернулась рука женщины.
- Давай так, - оперся Нормтан на тумбу в паре метров, - я не трону тебя, а ты дашь что мне надо. Разойдемся тихо, - облизнул он верхнюю губу, - и мирно.
Внезапно ручка входной двери дернулась. Через стекло были видны пара подростков, топтавшихся в нерешительности за дверью.
- Или, ты станешь знаменитостью... - скосил взгляд Эрик на дверь.
Охотница посмотрела тоже, чем Нортман и воспользовался. Едва заметное движение и он дернул женщину на себя через прилавок. Оружие полетело в дальний конец магазина, а они оказались у двери, которая тут же была закрыта на щеколду.
- Ни звука, - прошипел он на ухо охотнице, прижав спиной к себе.
Дверь дернулась и подростки ушли.
- Итак. Ты охотница, и это существенно упрощает дело, дорогая. Возможно ты слышала о таком человеке как Джон Винчестер?
Пульс женщины участился, и дыхание соответственно тоже изменилось.
- Знаешь такого, - довольно протянул Эрик. - Итак?
- Я ничего не скажу, - процедила она сквозь зубы.
- Не глупи, дорогая, - схватив за горло женщину, вампир повернул её к себе. Скосив взгляд на шею, он увидел небольшой кулон со вставленными туда фото. Кулон был приоткрыт и там виднелось фото ребенка - её дочки Марни. - Ты же хочешь, чтобы она вышла замуж, родила детей?
После минутной заминки, женщина не выдержала:
- Он был тут... с детьми...
- И? - нетерпеливо перебил он её. - Где они?
- Я не знаю... - задрожал голос.
- У меня заканчивается терпение, - процедил сквозь зубы Нортман, сжимая руку сильнее вокруг шеи.
- Он всегда оставлял их в отеле, но тут неподалеку есть дневной лагерь... - перехватила охотница воздух.  - Возможно, они там.

Спустя полчаса, Нортман уверенным шагом входил в прокат автомобилей. Все складывалось как нельзя лучше. Скоро у него встреча с мини версией одного из сыновей Джона Винчестера.

Отредактировано Eric Northman (01.02.16 21:24)

+1

7

Ну, не младенцем его решил придушить Эрик, и на том спасибо. В свои десять лет Дин уже достаточно много знал о нечисти и легко управлялся с браунингом. Вот только свой собственный пистолет - Seecamp LWS 32 калибра, с которым он потом не расставался, Дин получил в подарок от отца только на свое одиннадцатилетие. Так что летом 1989 года он представляет собой очень легкую добычу для древнего вампира. И Сэм тоже. Мелкий ведь практически всегда находился либо рядом с ним, либо неподалеку.
     Парень нахмурился, стараясь припомнить где они находились тем летом. Название города звучало знакомо. Блу-Эрт, Блу-Эрт... Точно! Детский лагерь с одноименным названием, находящийся неподалеку от города. Отец оставлял их мелких там, пока был занят очередным делом. Сэмми тогда вволю общался со сверстниками, а Дин каждый день сплавлялся на каноэ, пока нечто не перевернуло его лодку. Треснувшись головой о камень, он здорово тогда нахлебался воды в полубессознательном состоянии. Если бы ему вовремя не пришли на помощь, он вероятно утонул бы, не справившись самостоятельно с течением. В отцовском дневнике даже есть запись об этом. И датой этого события в нем указано как раз 4 июля.
     А что если... те события из прошлого напрямую связаны с его сегодняшним появлением в них из будущего? Да, потом отец выяснил что лодки переворачивали маннегиши — человекообразная нечисть, любившая пошутить над людьми. Их шутки обычно были безобидными, но новые лагерные постройки к сезону летних каникул повредили часть скал с древними надписями, которые были очень дороги этим тварям. И Дин был первой жертвой с которой они решили начать свою месть. Почему именно он, десятилетний мальчишка, не имевший никакого прямого отношения к тем пристройкам? Отец тогда решил что маннегеши были слишком тупы и ленивы, чтобы разбираться кто истинный виновник повреждений. А что, если их на Дина кто-то науськал? Например, Эрик?
     Ведьма ведь ничего не говорила о том, что погибнет он не один. А если это так, и вампир хотел только его смерти, не мог же он не подумать о том, что наживет себе в будущем врага в лице Сэма Винчестера? Это мать Сэмми не помнил и потому не очень понимал отцовского рвения к отмщению. Но Дин был тогда для него всем. Его бы смерть он не принял так легко. Значит убить десятилетнего Дина нужно было так, чтобы не навлечь на себя подозрений в его смерти. А еще лучше убить его чужими руками, натравив на него какую-нибудь нечисть. Джон бы потом ее истребил, а вампир остался бы как бы не причем. Но этот план провалился потому что Дина тогда кто-то спас. Что, если этот кто-то был он сам из будущего?
     Все, что Дин мальчишкой смутно запомнил о своем спасителе — так это то, что тот был мужчиной. Когда незнакомец его вытащил, Дин был почти без сознания. А едва он начал отплевывать воду из своих легких, мужчина развернулся и ушел. Почему? Не хотел, чтобы маленький Дин увидел его лицо? Свое лицо двадцать лет спустя?
     Тогда бы мелким он, конечно, этого не понял бы. Но несколько лет спустя, ежедневно глядя на свое взрослеющее лицо, наверняка вспомнил бы, рассказал отцу, и тот загорелся бы идеей вернуться в день смерти Мэри и спасти ее. И возможно даже нашел бы способ, вернулся и ничего не смог бы исправить. И потом бы винил в смерти жены уже не убийцу, а себя из-за того, что не смог уберечь ее. Потому что рядом с ним не было бы Кастиэля, объяснившему ему, что изменить судьбу простому человеку просто не под силу, как ты не старайся. А он, Дин из будущего, не хочет еще и этого чувства вины для своего отца. И ведь дело одним возвратом в день смерти его матери может не ограничиться. Что если отец будет пытаться снова и снова? Тогда, вероятно, этот «день сурка» доканает его раньше, чем Азазель. Так что нет, этого взрослый Дин не допустит. Уж это-то похоже в его силах.
     И сейчас ему надо поспешить в тот лагерь. Похоже здесь сейчас позднее утро, а тонул тогда он вроде бы как раз в первой половине дня. Осматриваясь по сторонам, Винчестер не смог припомнить что это за мотель, и понял, что нужной дороги он точно не вспомнит без карты. Но эту проблему он решил быстро — вспомнил, что в бытность отсутствия навигаторов на ресепшенах всегда имелись путеводители, и именно там он ее себе и взял. Следующей проблемой было отсутствие машины. Решив, не тратить время на поиск проката автомобилей, парень прогулялся вдоль домиков, одновременно разглядывая карту и присматривая себе авто из числа собственности постояльцев. И первым с опущенными стеклами ему попался старенький коричневый кэприс. Воровато оглянувшись, Дин быстро сел в него и пригнулся, заглядывая под руль. Сковырнул защитный кожух из под него и наметанным глазом быстро вычислил из всех проводов нужные ему и потянул на себя. Ловко зачистив их, соединил провода питания с проводом, подающим напряжение, а затем закоротил их проводом, питающим стартер. Шевроле завелась и парень, быстро прибрав провода на место, выпрямился и тронул ее с места, выворачивая на нужную ему дорогу.
     Если карта и его подсчеты не врут, то минут через тридцать-сорок он будет у лагеря из своего детства.

+1

8

Когда у тебя появляется возможность исправить свои прошлые ошибки или как в случае с Пэм, спасти жизнь, то вряд ли ты сможешь устоять перед таким соблазном. Конечно, ничто не проходит бесследно, особенно после таких прыжков и уничтожения одного из действительно успешных охотников за нечистью - Дина Винчестера. Нортману было ровным счетом  плевать на количество умервщленных монстров этим парнем, тем более на спасенные человеческие жизни. Эрик долгие годы вёл обособленную жизнь, абсолютно не переживая об отсутствии так называемых вампирских семей. Семья - это близкие по крови и духу, а не те запуганные и ставшие управляемыми как примитивные одноклеточные создания. Многие знакомые осуждали его за такой образ жизни. Но за спиной. Уважение Эрик заслужил даже без этих искусственно сплоченных вампирских стай. Быть собой, не поддаваться стадному инстинкту - это Нортман помнил с самого детства, и неукоснительно следовал этому принципу, которому научил его отец. В последствии такого же принципа и придерживался его создатель Годрик. И о том и о другом мужчине Эрик вспоминал с несвойственной ему мягкостью и теплотой. Оба давно ушли из его жизни, но наложив серьезный отпечаток на становление его личности. Он был им благодарен. Не было дня, чтобы Эрик не вспоминал и не испытывал горечь потери. Именно это и послужило толчком спасти оставшегося близкого ему человека. Потери не проходят бесследно, они выжигают на холодном сердце новую рану, которая уже никогда не затянется. Эта рана саднит, заставляет вспоминать совместно прожитые моменты с ушедшими людьми, снова и снова.
Воспоминания заставили почувствовать умело маскированную злость. Сжав руль старенького пикапа, единственного, что получилось взять в прокате, Эрик медленно свернул с шоссе и остановился. По карте, оставленной кем-то в бардачке, он сверился с дорогой. До летнего лагеря оставалось около трех миль. Дальше стоило идти пешком. Лишний шум, следы от резины могут привлечь внимание, а оно Эрику было ни к чему. Заехав как можно дальше в заросли и насколько позволяла проходимость машины, Эрик оставил автомобиль здесь и двинулся через небольшой лесок прямиком к лагерю.

Место выбранное для детского лагеря оказалось достаточно неплохим со всех сторон, с какой не посмотри. Удаленность от города - свежий воздух, горная речка - место хорошо и приятно провести время. Несколько домиков, пара больших гаражей и загон с домашним скотом - вот и все, что было здесь. На подъездной дороге стояла пара машин. Время шло к полудню, поэтому ничего удивительного, что по округе бегало временное население лагеря.
Где-то здесь должен быть и Винчестер, - подумал Эрик, пристально всматриваясь в детские раскрасневшиеся от бега лица.

- Дин, постой! Прошу, возьми меня? - раздался канючащий голосок.
Нортман быстро нашел источник попрошайки.
- Нет, Сэм, даже не проси! - ответил безапелляционным тоном, мальчишка лет десяти уверенным шагом шел по направлению к реке, оставив позади парня помладше. Сэм потоптался пару минут и удрученно опустив плечи поплелся назад в дом.
Бинго! - восторженно подумал Нортман, следуя за его братом.

Младшая версия Дина торопливо шла и периодически оглядывалась назад, будто ожидая, что его кто-то преследует. У Эрика промелькнула шальная мысль, что мальчик мог его заметить, но потом он сразу же её отмел, потому как она все же была абсурдной. Дин не мог знать, что за ним кто-то идет.. или мог?

Спустя долгих двадцать минут, стало ясно почему парень так нервничал. Каноэ. Вот что он задумал. Видимо это развлечение было под запретом для него. И это было ясно по какой причине - река, откуда он хотел справляться была достаточно бурной. Для более взрослого и опытного человека, это было бы не опасно, но вот для такого мальца...
Внезапно Эрик поймал себя на мысли, что он переживает за мальчика. Раздраженно фыркнув, вампир продолжил наблюдать за Дином, который уже оттолкнул лодку от берега и пытался поймать течение.
По началу ему это неплохо удавалось, что вызвало недовольство у Нортмана, потому как ему в голову пришла идея чуть подсобить парню в его сплаве по горной реке. Один толчок и тело мальчишки выловят в соседнем штате. Руки Эрика будут чисты - мальчик просто переоценил свои возможности и утонул. Легко и просто.
Двигаясь вдоль реки, Эрик прикидывал в каком месте лучше всего вмешаться, как вдруг в поле его зрения попало нечто знакомое еще по старым легендам, рассказаным ему еще живым Годриком. Что-то похожее на человека крутилось под водой, изредка толкая каноэ, в котором находился Дин. Маннегиши. Так делать могли только они. Они живут обычно в порожистых речках и развлекаются, переворачивая каноэ. Именно этим сейчас это существо и занималось. Вряд ли маленький Дин знал об этом, отправляясь на это речное путешествие. Будучи сыном охотника, Дин знал какова опасность остаться наедине с монстром, тем более без какого-либо оружия.
Нортман неотрывно следил за каноэ младшего Винчестера. На мгновение ему показалось, что маннегиши исчезло, но нет. Внезапно лодка вильнула и парень не справившись, перевернулся в воду. Вампир в нерешительности замер. Каноэ уносило вниз по течению, а над водой появилась голова Дина, упорно пытавшегося достичь берега. Попытки были обречены на провал - Эрик это знал. Скорость горной реки была большой, да и сама вода довольно холодной. Пара минут и мальчик утонет.
Не этого ли ты хотел? - в голове зазвучал голос совести. Почему-то тон был до боли похожим на Годрика.
Он не заслуживает смерти. Это ребенок.
К горлу подкатил ком. Эрик мысленно перенесся в далекое воспоминание когда он, еще будучи человеком, викингом, держал на руках мертвое окровавленное тело старшего брата. Рядом были тела отца, матери и двух младших сестер. Все были убиты руками Рассела. Монстром.
Эрик помнил те чувства, которые испытывал. Помнил как это было больно. Как нельзя вернуть их.

Где-то в зарослях позади него мелькнула фигура мужчины, но Нортман этого не заметил, стремительно прыгая в горный поток воды. Спустя пару минут он ложил на пожухлую траву маленькое бездыханное тельце ребенка. Ребенка, которого сам хотел убить, но не смог. Проведя рукой по волосам парня, Эрик мысленно просил чтобы тот очнулся. 
Сдавив грудную клетку несколько раз, вампир добился первых отторжений воды из легких. Младший Винчестер наконец сделал первый вдох и начал отплевываться. Едва парень успел открыть глаза, Нортмана уже не было.

- Я не удивлен, - удивительно спокойным тоном сказал Эрик человеку, стоявшему позади него. Сидя спиной к уже взрослому Дину из будущего, Нортман пристально смотрел на противоположный берег, где еще маленький Винчестер, оглядываясь по сторонам, шел по берегу в сторону лагеря. - Было бы странно, если ты не захотел помешать мне, Дин, - даже не шелохнувшись продолжил Эрик.
Он понимал чувства охотника в этот момент, ровным счетом он был и готов, что тот снесет ему голову клинком, который Дин держал в руке.

Отредактировано Eric Northman (20.02.16 13:29)

+1

9

Выжав из старушки шеви максимум ее возможностей, Дин прибыл на место через полчаса. Припарковавшись рядом с другими машинами, выбрался из своей угнанной. Окинул внимательным ищущим взглядом территорию лагеря, оказавшейся размерами намного меньше, чем в его детских воспоминаниях. Ни себя мелкого, ни Сэмми среди резвящихся детей он не увидел. Эрика тоже поблизости не наблюдалось. Но его он по идее и не должен был увидеть здесь. А вот то, что Дин не видел себя, было хреново. Потому что если Сэмми мог днем зависнуть с какой-нибудь книжкой в домике, то сам он в то лето только ночевал в нем. А значит, сейчас его десятилетняя версия либо на пути к реке либо уже сплавляется по ней. Не мешкая Винчестер быстро зашагал напрямик через лагерь к тропе, ведущей к злополучным порогам.
     Вообще-то детям не разрешалось без присмотра воспитателей даже подходить к реке не то, что сплавляться. Но, привыкшего к самостоятельности Дина такая опека так достала, что на пятый день он решил сбежать от всех и сплавиться по реке в одиночку. Сэмми, конечно же, попытался увязаться следом, но был отправлен играть с другими детьми. Обиделся еще тогда, но послушно вернулся в лагерь. Парень улыбнулся нахлынувшим воспоминаниям, проходя между двух построек. Когда-то их крыши казались бесконечно высокими, а сейчас при желании, наверное, мог бы дотянуться до их края рукой. Проверяя так ли это, он на ходу потянулся рукой к крыше и в этот момент в него врезался выскочивший из-за угла мальчишка.
     - Ой, простите меня, - малыш поднял голову, бросил на него виноватый взгляд из-под лезущей в глаза челки и замер на какое-то мгновение, пристально вглядываясь в лицо над собой. Чуть нахмурился о чем-то задумавшись, затем мотнул головой, словно стряхивая пришедшую в нее мысль, и побежал дальше по своим детским делам.
     - Ничего, Сэмми, - севшим голосом ответил ему вслед Дин. Проводил малыша взглядом до другого угла и снова повернулся к тропе, уже срываясь на бег. Если Эрик его и убьет когда, то точно не в прошлом. Потому что он ни за что не оставит своего братишку одного разбираться со всем ангельско-демонским дерьмом, что свалится на него в будущем.
     Дин бежал изо всех сил, по старой памяти срезая все тропинки, чтобы выбежать не к причалу, откуда его детская версия увела каноэ из-под замка, вскрытого ним, сыном охотника, за какие-то полминуты, а сразу к тем порогам, где его лодка перевернулась. Точнее где его лодку перевернули.
     Несмотря на то, что он знал, что остался жив тогда, сейчас его преследовало чувство, будто он катастрофически опаздывает и не успевает спасти себя. И когда он взбежал на подвесной мост (тот самый по которому он ребенком плелся потом обратно в лагерь), чтобы рассмотреть, где сейчас находится лодка и он мелкий вместе с ней, то увидел, что да, он не успел! Его десятилетняя версия уже была вытащена на берег и откачивал ее… чертов вампирюга Эрик Нортман! Ни хрена не понимая что происходит, Дин наблюдал за тем как мальчонка закашлялся, отплевывая воду, а Эрик поднялся на ноги и, перепрыгивая с одного камня на другой, перебрался на другой берег. То есть просто ушел! После того как не то что не убил его, как пророчила ведьма, а спас ему жизнь!
     Убедившись, что мелкий встал на ноги и направился к нему, точнее к мосту, на котором он сейчас находился, Дин поспешил убраться с него. Теперь этими маннегишами займется отец, а вот ему самому нужно было сейчас разобраться с Эриком. Парень ни черта не понимал с чего вдруг тот передумал убивать его. Собственно как и с чего надумал. Не за пару же дротиков с кровью мертвеца всаженных в него? К пыткам то им охотникам толком и не удалось приступить тогда. А если не за это, то где гарантия что он снова не надумает избавиться от него?
     Размышляя обо всем этом, Винчестер с тесаком в руке пробирался сквозь заросли деревьев к месту, где скрылся перебравшийся через реку вампир. И именно там он его обнаружил, сидящим на камне и наблюдающим за передвижениями спасенного ним ребенка. Даже головы не повернул в его сторону, хотя прекрасно слышал его приближение.
     - А я вот удивлен, Эрик.  Если ты так хотел моей смерти, то какого черта спасать полез? – все еще шумно дыша после безуспешной попытки угнаться за течением реки, уносящим каноэ к этому месту, недовольным голосом поинтересовался парень, крепко сжимая в руке оружие.

+1

10

- А я вот удивлен, Эрик.  Если ты так хотел моей смерти, то какого черта спасать полез?
Эрик фыркнул, насколько просто кого-то удивить. В такое-то время, тем более.
- Кончай лопать гамбургеры, Дин, - усмехнулся Нортман, услышав вырывавшийся из легких запыхавшегося охотника звук одышки. - Не то тебя вспорят в ближайшем морге быстрее, чем ты снесешь мне голову.
Втянув воздух, вампир почувствовал тонкий, тягучий запах крови. Эрик провел кончиком языка по чуть удлинившимся клыкам. Вероятно, у охотника была небольшая ранка, совсем свежая, через тонкую полосочку рассеченной кожи, которой шел такой знакомый запах, будораживший и возбуждавший всех вампиров. Мясная тушка, наполненная до краев медовым напитком. Но даже и этот напиток может быть не подходящим. Энергетика человека очень тонко чувствовалась через кровь, давая простор фантазии, если, конечно, сосуд был приятным и интересным. Нортману доставляли удовольствие беседы, перед тем, как он осушал собеседника. Они подогревали аппетит, оставляя  приятное послевкусие.
- Считай, что твоя мини-версия приглянулась мне больше твоей нынешней, кстати, которая просто чудовищно не воспитана, - чуть качнул головой Эрик. -  Очень некультурно стоять за спиной человека, который спас тебя от смерти, причем с оружием в руках. Видимо уроки этикета ты не посещал.
Медленно и расслабленно выдохнув, Нортман оттолкнул к дальним стенкам сознания навязчивое желание разделаться с охотником. Это стоило сделать либо дав мальчишке утонуть, либо не продолжать сидеть спиной к человеку. Что ему не дало это сделать? Ведь, он именно для этого совершил эту прогулку в прошлое, с желанием изменить судьбу, сохранить жизнь последней, кто предан ему, и кто остался для него семьёй. Годрик...  Нортман скрипнул зубами от злости. Чертов праведник. Именно за что-то подобное он и пострадал, умер от руки охотника.
Эрик кинул взгляд на другую сторону горной реки, где колыхались ветки кустов, за которыми скрылась будущая версия старшего из братьев Винчестеров. Нортман никогда не убивал детей, даже у него есть пунктик, какие-то моральные принципы. Что ж его толкнуло сейчас? Один. Он никому в этом не признается, даже Пэм. Он боится остаться один. Каков бы он не был силён и самоуверен внешне, у него есть эта слабость - частичка потухшей человечности. Что ж, это не мудрено, он был им когда-то. Человеком. Это было так давно, что Эрику казалось, что это возможно лишь сон, какая-то жизнь из альтернативной реальности. Цинизм стер все границы и рамки. Эти мысли заставили Эрика разозлиться, хотя внешне это никак не проявилось, он продолжал ровно сидеть на пожухлой от солнца траве. Тонкий слух позволял слышать, что охотник позади него лишь сделал пару шагов, как его дыхание уже пришло в норму, стук сердца стал мерным и ровным. Нортман мысленно кивнул - Винчестер хорошо держался. Несмотря на то, что перед ним был не рядовой двухгодичный вампир, охотник не тушевался, как некоторые, бледнея и нервничая. Эрик никогда не ставил людей вровень с собой, они мало чем могли его удивить. За несколько веков он отлично их изучил, все их стороны, способность действовать в различных ситуациях.

Отредактировано Eric Northman (06.04.16 09:21)

+1

11

Разговаривая с вооруженным охотником, который знал о том, что он его хотел убить, вампир, казалось бы, слишком беспечно сидел на камне, повернувшись к нему спиной. И такое его поведение с потрохами выдавало его возраст. У молодняка просто не бывает такой выдержки. Жажда крови так застит им глаза, что они прямолинейны в своих действиях до тупости. Таким снес голову с плеч долой, сжег тело и дело закрыто.
     С такими же, как Нортман, живущими не один десяток, а то и сотню лет, тварями почти никогда не бывает просто. Хоть один козырь в рукаве у них да найдется. Открыв который, выясняется, что с их смертью проблем у тебя прибавится вдвое. Потому и не спешил сейчас Винчестер рубить с плеча, как бы не «чесалась» у него рука.
    - Не переживай, Нортман, успею я перед своей смертью снести тебе голову с плеч, - уверенно заявил охотник, когда тот попрекнул его гамбургерами. (И откуда знает только об этом его пристрастии к фастфуду? Унюхал что ли, вампирюга чертов?)
     Дин не сводил пристального взгляда с обманчиво расслабленного и не обращающего на него никакого внимания противника. Как охотник, он был прекрасно осведомлен о сверх способностях вампиров, в частности о сверхскорости и сверхсиле, и потому не велся на его заманчиво «беззащитную» позу. Уверенно заявляя Эрику, что убьет его, Винчестер между тем понимал, что это будет ой как не просто, учитывая возраст последнего. Кровь мертвеца-то он в этот раз не прихватил, потому что, во-первых спешил его найти, во-вторых у него был Сэм. Как-то не предусмотрели они с братом варианта, в котором они окажутся в разных временных реалиях.
     Но когда это Дина пугал силовой перевес противника и возможная собственная смерть? Тем более что, если Эрик его сейчас и убьет, то убьет его взрослого, а значит, Сэмми не придется переживать минувший апокалипсис в одиночку. А если бы вампиру непременно надо было бы убить его в детском возрасте, то вряд ли бы он передумал это делать. Но убить то он его все-таки зачем-то хотел и Дин хотел знать почему. Понятно, что он охотник и любая нечисть желает ему смерти. Но вот для того, чтобы при этом заморачиваться с заклинанием перемещения в прошлое, нужна куда более веская личная причина. И эта причина не могла вдруг просто испариться, когда Нортман увидел, что Дина-ребенка пытается убить кто-то другой. Или решил, что на его благодарности за спасение жизни выиграет больше? Поэтому толкает речь о том, что нехорошо стоять с тесаком наперевес за спиной человека, который его спас?
     - Человека, который спас? - усмехнулся Дин, делая шаг-другой вперед, внимательно следя за чужой реакцией на свое приближение. - Ты вампир, Эрик. Вампир, который пришел сюда, чтобы убить меня. Так с чего бы мне разводить с тобой этикеты тут?
     Не нравится ему, что он стоит за его спиной, так пусть сам и поворачивается к нему передом, а к реке задом. У охотника сейчас была устойчивая земля под ногами, менять которую на шаткие камни у берега он был не дурак. И без того у вампира достаточно физических преимуществ в случае схватки.

+1

12

Парень был почти прав, за исключением того, что в этот раз, вампир действительно сделал безумно странный поступок, особенно для Нортмана. Он уже слишком давно не испытывал такие чувства как сострадание и сожаление. Быть тем кто он был сейчас, было намного проще - нет чувств, совестных мук, так свойственных людям.

- Вы охотники, всегда так предвзято относитесь к нам, - пренебрежительно бросил Эрик, - совершенно забывая о том факте, что половина, или даже больше монстров были раньше обычными людьми. Большая часть из них стала такими, неосознанно. Их лишили выбора, перетянув на темную сторону, либо это был единственный шанс, чтобы выжить, - резко поднявшись с земли вампир приблизился к человеку. Расстояние, разделявшее их было чуть меньше метра.  Сцепив руки в замок за спиной, он прищуренным взглядом окинул Винчестера.

Ярким примером был он сам. Будучи викингом, его превратили в того, кем является он сейчас. Вампиром, или как называл позднее всех подобных созданий Годрик монстром. Ведь только они способны на причинение боли и страданий. Когда-то, слишком давно, его создатель думал совершенно иначе. Можно принять себя сразу, начав жить по новым правилам и законам. А затем, спустя пару тысячелетий, внезапно осознать весь ужас от совершенных им действий. Нортман придерживался другого мнения. И именно это помогало выживать и искать того, кто был повинен в смерти его семьи.

Будет он колебаться с ответом? Или станет уверять, что попросит брата убить себя?
Несмотря на все то, что видели и делали охотники, нужно было обладать недюжей решительностью, чтобы лишить себя жизни по своей воле. К тому же, хватит ли сил у самого брата? Как он будет потом жить после такого поступка?

- Насколько ты уверен в себе и в своих поступках, став одним из нас? Я слышал и видел не мало историй, когда охотники как ты сменяли день на ночь, ужин в кафе на только что вырванное сердце. Оно еще бьется в ладони, - вкрадчиво продолжил вампир, - сочный запах крови заполняет твое сознание, возбуждая твои новые вкусовые пристрастия, открывая новый простор фантазии, которая уже не ограничивается придорожными забегаловками, - облизнув нижнюю губу, Эрик глухо рассмеялся, увидев, как рука охотника сильнее сжала оружие в ладони. - Уверен, что схватка стоит того? - кивнул он на клинок. - Мы оба знаем, что твои силы уступают моим и у тебя нет с собой того чудного транквилизатора для животных. Кстати, - наставительно поднял палец вампир, - вы меня тогда удивили, новый взгляд на обычные вещи.

Ведя этот диалог, Нортман пытался параллельно избавиться от мысли, нет... скорее уговорить себя сменить мнение об этом охотнике. Что-то удерживало его расправиться с ним, викинг еще не совсем даже сам понял что именно. Все заняло бы не более минуты, а потом можно было бы заняться его младшей версией, которую стоило убрать, чтобы последняя из близких Эрику, Пэм была жива. Он не мог признаться себе, не то что ей, что это сломает его. Подниматься будет сложно, но и это будет осуществимо. Потому что им потом будет двигать чувство мести. Насколько этот охотник захочет прочувствовать это на себе? На эту тему он может поинтересоваться у их общей знакомой - Изи. Уж она то не понаслышке знает, каково это.
Взгляд Эрика потемнел, от болезненных воспоминаний.

Отредактировано Eric Northman (29.04.16 13:56)

+1

13

Попрекнув всех охотников в целом и Дина в частности тем, что они забывают о том, что большая часть монстров, которых они нещадно истребляют, когда-то была людьми, вампир не только, наконец, обернулся, но и сократил расстояние между ними до какого-то метра. Казалось, стоило хорошенько замахнуться только и покатится головушка Нортмана по земле. Но Дин знал, что опустить руку он просто не успеет. Куда больше шансов у него было проткнуть этого прыткого монстра, когда тот кинется вонзать в него свои клыки. Поэтому он держал сейчас свой тесак ближе к телу и под таким углом, чтобы в случае атаки вампир неизбежно на него напоролся бы. Возможно, Дин и не выйдет из этой схватки победителем, но и Эрик из нее без единого пореза тоже не выйдет. Так что нефиг тут светиться самодовольством, давя своими речами на совесть. Не на того брата напал.
     - Ключевое слово «были», Нортман. И то, что вы ими были, я смотрю ничуть не мешает вам потом убивать их. И кошмары не снятся, и аппетит не пропадает, - охотник не сводил пристального взгляда с древнего вампира. Пусть тот и стоял теперь прямо напротив вооруженного человека, но поза его по-прежнему была расслабленной. Он даже руки убрал подальше за спину, то ли демонстрируя уверенность в своем превосходстве, то ли провоцируя обманчивой беззащитностью. Подначивал речами о том, что немало охотников обратилось в тех монстров, на которых они охотились. Спрашивал, уверен ли Дин, что сможет контролировать себя, став одним из них?
     - Лучше я убью себя сразу, чем стану такой тварью, как ты, - с презрением отозвался Дин, сжимая мачете до побелевших костяшек пальцев. Если уж ему суждено умереть, то хорошо бы человеком. Но если Эрик намекает на то, что хочет укусить его и посмотреть, что из этого выйдет… То труп Эрика из этого первым делом выйдет. Если не этого, припершегося сюда в прошлое из настоящего, так другого из этого прошлого. Ведь если здесь есть другая версия Дина, значит, есть и другая версия Эрика. Которая ни сном ни духом не подозревает о том, какого врага сама себе наживает сейчас.
     – А ты предлагаешь разойтись с миром, что ли? – парень удивленно выгнул бровь, когда вампир поинтересовался, уверен ли он, что схватка стоит того. В самом деле, не предлагал же он ему просто сдаться как кролик удаву? – После стольких-то твоих усилий, чтобы попасть сюда?
     Винчестер не знал, как именно Нортману удалось это, но наверняка это было не просто. То есть, судя по тем знакам на двери шкафа, в который Винчестер проскользнул седом за ним, тот явно воспользовался каким-то заклинанием, но вот сильно сомнительно, что оно было простеньким, потому как охотники никогда о таком не слышали.
     - Ты вообще с чего вдруг решил меня убить-то, Нортман? На тот транквилизатор так сильно обиделся, что ли?
     Ответ на этот вопрос действительно интересовал парня. Ему казалось, что за год его пребывания в Чистилище вся нечисть напрочь забыла о его существовании. Не забыв перед этим выпить кровушки за его упокой и на радостях простить ему все грехи перед ней.

+1

14

Охотник, как и было вполне ожидаемо, стоял на своем, уверяя первым делом свое внутреннее "я", а не остальных, в устранении самого себя в случае обращения в вампира. Викинг столько раз это слышал, и столько же раз он видел последующее за этими словами обычное становление очередным сверхъестественным созданием. Можно обещать себе, что ты не тронешь человека, что не будешь вселяться в чужие тела или питаться внутренностями еще вполне себе живых людей. Но итог всегда был один. Это порой выглядело скучно и однообразно, или наоборот забавно. Ведь каждый человек индивидуален, а уж то что он выкинет не менее захватывающе наблюдать.
   - Да ты зануда, - скучающе сморщил нос Нортман, посмотрев на собеседника, глаза которого загорелись огнем презрения ко всему вампирскому роду и всем монстрам в целом, едва Эрик обмолвился о возможной жизни в образе клыкастого создания. - Но просто потреблять кровь из еще теплых и вполне себе шевелящихся тел не достаточно. Это еще не вся жизнь, -  с чувством знатока продолжил спустя мгновение викинг. Уж он как никто другой мог понять это за столь немалый промежуток лет. Он видел сотни и даже тысячи лиц, знал жизни, события, чувствовал изменения и участвовал в истории. Таким багажом знаний, каким обладал Нортман, не мог похвастаться никто из обычных людей. Он гордился этим, не останавливался на достигнутом и делился тем что знал с теми, кого ставил вровень с собой. Увы таких людей и созданий были единицы, что иногда вводило Эрика в тоску.
   - Я могу прямо сейчас разорвать на куски твое тщедушное тело, - сухим, но спокойным тоном ответил вампир, четко выговаривая каждое слово. - Ты и глазом моргнуть не успеешь, как я вырву твое сердце. Я не люблю когда меня трогают, - коснулся Эрик темы с тем злосчастным случаем перед попаданием в Чистилище, - и уж тем более такими методами.
   Можно было отдать пальму первенства той троице по поимке вампиров, но если только посмертно. Первоочередным делом было заняться кровинушкой Ван Хельсинга, если бы не это пророчество, а потом и остальными. Но, в данный момент, Нортмана беспокоила судьба его дитя. Того, кто должен был продолжать идти следом за ним, а не гнить в земле.
   - Отправляться сюда для переговоров было бы глупо, - пожал плечами вампир, мельком взглянув на клинок, который продолжал сжимать Дин в своей руке. Рано или поздно выбор придется сделать. Охотники никогда не идут на компромисс, выбирая тот путь, который даст стопроцентный результат. В случае с Нортманом - смерть. - Всегда любил конкретные цели, - хищно улыбнулся Нортман, чуть склонив голову вправо, продолжив изучать как напряжена поза Винчестера, как прищурен взгляд, как в ожидании внезапного боя пальцы сжимают рукоятку холодного оружия. Каков в бы не был противник, всегда нужно было знать, что от него ожидать. - Ты должен был очень расстроить меня, Дин, - с тщательно скрываемым раздражением сказал викинг. Ни к чему знать охотнику, насколько тесные и близкие связи у него  с его верной спутницей. Знание порой убивает, принося ни с чем не сравнимые страдания.

+1

15

- Не достаточно? И какого же тебе еще хрена надо от людей, Нортман? – поинтересовался охотник у вампира, пафосно заявившего, что просто пить человеческую кровь ему не достаточно, видите ли. Неужто зажрался ею за сотни лет? Что-то Дину слабо в это верилось, слушая Эрика, в красках расписывающего как он мог бы разорвать его на кусочки, вырвать сердце, легкие, почки, и всё это за то, что тот его всего лишь напоил несвежей кровушкой.
     - И что же тебя останавливает, Нортман? Тайная страсть ко мне? – криво усмехнулся Дин, по-прежнему крепко сжимая в руке клинок, который в глазах древнего вампира, наверное, выглядел жалкой зубочисткой. И тем всё более непонятно Винчестеру было, почему он был всё еще жив. Не то чтобы он был расстроен тем, что Эрик все ещё не вырвал ему сердце и не засушил его себе на долгую память, просто терпеть не мог этих замудренных речей, когда говоришь-говоришь с кем-то, а в итоге выясняется что ни о чём поговорили то.
     - Так ты извинений от меня что ли ждешь? – недоумевающе выгнул бровь Винчестер на заявление клыкастого о том, что он должен был нехило его расстроить, чтобы тот заморочился прогулкой в далекий 1989 год. – За что, интересно? За то, что я накачал тебя нелюбимой группой крови? Или, может, испортил укладку твоих блондинистых волос, на которую ты убил полдня тогда? Или за то, что оставил веревками синяки на твоих нежных запястьях? – насмешливо перечисляя события того дня, он меж тем и о стоящих причинах размышлял.
     Чем вообще можно пронять эту холодную бесчувственную тварь, по-прежнему скалящую свои зубы в каком-то метре напротив него? Убить его создателя? Так с этим успешно справился отец Ильзы Ван Хельсинг. Убить его дитя? Ну, если и грохнул, так оно ему перед тем не представилось Нортмановым отпрыском. Впрочем, если бы и представилось, так Дин все равно бы снес ему голову с плеч. Но и этот вариант событий был маловероятен, так как по возвращению из Чистилища парень еще толком и не выбирался на охоту. Случись же такое до Чистилища, так скорее бы тогда Эрик его нашел, а не наоборот. И вряд ли бы он тогда с ним проникновенные беседы вел, чинно сложив руки за спиной.
     «Ты должен был очень расстроить меня, Дин» - сказал ему вампир среди прочего, и Дин отчего-то зациклился именно на этой фразе. Не «Ты очень расстроил меня, Дин», а «Ты должен был очень расстроить меня, Дин». Звучало так, будто его упрекали в том, что он чего-то не сделал. Чего-то, что он должен был сделать, по мнению Эрика, но не сделал. Например, как по мнению Дина вампир должен был убить его десятилетнюю версию, но не сделал этого.
     - Тебе что, тоже одна ведьмочка после страстной ночки напророчила, что я убью тебя?
     Маловероятно, что причина Нортмановского путешествия в прошлое была той же, что и у него, но чем ведьма не шутит.

+1

16

- Марни... - закатил глаза Нортман, усмехнувшись. Ну не бывает совпадений в жизни, ну просто нет и всё. В последнее время, подобных совпадений стало катастрофически много, что заставляло испытывать мысленный апокалипсис от происходящего. Не то чтобы, это как-то сильно расстраивало. Скорее появлялось усталость от осознания того, что жизнь каждого человека и прочего сверхъестественного существа довольно тесна связана, раз так часто происходят такие совпадения и пересечения чужих судеб. - Ведьмовская подстилка, - сморщив нос, отвернулся вампир, тем самым открыто подставив спину охотнику по удар. Это было сделано не намеренно, скорее подсознание еще тогда сделало выбор, записав этого человека в небольшой список тех, кто был на особом счету.
   Положив руки в карманы брюк, вампир сделал пару шагов в сторону воды, остановив свой взгляд на бурлящих потоках воды , которые точили камни у самого берега. Они были словно события и люди из его длиной жизни, которые заставляли меняться,   несмотря на обстоятельства, тем самым раз и навсегда меняя мировоззрение вампира. - Это определенно её месть мне, - со скрытым удовольствием просмаковал Эрик слова на языке. - Да она прям рисковый человек, - наигранно удивился вампир, качая головой. Одновременно он на самом деле удивился и её глупой смелости, что однозначно выйдет ей же боком. Действительно, наивная малышка, решившая что чужими руками сможет устранить его. Странно, что она это не сделала раньше. Впрочем, еще более было странно, почему именно Винчестер? Вряд ли она могла знать об их столь неоднозначном знакомстве.
   - А ты сразу же купился на её рассказы, да Дин? - повернувшись вполоборота, поинтересовался Нортман, натянув на лицо маску разочарования. - Так вы работаете с братом? - не сдержал кривой усмешки вампир. - Ходите к дешевым гадалкам? Дешевый способ, - хмыкнул викинг, медленно меряя берег шагами и изредка пиная мелкие камушки с небольшого обрыва в воду. - Право не знаю, - покачал головой Эрик, сокрушаясь, - у вас должно быть много недовольных клиентов вашей работой.
   Признаться, Нортман тянул сейчас время, раздумывая, как поступить с этим охотником. Свернуть шею и отправить сплавом по горной реке было не сложно, парень даже дернуться не успеет. Да и он все равно будет жив. Вопрос тогда зачем они стоят и ведут этот уже порядком странный диалог. Каждый остается при своем мнении. По крайней мере, для охотника нет лучшего итога его работы как умерщвление очередной нечисти. Нортман мог отчасти понять такое их желание, но это не говорило о том, что он сам станет белым и пушистым. Потому сводить разговор к дружбе до гробовой доски было бы глупо, да и не за чем. Возможно, стоит попробовать.... договориться? Эрику мысленно стало даже смешно, а затем также кисло, едва в голове промелькнула эта мысль, и увы тут же прочно поселилась, свесив ножки на плечах его самолюбия. Предложить такой вариант стоило лишь в стопроцентной уверенности его исполнения, а этого старший Винчестер ему пообещать не мог, да и не хотел, чего греха таить. Вон, как он сжимает клинок в руках, а в глазах нет да нет проскальзывает шальная мысль засадить лезвие поглубже в сердце вампира. Такое предложение должно строиться на доверии друг к другу, а не случайной встрече. Поспешные решения могут лишь усугубить все, о чем потом будешь очень долгое время жалеть. Странно что вообще у него появилась такая безумная идея. Предложить? Да и кому! Тому, кто оставил гнить в Чистилище целый год? Смешно... и глупо. Но что еще несказанно удивляло самого Эрика, так это то, что он не убил охотника хотя бы за этот самый поступок. Он вышел из Чистилища уже не первый месяц и найти Винчестеров было бы делом одного дня. Лишь осознание их полезности его останавливало. Их руками было убрано много, кто был ему не по душе, потому Нортман решил отложить свою месть до седеющих голов братьев и их вставной челюсти в стакане около кровати в одном из дешевых мотелей. Эти ребята до первого маразма гонялись бы за нечистью, попутно подгоняя друг друга палками. Потому наверное Эрик и не торопился приходить по их души, давая себе наслаждаться очередной новостью об устранении очередной адской пустышки. Он оставил свое появление к Дину с Сэмом на Рождество - устроит им сюрприз  в виде воспоминаний по их заслугам.

+1

17

Вот чего не ожидаешь, переспав со случайной красоткой в случайном мотеле случайного города, так это того, что твой собеседник сходу назовет ее имя. Марни. Именно этим именем представилась ему, как наутро потом уже выяснилось, ведьмочка, когда он подкатил к ней накануне с предложением выпить на брудершафт за его победу. В тот вечер за единственным бильярдным столом придорожной кафешки ему везло как никогда – один за другим тяжелые шары как по мановению, а не по удару кия катились по зеленому полотну точнехонько в лузы, беся соперника и радуя случайных зрительниц, среди которых была и Марни. Она так бурно радовалась каждому падавшему с его подачи в сетку шару, что не обратить на нее внимания Дин не мог. Как и заподозрить в каком-то корыстном интересе к своей персоне. Ни она первая, ни она последняя составляла Винчестеру компанию после хорошей игры - девушки любили симпатичных удачливых парней, а он, чего уж скромничать, был как раз из их числа.
     Удивительно, конечно, что мир тесен настолько, что эта его случайная подружка оказалась небезызвестной ведьмой для Эрика Нортмана, но не настолько удивительно как его поведение. Назвав Винчестеру ее имя, наградив ее нелестным эпитетом, вампир, презрительно морща нос, повернулся к охотнику спиной.
     К охотнику. Вооруженному большим острым тесаком. Спиной.
     Провокация вышла на новый уровень??? Не мог же тысячелетний вампир расстроиться из-за какой-то девчонки так, что не подумал к кому спиной поворачивается? Ведь не мог же??? Потому что если да, то непонятно кто их них двоих больший идиот – вампир, так глупо подставившийся под удар, или охотник, который этой глупостью не воспользовался. Как бы там ни было, спустя пару мгновений момент был упущен - засунув руки в карманы, по-прежнему не оборачиваясь, Эрик отошел к берегу реки, вслух удивляясь мстительному поступку Марни. И тому, как легко Дин купился на ее пророчества.
     Ну, во-первых, та ничем не выдала своей личной заинтересованности в его смертельной схватке с Нортманом. Предсказание звучало настолько мутно и расплывчато, что заподозрить в нём умышленное науськивание охотника на конкретного вампира – это надо было сильно постараться. А во-вторых, с какой бы целью она не напророчила ему смерть от клыков Нортмана, правды в ее словах было больше, чем лжи, судя по тому, в каком временном измерении они сейчас оба находились.
     - Ты-то сам к кому ходил, Нортман? Какая такая недешевая гадалка надоумила тебя избавиться от меня в прошлом? – парировал Дин, не спеша расслабляться, пристально наблюдая за передвижениями вампира по невысокому обрыву стремительной реки. Он все еще не знал, почему тот надумал его убить, да еще так заморочившись с путешествием во времени. – И почему именно 4 июля 1989 года, а не днем-месяцем-годом раньше-позже?
     После того, как выяснилось, что ведьма была не случайной девушкой в его постели, быть может что и дата точки возврата для кого-то из них троих была тоже не случайной.

+1

18

- Почему? - искренне удивляется Эрик, взглянув вполоборота на охотника, продолжая пинать камушки с обрыва. Один за одним серая галька срывалась в воду, где недавно были маннегиши. Случайная мысль об упущенной возможности снова промелькнула в голове, прихватив с собой совесть, от которой хотелось скрипеть зубами, жаль только клыки. - Зачем мне возиться с тобой взрослым, зная на каком счету ты у ангельской братии? - сделал Нортман кивок вверх, намекая на известную ему дружбу с одним небезызвестным ангелом. О да, он навел справки и в общем хорошо подготовился ко всему, что могло бы помочь устранить ему убийцу Пэм.
     - В следующий раз я не буду таким добрым, Пинки, - поправляет Эрик кожаную куртку, деланно отряхивая несуществующие пылинки с плеч и поворачиваясь к своему собеседнику лицом. - Поэтому не нужно открывать на меня охоту. И, соответственно заключим сейчас нейтральный мир, согласен? - устало выдыхает викинг. Он слишком здесь задержался, к тому же просто потеряв время. Желание убивать отчего то пропало, а без желания как говорится не стоИт. От сделанного своими руками, он научился получать удовольствие, прекрасно отдавая себе отчет ради чего всё делается. Любой готов на убийство, правда при определенных обстоятельствах. Смерть ради жизни близкого, убийство ради выживания. Можно перечислять до бесконечности.
     - Ты, - указывает Нортман пальцем на Дина, - а точнее твоя уменьшенная версия, мне понравилась больше, и - раздраженно закатил глаза викинг, едва взгляд охотника странно темнеет, - бога ради, избавь сейчас меня от своих пошлых фантазий, усмотренных по кабельному в дешевых отелях, - морщится вампир, выставив ладонь в протестующем жесте. - Ты все равно не все пробовал в своей жизни, - ухмыляется Эрик, оценивающе оглядывая Винчестера с головы до ног. Что-то в этом парне тем не менее находят девчонки. Он не следил за ним, но знал, что такая внешность с таким подвешенным языком всегда привлекает внимание абсолютно всех женщин. Нортман не удивится, что зайдя даже в дом престарелых в поисках очередного злого седого старпера-призрака, к старшему Винчестеру мигом подвалит орда молодящихся бабуль в желании пообщаться и погладить бедро, сжимая трясущимися пальцами, увешанными серебряными кольцами.
     - А вот наша общая знакомая Марни, видимо многое успела попробовать и применить свои умения, чтобы найти тебя, - усмехается вампир, понимая, каким образом произошло их знакомство с Дином. Большой вопрос зачем она нашла именно этого охотника? Точнее, какой ей прок от смерти Пэм и зачем натравлять именно Винчестера на него, учитывая что она сама же предупредила о смерти его дитя в благодарность за свое спасение? Неужто у малышки Марни так отложился в голове его приход в магазин? Трусишка подсматривала из-за угла, и решила спустя столько лет отомстить за обиду матери?
Сплошные вопросы, на которые Эрик собирался прямо сейчас и отправиться найти ответы, потому что столь все же рискованное путешествие в прошлое не должно было пройти просто так: - Прости, милый, но наши пути расходятся, - круто развернувшись, Эрик делает несколько шагов прочь от охотника. - Мне нужно кое-кого навестить, - бросает через плечо викинг, и ровно выпрямив спину, через долю секунды исчезает в зарослях, не давая и малейшего шанса охотнику себя остановить.

+1

19

Мда, лучше бы Дин не спрашивал, почему Эрика понесло избавляться от него в прошлое. Куда приятнее же было думать, что древний вампир считал его настолько крутым охотником, что боялся не выйти живым из схватки с ним, и потому решил расправиться с его десятилетней версией. Правда же оказалась такова, что Нортман, прознав про Винчестеровы воскрешения, счел что в настоящем убивать его всё равно что того драного кота с девятью жизнями, и именно поэтому махнул в прошлое, подальше от Касовых живительных рук.
     Вот только и в прошлом он его ребенком не то что сам не стал убивать, но и не позволил это сделать маннегиши. А теперь и вовсе предлагал мировую с условием, что Винчестер не будет открывать на него охоту.
     - Старческий склероз и вампиров не обходит стороной, да, Нортман? Это ты на меня тут охоту открыл, - нахмурился Дин, внутренне напрягаясь от этого внезапного предложения о заключении мира. Потому что, если смотреть правде в глаза, с одним тесаком наголо он вампиру, если и угроза, то далеко не смертельная. А поскольку в душевную доброту кровопийц (в которой его тут пытались убедить) Дин не верил, то заподозрил, что Нортман по ходу исполнения этого своего плана просто придумал новый план. Который возможно понравится ему еще меньше этого, несмотря на то, что в нем он должен был умереть.
     И, словно в подтверждение его опасений, вампир сначала объявил, что ему очень понравилась Динова десятилетняя версия, потом похвастался, что ему нет равных по части пошлых фантазий, после чего окинул охотника с макушки до пят таким двусмысленно-плотоядным взглядом, что последний с тоской подумал о первоначальном плане, в котором он просто умирает. Вслух же он воинственно огрызнулся:
     - Пошел ты в!.. Чистилище, Нортман!
     И Нортман, внезапно, пошел. Не в Чистилище, увы, а всего лишь навестить кое-кого по его словам, но, тем не менее, пошел. Точнее за долю секунды бесшумно исчез в густых зарослях, через которые сам Дин на вампирский слух ломился как слон через посудную лавку.
     - И это всё? Душевно побеседовали и разбежались? – Оставшись один на берегу реки, Винчестер неверяще обернулся несколько раз вокруг своей оси, все еще крепко сжимая тесак в своей руке. Но прибрежные заросли ответили ему лишь деловитым чириканьем птиц и легким шумом ветра в листве. – Чудненько, - выдохнул Дин и полез через те же заросли, пробираться обратно к угнанному ним кэпрису. Сам угнал его, сам и вернет походу.
     Не то чтобы его сильно заботило, что он кого-то без машины оставил, просто по любому придется возвращаться в тот гостиничный комплекс. Другого-то пути назад в настоящее он не знал. И надеялся теперь, что когда Нортман (куда бы его не понесло сейчас) надумает возвращаться, то воспользуется для перемещения во времени всё тем же шкафом, возле которого Дин и будет его поджидать. Если же нет, то долго и нудно поджидать он будет возле него Сэмми, который рано или поздно всё же разберется с чертовым заклинанием и вытащит его отсюда. Впутывать в эти путешествия во времени отца Дин по-прежнему не собирался. Не маленький уж, сам разберется как-нибудь. А отец пусть занимается этими маннегишами и пишет потом об этом событии в свой дневник. Других записей, где кому-то из их семьи угрожала бы смерть летом 1989 года в нем не было, так что походу вампир и правда больше не жаждал Винчестеровской крови. Как-то всё странно вышло, но, тем не менее, не только простому человеку, но и древнему вампиру изменить прошлое оказалось не под силу. По крайней мере, изменить прошлое Дина. Тому же человеку, которого Эрик решил внезапно навестить могло повезти меньше.
     Или больше, учитывая, что вернувшийся в город Дин, на одной из узких улочек всего за несколько кварталов до мотеля, внезапно увидел знакомую высокую широкоплечую фигуру, входящую в один из магазинчиков и поворачивающую за собой табличку на «Закрыто».

Отредактировано Dean Winchester (24.08.17 15:32)

+1

20

Бросив автомобиль за почти два квартала, он шел чуть сгорбившись по оживленному узкому переулку, старательно прокручивая весь разговор с Марни, вспоминая её настрой при их последнем разговоре еще в то, настоящее время. В тот момент он мог вполне не придать значения эмоциям этой девчонки, потому как его беспокоила жизнь одного из немногих близких ему людей - Пэм. Спешка, которая могла бы сейчас сыграть злую шутку с ним.
     Нельзя сказать, что он был злопамятным, скорее практичным. И уж сюрпризы в предстоящем будущем совершенно были ни к чему. Нужно свести на нет эту цикличность времени, которое уже шло по не той ветке сценария, что была так тщательно распланирована Эриком в своей голове. Педантичности викинга, можно было бы позавидовать, ровно как и ненавидеть её же, потому как требовательность к абсолютному любому человеку и созданию, шла впереди него, заставляя отдаваться делу полностью, закрыв глаза на неудобства. Пэм считала это пагубной чертой, предпочитая порой решительные и как правило непродуманные подходы к делу, что увы, зачастую выходили боком. Нортман же знал, что это пройдет. Он видел тысячи судеб, и мог с высоты своего возраста сравнить и увидеть в кого превратится тот или иной человек спустя годы. У Пэм были впереди столетия, за которые она точно также отточит свой характер и восприятие так же как сам Эрик когда-то, под чутким руководством Годрика. Но если он не решит проблему с этой Марни, то Пэм не суждено будет научиться ничему. Потому, если изменить судьбу малютки Марни, то и она в будущем не натравит Винчестера на его дитя.
     - Я ждала тебя, - в тоне женщины чувствовались нетерпеливые нотки. Видать она его ждала долго, и таки была уверена что он придет. Ну что ж, похвально, но не ново: охотники всегда перестраховывались. Оставить дочь она не смогла, дабы проследить за ним, а вот быть во всеоружии вполне.
     - Я редко оправдываю ожидания, - пожал плечами в ответ Эрик, глядя прямо в глаза женщине. - Где Марни? - деловито осмотрелся он по небольшой подсобке, хотя и прекрасно понимал, что девчонки здесь не будет.
- Ты не получишь её, - откликнулась тут же охотница. - Сделаешь шаг в её сторону и я убью тебя., - в руке собеседницы мелькнул клинок.
     - Значит маленькая стукачка здесь, - ухмыльнулся Нортман, глубоко вздохнув, пытаясь выцепить аромат ребенка из разнообразных запахов помещения. Женщина же напротив нервно выдохнула, сделав шаг назад, понимая, что проговорилась. Очень неосмотрительно было оставлять дочь с собой, зная, что монстр может вернуться. - Серьезно? - кивнул вампир на отдаленное похожее, что может хоть как-то его поранить. Конечно, все вампиры могут сложить голову, но не в сегодняшней весовой категории.
     - Твой выродок умрет, - огрызнулась в ответ охотница, - как бы ты не старался.
Нортман мгновенно напрягся. Она говорила отнюдь не пустые слова. Он знала черт возьми... но откуда.. ведьма? Мысли с чудовищной скоростью закрутились в голове, что впоследствии и сложилось в неудачный для него пазл. Это некоторое отвлечение, затем появление еще одного охотника.. и бам... он стал уже не такой как вчера. Он станет совсем никакой.
     - Мааам... - немного писклявый голос раздается откуда то их глубины магазина, на что ведьма дергается, тем самым предоставляя шанс Эрику в долю секунды впечатать её в пол. Он не слышит шагов ребенка на шум, скрипа двери. В голове стучит лишь желание уничтожить. Клыки быстро разрывают плоть, а на язык падают первые капли крови. Несколько мгновений глотков, и тело становится податливым в руках, пульс замедляется, борьбы больше нет. Он не доводит дело до конца, почувствовав чей-то взгляд. Марни... - Здравствуй милая, - обнажается ряд белоснежных зубов в ответ на ужас в глазах ребенка. Медленно поднявшись, Нортман, делает шаг в сторону, перешагивая через почти что труп матери девчонки. Жалость отсутствует в этот момент напрочь, ему наплевать на чувства этого маленького существа....

+1

21

Бесшумно вскрыть замок двери, за которой скрылся Нортман, Винчестер мог бы, но не незаметно на глазах у многочисленных прохожих, которые мало того, что копов вызовут, так еще и гвалт поднимут такой, что мимо слуха глухого не пройдет, не то что мимо слуха вампира. Так что, отсчитывая постройки, Дин докатил до ближайшего проулка (через который можно было проскользнуть на захламленные задворки торгового ряда), оставил в нем машину и побежал в обратном направлении, чтобы проникнуть в тот самый магазинчик с черного хода. Быстро справившись с запертой задней дверью, Дин осторожно приоткрыл ее, не избежав однако скрипа старых петель, и проскользнул внутрь, на автомате прихватывая стоявшую у порога бейсбольную биту.
     Тишина в помещении казалась гнетущей, с привкусом горечи сушеных трав. Стараясь не разбавлять ее топотом своих ботинок, охотник поспешил из подсобки в зал, но всё-таки опоздал - чертов кровопийца уже перешагивал через бесчувственное женское тело, направляясь к застывшей от ужаса девчушке лет семи-восьми. Не раздумывая и секунды, Дин рванул вперед, замахиваясь битой и с силой опуская ее на голову Эрика. Отчего дерево в его руке не то чтобы ожидаемо, но и, не удивив Винчестера, разлетелось в щепки. А вот чего он точно никак не ожидал, так это того, что покачнувшийся от удара по белобрысой макушке вампир, кулем осядет на пол.
     Переведя озадаченно-ошарашенный (таким исходом своего удара) взгляд с распростертого у его ног Нортмана на обломок биты в своей руке и, не увидев в нем ничего особенного, Дин перевел взгляд выше – на свой скрытый рукавом рубахи бицепс, и расплылся в самодовольной улыбке. В одиночку уложить куском дерева тысячелетнего монстра? Да он очешуенно крут! (И без всякой там крылатой помощи, коей его тут недавно попрекали.)
     Отбросив в сторону обломок биты (в тишине помещения с гулким стуком покатившимся по полу), Винчестер ухватился за рукоять своего ножа, но не вытащил его, отвлекшись от маняще беззащитной шеи Нортмана на вздрогнувшую от громкого звука девчушку. Она всё еще с ужасом взирала на вампира, и обезглавливать его у нее на глазах явно было не лучшей идеей. Добивать его вообще было не лучшей идеей, если он не хотел надолго (или не дай бог навсегда) застрять в своем прошлом. Дин, конечно, верил в то что, брат будем там, в настоящем, искать всевозможные способы вытащить его отсюда, но, как и в любом деле, предпочитал действовать по принципу «на Сэма надейся, а сам не плошай».
     Малышка снова вздрогнула, на этот раз от еле слышного «Марни…» и, отмерев, с тонким возгласом «Мамочка!» бросилась к лежавшей на полу женщине, на шее которой виднелась кровь, рядом со следами укуса. В самом же теле ее крови, казалось, почти не осталось. Чертов вампирюга! Как же чесалась сейчас у Дина рука отчекрыжить ему голову! Крепче сжав от злости рукоятку ножа, Дин всё же отпустил ее, и быстро направился за прилавок, на котором виднелся допотопный телефонный аппарат. Ну, для него со смартфоном в кармане, конечно, допотопный, а для 1989 года, в который его занесло, вполне себе современный. И Дин даже помнил из детства, как ним пользоваться нужно.
     Вызвав скорую, складно наплёв оператору в трубку про ограбление, ранение и большую кровопотерю потерпевшей, он запнулся лишь на указании адреса. Однако быстро сообразил порыться в каких-то накладных документах, попутно объясняя, что он всего лишь турист, забредший в этот магазинчик на крик ребенка. И да, он, конечно же, дождется их приезда.
     - Черта с два, - бросив трубку, прихватив купюр из кассы, Дин быстрым шагом направился к девчушке. Та, раскачиваясь, причитала над еле-еле дышащей матерью. – Эй, малышка, - позвал он девочку, опускаясь рядом с ней на колено, - я вызвал скорую, доктор скоро приедет. Слышишь, Марни? – но та не обратила на него никакого внимания, даже когда он позвал ее по имени. Все ее внимание было сосредоточено на умирающей матери, которой Дин уже больше ничем не мог помочь. А вот самой девочке он мог помочь еще тем, что уберет Нортмана (который вечно в отключке лежать не будет) подальше от нее.
     В тот момент, когда мать позвала ее по имени, охотник понял, что именно она была главной целью вампира. В детских чертах ее лица уже можно было разглядеть ту ведьму, что в настоящем пророчила ему смерть в прошлом. Предсказание ее не сбылось, но может оно и не должно было сбыться? Может Винчестер должен был спасти не себя, а ее мать? И 4 июля 1989 года это не день, когда он ребенком нахлебался воды в реке, а день, в который Марни лишилась самого дорогого ей человека? Но к искреннему сожалению Дина он не успел, что в очередной раз подтверждало слова его пернатого друга о том, что изменить прошлое простому смертному не под силу. И не очень простому, как выяснилось, этого тоже не дано.
     Тяжело вздохнув, Дин встал с колена и направился к вампирской тушке. Нужно было убраться отсюда до первого воя сирен. С уст ребенка в историю про вампира, высосавшего всю кровь из ее матери, ни копы, ни врачи, конечно, не поверят, тут Дину опасаться было особо нечего, так как не в первой ему скрываться от них. А вот от других охотников, которые довольно скоро разнюхают о случившемся, так как мать Марни приторговывала травами, таиться будет сложнее.
     Снова тяжело вздохнув, на этот раз оттого, что опять (как перед путешествием в Чистилище) придется взваливать бесчувственную тушку Нортмана на себя, Дин склонился, подхватывая его под мышки, с учетом прошлого опыта сразу крепко прижимая к себе, и одним рывком поднял его на ноги. Одного он перед этим не предусмотрел – что конь (на этот раз железный), на которого можно было бы перекинуть свою ношу, стоял вдалеке. За ногу Нормана по сухой земле до него было быстро не дотянуть, и на руках, словно красну девицу, коей он повис сейчас на нем, быстро тоже было не донести, так как весил он, что тот скандинавский богатырь. Пришлось, чуть отстранив вампира от себя, присесть, позволяя ему завалиться себе на плечо задницей кверху. После чего, не без труда выпрямив свои ноги, пошатнувшись под немалым весом, закинутым себе на плечо, Винчестер всё через тот же черный ход тяжелым шагом направился к брошенному в проулке кэпрису, утешая себя тем что, по крайней мере, в таком положении Нортмановы клыки находятся далеко от его шеи. Правда через треть пути, когда ему показалось что Нортман самостоятельно пошевелился, его осенило что перед лицом вампира теперь маячит его задница, которая была ему не менее дорога. Еще сильнее ускорившись, хотя вроде бы и так шел насколько мог быстро, Дин добрался до своей (ним угнанной) машины аккурат под нарастающее завыванье полицейских сирен. Присев у багажника вместе с тушкой на плече, он быстро вскрыл замок и скинул, наконец, внутрь клыкастую ношу с себя. Подобрал, абы как впихнул туда же Нортмановы ноги, захлопнул крышку багажника и снова полез под руль заводить машину, по ходу всех действий решая, что ему делать дальше. В идеале хотелось бы вернуться в тот номер, из которого они оба вывались в это прошлое, наплести Эрику про то что до девчонки ему теперь не добраться, соврать что это он его спас (благо со спины его вырубил), выкрав из-под носа других охотников, а потому лучше им побыстрее убраться назад в свое настоящее, пока те не вышли на их след.
     Но. Так как они оба там уже засветились, вдобавок к чему Дин там же «позаимствовал» эту коричневую импалу, возвращаться туда, да еще на ней же, с бесчувственным вампиром в багажнике, которого копы примут за человека, было слишком рискованно. А значит, нужно было подыскивать другой мотель. Поглядывая то вперед на дорогу, то в зеркало заднего вида на остававшуюся позади суету с мигалками, Дин одновременно просматривал карту города, разложенную на руле. Недостатка в хороших мотелях в этом городе не было, но он выбрал тот, который на его взгляд, должен был пользоваться наименьшей популярностью.
     Сняв в нем один из самых дальних домиков, выгрузив все еще бессознательного вампира и очень надеясь на то, что тот еще проваляется в этом состоянии до его возвращения, снова сел в кэприс. Отогнал его за квартал от мотеля и бросил с открытыми окнами, уверенный в том, что в этом неблагополучном районе на него быстро найдутся новые угонщики. После чего быстрым шагом направился обратно в мотель, мстительно представляя как там из Нортмана кровушку клопы посасывают.

Отредактировано Dean Winchester (24.08.17 15:29)

+1

22

- Такие, как ты, не должны жить, - молодая женщина лет тридцати с небольшим, пятится назад.
- Что? – его голос кажется ему каким-то глухим. И он будто тонет в темноте, в которой видит лишь её. Светло русая испуганная женщина. Её взгляд полон страхаи боли. Он поднимает руки вперед, в успокаивающем жесте и тут же чувствует что-то липкое на своих пальцах. Он удивленно подносит их ближе, пытаясь рассмотреть. Твою мать… кровь… кровь?
- Ты убил её, - слёзы градом льются из глаз, но голос тверд. Она пытается сдерживаться, но это выходит из рук вон плохо.
- Простите… мисс… - он не смотрит на незнакомку, а пытается понять, что творится. – Я… я ничего не понимаю… ничего…

   - Какого черта?! - он резко принимает сидячее положение на кровати, от которой просто отвратительно воняет. И тут же, в голове от быстро подъема раздается чудовищный звон, словно с бодуна. Но нет, причина в другом - огромная шишка на затылке, найденная при ощупывании раскалывающейся башки. – Это просто кошмар, - глухо бормочет он себе под нос, вспоминая сон, что только что приснился.
   Встав, он осматривается по сторонам, пытаясь выяснить, как он здесь оказался, где это - здесь, и что за херня ему только что приснилась. Захудалый номер в дешевом отеле, судя по интерьеру. Вещей нигде нет, что весьма странно. Он что, путешествует налегке? Кожаный кошелек, но, увы, без каких-либо документов и ключи на красном брелоке в виде капли. Прощупав остальные внутренние карманы куртки и джинс, он находит телефон, который, оказывается, раздавлен – трещины на фронтальной стороне аппарата. Заметив стационарный телефон на стойке у мини кухни, он медленно идет к нему, сжимая зубы от каждого шага, что отдается неприятными ощущениями в голове. Так, надо позвонить. Стоп, а кому? От столь неожиданной мысли он даже сел. До последней секунды, как телефонная трубка оказалась в его руках, план действий более или менее годен, но потом он понимает, что ничего не помнит из вчера, позавчера, да и вообще остальных дней. Перед глазами мелькают сотни лиц, десятки голосов, но ничего конкретного. Тряхнув головой, он встает и проходит к окну возле кровати, а потом снова обратно к телефону. - Что, черт возьми, происходит, - снова раздраженно чертыхается он.
   Человеку свойственно порой забывать некоторые вещи. Причем это необязательно касается каких-то обычных и ничем не примечательных событий, которые происходят в течение всего дня. Бывает так, что из памяти стираются и гораздо важные случаи или происшествия. Это что-то вроде защиты мозга от избытка информации, срабатывает внутренняя сигнализация для дальнейшей спокойной работы. И это даже врачи называют нормой, успокаивая и предупреждая просто следить, если вдруг такие случаи участятся, то лишь тогда можно бить тревогу. В иных случаях они выписывают длиннющий список медикаментов, попутно назначая магнитную томографию твоих извилин на предмет поиска отклонений.
   В ситуации с Эриком утеря воспоминаний была главным симптомом такого заболевания, как амнезия, которая была тем еще подарком от плохого Санты. Несмотря на отсутствии врача под боком или мысли о полной амнезии, он, тем не менее, понял, что дело труба. Спасибо, конечно, на том, что он еще был способен совершать осмысленные действия, выстраивать логические цепочки и анализировать те крохи информации, что у него были. Но даже этого было мало. Тот набор знаний и данных, полученных за его жизнь, был утерян. Он знал, или лучше сказать помнил, только имя. Это обстоятельство злило. Очень. Кулак врезается в дверной косяк, деревянный стул отлетел в сторону, вещи были в ярости снесены со стола, а стеклянная ваза разбивается о стену, чудом не задев внезапно появившегося молодого мужчину, который был удивлен не менее самого Нортмана, судя по взгляду напротив.
   - Простите... - кивнул головой он на осколки стекла, а затем отвернулся. И снова пара шагов туда-сюда по комнате в нервозном беге. Вокруг лишь четыре стены, в которых он совершенно не мог понять, как оказался. В голове не было не просто каких-то смутных воспоминаний, там был густой туман, беспокоивший его гораздо больше, чем незнакомый мужик в его номере. Могло показаться, что это были сейчас вежливые манеры, в виде извинения за возможную травму или нарушение тишины, в виде разгрома номера. Но нет, тут было прощупывание на возможность жалобы со стороны соседа или нет. Новые проблемы в виде этого он не хотел, потому приходилось проявлять чудеса изобретательности: - Вы с соседнего... номера? - нахмурившись, спросил он исподлобья, пройдя до кухни. - Не думаю, что этой ночлежке это сильно повредило... - пробормотал Эрик, сморщив нос от обстановки, пытаясь найти что-то нейтральное для начала разговора с незнакомцем.

Отредактировано Eric Northman (17.06.17 18:24)

+1

23

- Я с соседнего номера? – непонимающе переспросил Винчестер, еще не отойдя от Нортманова «простите» после того как нечто стеклянное вдребезги разбилось о косяк двери, на пороге которой он пару секунд назад появился. Торопясь обратно в этот мотель, он успел прокрутить в голове несколько вариантов развития событий, в которые входил даже разгромленный номер, представший по возвращению его взору, но ни в одном из них этот высокомерный кровопийца перед ним не извинялся и не смотрел на него так, будто первый раз в жизни видит.
     – Нортман, ты что с дуба рухнул? – недоумевающе хмурясь, ляпнул Дин, сам же следом озаряясь догадкой – травматическая амнезия. И термин ему этот был хорошо знаком потому, что с образом жизни, что он вёл, ему и самому случалось получать по голове так, что память к чертям отшибало. Но отшибало временно и не всю целиком, а ту, что касалась последних нескольких часов до травмы. Тогда какого черта вампир смотрит на него как на незнакомца, при том, что он с ним познакомился больше года назад?
     - Так, ясно, сегодня ты меня не помнишь, - Дин сделал шаг вперед, хрустя битым стеклом под ногами, прикрывая дверь за собой. - А как год назад мы с тобой в Чистилище от великанов бегали, помнишь? – пытливо всматривался он в хмурое лицо вампира, не торопясь приближаться к нему. – Ты вообще хоть что-нибудь помнишь, Нортман? Например, заклинание перемещения во времени? – последний вопрос задавался уже с нехорошим чувством дежавю. Ведь он застрял сейчас в своем прошлом, как когда-то в Чистилище, и как и тогда вытащить его мог только этот чертов кровопийца, с которым ему опять придется нянчиться, вместо того чтобы наконец снести эту клыкастую голову с плеч!
     - Проклятье! – выругался Дин, устало потирая ладонью лицо, сквозь пальцы глядя на совсем не дружелюбно настроенного вампира. И это тот еще не ведал, что его амнезия дело рук человека, стоявшего напротив него. Но кто ж, блин, знал, что у древних кровопийц такие нежные черепушки! И теперь единственное что Дину оставалось - надеяться и ждать, что хваленая вампирская сверхрегенерация таки вернет его недругу утраченные воспоминания. А до тех пор ходить ему в няньках у этой зубастой шести-с-лишним-футовой детины, охраняя не столько ее, сколько окружающих от нее.
     - Я – Дин Винчестер. Из 2009-го года. И ты из 2009-го года. И мы с тобой не то чтобы большие друзья в этом 2009-ом году, но сегодня здесь, в 1989-ом, жизнь ты мне спас. – Привирать относительно «теплоты» их отношений Дин не видел особого смысла, ибо, даже будучи беспамятным, полным идиотом Нортман не выглядел. - А потом тебя понесло в магазинчик к какой-то бабе, где ты и нарвался на других охотников. – Вот тут уже безо лжи было не обойтись. – К тому времени как я появился там, ты уже валялся в отключке, а охотники суетились вокруг умиравшей бабы. В общем, выкрасть я тебя выкрал, но теперь нас наверняка ищут по всему городу. Поэтому мы сейчас здесь, - Дин обвел взглядом обшарпанный номер мотеля. – И походу мы здесь надолго – пока к тебе не вернется твоя память, - невесело подытожил он, начиная мерить шагами их «клетку».
     - Нам нужна кровь. Донорская кровь. Она должна ускорить воскрешение твоих мозгов, - план их действий кардинально поменялся через каких-то пять минут бездействия, так как чего бы-то ни было просто ждать Винчестер никогда не умел.

Отредактировано Dean Winchester (26.08.17 13:50)

+1

24

Едва он успел порадоваться, что внезапно оказавшийся на пороге номера его, оказывается, знает и даже весьма по панибратски его зовет по фамилии, как тут же пришлось водить взглядом по комнате в поисках телефона, ибо команда санитаров в белых халатах им бы сейчас не помешала. И большой вопрос, кому она сейчас была нужна больше.
   - Извините, кого?  - не в силах сдержать удивление, вскинул брови Эрик. – Великанов?Серьезно?
   Есть такое выражение «беда не приходит одна». Вот да… беда… Не хватало ему своей амнезии, как на голову свалился еще и псих с рассказами сродни Кэрроллу. Хотелось бы рассмеяться, но, увы, было совсем не вовремя. Да и от дальнейших слов хотелось не то что плакать, а рыдать, не меньше. Безумец, казалось, не замечал удивления Эрика. Он выругался, и прошел по комнате, изредка кидая взор на него досадливые взгляды, хотя по логике должно было быть наоборот. А затем парня снова понесло. Так ладно сложенных рассказов викинг не слышал слишком давно. Воистину сказочные чудеса произошли с ним со слов незнакомца. Ах да, не незнакомца. Его зовут Дин Винчестер и они охотники. Чудесно.  Но на этом желание общаться с этим человеком у Эрика как то резко прям пропало. Знание о принадлежности к людям, любившим сидеть в кустах в надежде подстрелить утку или другую какую дичь, пока не особо помогало. Как и решению остальных проблем. Задавать вопрос, отчего его, со слов этого Дина, понесло разбираться с какой-то бабой (может она, конечно, патроны не те продала, или ловушка для медведя или что они там ловят, не сработала), у Эрика не было желания. Хотя, конечно, чей-то труп уже смущал не меньше остальных озвученных фактов. Начиная от года, в котором они будто бы оказались, и, заканчивая вообще тем, что он будто его выкрал. Вопрос зачем? Но не успел он озвучить хотя бы этот вопрос, хотя и сомневался, что получит адекватный ответ, как снова здорова: нам нужна кровь. Вот в этом моменте, Нортман мысленно выдохнул: донорская -  значит убивать этот ненормальный никого не собирается.
   - Кровь,угу,- согласно кивнул Нортман, почти натурально даже. Хотя, простите, нет. За несколько минут самого чудовищного бреда, что он слышал за свою жизнь (хотя тут был, конечно, еще вопрос, ибо памяти в данный момент не было), Нортману хватило сделать вывод о внезапно объявившемся знакомом, который вроде как не был приятелем, судя по его же собственным словам, но отчего сейчас рвался ему помочь. И причем именно кровью. Абсурд набирал все больше оборотов.
   - Вы меня простите, ради бога, - в успокаивающем жесте выставив ладони вперед, Эрик, подхватив свою куртку со спинки стула, двинулся вокруг парня. – Но не стоит утруждаться, - нервных и душевнобольных советуют не бесить, а вести себя как с детьми – тихо, спокойно, и ни в коем случае не провоцируя несчастных на действия, о которых потом пожалеют обе стороны. Но, судя по взорвавшемуся в ответ «охотнику», его такой метод бесил аж до белой пены.
   - Я прошу, Вас, успокойтесь, - снова сделал он несколько шагов к двери, но ему успели преградить путь с новыми сумасшедшими тирадами. Ох, да, пора вызывать дурку, и, судя по настойчивости этого парняги, санитаров надо прислать покрепче: этого Дина никак не смущала их разная весовая категория, да и в выданную историю он верил так, пока рассказывал, что с лихвой мог бы выиграть предвыборную гонку на пост президента страны, ибо там они все мастаки врать с душой.
   - Если ты не уберешь свои лапы, -рыкнул «бывший» вампир, скосив глаза на руки «охотника» на своем запястье, - то я тебе их оторву к чертям собачьим, - терпение уступило желанию поскорее отделаться от психа. Если хоть часть из того, что он рассказал, окажется правдой, а именно труп какой-то женщины, то стоило уметаться из города поскорее – ибо его амнезия точно поможет Эрику оказаться в местах пребывания с оранжевой робой и прогулкой по камере на всю оставшуюся жизнь. Власть любит решать проблемы наименьшим участием, а он сейчас очень подходил под этот метод.
С этим Дином было еще запутаннее, ибо он верил во всю эту чушь и пытался заставить верить и Нортмана, попутно желая  ввязать его в свои проблемы. Ему, наверное, нужно что-то вроде так называемой поддержки. Ок, но не сегодня. Кстати, вот вопрос, как он собрался доставать ту самую донорскую кровь? Ограбит центр по сбору и переливанию? Эрик смерил оценивающим взглядом мужчину: ну… вполне может быть. Шальной блеск в глазах говорил о довольно рискованном стиле жизни, а поиск выхода из будто бы тяжелой ситуации Эрика в виде возвращения памяти с помощью крови, заставлял ему почти аплодировать.

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC