FESOR
Страшно справедливый главадмин, контролирующий всех и вся.
Связь: гостевая, личные сообщения
CROWLEY
Повелитель сюжета и адепт квестоплёства.
Связь: ICQ - 612918876
MEG MASTERS
Надзиратель кодов и доставитель дизайна.
Связь: ICQ - 200987614, Skype - bullet-for-colt
FELICIA FOUX
Неординарный координатор игрового процесса.
Связь: гостевая, личные сообщения
LOUISA
Блистательный мастер игры.
Связь: Skype - koruna86
ASTAROT
Куратор квестов и составитель тем с историями штатов.
Связь: гостевая, личные сообщения

|Самая Сверхъестественная Ролевая Игра|

Объявление





События:
Спустя год после открытия Чистилища мир сотрясает новая череда катастроф. За происходящим стоят существа, многие годы проведшие за стенами Бездны. Теперь опасность угрожает не только людям, но и демонам, и даже Небесам. Спасение кроется под тоннами песка – утерянное тысячи лет назад Слово Божье поможет пролить свет на происходящее.

Основное время игры – 2011 год



EDELINE |
Эделин ненавидела, когда ее персону в какой-то момент резко выдвигали на передний план. В основном такое случалось лишь с той целью, дабы заставить девушку испытать неудобство, или же просто застыдить за отсутствие прилежности и покладистости. Но, если с первым пунктом у жестоких смертных все складывалось более чем удачно, то наличие второго все же заставляло Бархэм забыть о терпении и выпустить наружу зверя, который и без того засыпал, как казалось самой вампирше, лишь на жалкие часы, если не сказать, что и вовсе на мгновения.©
DANIELLA |
Музыка. Иногда это чувство просто не поддается описанию. Когда стоишь посреди танцпола, двигаясь в такт и забывая обо все. Одна мелодия сменяет другую, а ты совсем ничего не замечаешь. Сердце бьется так сильно, что, кажется, будто тебя накачали наркотой, но на самом деле это просто эмоции. Эмоции, которые усиливаются, когда ты танцуешь. Когда сливаешься с музыкой воедино. Ты словно попадаешь в другую вселенную, где неважно, какая у тебя профессия, статус или положение в обществе. Важен лишь ты сам. Не зря люди придают танцам такое большое значение. В нем всегда можно выразить чувства.©
CAREN
Бросив работу в Британике и начав охотиться, я в полной мере распробовала все прелести работы с мужиками: с ними можно много есть и не думать о том, что кто-то предъявит тебе за пренебрежение к фигуре, можно тупо шутить и не ощущать себя дурой, потому что мужчины чаще всего шутят ещё хуже. К тому же не обязательно было причесываться и красить лицо, чтобы сравнится или хотя бы сровняться красотой с коллегами…в основном потому, что обычно мои новые коллеги были не бриты, и спасибо, если зубы чистили чаще чем разок в неделю.©

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » |Самая Сверхъестественная Ролевая Игра| » Countries & cities » Квест №125 «Переключая каналы», Soufrière, LC, 5.10.2009


Квест №125 «Переключая каналы», Soufrière, LC, 5.10.2009

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Квест №125 «Переключая каналы»
http://gifok.net/images/2015/10/25/12468705cd3cd471pv3EOxyDhpWVqviR.png

1. Место и время отыгрыша.
5 октября 2009 года.
Отель Jade Mountain, город Суфриер, остров Сент-Люсия, архипелаг Малые Антильские острова в Карибском море.
2. Участники.
Barbelo, Dean Winchester, Leviathan, Naaamh
3. Суть отыгрыша.
Добро пожаловать в «Jade Mountain» - Рай на земле! Только здесь, в отеле, расположенном на самом красивом острове Карибского моря вы сможете по-настоящему расслабиться и слиться с природой. Каждый из номеров имеет только три стены, а вместо четвёртой вам открывается проход к бассейну и потрясающий пейзаж Карибов. Отель преднамеренно не признает технологии. Вам придется отказаться от телефонов, радио и телевидения, но вы ведь не для Фейсбука и Инстаграма платите тысячу долларов за ночь?
Нет, совсем нет. Разве речь может идти о деньгах, когда стоит вопрос о мести тому, кто долгое время превращал твою жизнь в кошмар? Именно для этого прибыли сюда инкогнито Барбело, Левиафан, Наама и Дин Винчестер. Их цель - архангел Гавриил, который восемь тысяч лет скрывался под именами Локи и Фокусник. Все они станут участниками важнейшего для всего сверхъестественного мира события - последней игры Фокусника.

Отредактировано Mr. SPN (15.10.15 03:32)

+1

2

THEN
Люди хотя всего и сразу: проснуться на утро знаменитым, не приложив никаких усилий; стать баснословно богатым, просто выиграв в лотерею; обрести власть, только щелкнув пальцем. Они не хотят ничего делать, чтобы достичь желаемого, и именно поэтому спрос на услуги демонов будет всегда. Что есть душа для человека? В мире, где религий столько, что можно сбиться со счета; где уже почти каждый четвертый не верит ни в бога, ни в дьявола, а каждый третий считает себя атеистом – здесь так просто заключать сделки. Люди не боятся ада, потому что не верят в него. Они спокойно продают свои души, считая, что после смерти ничего не будет, а если и будет, то даже там можно будет договориться. Эта наивность всегда веселила Барбело, но именно поэтому она так легко заключала сделки с молодыми художниками и скульпторами, которые не хотели пробиваться наверх долгими тернистыми путями. Они мечтали стать знаменитыми и богатыми, не прилагая к этому никаких усилий. Так почему бы не воспользоваться помощью, когда тебе предлагают, заплатив за это какую-то абстрактную цену – отдав свою душу. Вот и сейчас перед архидемоницей стоял молодой парень, пока еще сомневающийся в том, что он так легко сможет получить желаемое.
- Я вижу, вас смущает плата, - голос женщины был спокоен и уверен. – Но что есть душа? Некая абстрактная материя, которую вы не можете ни пощупать, ни взвесить. Да и не нужна она мне сейчас. Но подумайте, сколько вы получите взамен столь малой платы: богатство, популярность, признание ваших работ в обществе – и это лишь малая часть того, что вас ожидает. А чтобы это получить, нужно всего лишь подписать вот здесь.
Барбело пододвинула к парню стопку бумаги, открыла последнюю страницу и указала нужное место. Начинающий художник еще немного помялся, но все-таки взял ручку и подписал договор. Женщина улыбнулась, одним движением убирая листки.
- Что ж, я рада, что мы пришли к данному соглашению. Дальнейшие действия мы обсудим с вами после того, как вы привезете свои работы. Было очень приятно иметь дело с таким разумным человеком, как вы.
Архидемоница проводила гостя до двери, после чего поднялась в свой кабинет. Еще одно утро прошло плодотворно, теперь осталось разобрать письма и заняться оставшимися делами, а именно организацией следующей выставки, на которой она представит миру новые таланты. Довольно улыбнувшись, женщина взяла со стола корреспонденцию. Ее внимание привлек странного вида конверт: белый, без каких-либо надписей, кроме указания адресата. Барбело вскрыла конверт, бегло пробегаясь взглядом по содержимому письма. Оно было от некого анонима, но вот то, что там было написано, вызвало у Барбело злую усмешку. Кто бы ни был этот «доброжелатель», он давал ей возможность исполнить одно из ее самых заветных желаний. А чтобы самой не попасться в ловушку, она решила скрыть свою сущность, закрывшись ото всего мира сверхъестественного. То есть, для всех она будет простым человеком. Барбело опустила письмо в шредер. Она дождалась, пока прибор измельчит бумагу, и только после этого пошла собираться.
NOW
внешний вид --->тык и тык
Барбело помешивала трубочкой с желтым зонтиком коктейль, задумчиво глядя на раскинувшуюся вдали синюю гладь моря. Даже здесь, в ресторане, чувствовался бриз, что взъерошивал волосы, оставляя на губах легкий соленый привкус. Архидемоница въехала в отель Jade Mountain только позавчера, но ей здесь определенно нравилась. Обслуживание на высшем уровне, прекрасные номера с не менее красивыми видами на море и горы. Да и публика собиралась вполне соответствующая – абы кто не сможет позволить себе отдых в дорогих номерах отеля.
Вообще, женщина для себя решила, что когда все закончится, она останется здесь еще на несколько дней, чтобы сполна насладиться отдыхом. Пока же это у нее не получалось, так как приехала она сюда не просто отдыхать, а за делом. Именно здесь, в этом отеле, находился тот, кого все считали уже погибшим. Да и сама Барбело, время от времени прослушивающая ангельское радио, думала, что Гавриил уже давным-давно мертв. Поэтому она не включала его в свои списки тех, кому нужно отомстить. Каково же было ее удивление, когда она узнала, что этот хитрый архангел подстроил свою смерть. А так как Небеса считали его мертвым, значит, он сбежал и скрывался под чьей-то маской. Уже в который раз за несколько дней от мыслей о таком Барбело чувствовала поднимающееся из глубины сущности негодование и злость. В то время как настоящих верных сынов Неба скинули вниз в свое время просто за то, что они выразили свое мнение, остальные творят вещи гораздо хуже, но не несут за это наказание. Что ж, если безмолвствуют Небеса, Барбело готова сама взять на себя эту тяжелую ношу и наказать того, кто промолчал в свое время, не заступившись за братьев и сестер, а после и вовсе покинул Рай, спустившись, скорей всего, на Землю. Пока же можно просто насладиться прекрасным вкусом коктейля, тихой музыкой, звучащей в ресторане, и еще раз обдумать свои действия. Она не хотела, чтобы Гавриил узнал ее раньше времени и сбежал, а для этого нужно не просто скрыть свою сущность, но и надеть одну из тех масок, с которой «любимый» братец не был знаком.

+2

3

[AVA]http://savepic.net/7465273.jpg[/AVA]
     Почувствовав движение под боком, Дин приоткрыл один глаз, чтобы лениво щурясь наблюдать, как  подцепленная ним вчера местная красотка в чем мать родила подбирает с пола свою одежду. Ох, какой же был соблазн затащить ее обратно в постель, но... фиг забудешь в такой обстановке, что ты тут вообще-то по делу. Так что подобрав слюну, парень остался лежать неподвижно, пока с тихим щелчком за ней не захлопнулась дверь. После чего он поднялся с постели и, тоже в чем мать родила, не выходя из номера с разбегу плюхнулся в бассейн.
     Вода в нем тут же хлюпнула через край, но не на головы соседям снизу, а в опоясывающий бассейн желобок. Вообще-то вода постоянно стекала через выложенный мелкой синей плиткой бортик в него, даже когда в нем никто не плавал. Подплыв к его краю, Дин облокотился на него и так и завис, любуясь открывшимся ему видом. Синева моря, сливающая на горизонте с синевой неба, яркая зелень местной флоры и теплый воздух — чем не рай для тех, кто не знает как оно там на самом деле на небесах устроено? Винчестер знал, но если бы не добирался до этого острова на ненавистном ему самолете, все равно решил бы что его в рай опять затащили. Потому что на свои мошеннические средства позволить себе жить в отеле на берегу Карибского моря, где стоимость номера превышает тысячу баксов за ночь, он не мог даже в своих снах. А в реальности как оказалось смог.
     Трикстер разозлил в этот раз какого-то толстосума, который не пожалел средств на доставку на остров и дальнейшее пребывание на нем охотника. Только бы тот раз и навсегда расправился с ним. Кто бы ни был этот анонимный «кошелек», но он прекрасно знал насколько сильно и за что Винчестер недолюбливает этого жопокрылого юмориста. И о том, что в одиночку охотнику с ним вряд ли справиться он тоже знал. В письме, с вложенным билетом, говорилось о том, что у него будут пособники. А вот кем они будут не говорилось. Это ему предстояло выяснить сегодня самостоятельно.
     Оттолкнувшись от бортика, Дин с головой ушел под воду. Вынырнув у противоположного конца, вылез из воды, отряхиваясь на собачий манер. Осмотревшись и не увидев поблизости полотенца прошлепал мокрый в его поисках в ванную, которой он кажется еще и не пользовался. Полотенцами он тоже кстати почти не пользовался, просто высыхая под жарким солнцем. Довысыхался за пару дней уже и до загара и до новой порции веснушек по всему телу. Собственно, в ожидании часа икс в отеле, кроме как пить, есть, плавать и флиртовать с девчонками — заняться больше и нечем было. Штуку баксов здесь сдирали за номер в котором ни телека, ни телефона, ни вай-фая. Как и во всем отеле «Jade Mountain».
     Так что наотдыхался, видимо в ожидании прибытия неизвестных ему сообщников, Дин уже предостаточно. Натянув на себя боксеры, белые брюки и тельняшку, а на ноги подцепив шлепанцы, он чуть ли не вприпрыжку направился в ресторан отеля, где и должно было выясниться как и когда они убьют Гавриила.

Отредактировано Dean Winchester (25.10.15 16:56)

+3

4

1.10.2009.
[AVA]http://gifok.net/images/2015/10/26/ATLASMI5.gif[/AVA]Все храмы, какой бы религии ни принадлежали, сутью своей ничем не отличались друг от друга. В основе всегда лежит два неизменных принципа: торжественность и трепет. Люди давным-давно знают уловки архитекторов, манипуляции с камнем и формой, издали на эту тему не одну тысячу книг. Но, как и в древние времена, шаг в пронаос превращает их в стайку пугливых грешников, готовых быть вот-вот раздавленными высшей силой. Наама шагнула в наос, стук её каблуков гулким выстрелом отскакивал от пола и таял средь скамеек. Святая вода из высокой мраморной чаши едва обожгла кожу; женщина осенила себя крестным знамением.

Кажется, ты стал популярнее. И скромнее, на порядок скромнее.
Торжественность и трепет. Храм ли Соломона, католический ли костёл или главная церковь Суфриера – они всегда воздействуют на одни и те же инстинкты. Гладкие каменные стены, вздымающиеся наперекор природе к лазурной крыше, усыпанной звёздами. Золото на синем. Благородное властное сочетание, не одна династия позаимствовала его – безвкусной толпе оно внушает уважение. Камень и дерево. Как и дома, когда ты в безопасности, защищён со всех сторон. Но ты не успеешь расслабиться. Алтарь напомнит тебе, у кого ты дома.
Праматери нет дела до того, что ей собирались внушить. Оставив в специальном ящике пожертвование в несколько долларов, она взяла тонкую длинную свечу. Всего лишь парафиновую, бледную, оставляющую жирный липкий след на пальцах.
Вместо тяжелого одеяла с небесным узором, потолок церкви Успения Пресвятой Девы сиял паутиной солнечных лучей, пробивающихся из тонких вытянутых окон. Где-то там, в горящей золотой вышине вспорхнула птица, взбив мириады пылинок. Ты в преддверии Рая, и крыша этому храму не нужна, смотри, она едва держится, готовая воспарить и впустить внутрь божественный свет. Когда ты покинешь эти своды, Эдем будет расстилаться под ногами. Благословенная земля неземной красоты.
Женщина поднесла кончик свечи к огоньку лампады. Фитилёк вспыхнул и почернел, подкармливая жёлтое пламя. Наама лизнула пальцы и принялась одну за другой тушить остальные свечи. Зелёные глаза, в которых отражающиеся язычки огня сливались в тёплое единой сияние, холодели, становясь серыми, словно бледный камень в стене католического собора. Осталась только одна свеча, одиноко горящая на подставке, пока её мёртвые соседки испускали едкий завивающийся дымок.
- Нам нужно поговорить без свидетелей. Я хочу, чтобы ты слушал меня, - прамать бросила сумочку на ближайшую скамейку и, поправив чёрное платье, опустилась коленями на бархатную табуреточку. Вздохнув полной грудью, мать нефилимов сцепила руки в замок и подняла голову, чтобы видеть перед собой искусное деревянное распятие.
- Я знаю, ты не хочешь слушать, да и я не горю желанием вспоминать о тебе. Но потом подумала, что нам есть что обсудить, - пухлые губы брезгливо дёрнулись и сложились в смиренную улыбку. – Ты привёл ко мне этого архангела. Неужели ты думаешь, что я испугаюсь и дам задний ход? Подло, очень подло с твоей стороны, - Наама неодобрительно покивала головой, вдобавок поцокав языком, будто разговаривала не с Творцом, а с шестилетним мальчишкой, разбившим её любимую вазу. – Запишу его на твой счёт, а разберёмся потом, когда его кости хрустнут у меня под зубами, - влажный язычок, словно в доказательство, мельком скользит по белым зубам. - Но я не о нём речь.
Хлопнула входная дверь. Праматерь и бровью не повела, но послушно сложила ладони вместе, будто воздавая молитву. Но кому ей было молиться? Ни одно в мире божество не могло считать себя достойным молитв матери нефилимов. Ибо всякое божество происходило от неё. Где это видано, чтобы курица преклонялась перед яйцами? А этот Бог… Сами посудите, их напряжённые отношения не исправить парой текстов.
- Знаешь, когда я закрываю глаза, я ничего не вижу. Темнота, пустота, ничто… - Наама зажмурилась, ожидая, когда мягкая тишина церкви впитает в себя эхо шагов. – Но даже там, как и сейчас я слышу крики моих детей. Они не дают мне спокойно спать. И тогда во мне поднимается такая ярость, что мне хочется разорвать себя на кусочки,  - на лице мелькнула судорога боли, но праматери удалось стряхнуть её. – Я пришла сюда, чтобы сообщить тебе, - она подняла голову, – скоро ты услышишь, как умирает твой сын. Ты знаешь - я сделаю всё, чтобы его вопли долетели до твоих ушей, где бы они ни были.

«Не встанет свеча перед Богом, а встанет душа», - так говорят. Но в этом мире уже нет Бога. Есть только вы – мелочные, копошащиеся создания. Мелочные, одинокие и трусливые, вы воюете с такими же, суетитесь и ждёте, что кто-то спасёт вас. Правда в том, что вы никому не нужны.
На вашем месте я бы молилась сама себе.

Наама поднялась с колен, наклонилась чуть вперёд и задула свою свечу.
5.10.2009.
внешний вид

- Ваш мартини с текилой Дон Хуан.
Приятный девичий голосок за спиной заставляет Нааму отвлечься от созерцания залива и обернуться. Симпатичная креолка в форме официантки услужливо ставит на стол заказанный несколько минут назад коктейль и улыбается. Прамать кивает, отмечая про себя, как сильно выделяются её отбеленные зубы и выглаженная блузка на фоне смуглой кожи. На минуту воцаряется молчание – постоялица пробует текилу с белым сухим вермутом, а девушка стоит чуть позади, ожидая основного заказа.
Наама поворачивается к полукруглому бассейну, который обрывается, кажется, просто вниз, а дальше впереди открывается чудесный пейзаж. Голубое небо с белым слепящим солнцем в вышине расстилалось над покрытыми тропическим лесом горами и равнинами и синим морем. Ветер сегодня был не слишком сильным: только гонял волны с белыми шапками по поверхности океана да приносил сюда, в ресторан отеля, солоноватый привкус свободы. Маслянистая текила со странными терпкими, даже ментоловыми нотками, которые, видимо, добавляют ей листья серебристой агавы, заканчивается вяжущими нотками вермута.
- Чудесно, - облизав горьковатую плёнку напитка с губ, женщина наконец снисходит до  разговора. Молчаливость её объясняется отнюдь не высокомерием, а сосредоточенностью, которая сопровождает Нааму с самых первых минут прибытия на остров. – На этом всё пока, - официантка удаляется, оставив прамать наедине со своими мыслями.
Мать нефилимов задумчиво смотрит вдаль, поглаживая себя по загорелой бархатистой коже. Солнечные ванны, которые она тут принимает практически постоянно, положительно влияют как на внешний вид прекраснейшей из женщин, так и на душевное состояние. Действительно, несколько деньков в одиночестве посреди тропических красот ещё никому не навредили.
Всё же отдых станет однозначно лучше, когда она выполнит то, для чего прилетела сюда. Наама с трудом терпела томительное ожидание и каждый встречный выглядел для неё подозрительно. Гораздо проще было бы расправиться с архангелом сейчас, а после уже хорошенько такое удачное дельце обмыть. Гавриил…  «И Гавpиилy Бог сказал: "Иди к незаконным детям, и любодейцам, и к детям любодеяния и уничтожь детей любодеяния и детей стражей из среды людей; выведи их и выпyсти, чтобы они сами погyбили себя чpез избиения дpyг дpyга: ибо они не должны иметь долгой жизни». Лаконичная апокрифическая формулировка скрывает за собой не просто титаномахию, но и очень много личного и страшного для матери нефилимов, о чём обычно не вспоминают на Карибах. Тот, кто причинил крови Каина столько горя, не может жить в своё удовольствие. И не будет.
Подавив в себе приступ клокочущей злости, подбирающейся к горлу, женщина оглядывается в поисках позабытой каким-нибудь англоязычным рассеянным постояльцем газеты. Такая, кстати, быстро отыскалась.
- Девушка, - обратилась прамать к юной особе, скучающей за пару столиков от неё. – На столике слева от вас случайно не «Вашингтон пост»? Да? Будьте добры, передайте мне, - она удосужилась подняться и прогуляться до миленькой рыжей девушки, чтобы получить газету. – Благодарю, - Наама одарила незнакомку доброй улыбкой и, приспустив свои зеркальные тишейды, посмотрела на сперва на неё, а потом на первую полосу «Вашингтон пост». Больше всего это нежное молоденькое создание в синем платье было похоже на дочь или любовницу какого-нибудь обеспеченного человека, которая и дня в своей жизни не работала. Но Наама остановила поток циничных мыслей. Сама она, одетая больше чем на восемь тысяч долларов, была далека от образа бизнесвуман, вырвавшейся в первый за пятнадцать лет отпуск. А внешность бывает обманчива, знаете ли.

И о вас я тоже не забыла. Зачем этот трюк с газетой? Ну, во-первых, я всегда читаю свежую прессу. А во-вторых, пусть не думает, что мне ровня. Ваше здоровье.
Наама наскоро отхлебнула из своего бокала, раздавив зубами оливку, попавшую в рот вместе с остатками коктейля, и проводила немного удивлённым, но полным раздражения взглядом вошедшего молодого мужчину. Потому что это определённо был Дин Винчестер, убитый её собственной рукой в марте этого года.

+3

5

внешний вид

Прошло уже более сорока дней, с тех пор как я стал человеком. Психологи утверждают, хотя как можно утверждать, когда речь идет о непредсказуемом человеческом сознании, что привычка формируется именно за пресловутые четыре десятка дней и ночей. Я привыкал ходить и говорить, дышать и моргать так, как делаете это вы. Чтобы походить на вас, ничем не отличаться в толпе, чтобы уподобиться вам. Я привыкал быть человеком.
И Я стал им. Худо-бедно, конечно, прилежания для учения во мне не осталось. Но Я талантлив, и теперь вряд ли вы заметите во мне что-то необычное или пугающее. Я – человек, но нисколько не рад этому. Стали бы вы, милостивые государи, довольствоваться тем, что по вашей же воле вас делают тараканом? А именно тараканы вы и есть по сравнению с тем, кем Я был и кем являюсь на самом деле. Убожество ваших чувств и разума, способного постичь многое, меня забавляет. Но мне душно, будто слишком туго завязан на шее галстук. Тело омерзительно. Оно источает смрад, оно неуклюже, а главное – оно ограничивает меня. А ведь Я внутри! Я нечто большее, чем просто энергия, текущая по нейронам. Я – огненное озеро внутри этой плоти. Я существую такими категориями, которые от одного лишь упоминания разорвут ваши мозги. Ведь Я – ангел.
Постойте пугаться, Я вовсе не Люцифер и даже не Михаил. Мой чин скромнее, но, думается мне, вам со мной будет не менее интересно, чем с вышеупомянутыми господами. К тому же, вы могли иметь честь быть знакомыми со мной еще в те темные века, когда я считал себя презренным падшим. Мое имя Левиафан, и снимаю пред вами шляпу, если вам оно известно.
Последний раз вы могли застать меня в городке Эльдорадо, что в Арканзасе. О событиях тех дней и о том, что случилось со мной после того злосчастного взрыва Я поведаю вам как-нибудь в другой раз. Было бы совсем невежливо с моей стороны начинать наше знакомство со скорбной повести. К тому же, мне все еще трудно заставить мои мысли и намерения встать в нужном порядке, а язык не готов биться во рту, пахтая слюну и испражняя грубые человеческие слова. То, что Я чувствовал, непередаваемо на вашем языке.
Для чего же я здесь? Позвольте объяснить. Действительно, прав будет тот, кто возмутится тому, что Я, так глубоко презирающий человечество, решил вдруг обзавестись вместилищем и влиться в человеческую массу. Почему бы мне не остаться там – в неизвестном прекрасном далеко, где мне так привольно? Что ж, судари, если Я обратил на вас свое внимание, мне стоит хоть изредка давать вам ответы на вопросы, хотя, не будь вы столь приземленными, ответ нашли бы сами. Я снова обрек себя на существование во плоти, чтобы сыграть. Что остается мне – зрящему истину – в лживом человеческом мире? Только нацепить маску и костюм, набрать труппу таких же актеришек, как Я сам, и разыграть что-нибудь эдакое.
О, как же Я-прежний осудил бы теперь Меня-теперешнего! Тот Левиафан был оскорблен в лучших чувствах, но горд, он влачил свое наказание с достоинством декабриста, тем самым глубже зарываясь в илистое дно мира. Я  - не такой. Мои крылья подняли меня на вершины, и страх, который Я испытал… Ах, то был не страх, слишком узкое и грубое определение! Тысячи восторгов и ужасов заполнили меня разом и отрезвили мой опутанный земными заботами разум. Хорошенько проветренная голова моя теперь явно понимает, что относиться к этому миру и его обитателям серьезно было ошибкой. Теперь Я только шут, скоморох, который кривляется на чужом пиру, пряча истину за масками чувств. Но разве не шутам было позволено говорить истину в лицо и высмеивать самых напыщенных и влиятельных придворных?
Что ж, Я буду играть. Я так решил.
Мне предстоит сыграть захватывающую трагедию. Название придумайте ей сами, а можете поставить лишь номер, ведь хорошие заголовки приходят на ум только после окончания истории. Труппа уже собралась на сцене, и Я стоял чуть поодаль, рассматривал их, думаю о том, готовы ли они к моей игре. Позвольте лишний раз похвалить себя, ведь Я заслуживаю этого! Нынешняя моя труппа на редкость хороша. Доводилось ли вам собирать несколько видных ведущих артистов разом? Мне довелось. Примы не будут рвать друг другу волосы, а джентльмены не вызовут меня на дуэль, потому что трагедия слишком захватывающая, чтобы отвлекаться на распри. Они будут актерами, играющими актеров. Ха! Как многоступенчата и запутана моя игра!
Впрочем, наверняка вы назовете меня никудышным импресарио и погоните взашей. Постойте! Имейте уважение к первым неловким шагам артиста! Я быстро освоюсь и научусь элегантно вызывать у вас нужные мне чувства. Чтобы смотреть на них и чувствовать азарт – единственное радующее меня чувство из того скромного набора, что предоставлен мне моим мясным обличьем.
Ведь горы – это просто горы. Море – это просто море. Мои актеры смотрятся в лицо природы, как в зеркало, подыскивая там краски и настроения. Я же смотрю в них и в Вас, и беру свои краски. Я безмолвен и бесчувственен, как пена на волнах. Поднимаюсь на гребне и сияю на солнце лишь миг. А потом меня впитает песок, и будут попирать сотни чужих ног. Блеск водной глади, голубизна неба – все это лишь декорации, масляные, грубые, наспех сколоченные, как этот отель, все это служит лишь чтобы восхитить вас, оглушить, заставить неотрывно наблюдать за действом.
Уже пора, звенит третий звонок! Мой последний актер, настоящий мэтр своего дела – архангел Гавриил – выходит на сцену. Мне пора менять мою жуликоватую маску хитреца на истинные одежды лицедея. Я направился к бару и наглым постукиванием ладони обозначил себя для бармена, требуя стакан рома.

Отредактировано Leviathan (30.11.15 06:11)

+3

6

https://66.media.tumblr.com/12efdcd10199aaf1f74dc7e905cc4cf6/tumblr_o1c23qvrYY1v1padxo2_400.gif
Gabriel

Гавриил чувствовал себя за барной стойкой как дома. Создание коктейлей, как и шуток, требовало не просто таланта, а даже больше, мастерства гения. Барменом мог стать любой, достаточно пройти необходимые курсы, научится правильно смешивать составляющие и, вуаля, ты готов творить. Но если у тебя нет способностей, если ты не чувствуешь, какие ингредиенты можно смешивать, а какие нельзя, и в каких пропорциях, то грош цена твоему мастерству, и ты навсегда останешься подражателем. К тому же, самым смаком считаются слоеные коктейли, в которых алкоголь категорически нельзя перемешивать, и ко всему прочему нужно знать плотность напитков. Большинство об этом забывает, стоит только посетителям дорваться до барной стойки, как смешивается все, что только можно и нельзя, и, в алкогольной какофонии исчезает вкус и полет фантазии. Так же и в шутках, всегда и во всем нужно знать меру, проводя того, над кем шутишь, по острой грани, давая возможность ощутить привкус унижения на кончике языка.
Архангел встряхнул бутылку с гренадином и, перевернув, начал осторожно наливать его в небольшую рюмку. Это, однако, совершенно не мешало ему разглядывать посетителей в зале. Рыженькая стройная красотка, сидящая за дальним столиком, заказала себе легкий коктейль. Глядя на нее, Гавриил думал об апельсиновом ликере.  Во всех напитках он наливается в последнюю очередь, учитывая его легкую консистенцию. Работать с ним нужно предельно осторожно, так как при малейшей же ошибке он легко смешивался с остальными слоями, полностью в них растворяясь. Выбить почву у нее из-под ног будет проще простого. А вот женщина, что взяла у апельсинки газету, была совершенно из другой категории. Архангел слегка наклонил рюмку, добавляя к гренадину айриш крим, наливая его по самой стенке, чтобы он не смешался. Вторая женщина напоминала ему кофейный ликер, терпкий вкус которого чувствуется всегда и задает тон любому коктейлю. Помнится, она заказывала мартини с текилой – ядерная смесь и во все не для дамы. Такой палец в рот не клади, думал бармен, ухмыляясь. Для пикантности Гавриил добавил ей в напиток оливку, хотя туда больше бы подошел перчик чили. Как разнятся апельсиновый и кофейный ликеры, так отличались и эти две женщины.  Первая даже немного терялась на фоне второй, растворяясь и уходя в тень, оставляя тропическое послевкусие, в то время как последняя выходила вперед, заявляя свое право на все пространство вокруг. Она знает себе цену и ее будет достаточно только поставить в неловкое положение, соскрести тщательно наведенный лоск – и вот ты уже наблюдаешь за ее бессильной яростью. Медитацию вокруг приготовляемого коктейля прервал требовательный стук по барной стойке. Немного нервный на вид мужчина потребовал ром. Архангел одним движением подвинул стакан, протер его мягкой салфеткой, налил рома и подтолкнул его к посетителю.  Ему видимо было сложно расслабиться без крепкого пойла и привычного органайзера под рукой. Гость выпил ром залпом, точно умирающий от жажды в засушливой пустыне, которому наконец удалось добраться до воды. Такой запаникует из-за любой выпадающей из заведенного порядка мелочи.  Мужик знатно понервничает, но ничего, такие быстро приспосабливаются. Было в нем что-то неуловимо гаденькое.
Солнце уже садилось за горы, окрашивая сначала небо, а после и далекое море в алые цвета. Далекие горы, точно охранял море, защищая залив посягательств извне. Сейчас, в лучах заката они выглядели еще более величественно. Хотелось сполна насладиться этой картиной, впитать в себя это вечернее спокойствие, прочувствовать легкий прохладный ветерок и наблюдать, как опускаются сумерки, а в небе одна за другой зажигаются звезды. Но в тоже время нельзя было заставлять участников ждать, ведь все ингредиенты для коктейля были готовы, а лишнее промедление могло привести к тому, что вкус будет уже не таким ярким и насыщенным. Гавриил добавил в рюмку последний ингредиент, вливая его по специальной коктейльной ложке. В поле зрения попался оставленный кем-то женский журнал с какой-то яркой, даже вычурной фотографией на обложке – модель, по загорелым плечам которым ползла какая-то рептилия. Еще со времен грехопадения Евы женщины испытывают иррациональную слабость к  классу пресмыкающихся.
Мужчина выскользнул из-за барной стойки, прихватив с собой приготовленный коктейль и направился к своему хорошему знакомому, которого уж точно не ожидал увидеть, но присутствие которого добавит пикантность к готовящемуся событию.
- Так-так-так, кого же я вижу здесь, - архангел опустился в соседнее от собеседника кресло. – И где же ты успел потерять патлатого занудика? Разминулись по дороге, или ты решил оставить на некоторое время свой пост няньки? Кто же теперь будет подтирать ему сопельки и решать его проблемы?
Гавриилу необязательно было смотреть на Винчестера, чтобы знать, что тот непременно начнет злиться. Вместо этого архангел сделал глоток, посмоковал и довольно зажмурились. Коктейль удался на славу, все ингредиенты были на своих местах, не смешиваясь и не мешая друг другу. Это определенно  хороший знак: если удался коктейль, значит, удастся и шутка.
Да начнется же представление! Легкий щелчок пальцами, и бар начал наполняться людьми. Забегали осветители, настраивая свет и устанавливая светорассеивающие устройства, операторы установили и настроили киносъемочный аппарат и тут же, как по мановению палочки, все стихло. Послышался стук каблучков, и в зал зашла Тайра Бенкс, первая чернокожая модель, звезда… легенда.
- Здравствуйте, ребята, - как всегда яркая дружелюбная улыбка осветила ее лицо. – Ну что, отдыхаете? Отдых на море всем идет на пользу. Но вам пора оторвать задницы от кресел и приступить к делу. Вам предстоит новая фотосессия, к которой вас сейчас подготовят. Все из нас, ну из женской половины, конечно, читали или слышали от подруг о женских романах. Так вот, сегодня вы будете сниматься для обложки любовного романа. Сегодня вы будете работать с Найджелом Баркером, - Тайра представила мужчину с фотокамерой в руках. - Разделитесь на пары, и быстрее наносить мейкап и переодеваться. Мне не терпится увидеть вас на площадке!
Пока вокруг «моделей» суетились стилисты и костюмеры, Гавриил перенес свой алкошедевр в безопасное место, чтобы его кто-нибудь случайно не пролил, и вновь вернулся на свое место оператора, откуда обзор был самым лучшим.

Отредактировано Mr. SPN (03.05.16 01:07)

+3

7

Барбело легко постукивала пальцами по столу, то и дело внимательно оглядывая бар. Женщина, что забрала у нее газету, уже углубилась в ее чтение. Скорей всего старается быть в курсе того, что происходит в мире, а может и просто захотела чем-то занять свое время. Взгляд архидемоницы переместился на личность, появление которой ее удивило. Дин Винчестер собственной персоной. Кто же из сверхъестественного мира не знал о старшем из братьев? Но ее больше интересовал другой вопрос – приехал ли он сюда за каким-то делом, или Гавриил и ему успел чем-то насолить? Хотя зная и еще помня брата, архидемоница не сомневалась в последнем. В баре появился третий  посетитель, быстро завладев вниманием Барбело. Был ли он так же участником предстоящего представления, или станет случайным свидетелем развивающихся событий? О, ее до сих пор интересовал вопрос – кто же тот незнакомец, пожелавший остаться инкогнито, и сделавший такое заманчивое предложение? Женщина не сомневалась – зачинщик находится среди них, скрытый под маской и не желающий пока раскрывать свое инкогнито. Любопытство распирало ее, заставляя внимательно вглядываться в каждом, кто находился в баре.
Она бы и дальше занималась решением интересной загадки, если бы не раздался щелчок пальцев и все вокруг не начало меняться. Что ж, представление началось, пора и ей «выходить на сцену». Вокруг засуетились люди, устанавливая свет, настраивая звук. Архидемоница поднялась со своего места, натурально изображая удивление происходящим. Хотя с другой стороны, в глубине своей сущности она все с тем же женским любопытством ждала, что же придумал ее братец. Его шуточки всегда отличались оригинальностью, она не сомневалась, что за эти множество лет, пока все считали его погибшим, он набрался опыта. Барбело смотрела на все творящееся вокруг широко распахнутыми глазами, на лицо было удивление и шок, но на самом деле она старалась найти Гавриила, однако сделать это в такой толпе было нереально.
Архидемонице не дали времени на то, чтобы заняться поиском братца. Ее тут же взяли в оборот стилисты и костюмеры. Нет, сама Барбело очень любила человеческое искусство, восхищаясь тем, как люди могут передавать чувства и эмоции в картинах, стихах или прозе. Но Гавриил, словно зная это, подсунул сестре то, к чему она относилась с презрением – женский роман. Эта бульварная литература вызывала у архидемоницы сахарный диабет, столько в ней встречалось слащавости, розовых соплей и этой так называемой истинной настоящей любви на века. И вот теперь ей предстояла участвовать в фотосессии к обложке женского романа. Ну братец, дай только возможность найти тебя в этой толпе и до тебя добраться, я припомню тебе все, и это в том числе. Все эти мысли никак не отразились на лице Барбело, она лишь непонимающе оглядывалась, точно не понимала, как все это произошло, и куда делся привычный бар.
- Извините, а что здесь происходит? Я вроде не участвовала ни в каких конкурсах. Я приехала сюда отдыхать,- был задан вполне объяснимый в ее ситуации вопрос, только, конечно, ее никто не услышал.
Барбело понимала, что пытаться сейчас воззвать к тем, кто рядом, бесполезно. Это все иллюзия, и пусть все кажется живым и настоящим, на самом деле этого нет. Поэтому она спокойно подставляла лицо гримерам, точно смирившись с происходящим, и как любая девушка, любящая внимание, начиная получать удовольствие – ведь кто из обычных человечек не хотел побывать на съемочной площадки «Топ-модели по-американски». Гримеры быстро нанесли макияж, а костюмеры внимательно оглядев архидемоницу, облачили в одежду, о которой проще было сказать, что ее не было, настолько открыто все было. Хотя чего еще можно ожидать от обложки женского романа? В пару ей поставили того самого мужчину, который вошел в бар последним и кажется пил ром, перед тем, как все изменилось.
- Вы понимаете, что здесь происходит? – шепотом, немного испуганным голоском уточнила Барбело. Необходимо прощупать почву, свой ли это или действительно случайно попавший в игру Гавриила человек. – Откуда все это? Я ничего не понимаю…
Пока архидемоница ждала ответа, на них уже направили прожекторы, а фотограф направлял, как сесть, встать, куда положить руку, как повернуться. Барбело послушано исполняла указания, и, опустившись возле мужчины на колени, обхватив руками его ногу, подумала о том, что когда она найдет Гавриила, она выпотрошит его и обязательно заставит заплатить за то, что она сделала. Шутки шутками, но такого издевательства над собой архидемоница никому не спускала с рук. Пока же она испуганно смотрела в камеру фотографа, как он того и просил.

так выглядит фотосессия

обложка женского романа

+3

8

внешний вид

Взгляд праматери медленно переползал из одного конца зала в другой, стараясь запечатлеть в памяти каждую снующую фигурку и крутящуюся голову, каждую вспышку, что отряжалась в стенках начищенной стеклянной посуды на столах. Гладкая плетёная поверхность кресла  затрещала – Наама с силой сдавливала подлокотники. Лишь шероховатый узор переплетённых гладких полос под побелевшими пальцами казался ей реальным. Остальное было искусно сложенной фреской лживой реальности. Тело, налитое свинцом напряжения, повиновалось лишь при усилии – она медленно, принюхиваясь и приглядываясь, наклонилась вперёд, чтобы дотронуться своим существом до мира перед собой. Словно кошка, только заметившая перед собой гладь воды. Женщина никогда бы не призналась себе в этом, но причиной осторожности было острое неослабевающее ожидание угрозы. Ещё были живы воспоминания о тёмной кровавой ночи, когда искусная иллюзия лишила её разума и заставила взять в руки топор. Наама вздрогнула: щёлканье затвора фотокамеры смешалось в сознании со сладким треском костей под лезвием топора. Фотограф раздаёт ассистентам указания и делает пробные снимки.
Думаете, я испугалась? Испугалась потерять лицо или, может, рассудок? Ох, кажется, эта тема ссыкунишек начинает мне надоедать. Я не боюсь. Я смотрю страху прямо в лицо. Какой прок безрассудно опускать голову в кипяток, если ты точно знаешь, что обожжёшься? Нужно сначала предостеречь себя даже от возможной опасности, кинув в булькающий котёл кого-нибудь другого. Богатый выбор даёт тебе возможность просчитать несколько вариантов. И я люблю, когда в руках у меня больше одной карты.
- Всё в порядке, Джуд? – дружелюбно улыбающаяся симпатичная мулатка села рядом. Наама мгновенно расслабилась, откинулась на спинку кресла и вернула собеседнице такую же тёплую улыбку. Эта женщина здесь не самая главная, но вокруг неё крутится оператор, фиксируя её взаимодействие с остальными людьми. Значит, от её мнения тут многое зависит. Прамать не имела представления, кто она, но запрятала свою неловкость за маской искреннего расположения.
- Да, всё отлично, - Наама кивнула и задумалась над тем, чего добивается шутник. Зная его предысторию, особенно игры со скандинавами, нетрудно догадаться, что любой воспитательный элемент уступает возможности поглумиться. Все присутствующие здесь, - за исключением Винчестера, конечно, - строят из себя состоятельных персон, и их деньги принято, как минимум, уважать. Но есть ангелу дело до этих статусов? Он от души смеётся над застигнутыми врасплох толстосумами. Праматери осталось только решить, доставит ли она такое удовольствие архангелу или своим спокойствием спровоцирует его на персональную «шуточку».
- Когда-нибудь увлекалась женскими романами? Когда я была подростком, мама постоянно отбирала у меня свои книги, которые я таскала у неё, и говорила: «Тайра, когда-нибудь ты родишь второго ребёнка, и я разрешу тебе это прочесть!»
Хм, значит, ты Тайра, - подумала Наама, - а меня называешь именем, под которым я въехала в отель.
- Я предпочитаю романы не читать, а крутить, - честно ответила женщина, опустив глаза, словно стыдясь сказанного. Она заметила, как рыжеволосая куколка непонимающе оглядывалась, приоткрыв от удивления свой маленький аккуратный ротик, и досадовала, что самая простая первичная реакция уже использована.
- Значит, ты можешь сыграть страсть, её многообразие? – мулатка снова обратила на себя внимание. Её поведение было таким по-американски приветливым и лёгким, что Наама невольно заулыбалась ей в ответ, оставив вопрос висеть в воздухе. Демоница только удивлялась про себя, откуда эта свистулька знает слово «многообразие». Прекраснейшей из женщин не нужно играть страсть – она, как искусный повар, приготовит для своего избранника любое чувство. За пять тысяч лет жизни можно изучить все ингредиенты и способы приготовления страстей. Счастье праматери нефилимов было в том, что ей самой нравилось увлекаться чувствами, пропитываться ими и склонять мужчин к своим ногам неподдельной искренностью. Эмоции могли меняться, в зависимости от цели, но всегда были по-своему честными. Долго играть одну и ту же роль – это слишком утомительно её темперамента.
Чтобы избавиться от необходимости вести разговор дальше, Наама бесстрашно отдала себя в руки визажиста и стилиста. Над лицом тут же запорхала мягкая кисть, нанося макияж слой за слоем. Спустя несколько минут другая пара рук стала производить манипуляции с волосами. Женщина наблюдала за своим преображением в зеркале, успевая поглядывать по сторонам, где за такими же столиками на таких же высоких стульях сидели другие участники и участницы шоу – плод архангельского воображения. Прамать точно знала, что настоящих, тех, кого терять из виду никак было нельзя, тут только четверо. Пока что все были в зоне видимости, и Наама мирно погрузилась в удовольствие от суеты вокруг себя. С платьем праматери пришлось знатно понервничать.  Не было никакой отдельной комнаты или хотя бы ширмы, чтобы спокойно переодеться, - одежду подбирали и надевали тут же. Прамать удивлённо смотрела на полуголых девочек, которые быстро хватали с вешалок то, что им выдавали стилисты. Ей, к счастью, досталось длинное зелёное платье из тонкого шелка. Помощники стилистов помогли переодеться и поправили многочисленные цепочки, свисающие на открытую спину. Подхватив туфли, женщина отправилась на поиски в этой фэшн-вакханалии Дина Винчестера.

Серьёзно, вы думали, что я не вцеплюсь в единственного легко узнаваемого здесь человека? Рядом с ним точно будет ошиваться либо организатор этой сходки хейтеров Гавриила, либо сам архангел. Дин тоже получил письмецо с приглашением. И будет ждать своих подельников. Чем быстрее я смогу втереться к нему в доверие, тем успешнее смогу избавиться от Гавриила без чужого вмешательства. Остальных просто пустить в расход. А что? Кто-то собирался сотрудничать по-честному?
Она поймала его в самый последний момент – фотограф уже готовился сам выбрать ему партнёршу для фотосессии. Его взгляд рассеянно блуждал по мелькающим фигуркам моделей.
- Извините, это я, я, мы с ним сразу договорились, - Наама выскочила вперёд и широко улыбнулась, схватив охотника за руку. – Долго туфли подбирали, - для достоверности женщина помахала перед носом Баркера парой туфель. Обернувшись, она увидела двух или трёх разочарованных бабёнок. Что поделать, ей он нужнее. Необходимо было создать некий прецедент взаимопомощи, чтобы ответственный и честный парень под угрозой страшных мук совести не мог оставить ту, кто поддержал его.
- Две минуты вам на подготовку, - спокойно ответил Найджел и вернулся к любезной Тайре на площадку.
Прамать, не теряя времени даром, обратилась к Винчестеру, изображая максимальную сосредоточенность.
- Привет, - она бросила туфли на близстоящий стул. – Там, на площадке, слушай фотографа и выполняй его просьбы. Если я кладу твои руки себе куда-нибудь, не дёргайся и поддержи. Изображай всякую там страсть, -  замысловатый жест рукой должен был передать всю причудливую и расплывчатую формулировку слова «страсть». – Остальное предоставь мне, - Наама бросила контрольный взгляд в зеркало и поправила свисающие на грудь цепочки платья.
Ассистентка пригласила их на площадку. Фотограф задумчиво покусывал кожу вокруг ногтя, переговариваясь с Тайрой. Фоном для съёмки был прекрасный вид на залив, открывающийся с площадки. Моделям велели встать на открытом месте, чтобы свет мягко рассеивался отражателями, расставленными вокруг. Женщина немного растерянно оглядывалась, слушая наставления директора съемки и Баркера, думая про себя, как в такой обстановке создать между собой и мужчиной чувственное напряжение, которое будет схвачено на снимке. Начинать нужно решительно, но спешка ни к чему – иначе бравый охотник стушуется под мощным напором. Наама встала справа от Дина и обняла за шею левой рукой. Пальцы нежно коснулись загорелой кожи. Эффектная поза – это дело техники, создать настроение – это искусство. Правая рука женщины легла на его грудь – туда, где билось сердце. Она чуть опустила голову, чтобы между кадрами выразительно взмахнуть ресницами и посмотреть ему в глаза, одновременно прильнув всем телом, будто в эту секунду между ними происходило что-то необыкновенное. Женщина услышала одобрительные комментарии фотографа и щёлканье вспышки. Если Гавриил хотел зрелища, то Наама готова ему такое предоставить. Но ставки будут интересными не для него одного. Женщина не разрывает тесного контакта, чтобы не улетучилось пьянящими парами чувственное переживание, которое – что греха таить – и ей пришлось по вкусу. Можно повысить градус. Она сгибает правую ногу в колене и чуть поднимает её, скользя вверх. Нежная кожа бедра чувствует ткань его брюк, но прамать не даёт себе поплыть в приятном ощущении близости мужчины. Левая ладонь ложится на сильное плечо, а правой рукой она направляет его руку себе на бедро.
- У тебя когда-нибудь был курортный роман? – губы чуть изогнулись в лукавой улыбке. Её пальцы быстро собирают зелёный шёлк, чтобы обнажить белую кожу. – Не от скуки ради, а потому что тебя стойко тянет к человеку? – все вопросы – чтобы отвлечь мужчину от группы людей перед ними, фотовспышки и операторов. Ведь прамать тоже должна хоть что-то получить от этой затеи Гавриила.
Они не меняют позы, они плавно перетекают из одной в другую, меняя положение своих рук, тел или голов. Камера методично отщёлкивает кадры один за другим. Наама поворачивается к Винчестеру спиной, и его рука лежит у неё под грудью. Она сплетает пальцы с его, другой рукой накрывая ладонь охотника на своей груди. 
- И последние три кадра! – громко сообщает издалека Тайра. Женщина закрывает глаза и кладёт свою голову Дину на плечо, отсчитывая про себя.
- … два… один… Снято! Молодцы!
Прамать выскальзывает из объятий партнёра и, перескакивая босыми ногами через провода и ножки отражателей, обнимаясь на ходу с Найджелом и ассистентками, идёт к столику с напитками. В пластиковом стаканчике сок, и ей чертовски жаль, что нельзя долить в него водки.

+3

9

[AVA]http://savepic.net/7465273.jpg[/AVA]

*переодели*

https://lh3.googleusercontent.com/_Mrl060QX-9g/TadU7FMb-1I/AAAAAAAADa4/0uQtCEYubEw/13.jpg

     Появившись в дверях ресторана, Винчестер чуть помедлил прежде, чем пройти внутрь. Хотел осмотреться, да и себя показать. Знакомых лиц за столиками он не приметил, незнакомые на его появление никак не отреагировали. Несколько девушек бросили взгляды в его сторону, но никто не подал знака типа «эй, чувак, это я твой таинственный напарник в деле об убийстве Гаврюши». Может он просто слишком рано приперся? В таком случае, почему бы не скоротать ожидание за завтраком, также включенным в его шикарное проживание здесь?
     Выбрав себе столик из числа свободных с лучшим обзором на всё помещение, Дин плюхнулся на плетеный стул, вытягивая ноги и одновременно подмигивая официантке, устремившейся к нему. Видимо близкие отношения с постояльцами администрацией отеля мягко говоря не поощрялись, судя потому как подойдя к его столику та старательно делала вид, что не из его номера она сбежала каких-то полчаса назад. Доверив ей самой выбрать, чем накормить его, Дин не удержавшись еще раз заговорщически подмигнул. С трудом удерживая на лице чисто профессиональную улыбку, девушка быстро ретировалась выполнять заказ.
     Среди постоялиц одиноких богатых красавиц, не отказавшихся бы поразвлечься с ним, хватало, но Винчестер по привычке выбирал партнерш попроще, по себе. А то, что таким партнершам здесь вообще-то запрещалось иметь с ним, как с клиентом отеля, отношения... так, когда это его останавливали какие-то запреты? Особенно, если девушки и сами были не прочь их нарушить. Как эта официантка, за передвижением стройных ножек которой Дин лениво наблюдал, пока она не проскользнула с его заказом на кухню мимо барной стойки, переключая его внимание на бармена. Он показался ему смутно знакомым, а почему стало ясно, как только его перестал загораживать какой-то мужик в вычурно-рябящем черно-белом пиджаке.
     Бармен тоже его заметил. И, прихватив с собой какой-то фильдеперсовый коктейль, покинул свой пост, чтобы составить Дину компанию, не спрашивая, хочет ли он того. И, как и все недруги, первым делом поинтересовался, где это его младший брат потерялся. «Заботливые» какие.
     - Решил, что и сам справлюсь с битьем твоей морды, Гавриил, - огрызнулся напрягшийся при его появлении охотник. Как-то он рассчитывал сначала с подельниками познакомиться, согласовать план убийства этого зарвавшегося архангела, а потом уже собственно и с ним самим пересекаться. Раскидываться угрозами в его адрес сейчас, один на один, Дин однако не боялся. Куда подозрительнее было бы, если бы он вдруг стал делать вид, что не держит на Трикстера зла за все его проделки над ним. А так тот лишь щелкнул пальцами, враз меняя окружающую их реальность.
     - Ты, щелкунчик жопокрылый, лучше подумай кто тебе будет сопельки подтирать, после того как я тебе руки твои поотрываю! - крикнул разозленный парень вслед удалявшемуся архангелу и переключился на суету вокруг, пытаясь угадать какие испытания тот задумал для него на этот раз.
     Светоотражатели, камеры, операторы — всё это живо ему напомнило его приключение месячной давности, в котором он в другой альтернативной реальности играл на съемочной площадке самого себя. Тогда он был звездой телешоу, сейчас же на него обратили внимание только когда появившаяся в зале темнокожая девица объявила о предстоящей фотосессии для обложки любовного романа. Оказалось что большая часть нахлынувшего народа, включая его самого, - модели.
     Он, Дин Винчестер – какая-то слащавая модель? Да Гавриил издевается над ним!
     Суровый, очень суровый охотник уже вознамерился всячески противиться любой попытке втянуть его в эту позорную для настоящего мужика авантюру, но тут девчонки-модели начали переодеваться прямо на площадке, раздеваясь до одних крошечных трусиков, и он подумал, а почему бы и не подыграть немножко. Тем более что ему предлагали одеть банальный костюм, от его ФБР-вского отличающейся только цветовой гаммой: темно-синие брюки, темно-бордовая рубашка, в цветную косую полоску галстук, белый пиджак и белые туфли. Занятый бесстыдным подглядыванием за полуголыми длинноногими красотками, он даже подпустил к своим волосам и лицу стилиста. Увы, пиршество для глаз быстро свернулось-завернулось в платья и наступил час расплаты. Фотограф уже хищно высматривал, кому бы отдать его на растерзание, но тут их нашла обворожительно улыбающаяся молодая женщина и перехватила Дина, уверенно заявляя, что они вдвоем сразу договорились сниматься вместе.
     - Привет, - протянул Дин, вопросительно выгибая бровь, ожидая, что она объяснит ему свое поведение. Но та принялась объяснять как он должен вести себя перед камерой, сведя все советы к одному – предоставить всё ей. Очень дельный совет, как оказалось. Потому что он напрочь стушевался, когда она прижалась к нему грудью, обнимая его за шею. Да-да, он, о котором слава бабника бежала поперед него, сейчас чувствовал себя как подросток на первом в своем жизни свидании. Когда думаешь не только о том, куда тебе можно положить ладонь, но и в сантиметрах насколько выше или ниже. А всё оттого, что Дин сейчас интуитивно чувствовал, что он ей не ровня. Прекрасная незнакомка меж тем не заморачивалась, сколько она может себе позволить. Просто позволяла, в то время как он от волнения то и дело сглатывал слюну. И, видимо, чтобы уж добить окончательно парня положила его руку на свое обнаженное бедро, лукаво интересуясь, бывали ли у него курортные романы. У него, первый раз в жизни выбравшегося на курорт? Официантка, явно не подходила под описание роковой соблазнительницы, описанной его партнершей. А вот она сама да. В ее объятьях Дин очень скоро перестал замечать всё окружавшее их, включая назойливого фотографа.
     И только когда последний скомандовал «Снято», а женщина выскользнула из его объятий, он вспомнил о том, что всё это только иллюзия, включая незнакомку. А может и нет, что касается последней. Винчестер вдруг вспомнил, что видел ее за одним из соседних столиков в ресторане еще до щелчка пальцев Трикстера. Для случайно втянутой в эту авантюру постоялицы она держалась слишком уверенно. Пожалуй, стоит попробовать выяснить чья она подельница – его или Гавриилова?
     После такой сцены и он был не прочь промочить горло, а потому уверенно двинулся к общему столику с напитками, у которого остановилась сбежавшая от него незнакомка.
     - Дин, - представляясь, он протянул к ней ладонь для рукопожатия. – Не то чтобы я был против с вами фотографироваться, но когда это мы договорились быть вместе? – наиграно игриво поинтересовался охотник, переключаясь на решение задачи, ради которой он собственно и прибыл на этот остров.

Отредактировано Dean Winchester (10.10.16 00:01)

+2


Вы здесь » |Самая Сверхъестественная Ролевая Игра| » Countries & cities » Квест №125 «Переключая каналы», Soufrière, LC, 5.10.2009


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC