FESOR
Страшно справедливый главадмин, контролирующий всех и вся.
Связь: гостевая, личные сообщения
CROWLEY
Повелитель сюжета и адепт квестоплёства.
Связь: ICQ - 612918876
MEG MASTERS
Надзиратель кодов и доставитель дизайна.
Связь: ICQ - 200987614, Skype - bullet-for-colt
FELICIA FOUX
Неординарный координатор игрового процесса.
Связь: гостевая, личные сообщения
LOUISA
Блистательный мастер игры.
Связь: Skype - koruna86
ASTAROT
Куратор квестов и составитель тем с историями штатов.
Связь: гостевая, личные сообщения

|Самая Сверхъестественная Ролевая Игра|

Объявление





События:
Спустя год после открытия Чистилища мир сотрясает новая череда катастроф. За происходящим стоят существа, многие годы проведшие за стенами Бездны. Теперь опасность угрожает не только людям, но и демонам, и даже Небесам. Спасение кроется под тоннами песка – утерянное тысячи лет назад Слово Божье поможет пролить свет на происходящее.

Основное время игры – 2011 год



EDELINE |
Эделин ненавидела, когда ее персону в какой-то момент резко выдвигали на передний план. В основном такое случалось лишь с той целью, дабы заставить девушку испытать неудобство, или же просто застыдить за отсутствие прилежности и покладистости. Но, если с первым пунктом у жестоких смертных все складывалось более чем удачно, то наличие второго все же заставляло Бархэм забыть о терпении и выпустить наружу зверя, который и без того засыпал, как казалось самой вампирше, лишь на жалкие часы, если не сказать, что и вовсе на мгновения.©
DANIELLA |
Музыка. Иногда это чувство просто не поддается описанию. Когда стоишь посреди танцпола, двигаясь в такт и забывая обо все. Одна мелодия сменяет другую, а ты совсем ничего не замечаешь. Сердце бьется так сильно, что, кажется, будто тебя накачали наркотой, но на самом деле это просто эмоции. Эмоции, которые усиливаются, когда ты танцуешь. Когда сливаешься с музыкой воедино. Ты словно попадаешь в другую вселенную, где неважно, какая у тебя профессия, статус или положение в обществе. Важен лишь ты сам. Не зря люди придают танцам такое большое значение. В нем всегда можно выразить чувства.©
CAREN
Бросив работу в Британике и начав охотиться, я в полной мере распробовала все прелести работы с мужиками: с ними можно много есть и не думать о том, что кто-то предъявит тебе за пренебрежение к фигуре, можно тупо шутить и не ощущать себя дурой, потому что мужчины чаще всего шутят ещё хуже. К тому же не обязательно было причесываться и красить лицо, чтобы сравнится или хотя бы сровняться красотой с коллегами…в основном потому, что обычно мои новые коллеги были не бриты, и спасибо, если зубы чистили чаще чем разок в неделю.©

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » |Самая Сверхъестественная Ролевая Игра| » Alternative » «Алая роза» | «Rose red»


«Алая роза» | «Rose red»

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

«Every House Has A Story To Tell... This One Will Kill You»
по мотивам мини-сериала «Особняк «Алая роза»

http://se.uploads.ru/t/lx0Jm.gifhttp://se.uploads.ru/t/V9TGR.gif

Дома живые. Мы это знаем. Об этом нам говорят наши нервные окончания.
Если молча прислушаться, можно услышать, как дома дышат... Иногда глубокой ночью раздаются их стоны. Как будто им снятся кошмары.
Хорошие дома успокаивают и убаюкивают, плохие дома ненавидят наше тепло, нашу человечность. Говоря «дом с призраками», мы имеем в виду ту слепую ненависть ко всему человеческому.

http://se.uploads.ru/t/TXd4B.gifhttp://se.uploads.ru/t/JqHln.gif

УЧАСТНИКИ
Abaddon, Alissa Bilgroik, Alleahana Rouks, Anarasel, Belial, Haniel, Kyle Sanders, Ram Sanera, Theodora Goldberg

ВРЕМЯ И МЕСТОавгуст 2009 | особняк "Алая роза", Сиэтл, штат Вашингтон

ЖАНР
альтернатива, каммершпиле

ПРАВИЛА ОТЫГРЫША
1. Отыгрыш представляет собой каммершпиле, то есть, действие происходит в конкретной локации, выходить за пределы которой нельзя. В данном случае это дом.
2. Ваш персонаж появляется в какой-то из комнат дома. В какой конкретно - зависит от того, откуда героя "украли". Т.е. если человек был в кафе, то он появится на кухне, если лежал дома на диване, то в гостиной или одной из спален и т.п. Будьте изобретательны (;
3. По условиям отыгрыша, персонажи не помнят, кто они такие, но их характер сохраняется. Память "заблокирована", т.е. определённые практические навыки остались. Охотники, сами того не понимая, могут зарядить ружьё, демоны или ангелы прочитать какую-нибудь загадошную надпись на арамейском или древне-месопотамском u.s.w.
4. Сверхъестественные существа лишаются своих способностей. У всех игроков отсутствуют личные вещи (нет ничего ни в карманах, ни за пазухой, ни в любых тайных местах).
5. Дом соблюдает правила игры. Он предоставляет каждому герою набор подсказок, которые помогут ему вспомнить, кто он такой, или создаёт ситуацию, в которой персонаж проявит свои умения.
6. Дом будет пугать персонажей и всячески задерживать их, чтобы они не успели вовремя. Все часы в доме показывают разное время. За окнами - темнота, так что понять, какое время суток, нереально.
7. А ещё дом будет наказывать всякого, кто попытается читерить, жульничать или "неожиданно" вспомнит, кто он такой, не выходя из гостиной (: Самым жестоким и изощрённым образом.
8. Если вашего персонажа убили, он становится призраком, который подчиняется дому. Гейм-мастер через ЛС будет сообщать вам, что делать.
9. Чтобы вспомнить, персонаж должен вслух произнести своё настоящее имя.
10. Ваш пост не более одной вордовской страницы в стандартных настройках (Times New Roman 12, межстрочный интервал 1). На отписку даётся не более одной недели, в противном случае ваш персонаж выводится из игры.

Итак, все участники отыгрыша получат по ЛС письмо с инструкциями для персонажей (!) и соберутся в гостиной на первом этаже. ВАЖНО! очерёдности как таковой нет, вы можете писать, сколько душа просит, главное, указывайте, к кому вы обращаетесь и куда вы идёте.

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В «АЛУЮ РОЗУ»
http://se.uploads.ru/ZBakp.png

Отредактировано Mr. SPN (28.01.15 04:00)

+5

2

Внешность и внешний вид
для эпизода.

Апчхи! – женщина громко чихает и брезгливо отмахивается от невесть откуда возникшего перед ней облака пыли, – Что за…? – неуместное движение рукой превращает маленький чулан в бразильский карнавал падающих тряпок и швабр. Оглушительный грохот потревоженных склянок с нафталином, замызганных банок из-под краски, проржавевших граблей и лопат смешивается с едким запахом просыпавшихся порошков и микстур, что заставляет брюнетку тут же броситься на поиски выхода. В полутьме она нащупывает что-то похожее на дверную ручку, и требовательно дёргает её вниз. Однако ладонь лишь небрежно проезжается по гладкой металлической поверхности, а вместо долгожданного щелчка замочной скважины где-то над головой женщины раздаётся едва уловимый треск загоревшейся лампочки. Помещение тут же окрашивается в тусклый жёлтый свет, которого достаточно ровно для того, чтобы не устроить повторный погром. Голдберг поднимает глаза и пронзительным взглядом осматривает каждый квадратный сантиметр комнатушки. Но прежде, чем она успевает сделать хоть какие-то выводы, женщина понимает, что совершенно не помнит, кто она такая и что здесь делает.
Выпустите меня! – требовательно заявляет она и снова тянется к двери, – Живо! – Ответа не последовало. Агент, которая вовсе не намеревается выяснять причины своей амнезии в тесном чулане, злобно фыркает и резко наваливается на дверь плечом, перенося на неё весь своего тела. Она чувствует, как замок начинает беспомощно расшатываться, и усиливает свои попытки, – Рано или поздно ты откроеш…– дверь распахивается и женщина, не удержавшись на месте, с разбегу налетает на что-то огромное, затянутое белой хлопковой тканью.
От удара ткань спадает на пол, обнажая массивное зеркало в медной раме, украшенное замысловатыми узорами в стиле барокко. Голдберг подходит к артефакту и не верит своим глазам. На неё смотрит женщина. Приятная, миловидная, но всё в ней кажется чужим и неправильным. Слишком короткое платье – она тут же инстинктивно пытается стянуть его до колен, – слишком длинные волосы, благо, они хотя бы заплетены в косу, слишком высокие каблуки – ноги уже начинают немного подкашиваться, – слишком тщедушные коленки и слишком голубые глаза. Для верности она ощупывает своё лицо, смахивает пыль с подола и плеч, заправляет выбившиеся локоны. Ничего не меняется, но зато взгляд зацепляется за небольшую жёлтую бумажку, прикреплённую к зеркалу, которой – это она могла сказать точно – раньше там не было. Агент внимательно изучает написанное, и всё это кажется ей каким-то дурным сном. Она не может отделаться от чувства, что происходящее неправильно. «Неправильно» – вот верное слово, которое сполна выражает моральное и физическое состояние брюнетки. Голдберг уверена в том, что вернувшаяся память помогла бы ей отыскать ответы на вопросы, но, раз такой возможности её лишили, она отыщет их сама, и тому, кто всё это затеял, лучше поберечься её гнева.
Начну с гостиной, – она пару раз переворачивает письмо и, убедившись в том, что на нём нет ни карты, ни прочих указаний, комкает и отбрасывает его в сторону. На самом же деле, с таким же успехом можно было начать и с других комнат дома, но женщина предпочитает играть по правилам,  – А вот это, дружок, тебе больше не понадобится, – заприметив фигуры рыцарей в латах, агент подходит к одной из них и выдирает из металлических рук железное копьё. Хорошо, что не все рыцари носили секиры. Голдберг поудобнее хватается за оружие и настороженно перегибается через лестничный пролёт неподалёку, пытаясь определить своё местоположение. Ряд ступенек уходит вниз, ряд – вверх, и верхних значительно больше, чем нижних. От фронтовой стены отходит каминная труба, с полотка свешиваются тросы тяжёлой хрустальной люстры. Женщина задумчиво хмурится. Значит, она появилась в чулане одного из боковых коридоров на втором этаже, и гостиная должна находиться как раз под ней. Используя копьё рыцаря как трость – споткнуться на непривычно высоких каблуках было бы очень некстати – она направляется вниз и вскоре оказывается в просторной и удивительно безлюдной комнате для гостей.

Отредактировано Theodora Goldberg (30.01.15 16:37)

+5

3

в кой-то веки одета прилично

Она пришла себя в кромешной темноте. Руки медленно ощупали голову и тело, а потом отправились на разведку, нашарив что-то мягкое и совершенно неудобное, на чём лежало тело. Судя по запаху - это подвал, а в ладонях рассыпается не что иное, как земля. Удушливое амбре затхлого воздуха, влажной почвы и плесени осело во рту, вызвав тошноту. От пришедшей на ум догадки внутри стынет кровь - её похоронили. Закопали в землю-матушку, а мертвечина возьми и очнись! Но… кого закопали-то? Кто она вообще такая? Откашлявшись чуть ли не до рвоты, девушка приподнялась и, неуклюже подтянувшись, вылезла из дыры. Теперь это место больше не казалось ей могилой, ведь места намного намного больше. Выпрямленная спина довольно хрустнула. Девушка облегчённо застонала и прислонилась к каменной стене. Если это не могила, то какой-то подвал или погреб. Значит, здесь есть дверь. А вообще неплохо бы позвать на помощь, вдруг кто-то услышит её?
- АЛЛЁ, ЛЮДИ!! ЛЮДИ, ПОМОГИТЕ, Я ЗДЕСЬ! ВЫПУСТИТЕ МЕНЯ!!! - поорав и постучав ногой с минуту, она угомонилась. Потому что запас воздуха может быть ограничен - смерть от удушья её совершенно не прельщала, а, во-вторых, вдругеёсхватилизлодеиударилипоголовеаонапривлечётихвниманиеиеёпесенкаспета?!!! Пустота и лёгкий вечерний звон в тыковке - амнезия после удара или аварии…
Итак, нужно искать способ выбраться отсюда. Выход - это там же, где и вход. Девушка обыскала себя на предмет зажигалки, но безуспешно. Обшарив и внимательно присмотревшись, заложница обнаружила тонкую щёлку света, хотя особо и не надеялась на удачу. Ещё через минуту она нащупала буквально в полуметре от себя щеколду, которая с трудом поддавалась, пачкая руки хлопьями ржавчины, но всё-таки открылась. Недоджанго проковыляла вперёд и вздохнула полной грудью. Огромную кухню, на которой она себя обнаружила, освещали только винтажные светильники, пригвождённые к стенам. Вымыв руки, девушка отыскала начищенный поднос, в котором вполне себе приемлемо, хоть и кривовато, отражалась её мордашка. Так она смогла привести в порядок светлые волосы, стереть с лица грязь и отряхнуть одежду от земли.
Место, которое блондинка приняла за могилу, оказалось винным погребом. Не сдержав своего любопытства, девушка заглянула туда. Теперь всё ясно. Подгнившие доски провалились под её весом, она пролежала на земле чёрт знает сколько часов и очнулась только ночью - за окнами-то было темно. Но как… как щеколда оказалась закрыта? Как она вообще оказалась в этом доме? И да - КТО ОНА БЛ*ТЬ ТАКАЯ? Блондиночке понравилось отражение в подносе, но, к несчастью, она его не узнала. Как и всё вокруг.
С паникой нужно бороться старинными средствами. Девушка осторожно дотянулась до ближайшей полки и вытащила оттуда Дом Периньон 1949 года. На кухонном столе ей попался на глаза не вписывающийся в хорроровый антураж помещения желтоватый лист бумаги. Она уселась поудобнее, откупорила бутылку, сделала глоток шампанского и распечатала письмо. Его содержание оказалось ещё более абсурдным, чем вся создавшаяся ситуация целиком. Однако, перечитав его ещё пару раз, девушка подцепила для себя ценную информацию. Во-первых, они не в английской глуши, где много-много диких джентльменов, а в большом городе. Хоть какое-то облегчение. Во-вторых, где-то здесь тусуются другие люди. Их надо бы найти. В-третьих, это действительно похищение в стиле “Пила по-викториански”. Ну окей, только на слово этому Хренструктору никто не поверит. Девушка спрыгнула со стола, подошла к застеклённой наполовину двери и подёргала за ручку. И правда, не открывается, ни внутрь, ни наружу.
Как двери и окна ещё в десятке комнат, которые пришлось проверить, пока ищешь гостиную. С полупустой бутылкой Периньона наперевес, блондинка ходила по коридорам дома, выкрикивая примерно такое сообщение:
- Люди! Лююююююди! Кто-нибудь есть?! Аууууу!!! - пока не вышла к большой центральной лестнице. Слева главные двери, справа - подковообразная мраморная лестница и зашторенный вход куда-то.
- Эй! Живые!!

+5

4

внешний вид

- Твою… же… мать… – фыркнула девушка, пытаясь продрать глаза. Складывалось такое ощущение, что у нее была та еще попойная неделя, раз она не сумела сходу сообразить, где находится, какой сейчас год и даже как ее зовут. Кровать, на которой она лежала, была безобразно жесткой, и девушка решила, что если она встанет-таки с этих грубых полатей, то всенепременнейше выскажет свои отнюдь не лестные пожелания хозяину заведения. Впрочем, очень быстро пришло понимание, что это не кровать жесткая, а всего лишь грубый на ощупь коврик на входе около огромной старинной двери. Элис наконец сумела сесть, оперевшись спиной на эту самую дверь, вытянула ноги и положила ладони на колени. В ее голове хаотично роились вопросы, самые главные из которых были «где я?» и «кто я?». На первый вопрос можно было предположить, что в чьем-то старинном особняке, поскольку внутренне убранство говорило о завышенном ЧСВ владельца поместья и нездоровой любви к антиквариату. Второй же вопрос, казавшийся поначалу таким простым, в итоге оказался самым сложным – девушка не могла никак вспомнить ни своего имени, ни возраста, ничего о себе. И это было еще страннее, чем то, что она проснулась на коврике в парадной, как старый верный мастиф какого-то там английского аристократа века этак девятнадцатого. Негромко, но очень не литературно ругнувшись сложившейся ситуации, Лисса решила, так сказать, под шумок покинуть помещение, но не тут-то было – дверь оказалась наглухо закрыта. И только когда девушка поняла, что она скорее выдернет с корнями ручку, нежели откроет эту чертову дверь, она увидела подозрительный конверт, торчавший из зазора между косяком и самой дверью. Хмыкнув, Алисса выдернула письмо и, нахмурившись, прочла содержимое. Эта писанина в самом изысканном викторианском стиле многое объясняла. Например, то, почему Элис так и не смогла открыть дверь, почему она не помнит своего имени и того, как здесь оказалась. «Что за хрень?» Рыкнув, девушка прошлась вдоль стены и наткнулась на небольшое старинное зеркало. Из узорной рамы на Элис недоуменно таращилась синеглазая девчонка лет двадцати на вид, с каштановыми волосами, отдающими медью. «Это я, что ли?» Отражение в зеркале покрутилось, пощупало себя за щеки и за волосы, состроило страшную рожицу и обреченно хлопнуло себя ладонью по лбу. «Куда я, блин, попала в таком прикиде?» Вдруг послышались шаги и голоса. Лисс вздрогнула и обернулась. Ну ведь точно же, в письме русским по белому ясно написано, что она тут не одна такая дура.
- Есть живые! – гаркнула в ответ девушка, но тут же осеклась. Письмо также предупреждало о наличии всевозможных «сюрпризов», видимо, не самых приятных. Впрочем, раз это что-то типа игры на время, то сначала надо отыскать всех игроков. И эта дамочка, чей голос слышался из-за стены, судя по всему, одна из участниц, как и сама Элис. Сложив письмо пополам, девушка запихнула его сзади за пояс брюк и пошла на голос. – Аллилуйя, мать вашу, – буркнув себе под нос и разведя руки в стороны, Лисса вышла на середину холла. Светловолосая мадам с бутылкой в обнимку вышагивала по просторным коридорам дома, и, видимо, именно она окрикивала живых. – Кто тут живых искал? – Элис хлопала глазами и сверлила взором блондинку. Кажется, она тоже была немного в недоумении, если можно так сказать, но у нее однозначно было некоторое преимущество в виде бутылки с чем-то спиртным. Не зная, что обычно говорят в такой ситуации, Лисса немного помялась, дернула плечом и закусила губу. – Видимо, идем искать гостиную? – пожала плечами Элис. Все это для нее было странно и в новинку, но отчего-то ей практически не было страшно. Ее не так уж сильно пугала таинственная амнезия и весь этот дом в целом. Хотя интерьерчик был жутковат – нет, сам по себе он был весьма изысканным, отдавал раритетной стариной, но от него будто веяло ужасом, каким-то немыслимым злом. И Лисс понятия не имела, как и за какие заслуги она попала в это ток-шоу, где понатыканы скрытые камеры и насколько серьезны слова, написанные в письме. Ей просто хотелось выбраться отсюда поскорее, чтобы накостылять автору этой гениальной задумки.

Отредактировано Alissa Bilgroik (02.02.15 22:52)

+5

5

Знаете, как моментально испортить кому-нибудь настроение? Запихните его в шкаф! А ещё лучше – в сундук, узкий и длинный, горизонтально лежащий в каком-то тёмном и захламлённом помещении. Более всего предмет, в который был кем-то помещён мальчишка, напоминал гроб – ну, разве что без строгой траурной обивки.
В гробу обычно полагается лежать смирно, не дёргаясь и не вырываясь, однако пленник деревянного сундука спокойно лежать не хотел. В нём медленно, но верно назревало чувство, от которого он уже почти отвык – и которое сейчас проснулось вновь, подстёгнутое необычными обстоятельствами и тем, что мальчишка никак не мог вспомнить, почему именно он ранее он был избавлен от этого самого чувства. От какого? От злейшей клаустрофобии.
- Эй!!! – мальчишка со всей дури саданул по крышке сундука. – Что за чушь?! Выпустите меня!!
Звук гулко отозвался, ударив по вискам. Становилось тяжело дышать – сказывались симптомы клаустрофобии. Конечно, все они находились только у пленника в голове – но ему-то от этого было не легче!
- Кто-нибудь!! – в голосе прорезались истерические нотки; - Кто... Кто угодно, откройте! Снимите эту чёртову крышку!!
Мальчишка заколотил сильнее – уже не только руками, но и ногами; крышка затрещала, поддаваясь, и медленно приоткрылась – правда, только для того, чтобы через мгновение рухнуть обратно. Впрочем, этого было достаточно – воодушевлённый таким прогрессом, мальчишка начал стучать в крышку с утроенной силой, и в итоге уже через двадцать секунд с грохотом опрокинул её вниз. Тяжело дыша, он сел в «гробу» и огляделся. Кругом было темно и пыльно.
- Не сломать бы ноги... – проворчал мальчик, вылезая из сундука. Впрочем, полуоткрытая дверь была видна хорошо, и добраться до неё у него получилось довольно быстро, разве что мизинец ударил об угол какой-то некстати подвернувшейся тумбочки. Зашипев от боли, мальчишка запрыгал на одной ноге – и не вышел, а практически вывалился из захламлённой комнаты, потеряв равновесие и упав на дверь плечом.
- Ай... Твою ж... Да что ж такое! – вообще-то считается, что подобные слова и выражения не предназначены для школьников, но мальчишке было в данный момент совершенно плевать. – Так... Я вообще где?
А вот это была интересная загадка. Хотя и не такая интересная, как другая – кто он вообще такой? Память молчала. Мальчишка машинально сунул руки в карманы джинсов – совершенно пусто, если не считать... Письмо какое-то, что ли? Как оно сюда попало? Впрочем, текст был... Достаточно интересным. Мальчишка даже не знал, чему верить и что думать.
- Есть тут кто-нибудь? – крикнул он в темноту крутой лестницы. – Кто-нибудь живой?
Живой... Странно, но это слово чем-то его царапнуло. На долю секунды, не более.

+5

6

внешний вид
В первый момент, открыв глаза, он решил, что ослеп. Его окружала полная беспроглядная тьма. Такой не бывает даже самой глубокой ночью, когда в темноте видны слабые очертания предметов. Некоторое время Велиал просто стоял, пытаясь вспомнить, где же он очутился, а так же как он здесь оказался. Память стыдливо отмалчивалась, видимо скрывая что-то ужасное. Тогда он попробовал определить, где он находится, и является ли тьма, окружающая его, следствием проблем со зрением. Он выставил руки вперед. Если на пути встретится препятствие, значит то, что он не видит, можно списать на закрытое помещение, а не на потерю оного.
После недолго обследования, пальцы нащупали ручку и, инстинктивно повернув ее, он открыл дверь. Следом за этим произошло два события: он понял, что не ослеп, а потом от резкого света, ударившего в лицо, на некоторое время он вновь перестал видеть. Пришлось сделать шаг назад, и тут же он задел что-то спиной. Это «что-то» было деревянной стойкой-вешалкой, которая не преминула упасть, хорошо ударив по затылку. Дальнейшие высказывания Велиала сводились к тому, куда может засунуть себе этот предмет тот, кто ее здесь оставил, с подробным описанием всех действий.
Дождавшись, когда глаза привыкнут к свету, он выглянул в коридор. На стене в конце коридора висело большое зеркало в деревянной оправе. Глядя на свое отражение, он понял, что не только не помнит, как попал сюда, но еще ничего не знает о себе. Никакой информации – ни кто он, ни чем занимается, абсолютно ничего. Либо у него амнезия, либо склероз в запущенной форме. Как ни устраивали его оба предположения, других рациональных объяснений не находилось. Отражению-то никак не дашь и сорока, так что вариант со склерозом отметается.
На столике под зеркалом рядом с фарфоровой вазой лежала странная жёлтая бумага. Ох, и сильно же не поздоровится шутнику, который решил сыграть с ним такую шутку! Он скомкал письмо, но потом передумал, разгладил и уже аккуратно сложенное положил в карман. Теперь надо бы найти всех остальных "пленников дома" и выполнить условия игры, чтобы не пойти на корм этой развалине. Ведь поводов сомневаться в правдивости написанного нет.
Интерьерчик был тот ещё. Постройка и отделка явно прошлого века, антикварная мебель, прикрытая огромными полотнами белой материи, под которыми может спрятаться кто угодно, скрипучие половицы, гнетущая тишина - настоящий дом с привидениями. Ужастик во плоти. Мужчина ещё толком не пришёл в себя, оттого ему мерещилось всякое. Будто глаза на старинных портретах в тяжёлых рамах, неотступно за ним следят. Рыцари в латах казались шаткими, оружие в их руках того и гляди рухнет прямо на голову, раскроив её пополам. Люстры покачивались и звенели, а если такая махина сорвётся вниз - раздавит заживо. Весь дом был пронизан страхом, витающим в воздухе вместе с пылью. Приходилось периодически останавливаться, чтобы оглядеться и прислушаться, потому что то и дело казалось, что в спину кто-то дышит. Конечно же, мужчина никого не обнаруживал, но ощущение пристального взгляда, прожигающего спину, не исчезало. Это дом внимательно наблюдает за своей жертвой, уже готовый схватить и проглотить, не оставив ничего. Такое кому угодно будет действовать на нервы.
Спускаясь по лестнице, он смог оценить габариты массивной люстры, свисающей над холлом. Мужчина спустился и огляделся. У стены слева стояли часы с маятником, на котором - если подойти ближе - можно заметить клоки паутины, свисающие по украшенной меди. Блондин посмотрел на циферблат - стрелки застыли на без пяти восемь - хмыкнул и повернул голову в сторону, откуда доносились женские голоса. Из часов послышался шорох. Он снова повернулся к часам и увидел, как комки пыли осыпаются с маятника, а тот медленно начинает двигаться. Неожиданный хриплый бой испугал мужчину до чёртиков и тот резко отскочил назад. Волосы встали дыбом, и из блондина он бы быстро стал седым, если б секундная стрелка не сдвинулась с места. Дом как бы вздохнул, просыпаясь от долгого старческого сна. Отбросив от себя жуткие мысли, мужчина поспешил к голосам.
- Дамы, если вы и дальше будете так орать и создавать шум, - блондин заговорил, оказавшись в поле зрения двух девушек, - вас могут услышать не только живые, но и мертвые. А в этом особняке я уже ничему не удивлюсь.

Отредактировано Belial (05.02.15 00:18)

+5

7

Девушка резко села и стала ловить ртом воздух. Было холодно, скользко,  и на лицо капала вода. Где я? Как же раскалывается голова... Она коснулась головы, и увидела на пальцах кровь. Что происходит? Лежа в ванной, девушка осмотрелась. Оказалось, что она находится в уборной, сверху из душа на нее капала холодная вода.  Похоже, что я подскользнулась и ударилась головой. Такая ситуация была вполне обычной, или если не обычной, то вполне возможной, но девушке казалась, что она никак не могла попасть в нее. Кожа покрылась мурашками, и с каждой секундой становилось все холодней. Девушка поспешила вылезти, но сильно закружилась голова. Так, понятно, делаем все медленно и аккуратно, - поморщившись, стала не торопясь вылезать. Делая размеренные вдохи и выдохи, девушка пришла в более менее нормальное состояние.
- Надо бы раздобыть одежду, мало кому нужна я нагая. - произнесла, оперевшись ладонями о края раковины и мельком увидев свое отражение на кафеле. Как ни странно но зеркала в ванной комнате не было, впрочем как и полотенца. Подрагивая от холода, девушка стиснула зубы и обхватила себя руками. Вся сложившаяся ситуации ей дико не нравилась. Аккуратно приоткрыв дверь и никого не заметив, она зашла в комнату.
Босые ноги почувствовали мягкий ковер. В спальне, в которую вышла девушка, было заметно теплее. Впереди размещалась застеленная черным бельем двуспальная кровать. По бокам от постели находились две тумбы из резного  дерева с горящими светильниками. В противоположной от девушки стены было плотно завещанное портьерами окно, а слевабыл большой шкаф купе, к которому она сразу же направилась. Все полки были пусты, лишь у стены сиротливо качался на вешалке махровый банный халат. Это же тоже одежда, - пожав печами подумала девушка. Укутавшись в теплый халат, она несколько успокоилась, хотя особой нервозности все равно не испытывала.
Где я? - этот вопрос сейчас стоял в приоритете. Девушка пошла было к окну, чтобы выяснить свое местоположение, но, заметив краем глаза какое-то движение, замерла у зеркала, висящего напротив кровати. Сначала ей показалось, что это дыра в стене и там стоит какая-то девушка в таком же халате, но, дотронувшись, она поняла свою ошибку. В зеркале на нее смотрела юная девушка с карими глазами. Ее темные волосы слегка кудрявились и с них все еще капала вода. Она провела рукой по лицу, еще раз убеждаясь, что это  лицо действительно принадлежит ей. При ударе головы, конечно, бывает частичная амнезия, но чтобы не помнить то как ты выглядишь?
Девушка шагнула вперед, чтобы получше осмотреть себя, но ее босая нога наткнулась на какую-то бумагу. Подобрав с пола конверт, она внимательно прочитала письмо. Ни название города, ни имя особняка не всколыхнули в памяти девушки ни единого воспоминания. А есть ли у меня вообще какие-то воспоминания? Она была удивлена и обескуражена, но быстро взяла себя в руки. Если здесь есть другие гости, им может понадобиться помощь. Похоже, что в этом особняке мало кто будет заботиться о нашем благополучии.
Шатенка уверена направилась к двери и резко дернула ручку. И дернула еще раз, и еще раз, и еще..
- Что такое? - она стала стучать кулаком по дереву. - Есть там кто-нибудь? - девушка прислушалась, но не заметила ни единого звука. - И что мне делать?
Шатенка пыталась выбить дверь плечом, но набила лишь себе синяк, стучала ногой, разбила о непослушное дерево два светильника, все выдвижные ящики из шкафа и прикроватных тумб. Переводя дыхание она села на кровать, в голове появилась тупая боль и она решила переждать.
- Должен быть выход из этой комнаты, - она стала медленно обыскивать комнату. Поиски не увенчались успехом. В отчаянии, девушка подошла к злополучной двери и еще раз стукнула ее кулаком. Та сразу же подалась. Издевательство! Шатенка услышала крики и поспешила на них. На лестнице она заметила мальчика.
- Ты в порядке? - бегло оглядев ребенка и удостоверившись, что у него нет открытых ран, снова обратилась к нему. - Идем со мной, нам нужно найти остальных, - девушка стремительно пошла на звуки голосов.
Вскоре она вышла на пару девушек и мужчину.
- Эм, здравствуйте, у вас все в порядке?

+6

8

Сон отпускал медленно, неохотно. Точно хищник, он не желал выпускать из своих когтей жертву. Но человек, лежащий на огромной кровати с балдахином, уже просыпался. Спящий заворочался, пытаясь накрыться сначала одеялом, а после и подушкой. Все его попытки оказались тщетны. Сон ушел, растворяясь в воздухе, напоминая о себе смятыми простынями и парой упавших на пол подушек. Долгий протяжный зевок, более похожий на рык льва, разнесся по комнате. Пора вставать и торопиться… Рам резко сел, оглядываясь. Куда ему нужно спешить? Мысль, засевшая в голове, не давала покоя. Что он должен сделать? И вообще, где он?
Индиец огляделся, пытаясь вспомнить, как сюда попал. Накрытая белой тканью мебель, тонна пыли на небольшом зеркале, стоявшем напротив кровати. Запустение сквозило из всех щелей, вековая пыль поднималась от каждого движения и медленно оседала.
Откинув одеяло, мужчина даже не удивился тому, что спал в одежде.
- Здравствуй, незнакомец, - этими словами Рам поприветствовал свое отражение.
Он не помнил ничего о себе, начиная с момента рождения до сегодняшнего дня. Точно кто-то взял ластик и стер всю его историю, давая шанс начать с белого листа. Так себя ощущают младенцы, пришедшие в этот мир. Или люди, которые по каким-то причинам, будь то авария или серьезная болезнь, потеряли память. Первая категория отпадала сразу. Уж точно Рам не был похож на младенца нескольких секунд отроду. Может, он был чем болен? Или ударился головой и забыл все? Ответ должен быть! Всему случившемуся должно быть рациональное объяснение.
Успокоив себя этой мыслью, индиец повернулся к кровати, чтобы тут же заметить небольшой желтый лист, сложенный втрое и лежащий на кровати рядом с подушкой. Разломав печать, мужчина вчитывался в строчки. И чем больше он узнавал, тем абсурднее казалась ему ситуация. Если бы не отсутствие памяти, он воспринял бы все это как злую шутку. Только вот ни один человек в мире не может заставить другого забыть все.
Сложив письмо, жертва «голодного дома» убрала его в карман. Сначала надо найти гостиную и посмотреть, кого еще собрал этот ненормальный особняк или его владелец. Мужчина не верил, что у этого здания был свой разум или что-то вроде того. Скорей всего за этим стоял реальный человек, у которого не все в порядке с психикой. Больных в мире хватает. Эта мысль царапнула и пропала, оставив странное чувство. Она что-то напомнила ему, но что, он пока еще не мог понять.
- Ну что, мистер Х, пойдем, найдем этого ненормального выдумщика и доступно объясним ему, чем могут грозить такие игры! – высказав все это своему отражению, Рам вышел в коридор. В самом его конце виднелась лестница, которая, как надеялся индиец, вела на первый этаж к гостиной, где все должны собраться. Направляясь к месту встречи всех пленников особняка, он не забывал осматриваться. И хотя мужчина ничего о себе не помнил, он мог с точностью сказать, что само здание построено точно не в этом веке. От стен веяло стариной и затхлостью, точно здесь давно уже никто не бывал. Это наводило на разные пугающие мысли и заставляло ускорять шаг.
Внизу слышались голоса, видимо собирались все остальные жертвы. После одного из поворотов, Рам резко остановился. Перед ним был тупик. Коридор упирался в стену, и хоть индиец явственно слышал голоса за ней, Копперфильдом он не был, поэтому пришлось развернуться и искать другой выход. Который привел его в большую комнату. Оглядев оную, мужчина предположил, что это скорей всего и есть та самая гостиная, в которой все соберутся и где уже, кроме него, есть девушка. Сначала ему показалась, что это дева-воительница, так воинственно она выглядела, не смотря на которое платье, и так угрожающе сверкало в ее руках копье, неизвестно откуда ей взятое.
- Добрый, - мужчина оглядел еще раз гостиную, - не знаю день или вечер. Хотел бы представиться, но совершенно не помню, как меня зовут. Вы столкнулись с той же проблемой?
Разговаривая, индиец подошел к камину. Девушка была одета легко, а в комнате прохладно. Рам присел, собираясь разжечь огонь. Кто знает, сколько времени они здесь проведут и не будет ли одной из проблем, обещанных домом, обычная простуда.

Отредактировано Ram Sanera (14.02.15 14:04)

+4

9

Увидев незнакомую – ну, может быть, и знакомую когда-то, кто сейчас разберёт-то! – физиономию, девушка поспешила поприветствовать её жарким объятием. Живое лицо, оно, если без сопровождения топора, всегда в радость. Да не так страшно вдвоём-то.
- Да, детка, это я искала, - блондинка обошла девушку и протянула ей бутылку шампанского, которую уже успела ополовинить. Хотя ничего, кроме бодренького идиотизма, бегающего по телесам вместе с кровью, не чувствовала. Странно, ведь она ничего не ела и с удовольствием пожевала бы сейчас до хоть бы вон тех милых обоев… - Погоди, надо придумать какие-нибудь имена, не будешь же ты меня «эй, слышь, ты, Дом Периньон!» звать? – девушка улыбнулась и, деловито подбоченившись, оглядела новую знакомую с ног до головы. – Ты похожа на Джессику. Или какую-нибудь Хлою или Эмму. Выбирай, что понравится. А я буду Эшли. Блондинка, на каблуках - такие всегда Эшли. Гиблое дело называться Маргарет или Джудит. Очень приятно, в общем.
За пару минут как-бы-Эшли рассказала, как выбралась из винного погребка, откуда и спёрла дорогущую бутылку игристого напитка, про письмо и про то, что организаторы этой милейшей автерпати не позаботились о жратве.
Если им вообще это интересно. Вдруг это всё – психологический эксперимент? Без воды человек не протянет и пяти дней, а вот еды – с чисто теоретической точки зрения – тут навалом. Вот сидят за экранами мониторов какие-нибудь учёные и ждут, когда обитатели этого особняка сначала налакаются, потом перетрахаются, а через недельку выпилят самого неповоротливого и схавают без первичной обработки – прямо сырым. Потом им всем вколют лошадиный транквилизатор, и они поскачут на подкованных гусеницах в волшебную страну психических недугов. А кто-то напишет докторские труды на тему деградации личности в условиях неполной изоляции. Вот тебе и «Алая Роза».
- Да, я задумалась, прости, - девушка вернулась в реальность. – Там кто-то идёт или у меня уже пошли глюки?
Нет, это ещё не глюки, хотя мужчинка был слишком симпатичным, чтобы быть настоящим.
- Дамы, если вы и дальше будете так орать и создавать шум,  вас могут услышать не только живые, но и мертвые. А в этом особняке я уже ничему не удивлюсь.
- Барсик, я могу создавать разный шум, - поцокав языком, Эшли подошла к нему вперёд и пафосно – точь-вточь как в рекламе Пантина – тряхнула волосами. – Может, тебе понравится? Будешь Чармингом, - девушка хмыкнула и шлёпнула красавца по заднице. – Детка, - обратилась она к твоей теперь уже товарке, - напомни мне, в письме про беспорядочные половые связи с незнакомцами ничего не было сказано, а? - а потом как ни в чём не бывало вернулась к главной цели – поиску гостиной.
- Эм, здравствуйте, у вас все в порядке?
Девчушка и ребёнок. Эшли приглянулась к ним, будто пытаясь определить, знает она кого-то из них или нет.
- Это скорее к тебе вопрос, чем к нам, милая, - левая бровь ползёт вверх и выгибается, а на лицо прокрадывается скепсис. – Это ведь ты у нас в халате, - блондинка издаёт смешок и подаёт мальчику для рукопожатия. – Я – типа Эшли, здоровяк – Чарминг, добро пожаловать. В общем, народ, надо двигать куда-нибудь, пока мы не перестали бояться, и у нас не появилось личное мнение по данному вопросу. В письме сказано, что игра начнётся, когда мы соберёмся в гостиной. Вопрос на миллион шведских крон – где, вашу мать, здесь гостиная?! Я обошла комнат пятнадцать, нашла бильярдную и столовую, но никаких часов и людей там нет и в помине.
Девушка оглядывалась, почёсывая тыковку. Они в главном холле. Если бы она была хозяйкой дома, куда бы ей было проще вести гостей? Ясен красен куда-то поближе. Крыло, откуда пришла она, не катит, этажи выше тоже. Эшли пошла прямо, к лестнице, точнее, к бархатным шторам в пол, что завешивали, вероятно, портрет хозяев дома. Но нашла там не стену, а вход как раз таки в гостиную!
- Эй, народ! – Недоиндиана Недоджонс помахала рукой. – Она прям тут, идёмте!
В просторной комнате уже были двое – симпатулька с секирой и томного вида мучачо с пышными усами, который пытался разжечь камин.
- Хэллоу, из ит ми ю лукинг фоооор?* - надрывным голосом провыла Эшли, содрала с ближайшего к камину кресла белое полотно и со стоном плюхнулась в него. – Нас уже семеро, гляньте! Бутылки Периньона, увы, уже не хватит.

* Lionel Richie – Hello.

+4

10

внешний вид

Абаддон обнаружил себя в незнакомом месте. Если быть до конца откровенным, то и имени своего он никак не смог припомнить, хотя до этого на память никогда не жаловался, да и чувствовал он себя сейчас достаточно хорошо. Однако иной факт, нежели внезапный провал в сознании и амнезия, занял мысли гостя “Алой Розы”. Ничто из вышеупомянутого не вызывало в нем никаких чувств: ни беспокойства, ни паники, ни даже маломальского страха. Возможно, это из-за того, что такое происходит не впервые. Бывают такие психические отклонения или заболевания ЦНС, при которых типичны кратковременная потеря памяти и дезориентация. Значит, при себе у мужчины должна быть записка с его именем, адресом и телефоном кого-то из близких или друзей. Даже унизительный факт собственного недуга не вызывал в нем и капли досады. Абаддон обыскал свои карманы и отыскал во внутреннем нагрудном сложенный втрое лист бумаги. Кроме него никаких личных вещей. Текст загадочного письма пролил свет на некоторые обстоятельства, но стиль и композиция послания представляют большую ценность, чем содержание.
Мужчина не стал осматривать себя в зеркалах, которые были повсюду, образовывая бесконечный лабиринт отражений. Зачем ему это? Он одет, и по костюму не удастся определить ни его профессии, ни социального статуса, ни места, откуда он мог быть доставлен. То, что его сюда привезли, для Абаддона было очевидно. Никаких особых примет, кроме очков, пожалуй, он так же на себе не выявил. Организаторы действительно постарались на славу - мужчина испытывал легкое замешательство, но не более того. В остальном Абаддон был спокоен. Во-первых, дома не могут уничтожать людей. Есть определенные события, складывающиеся в закономерность для жителей некоторых мест, которые принято считать злым роком или проклятием. А призраками суеверные люди называют химические и физические процессы, происходящие в здании, которое долгое время обходится без ремонта. Во-вторых, сами правила больше похожи на некую постановку цели, настраивающую всех получателей на нужный лад. В-третьих, этот дом полон не секретов и сюрпризов, а плохо замаскированного блефа. Даже бумага только выглядит ветхой, на поверку ей нет и двадцати лет. Ни сухой хрупкости, ни осыпающихся краев, какие обычно встречаются в музейных или архивных книгах и документах - ни одного достоверного признака он не обнаружил. А цвет и состояние листа таково скорее всего из-за неправильного хранения оного. Все в этом доме выглядит старым, но ничего подлинно антикварного Абаддон за время своей самостоятельной экскурсии не нашел. Большая часть картин была качественными копиями знаменитых оригиналов или не особо выдающейся мазней. Ни серебра, ни милых опаловых или ониксовых безделушек, что были тогда популярны. “Алая Роза” походила на красавицу, одетую в старое, уже вышедшее из моды платье. От этой красавицы уже сильно попахивало нафталином.
Найти гостиную труда не составило. Мужчина вошёл, поприветствовал уже присутствующих - их и шума ими создаваемого было чуть больше, чем Абаддон на то рассчитывал. Присоединяться к компании у камина он не стал, вместо этого обошел просторную комнату, разглядывая стены и предметы мебели. Закончив, гость сел в дальнем углу. У него было две теории о происходящем, но было слишком мало доказательств, чтобы поверить в какую-то из них.

Отредактировано Abaddon (19.02.15 17:13)

+4

11

-АААААААААА, БЛ*ТЬ!
В просторном холле раздался вопль, полный ненависти ко всему живому и сущему. В ту же секунду на паркетный пол, отполированный до яйцекотовского блеска рухнула девушка.
-Ау.
Кое-как поднявшись на ноги, мадемуазель с беспокойством подвигала конечностями и проверила челюсть. Техосмотр показал, что после близкого знакомства с половым покрытием холла подбородок слегка побаливал, но все было на месте и даже в целости. Оглядевшись вокруг, девушка аж выдохнула от восхищения. Она стояла в холле какого-то красивого, но пугающе пустого дома. Около минуты девушка стояла и пыталась думать. Думалка не работала. Не работала настолько, что девушка даже не могла вспомнить свое имя.
-Чудненько. Надо ж так треснуться лобешником, чтобы маму родную забыть. Да что там маму, я хер помню как я выгляжу!
Прорычав в довесок к вышесказанному еще несколько ругательств на французском языке, девушка вообще пришла в ужас, ибо не знать свое имя, но знать другой язык - это реально странно. Однако, решив подождать с панической атакой, мадемуазель тихо двинулась к противоположной стене холла, где висело зеркало. Придирчиво осмотрев себя со всех сторон, девушка пришла к нескольким выводам. А именно:
1. она шатенка, волосы длиной до лопаток и собраны в высокий хвост;
2. одета в серый короткий топ, поверх которого фиолетовая майка, ниже серые леггинсы и легкие белые кеды;
3. глаза карие, губы красивые, но есть прыщ на левой щеке, что бесит;
4. в целом тело ничего так, явно натренированное, что радует.
Еще раз посмотрев в зеркало, шатенка с грустью осознала, что совсем ничего о себе не знает. Хотя стоп. Это не верно. Теперь она знает свою внешность, а судя по разгоряченности тела и одежде - она где-то тренировалась.
Может меня похитили в парке, где я совершала пробежку? Или утащили прямо из тренажерного зала? Пекло! Ничего не помню, ничего не понимаю.
Да, откуда ей было знать, что пять минут назад ее тело буквально сорвало с турника, который теперь одиноко блестел нержавеющим покрытием в дверном проеме ее холла...
Уже собираясь как следует осмотреться и, может быть хоть чем нибудь вооружиться на всякий случай (а вдруг и вправду похитили и по башке херакнули в качестве наркоза?), как взгляд упал на письмо, лежащее на столике у зеркала. Дорогая, похожая на гербовую, бумага была скреплена воском. Девушка осторожно протянула руку и с замиранием сердца сломала печать. Содержание письма пугало, настораживало. Шатенка прочитала снова.
-Это чья-то шутка?! - крикнула девушка и прислушалась. Лично ей никто ничего не ответил, но где-то недалеко послышались голоса. Там были женщины, мужчины. Девушка неспешно двинулась на звук и в итоге попала в прекрасную гостиную, о которой, кажется, говорилось в письме. Заглянув в помещение, кареглазая удивленно  икнула и выперлась на всеобщее обозрение.
-Здрасьте! А вы тут чо...?
Согласитесь, вопрос не самый адекватный. Но мозг такой мозг... Итак в голове метель, а уж метель с амнезией - это вообще Вондерленд!

+3


Вы здесь » |Самая Сверхъестественная Ролевая Игра| » Alternative » «Алая роза» | «Rose red»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC