FESOR
Страшно справедливый главадмин, контролирующий всех и вся.
Связь: гостевая, личные сообщения
CROWLEY
Повелитель сюжета и адепт квестоплёства.
Связь: ICQ - 612918876
MEG MASTERS
Надзиратель кодов и доставитель дизайна.
Связь: ICQ - 200987614, Skype - bullet-for-colt
FELICIA FOUX
Неординарный координатор игрового процесса.
Связь: гостевая, личные сообщения
LOUISA
Блистательный мастер игры.
Связь: Skype - koruna86
ASTAROT
Куратор квестов и составитель тем с историями штатов.
Связь: гостевая, личные сообщения

|Самая Сверхъестественная Ролевая Игра|

Объявление





События:
Спустя год после открытия Чистилища мир сотрясает новая череда катастроф. За происходящим стоят существа, многие годы проведшие за стенами Бездны. Теперь опасность угрожает не только людям, но и демонам, и даже Небесам. Спасение кроется под тоннами песка – утерянное тысячи лет назад Слово Божье поможет пролить свет на происходящее.

Основное время игры – 2011 год



EDELINE |
Эделин ненавидела, когда ее персону в какой-то момент резко выдвигали на передний план. В основном такое случалось лишь с той целью, дабы заставить девушку испытать неудобство, или же просто застыдить за отсутствие прилежности и покладистости. Но, если с первым пунктом у жестоких смертных все складывалось более чем удачно, то наличие второго все же заставляло Бархэм забыть о терпении и выпустить наружу зверя, который и без того засыпал, как казалось самой вампирше, лишь на жалкие часы, если не сказать, что и вовсе на мгновения.©
DANIELLA |
Музыка. Иногда это чувство просто не поддается описанию. Когда стоишь посреди танцпола, двигаясь в такт и забывая обо все. Одна мелодия сменяет другую, а ты совсем ничего не замечаешь. Сердце бьется так сильно, что, кажется, будто тебя накачали наркотой, но на самом деле это просто эмоции. Эмоции, которые усиливаются, когда ты танцуешь. Когда сливаешься с музыкой воедино. Ты словно попадаешь в другую вселенную, где неважно, какая у тебя профессия, статус или положение в обществе. Важен лишь ты сам. Не зря люди придают танцам такое большое значение. В нем всегда можно выразить чувства.©
CAREN
Бросив работу в Британике и начав охотиться, я в полной мере распробовала все прелести работы с мужиками: с ними можно много есть и не думать о том, что кто-то предъявит тебе за пренебрежение к фигуре, можно тупо шутить и не ощущать себя дурой, потому что мужчины чаще всего шутят ещё хуже. К тому же не обязательно было причесываться и красить лицо, чтобы сравнится или хотя бы сровняться красотой с коллегами…в основном потому, что обычно мои новые коллеги были не бриты, и спасибо, если зубы чистили чаще чем разок в неделю.©

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Heaven [Рай]

Сообщений 31 страница 56 из 56

31

Доума внимательно вслушивалась в слова архангела, стараясь не отключать сознания. Ее мысли были далеко – в Филадельфии, ангела терзали смутные сомнения о том, что с ее сосудом творится что-то неладное. Доума надеялась, что Гавриил даст ей надежду на безосновательность ее беспокойства.
- Сестра моя, Эллен – в том же граде, что и сосуд твой, и от Селафиила, соратника моего верного, послание было – помощь ей оказать решила бывшая из сестер наших, имя ей ныне Анна Милтон, и слышать должна она глас ангельский, рекущий. Возможно надлежит тебе вступить в беседу с Анной, ибо будучи втроем и силы ваши возрастут троекратно.
- Благодарю тебя от всего сердца своего, брат,-тихо молвила ангел. – Совет твой мудр, и последовать ему поспешу я,- несмотря на действительно единственно возможный вариант установления связи с Избранным воином, посланным Гавриилом для защиты Старлы, в душе Доумы  еще оставались сомнения – она помнила Анну, и, сейчас для нее пришлось делать нелегкий выбор: либо воспользоваться помощью падшего ангела, проклятого братьями ее, либо потратить драгоценное время на поиски сосуда, который, как она чувствовала благодаря тонкой флюидальной связи между оболочкой и ее небесным покровителем, находится в опасности. Есть ли выбор? Выбора нет… Доума взглянула на архангела  - она видела, что он сам стоит на распутье и не стала спрашивать его ни о чем более. Сейчас настало такое время, когда каждому придется решать за себя…  - Прощай, брат, - мягко улыбнулась ангел Гавриилу и приготовила свое сознание к неприятному путешествию – быстрой и нестерпимо обжигающе дороге вниз – на землю… Туда, где все стало до такой степени сложно, что ей понадобится вся ее сила духа, чтобы отделить зерна от плевел…

0

32

Рафаил вернулся в Царствие небесное преисполненный решительности. Бесконечные предатели и нарушители, падшие ангелы быльше всего гневили его ныне. Своим свободомыслием и несогласием, они рушили все его планы и намерения. Кроме того, этот факт ставил под сомнения все возможные победы. Как бы там ни было, Рафаил решил, что необходимо принемать меры, чтобы не допустить полного развала Царствия Небесного.
Встав посреди Райской обители Архангел Рафаил раскинул свои крылья и воззвал тех ангельских созданий, что ныне прибывали на небесах. Он намерено не стал взывать ангелам в Лоне Авраамовом, ибо этот разговор могли услышать те сущности ангельские, что на тверди земной пребывали. В частности те, кто пал, но доселе слышит голоса собратьев своих из Лона Авраамова.
- Братья и сестры мои! Ангелы трех чинов славных, коим назначено было спускаться на твердь земную, - раздылся глас Архангельский в стенах Царствия Господния - Взываю Вам именем Господа Бога! - кажется воздух содрогнулся от призыва его. Сию минуту подле Архангела начали возникать фигуры призваных им ангелов трех чинов нижних. Число их пополнялось с каждым мгновением и вскоре силуэтами и фигурами человеческими преисполнилось Царствие небесное подле Архангела Рафаила. "Ангельское радио" угрожающе затихло, не вещая ни единого зука или голоса.
- Собрал я вас здесь дабы наставление дать Вам - начал архангел - Нечистое свершается ныне на тверди земной. Братья наши, павшие из верховий райский на землю гнетущую, диаволу прильстились. Да и востали они на путь нечистивый. Люцифер несет тьму на крылах своих и клеймит братьев наших ушедших из райской обители. Сие не должно вершится! Посему призываю я вас - ежели выпадает вам жребий ступить на пажети господни, надлежит вам искати братьев ваших, осквернивших Имя Божие нечистивостью помыслов и дел своих, благодати их отсекати, дабы не попали они в руки демонов и возвращать их во Царствие Небесное - сообщил Рафаил и замолчал, слыша негодование и ропот в рядах ангельских, но не видя никого, кто решился бы воочию высказаться. - Что тревожит вас, братья и сестры?

+1

33

Словно под тяжестью грома содрогнулись небеса. Амбриель слышала этот голос, голос архангела Рафаила. Он приказывал, давал указания, которых ни один ангел не смел ослушаться. Амбриель это знала, и даже будучи такой гордой, она не смела ослушаться, иначе пала бы, как многие ее браться и сестры, которые сейчас вместо того, чтобы быть на небесах, находились на земле, отверженные Отцом и "предавшие" небеса. Амбриель, как и всегда, повиновалась этому могущественному голосу. И вот уже она видит Его образ, а вокруг нее все больше и больше появляется таких же низших, "простых" ангелов, как она. Амбриель ничуть не удивляло такое развитие событий, ведь когда говорит архангел, особенно если он обращается к ангелам, тут должны присутствовать все крылатые создания. Амбриель внимательно слушала указания, не проронив ни слова, не смея перебиваться архангела. Но когда он договорил удивлению ее не было конца. Зачем это нужно? Что они задумали?
- Что тревожит вас, братья и сестры? - произнес архангел своим громовым голосом, и тогда Амбриель решила нарушить это боязливое молчание.
- Тревожит меня, брат... - начала ангел, после чего замолчала, глубоко вздохнула, и продолжила, - что не понимаю я ваших намерений. Как мы можем забрать их благодать? Это самое ценное, что у них есть! Амбриель перевела дух, она замечала за собой, что долгое пребывание на земле лишило ее диалекта небесного, видела строгий, но внимательный взгляд архангела на себе. Но она не оторвала взгляд от Рафаила, и продолжила разговор.
- Забрав у них благодать мы сделаем их полностью беззащитными, такими же как простые люди... Амбриель опустила глаза в пол и ожидала далеко "не лестных" отзывов в свою сторону.

о Господи, простите за бред!! ^_^

0

34

- Тревожит меня, брат... - из толпы ангельских силуэтов раздался голос осмелевшего Ангела Амбриэль. Рафаил обратил свой взор на сестру свою, буквально вцепившись в неё тяжелым, но молчаливым взглядом. Ангел замолчала, но, собравшись с духом, продолжила - что не понимаю я ваших намерений. Как мы можем забрать их благодать? Это самое ценное, что у них есть! Рафаил не перебивал её, вниматильно слушая ангела. Архангел даже не рассчитывал, что все пройдет гладко - в небесной обители все сложнее становится руководить, ведь обязательно найдется голос из толпы, готовый высказать Свое единственно правильное мнение. Рафаил не был приверженцем свободомыслия среди ангелов низших чинов, однако почему бы не использовать этот недостаток себе во благо?
- Забрав у них благодать мы сделаем их полностью беззащитными, такими же как простые люди... Амбриель опустила глаза в пол, смиренно ожидая реакции Верховного Целителя. Рафаил медленно окинул взглядом всех собравшихся ангелов, сновно пытаясь понять, можно ли открыть им тяжкое бремя тайного знания. После паузы Архангел начал слагать ответ на сомнения Амбриэль.
- Благодати ангелов, падших некогда и предавших Отца нашего, отсечены были и пали вместе с ними на твердь земную. Ибо не должно ангелам, прильстившимся соблазнам диавола, силою Божию и благословением Его владети аки верные Отцу братья и сестры наши - изрек Рафаил, пронзительно смотря на Амбриэль, но после сказанного его осуждающий взгляд исчез с лика его. Ныне Архангел обратился ко всему ангельскому войску, собравшемуся на его зов.
- Вынужден я открыть сокрытое от вас, братья и сестры мои! - и снова театральная пауза захватила внимание ангелов и громограсный глас Архангела Целительствующего вонзился в разумы присудствующих словами из писания Библейского. И увидел я другого зверя, выходящего из земли... и творит великие знамения и чудесами... он обольщает живущих на земле... и говорил и действовал так, чтобы убиваем был всякий, кто не будет поклоняться образу зверя. Число зверя, ибо это число человеческое; число его шестьсот шестьдесят шесть. - после слов этих тишина наступила в рядах ангельских - Сие слова о грядущем пришествии Антихриста, посланные Ангелом Кафаелем Иоану Богослову, пророчествовавшему на тверти земной. Ныне Сыны Тьмы обретают все больше сил и не только под главенством Люцифера. Асмодей выпушен был на свободу и ныне собирает благодати ангельские дабы найти Антихриста и призвать его в Армию свою. - Архангел обратил свой взор на Амбриэль - Забирает благодати он, убиваючи павших братьев и сестер ныши, Амбриэль. Ежели не желаешь ты гибели им в муках тяжких от руки Асмодеевой, спасением их будет возвращение благодати ангельской в Царствие небесное, ибо Сыны тьмы могут отыскати в душах их дорогу к Светочи Божией.

0

35

Абсолютно у каждого свой рай. Это может подразумевать всё что угодно, от длинной, и весёлой море прогулки, до путешествия в космос. Но некоторые предпочитали более простые занятия, как, скажем, простой воскресный день у человека, который давно вышел на пенсию, но всё ещё продолжающего работать, дабы прокормить свою старую жену? Или скажем отдых в больнице у уже почти поправившегося больного. Нуриель же не был исключением, и у него был свой рай. Это было просто тихое, дикое местечко – заповедник, где был чистый воздух, не было людей, и были только травоядные животные – в общем и целом, это можно было назвать «вечнозелёным царством жизни, тишины, и покоя. Нуриель совершенно спокойно лежал под деревом, он уже забыл, что он ангел и у него есть святая миссия, как у всех, и что он что то и кому то должен. Кэтрин не была в опасности, да и помощь ей не требовалась, у других ангелов были свои дела, а вот Нуриель всё что ему, было нужно, сделал, пока другие только «собирались» и по - тихому ушёл отдыхать в свой рай. Ему по настоящему, нравилось это место, ни демонов, ни войны, ни чего либо - ещё. О чём только можно мечтать? Правильно, о том чтоб так было везде и всегда. О том чтобы люди поумнели, перестали воевать, и начали наконец, жить дружно. Но нет, им надо поразмахивать оружием, странам надо подобно маленьким мальчишкам играть в солдатиков, и ставить на кон жизни проигравших. Ну и спрашивается: «зачем им это»? Есть те, кто не хочет войны, а хочет жить мирно, своими руками создавая свой рай. Это возможно намного больше, чем стараться за счёт жизни невиновных людей обеспечить благодать целой наци. Мира на костях не построить, это признанный факт и самая простая, прописная истина. Но нет. Надо ведь убивать кого то, для того чтоб своим было лучше. Подобные идеи есть в каждой войне. Но дальше всего их продвинул известный Нацистский лидер – Адольф Гитлер. Вот уж этот смертный в прямом смысле возомнил себя богом, и начал пытаться сделать так, чтоб все в нём это увидели. Подобной душе нет места не в раю, не в аду. Ведь оба эти места для душ людей, ангелов, или демонов. А кто, по сути он? Он не демон, хотя многие факты говорят обратное, но тем не менее, он не заслужил себе этого звания. А раз не заслужил – тогда, как он может называться? Ангела? Да боже упаси – он даже не человек чтоб стать чем - то высшим. Он просто зверь, настоящий убийца поколений своей расы. Как говорили древние Римляне: Homo homini lupus est1, это, по сути, было так, но не стоит забывать о том что: Lupus non mordet lupum2 что являлось такой же истинной. Нуриель придерживался второго пункта, если вчитаться в который, то можно было сразу понять что эта полная альтернатива войне. Нуриель часто сидел за книгами. Хоть он и видел события в живую, но ему нравилось читать о том, как их описывают. Например, Илиада Гомера - кажется, что всё пропагандирует войну, ну а если вчитаться между строк? Нет, это чистой воды символистика. На первый взгляд кажется, что там кругом война, море крови, Троянский конь, но нет. Если, скажем, вспомнить щит Ахиллеса? На нём было изображено дерево, как символ жизни, мира, и полная альтернатива войне. Но как оно часто бывает – всё поворачивается через другое место. Вместо лозунга «миру – мир», сейчас в социальных сетях появился лозунг «воруй, убивай», и многие этому следуют. Нуриель не понимал ничего подобного. Зачем воровать, когда можно одолжить, попользоваться и вернуть, или на крайний случай купить? Зачем убивать, если можно всё выяснить словами, без применения рукоприкладства? Зачем? Почему люди так делают? Зачем им всё это надо? Неужели нельзя жить в мире и согласии? Зачем давать большую силу дьяволу? Примерно такие мысли были в голове у ангела, который всё не мог нормально отдохнуть. Спрашивается: а зачем он думал об этом? Отвечается: да потому что он был светлым ангелом. Жизни других его волновали больше всего. Будь он человеком, он пошёл бы работать врачом, и это уже факт. Для того кто ТАК любит жизнь только одна дорога. Нуриель спокойно лежал под деревом и пытался расслабиться и привести свои мысли в порядок, как вдруг услышал зов. Это была Доума. Зов был слабый, и вероятнее всего что - то случилось. Нуриель не мог игнорировать это, ведь его звали на помощь, он никогда не отказывал в этом, и сейчас не собирался. Да и зачем? Он был ангелом жизни, и разумеется, не мог отказать в её поддержании, другому ангелу. Нуриель сорвался с места, и в прямом смысле рванул на зов.
_____________________________________________________________________________
homini lupus est1 (лат)  - человек человеку волк
Lupus non mordet lupum2 – волк не кусает волка

0

36

[г. Филадельфия] Парк Фармаунт

Вот недавний шум голосов стих, оставив лишь несколько прерывистое дыхание ангела. Кастиэль сделал свой выбор, в котором Доума не могла ему ни помочь, ни помешать. Дин Винчестер вернулся к машине, а её брат исчез вместе с Сэмом Винчестером, перенеся его в более безопасное место. Доума сознательно дала согласие на это и осталась в Парке города братской любви, что зовется на тверди земной Филадельфия. Силы её все так же были истощены битвой с Иерахмиилом. Ангелу Тишины не оставалось выбора, как попросить помощи. Теперь это стало рисковано. Братья, движимые приказом Рафаила, могут посчитать её предательницей и расправиться с ней, придав суду.
Увы, выбора не было. Доума отпустила руку, которой держалась за могучий дуб и закрыла глаза, отгораживаясь от всего, что окружало её сейчас. Тиш собрала все свои последние силы настраиваясь на разумы тех своих братьев и сестер, что были на земле сейчас. С её губ сорвался призыв, короткое сообщение на ангельском наречии, сообщавшее о том, что Доуме необходима помощь. Оно звучало подобно тихому шепоту, едва различимому в дуновении ветра. Не прошло и нескольких мгновений, как в нескольких метрах от неё возник Нуриэль.
- Брат мой.. здравствуй - в своей обычной манере, мягко и спокойно проговорила Дума - Рада что откликнулся ты на призыв мой. Твоя помощь и содействие ныне мне необходимо. Ангел Тишины снова уперлась рукой о ствол дуба, где так недавно находилась благодать.
- Наш брат, Архангел Иерахмиил предал нас, заключив союз с сыном тьмы Асмодеем. Вынуждена была я выступить опротив него, но не смогла превозмочь силы его архангельской. Ныне нужна мне энергия благодати твоей, дабы силы свои восстановить и возможность получить вернуться в Царствие небесное
Хотя Доума и услышала от Кастиэля несколько слов о том, что было Рафаил созвал всех ангелов на собрание тайное и посвятил им, что ныне далжны они всех оставшихся на земли вернуть яко предавших Отца нашего. Однако же надеялась, что не станет Нуриэль считать её предавшей Всевышнего и поможет.

Отредактировано Douma (15.06.13 15:45)

0

37

Нуриэль

Зов был настолько слаб, что Нуриэль предполагал самое худшее, взором мысленным пытаясь представить картину произошедшего, раз помощь потребовалось ангелу господню. Разумеется, творящееся на земле сожаления достойно было, но чтобы открыто нападение совершили сыны погибели на духов Всевышнего? Неужто ненависть их превысила чашу разумения? Бороться с раежителем и не рассчитывать на готовую придти в любой момент помощь от воинства эдемского? Воистину, либо злоба их способна поглотить Вселенную, либо безумием заражены дети тьмы. Но удивлению его меры не было, когда взору Нуриэля предстала дева небесная, ослабленная и измученная. Сие видение несколько застало врасплох ангела, что растерялся он, не зная, как поступить ему ныне. Рафаил возжелал призвать всех братьев и сестер вернуться на твердь небесную, те же, кто неповиновение оказать желают и участие свое в жизни человеческой обозначат, объявлены «вне закона» и суду подлежат суровому. Сомнения… Нет ничего хуже зерен их, падающих на почву благодатную и дающих со временем ростки, кои приносят плоды горькие. Посему стоит принять для себя решение, не колеблясь, сию минуту же. Вот ангел из созданий Господних, также называющая Творцом Отца, как и я, и помощи она просит. Мне ли отказать, если Бог Любовь есть прежде всего – прежде нежели Он –судия и каратель? Поступки истинного сына веры, прежде всего, на заповедях основаны, и потом уже  - на приказах чинов старших. Выбор сделан Нуриэлем ныне, и выбор сей –в пользу нуждающихся и страдающих.
-И я тебя приветствую от всего сердца своего, сестра моя, - ответствовал на слова ее ангел. – Что свершилось с тобой, что силы, Небесами данные, ныне в тебе утрачены почти?
Ожидая ответа, он пытался определить для себя, уловить некий нюанс, который бы в чувствах его тревогу забил, говоря о фальши в сущности, перед ним находившейся. Если Рафаил пожелал поделить стадо Господне на козлов и агнцев тому причина должна быть веская весьма. Такая как поддержка порождений преисподней, но чем опасна помощь детям человеческим – любимцам Царя Мира, Нуриэль никак не мог понять. Для того и созданы были они все, дабы наблюдать за земной жизнью, упорядочивая ее по воле Высшей. Но в речи сестры не уловил он ничего порицания достойного, лишь знакомые по теплоте своей и смирению достойному –уважение и благочестие. И когда пояснила дева небесная причины состояния своего столь плачевного, то изумление ангела возросло более многократно. Сие всегда непонятным казалось ему –со времен падения Люцифера и ангелов его – как возможно предать Бога? Как возможно изменить стезе Его и ступить на дорогу, ведущую к греху и разрушению? Заранее обречь душу бессмертную на гибель в муках страшных? Даже люди –и те существо свое продают за исполнение мечты заветной, не всегда греховной, а посему оправдание имеют, а Иерахмиил –гордость воинства небесного, надежда братьев и сестер, бьющихся за землю обетованную во имя мира всеобщего – подарил себя геенне огненной, презрев все святое, что хранилось в душе его. Возможно так, что ошибся архангел, но не осознал покуда всей мерзости поступка совершенного. Стоит найти его и попытаться вернуть в лоно Эдемово, в надежде, что упорствовать в соблазне своем он не станет.
- Горестно мне слышать из уст твоих, сестра моя, новость столь безжалостную в реальности ее, но верно ты поступила, ибо надлежит нам защитой быть слабейшим и опорой Господней в делах Его. Посему просьбу твою исполню я с радостью. Силы ангельские потрачены во благо были, и поддержать мне сестру велит долг перед Всевышним и сердце мое, - белый струящийся свет обволок поднятую, как для благословения, ладонь Нуриэля и, сделав шаг ближе по направлению к деве небесной, дабы сократить расстояние между ними, коснулся он лба ее непорочного, пытаясь передать столько мощи, сколько сможет. Энергия перетекала медленно, неохотно оставляя хозяина. Ангел явственно ощущал слабость, но пока еще достаточно терпимую, чтобы продолжить «лечение». К сожалению, процесс прервать пришлось по иной причине, нежели упадок сил. Не одни теперь были они с сестрой, ибо к ним присоединились братья их, и по ликам их бесстрастно-напряженным ясно было –не с добрыми вестями пришли духи небесные.
- Мир душам Вашим и покой через Духа Святого, - Нуриэля не оставляла надежда, что все же не дойдет дело до распрей родственных, хотя наивность –не грех вовсе, обольщаться пустыми иллюзиями также нельзя. Правда, объясняться он желал бы перед самим Рафаилом, который должен понимать всю абсурдность ситуации –негоже наказывать ангелов, одна из которых противостояла отступнику, а другой ей помощь оказал, как и надлежит поступать истинному сыну Бога Единственного. – За мной ли вы прибыли или желаете видеть сестру нашу? – Нуриэль обернулся к ангелу, которой передал он только часть силы своей, дабы убедиться, что поправлено здоровье ее, и во взгляде ее уловил поддержку совершенным деяниям. Доверие – ценное качество и не стоит забывать о нем. «Я верю. Верю Отцу. Верю братьям и сестрам. Да будет так».

+2

38

Нуриэль уверовал в слова её и протянул руку помощи. Коснулся он лба её, а Доума благоговейно и благодарно прикрыла очи свои. Чувство наполняющего её света теплой волной отчетливо пронизывало светом её кожу, струилось по венам и сквозь них, достигая её истинной сущности. Кажется Ангел Тишины воссияла пред братом своим принимая благодатную силу его. Дух её креп. Тело её крепло.
Согревающее, восходящее к Горнему, в глубине твоего существа нарастающее, заполоняющее всего тебя слабеющего и вот уже снова живого и сияющего. Сие возможно зовется счастье на пажитях Господних, но в Царствии небесно сие есть Свет Божий Благодатный.
Поток этой энергии иссяк. Доума неохотно распахнула очи свои, словно пробужденная ото сна. Пред нею стояли двое ангелов, что посланы были с небес за душою её рабопленной. Недавнее теплое светлое, рожденное благодатью исчезло в одно мгновение. Неизвестное ей до селе чувство пронзило подсознание одним коротким и до сумасшествия осознанным словом "конец".
Подобно тому как живет человек, узнав о своей неизлечимо пожирающей болезни.
Уживаешься с этой мыслью и наконец начинаешь спешить окончить то, что начал. Не считаешь дни, ты уже списал себя со счетов, но все еще хочешь оставить после себя что-то. В какой-то момент ты "отгораживается" от того осознания конца, надеясь что про тебя забыли или решили, что и без тебя полно проблем, или просто решили тебя достойным жизни. В этот момент за тобой приходит Ангел Смерти и говорит: "Пришло твое время. Ты должен идти со мной".  Доума приходила к избранным для неё смертным дважды - чтобы предупредить и чтобы забрать. Каждый раз она видела, что происходит с человеком, но ведь она Ангел. Ангел Тишины. Она не должна и не может чувствовать тот же страх, что и эти творения Отца её, но это ощущение... будто что-то вцепилось в твою душу и тянет вниз, так что внутренности пробирает дрожь от холода той бездны, в которую тебя затягивает в эту секунду.
Разве мыслила она, что окажется на месте тех, за кем спускалась? Разве осознавала до конца, какой ужас охватывает человека в первые мгновения встречи со своей смертью?
- Здравствуй Нуриэль. Посланы мы за Доумой, но ежели ты с нею прибываешь ныне, надобно тебе отправиться с нами в Царствие Небесное дабы свидетельство своё на Суде над девой сей.
Смирение пришло так же быстро как и страх, который теперь отступил оставив свое колкое ледяное дыхание на душе. Взгляд её окрасился в твердо уверенные, "каменные" цвета, как и голос.
- Ежели надлежит мне Суд Божий пройти покорюсь я, ибо сие Отцом назначено. –  вступила Доума - Но Нуриэль не в силах дать свидетельство свое правдивое, ибо неизвестно ему происходившее здесь.
Дума не желала Нуриэлю ничего плохого, ведь пришел он на зов её, излечил и жизнь сохранил. За что же страдать он должен? Ангелы подошли к Доуме и Нуриэлю и взяв каждого из них за плечи со словами: - Сему надлежит свершиться, Доума.
В следующее мгновение сияние Райских чертогов ослепило перенесенных в Церствие Небесное Ангелов.
И снова вернулся ужас. Ежели суждено её погибнуть, значит быть тому, но гибнуть от руки братьев своих клейменная предателем было выше её сил. Ведь она решила бороться за очищение имен братьев своих, а ныне идет на Суд, где её могут не услышать и не уверовать в слова её. Подобно не законченному делу, которые удержало сотни душ на земле, сделав их призраками. Отец мой, веру я в тебя. Дару мне благословение свое.
Пред ней предстали ангелы в сиянии бестелесном своем и средь них вырисовывался силуэт подобный мужам человеческим. Это был Михаил. Доума определила это без сомнения. Такова была его сила, что Ангел преклонялся пред величием его.
Наконец на место смирения пришло новое чувство. Как порыв. Желание остаться и исполнить то, что назначила она себе. Желание бороться. Это чувство струной пробежало по позвоночнику Старлы Озборн и словно растворилось в ней, но не исчезло. Суд справедливым должен быть, аки Бог Отец наш. Истинно говорю вам!

+1

39

«Мы давали тебе второй шанс, Кастиэль… как ты мог предать нас? Я всё ещё не хочу верить в это. Столько веков за нашими спинами, пройденных плечом к плечу во имя Господа нашего… но сейчас ты всё перечеркнул, бывший генерал.. больше встречных жестов с нашей стороны не будет. Ты сам избрал себе путь, брат мой… ты сам выбрал смерть, изгнание. Прости же меня. И пойми» - покачал головой Михаил, продолжая наблюдать за тем, как рушится всё их Царствие Небесное. Как Ангелы противятся Воле Божьей, как умирают от рук братьев своих, как предают свою Веру и Отца. Отца, который по загадочным причинам ушёл со своего трона Небесного, оставил своих детей истинных, оставил человечество. Однако Михаил был уверен, что Он делает это всё во благо своим детям. И однажды вернётся, неся с собой Свет. Но сейчас… «Где же ты?.. Явись же, принеси мир этим душам, не заставляй нас проливать кровь…» - Архангел чуть прикрыл глаза, будто надеясь, что вот-вот услышит ответ, что Господь внемлет его зову, но… нет, в ответ только тишина. Значит, всё остаётся по-прежнему. Апокалипсис приближается, Люцифер набирает силу, Брат его точит клинок… всё по давно спланированному замыслу.  «Да будет так. Я никогда не противился Твоей Воле. И никогда не стану. Я достойный сын своего Отца. Прости, Люцифер… но скоро нам придётся встретиться в последний раз» - осознание этого давило на Михаила. Он хоть и пытался не поддаваться чувствам, но братская любовь была в нём всегда. Она никуда не денется, он высечена огненным кнутом у него в душе. Однако сейчас у архангела не было времени предаваться своим размышлениям. Как уже было сказано выше, Царстсвие раскалывается. Срочно требуется приложить все усилия, дабы сохранить баланс на Небесах. «Я не подведу вас, братья и сёстры. Предатели будут наказаны. Люцифер будет повержен. Мир вернётся к нам. Всем. И Он…» - твёрдо решил Михаил и почувствовал за своей спиной присутствие ангелов. Они явились к нему по призыву.
Что же… пора приниматься за дело. Пора восстанавливать армию, пора восстанавливать Веру, пора восстанавливать мир. А для этого стоит начать с главного: с тех, кто пошёл против приказа. С тех, кто обрёк себя на Суд Божий. Да будет он справедливым. Да будет он во благо.
- Верните их на Небеса, - равнодушным голосом отдал распоряжение Михаил, стоило ему «наткнуться» взором на Доуму и Нуриэля. Именно их он хотел видеть сейчас, так как почти ничто не могло скрыться от его взора. Ни один поступок своих братьев и сестёр, – Прямо сейчас, - на этих словах послышался шелест крыльев и англы исчезли, приступив к своему заданию.
«А мне пора собрать Совет…» - подумал Михаил и призвал к себе уже других ангелов, что являли собой лицо правосудия на Небесах. Они явились сразу же в своих истинных обликах. Не проронили ни слова, просто «окутали» себя крыльями белоснежными и склонили головы вниз. Да, они прекрасно понимали, что сейчас им придётся судить сестру свою и брата. Разве может это быть хорошей вестью?.. Никогда. Оттого не стал и Михаил тратиться на слова. Он просто подошёл к ним и стал подле. Посланники должны были вот-вот вернуться. Со стороны Доумы было бы неразумно сопротивляться.
Собственно, так оно и есть.
Не долго пришлось ждать ангелам появления Доумы и Нуриэля на Небесах. Посланцы сделали своё дело и Михаил, кивнув им, щёлкнул пальцами, отчего те в мгновение ока исчезли. Теперь здесь всё было готово к суду…
- Мир вашим душам, Доума и Нуриэль, - мягко проговорил Архангел и сделал несколько шагов вперёд. – Очень жаль, что встречаемся мы с вами далеко не по самому радостному поводу. Впрочем, вы и сами это понимаете, верно?.. Доума? – Михаил взглянул на ангела, не требуя ответа. Он и так витал в воздухе. – Настоящее время явило собой глобальные проблемы. Ангелы всё чаще восстают, предают Отца своего, погибают… Положение дел на Небесах заметно усугубилось. Нужно принимать меры, иначе мы одержим поражение. А для того, чтобы этого не случилось, нам нужна армия. Достойная армия Господа нашего. Верные воины… сегодня мы потеряли генерала. Завтра потеряем всех остальных. Этого допускать нельзя. А потому все те, кто ослушались приказа и пошли против Воли Божьей, будут наказаны. – проговорил Архангел, сцепив руки сзади в замок, - Доума, я знаю… я видел, что произошло на земле. Хочешь ли ты помочь мне разобраться в увиденном? Или ты примешь вину на себя и обвинение в предательстве? – проницательно поинтересовался Михаил, - Свидетелями мне будут мои братья и ты, Нуриэль. Твоя роль здесь не менее важна, ибо являешься ты свидетелем сестры своей.
«Да пусть же власть моя послужит во имя Отца… и во благо рода нашего, царства нашего, мира нашего»

+1

40

Нуриэль

Ибо речено чрез уста апостола: «Все делайте без ропота и сомнения, чтобы вам быть неукоризненными и чистыми, чадами Божиими непорочными среди строптивого и развращенного рода, в котором вы сияете, как светила в мире». Нуриэль с уважением и любовью искренней относился к тем созданиям рода человеческого, коих избрал Царь Царей и Господь Господствующих для вещания воли Своей чадам послушным и многомудрым. Посему, едва произнесли братья его пожелание о присутствии ангела при Суде Небесном, он со смирением принял обязанность неожиданную, хоть и омрачили чело его думы о событии предстоящем. Что же сотворить могла Доума, отчего надлежит исследовать пути ее, дабы воздать по делам совершённым? Невозможно представить ему сестру, ковы строящей против Небес! Истинно, скорее Евфрат потечет вспять и возродится из пепла Храм Соломонов! Но как же тогда понимать происходящее? Прибывшие воины эдемские, как и положено, им по статусу, не желание свои высказывали, а исполняли повеление свыше.  Кто же под сомнение поставил верность Ангела Тишины? Кто мог взять на душу грех подозрения и недоверия? Неужто неведомо им о предательстве Иерахмиилом совершенном? Вопросов много излишне и оные разрешения требуют, посему, даже если б забрать одну деву небесную стражи решили, вызвался бы Нуриэль сопровождать ее, дабы самому уверенность обрести в том, что не изглодали змеи власти корни древ райских.
- Не огорчай сердце свое беспокойством, сестра, - отозвался на слова Доумы ангел.- Братья правы наши, ибо подтвердить могу я, на Книге Жизни поклявшись, что коснулся тебя, и не нашел ни тени лжи, ни доли зломыслия в душе твоей.
Тем временем, посланники чинов высших ближе подошли и коснулись дланями пары, как полагали они, отступников заповедей Господних, и в миг тот же показалось Нуриэлю, что легла на плечи его ноша неподъемная, невыносимая, яда сомнений полная. Кто бы прав ни оказался, удар уже нанесен в самое сердце Эдема – если архангелы на сторону тьмы переходить спешат, то под подозрением любой оказаться может. Только бы хватило мудрости тем, кто руководит ныне твердями земной и небесной, дабы не повторить ошибок, совершенных человечеством, сотворивших на столпах истины постыдную ложь инквизиции. Воссиявший миллионами вспышек Солнца свет, обозначавший достижение ангелами высшего и святейшего из творений Отца – Святая Святых Вселенной, дом для ангелов божиих -  Царствия Небесного, не смог разогнать тьму, разраставшуюся в нем со скоростью опасно быстрой. Он всеми силами пытался удержать хрупкое равновесие между уважением к братьям и сестрам и рушившимся на его глазах привычным миром. Наивно было полагать, что падение Люцифера не повлечет за собой серьезных последствий, и еще наивней считать, что выбор Старших будет не в пользу использования мер карательных, дабы укрепить иерархию существующую. Горько видеть заблуждение одних и отчаянную гибель в бессмысленной борьбе других – не того желал для детей своих Всевышний. Не о том предполагал Сердцеведец, наделяя духов перворожденных частью мощи божественной. Апокалипсис близок, и не только в том вина сынов погибели. Безгрешен лишь Господь, в них же всех несовершенство шепчет вкрадчивым голосом, направляя не всегда верной стезёй. Нуриэль отвлекся от размышлений удручающих, едва пред их с сестрой взорами предстал тот, в ком усомниться ангел не смел даже в потайных углах сердца. Свет его воздействовал со столь покоряющей силой, что подавлял все желания, кроме служения с верностью и искренним благоговением. Михаил здесь, значит, не о чем беспокоиться. Он –истинный хранитель заповедей Отца и не дозволит свершиться суду неправому и ныне неуместному. Забот воинству небесному хватает, дабы отвлекаться на рассуждения о поступке ангела безвинного и достойное деяние совершившего. Ожидая слов архангела, кои бы разъяснили ситуацию всю, Нуриэль обнадеживающе посмотрела на Доуму, не смея вслух произнести слов поддержки, но веря, что услышит его душой сестра Тишины. Каково же изумление ангела было, когда архистратиг все же обратился к деве небесной, как к подозреваемой в делах нечестивых. Что сие означать должно? Ведомо ли Михаилу нечто, о чем умолчала ему сестра? Нет, невозможно быть тому, ибо ложь ощутить существу вышнему проще, чем произнести оную. Но и представить себе архангела обвиняющего, не будучи уверенным абсолютно в истинности слов своих, Нуриэль не мог. Посему отказаться стоит от выводов, ибо вслепую действуют лишь те, кто идет к бездне. Тем не менее, от него ответа ждали, и молчание, хоть и ценное качество, в данном случае неуместным будет.
- И тебе мир, брат. Да пребудет с тобой благодать Духа Святого от века в век, - ангел ненадолго замолчал, с трудом подбирая нужные слова. От избытка сердца уста говорят многое и не всегда в речь мудрость вложена. – Когда судили фарисеи Отца нашего в теле Человеческом воплощенного, ни слова не произнес Он против лжесвидетельства, на Него произносимого. Ибо Суд Господень в ином состоит. Бог Единородный утвердил нам всем: суд Его состоит в том, чтобы свет пришел в мир. Неведомо мне, что доподлинно произошло с Доумой, но, явившись на зов ее, обнаружил сестру израненной и уставшей. Поведала она мне, что Иерахмиил-архангел совершил грех падения. Вступив в бой с ним, потерпела дева сия поражение от него и помощи моей просила, дабы вновь силой наполнилось существо ее. Греха нет на ней, ибо Всевышний заповедовал нам держаться путей его, и бороться против зла, оберегая возлюбленных детей его из рода человеческого.

Отредактировано Mr. SPN (09.10.11 12:33)

+1

41

Тишина. Она наступила только для Доумы в сие мгновение. Пред ней предстал во всем своем величии Михаил. Несходившая с поста своего, она давно не встречала его, но помнила его и всегда чувствовала его в Царствии небесном. Старший брат всех и всея. Архангел, в которого она всегда верила. Ведь Михаил никогда не предаст Отца своего и не свершит деяний греховных. Не безгрешен он, но чист пред господом и пред братьями своими. Сему должно быть и не иначе.
- Мир вашим душам, Доума и Нуриэль, - Архистратег шагнул к ним на встречу. Нуриэль поприветствовал его, а Доума лишь учтиво преклонила голову, присоединяясь к словам брата.
Очень жаль, что встречаемся мы с вами далеко не по самому радостному поводу. Впрочем, вы и сами это понимаете, верно?.. Доума? – Её имя прозвучало из уст Архангела, всколыхнув хрупкое спокойствие её духа. Снова что-то упало в глубинах её души, затягивая в темноту холодного, предвидящего будущее страха. Она не чувствовала вины за собой, но знала, что свершила то, за что её могут осудить. Благодаря одному из Архангелов, который сумел надавить на Рафаила, она спустилась с небес и сохранила сосуд свой, но в тоже время дала свободу Анне, которую ныне снова упустила, хоть и не по своей воле. Но ежели дан был ей выбор - даровать жизнь Эстиэль или же предать суду её за поступки свои, Доума отпустила бы её и приняла суд сама. Тиш встретилась с его взглядом, в котором не чувствовала она милости, сочувствия и понимания, лишь холодное спокойствие исходило от него.
- Да, брат мой — отозвалась она. Сомнение селилось в сознании её, рожденное надеждой, что не подтвердятся мысли её и не будет призвана она к ответу и суду за ложное обвинение. Но речи Архангела неумолимо подводили её в осознанию, что верно мыслила она и будет осуждена и пытаема.
- Доума, я знаю… я видел, что произошло на земле. Хочешь ли ты помочь мне разобраться в увиденном? Или ты примешь вину на себя и обвинение в предательстве? – проницательно поинтересовался Михаил. Самое страшное, что  могло произойти - быть клейменной не по заслугам своим - могло свершиться ныне. Речи Архистратега не оставляли ей шансов. Коли решил он очистить войско небесное, но Ангел Тишины будет казнен.
- Свидетелями мне будут мои братья и ты, Нуриэль. Твоя роль здесь не менее важна, ибо являешься ты свидетелем сестры своей.
Нуриэль, верный и добросердечный брат её вступился с речью своею в защиту Ангела Тишины. Ежели суждено мне принять смерть от братьев своих, смирюсь я. Но не сохраню более того, что страшилась сказать ранее и надежду буду греть, что слова мои неумолимы будут и призовут к ответу тех кто истино согрешил.
- Брат мой, коли предстала я пред ответом тебе, скажи в чем вина моя? Ежели видел ты, что на Пажетях Господних вершилось, почему вопрошаешь вину мою? Темная бездна страха отпустила её душу и голос Доумы стал столь же пронзительным и умиротворенным, каков был в те дни, когда отказала она Люциферу, брату своему и восстала против него с Легионом своим.
- Поведую я то, что дано было увидеть мне. Асмодей желаел благодать ангельскую обрести, дабы силою Господней отыскати на тверди земной мужа силою Зверя наделенного. Он сделку заключил с братом нашим Иерахмиилом, что был на землю послан. Архангел должен был исполнить миссию свою и передать Сыну Тьмы благодать, отсеченную от плоти и крови ангельской Эстиэль, которое имя было земное дано Анна Милтон. Вынуждена я была вступить в бой с Архангелом Иерахмиилом единолично, ибо призван был Кастиэль Рафаилом в Царствие Небесное. Сия милость не постигла меня и не известно мне какова причина тому была. - Доума безстрастно смотрела в глаза Архангела, желая наконец получить ответы на все вопросы свои - Кастиэль же, вернувшийся к исполнению миссии своей на земле, изгнал Асмодея. - речь зашла о Кастиэле и Доума желала бы избрать те слова, которые сохранили бы жизнь мужу сему, но истину не скроешь, хоть и во благо она сотворена была - Принял он решение и возвратил к жизни Самюэля Винчестера, яко был заклан он, но не было на то дано ему благословление Отца нашего и Царствия Небесного. - голос Доумы затих - Не в силах я была сдержать его, ибо силы мои истощены были. - её голос ослаб, хоть и звучал по прежнему. Она чувствовала, что слова её для неё же казались предательскими, словно вину свою чувствовала, но сокрывала её. В тоже мгновение какое-то отчаяное желание изменить это и вернуть себе силу воли вспыхнула в глазах её и  Доума, не отводя очей своих от Михаила сказала - Но ежели были они в перстах моих, не осудила бы я Кастиэля. Не позволила бы ему суд принять небесный и пасть от руки братьев своих, яко же гласит заповедь Божия - Не убивай, ибо грех сие больший нежели то прегрешиение, что свершил он.

+1

42

«Обрати же свой взор сюда, на детей своих, на дом свой. Хотя бы на мгновение! Узри, что творится в царствии твоём… о чём мыслят ангелы и как часто они падают… убивают друг друга и идут за Люцифером. Предают Тебя и всех нас. Предают весь мир, созданный Тобою. Безусловно, нет этому прощенья. Но отчего я должен судить своих братьев и сестёр? Купаться в их крови? Я не Отец им… я такой же сын. Просто… преданный и слепо верящий Тебе. Не изменить этого. Но помощь… мне нужна помощь, совет. Хотя бы глас… без явления лика. Этого будет больше, чем достаточно» - мысленно молился Михаил, слушая при этом рассказы Нуриэля и Доумы. Очень внимательно, вникая в каждое слово и эмоцию, скользившую меж букв. Даже если бы «обвиняемые» хотели соврать, то они не смогли бы. Хотя бы потому, что здесь не место для лжи. Здесь просто невозможно оставаться в маске. Да и зачем придумывать что-то, если ты веришь в свою чистоту и свою правду?
«Хотел бы я вам поверить, друзья… но для этого нужны теперь серьёзные основания. Чего уж тут говорить о простом доверии. Пожалуй, с этого момента оно исключено вовсе. Лишь смерть в качестве наказания, либо изгнание, либо слепая служба во имя Света и Господа нашего. Увы…» - выдвинул горестную идею Архангел и сжал пальцами переносицу, будто у него разболелась голова. Да уж, будь он человеком, его черепная коробка точно бы разлетелась от нагрузки. «Ладно, теперь к делу»
Оба ангела говорили о том, что видел старший их брат своими глазами. Да, он следил за положением дел на земле. Каждый час, каждую минуту, секунду… Не скрылось от его взора и предательство Иерахмиила, все его деяния и даже мысли. Видел он, как противостояли новому врагу своему Доума и Кастиэль. Вот только… разве это он хочет услышать? Разве в этом состоит вся суть проблемы? Вот уж едва ли… всех здесь присутствующих волновали другие вопросы. И Михаил надеялся, что непременно получит такие ответы, которые позволят ему уйти отсюда без крови на своих руках.
«Жаль, что не мог я спуститься к вам. Не мог повлиять на ход событий. Если бы в моих руках была такая возможность, то никто не стоял бы передо мною вот так… будучи осуждённым. Простите, что подвёл вас. Пожалуй, отчасти тут есть и моя вина. Я бы принял свой суд, но у меня есть дела…» - глубоко вдохнул Михаил и, откинув эти мысли, вернулся непосредственно к процессии.
- Я знаю о том, что случилось на земле с вами. В частности, с тобою, сестра. Именно поэтому вы здесь сейчас. Именно поэтому возникло обвинение. И я очень рад, что вы так открыто и искренне говорите со мной, не пытаетесь плыть против течения. Я верю вам… но есть тут одно «но», - ангел взглянул на сестру, - И связано оно с твоим решением, Доума, помочь брату нашему, Кастиэлю. – проницательно подчеркнул главную проблему Архангел, - Пойми, законы созданы не для потехи. Есть приказы. Их нужно исполнять. Те, кто идут против воли Небес, считаются предателями Отца нашего. А те, кто им помогал… - он на мгновение замолчал, - будут осуждены ещё строже. – Михаил старался оставаться полностью равнодушным, но куда ему… - Оступившись раз… ты можешь сорваться, сестра. Я не могу так рисковать. Мне, братьям и сёстрам, как и Отцу нашему, нужна Вера и преданность. Второй пункт находится под большим вопросом. Ничего утешительного в этом быть не может. Кастиэля всё равно найдут. На его поиски не будет пущено, конечно, несколько легионов, но кое-кто займётся этой работой. Очень жаль, что ты решила усложнить нашу работу. – с нотками стали протянул Михаил и заметил в глазах Доумы немой вопрос. Разумеется, она хотела знать, почему ей пришлось одной противостоять предателю? Почему Кастиэля сорвали на Небеса? Что же… всё это было сделано не без нужды! К чему лишний раз осложнять положение? – Я бы очень хотел, чтобы Кастиэль был с нами. Он очень хороший воин. Однако… он уже не в первый раз сходит с тропы. Ему был дан второй шанс. Второй шанс, Доума! Много ли таких, кому было позволено одуматься?.. Нет. Большинство из них ушли от нас навсегда. Как уйдёт и он… мне очень жаль. – скрестил он руки за спиной, - И всё же мы здесь по другой причине. Ты упомянула заповедь… что же, это хороший знак – ты ещё Веруешь в свои же законы. Но к месту ли? Тебе придётся убивать, сестра. Это война. Война, где негоже предавать своих братьев, ради одной человеческой жизни. Жизни, которая должна послужить своим телом в качестве оболочки моему брату. Просто высшая степень безрассудства. – покачал головой Михаил и взглянул на ангелов, которые составляли здесь и сейчас совет. Они были в раздумьях… обстановка сложилась весьма странно. Сам Архангел, честно признаться, был в замешательстве.
«Помоги мне, прошу…»

Отредактировано Michael (24.10.11 21:08)

+2

43

Отче наш, сущий на небесах. Прости меня за грехи мои, за мысли мои и дела, как прощал ты раскаявшихся во веки веков. Пусть сегодня будет день последний мытарств моих и сегодня свершится суд надо мной. Пусть вопрошают меня по делам моим и отвечу я за них. Брат мой, Нуриэль, благодарю тебя за сочувствие твое и непогрешимость. Я истинно буду молить Отца нашего о возвращении в Чертоги Ангельские, ежели дано мне будет увидеть его после смерти моей. Кастиэль. Верую я в тебя, в силу и деяния твои, да прибудет вера с тобой, да не коснется чела твоего чернь сомнения, ибо грех сие. Но помни, брат мой, право выбора не есть сомнение в Отце нашем ибо сие даровал он нам во благо...
Жаль Доуме не приходилось часто спускаться на пажити Господни, от того речь её оставалась такой же устаревшей и после недавнего путешествия на землю. Словам Михаила перечить она не имела права. Похоже решение уже было принято и её судьба действительно решена. Вот оно, неоконченное дело, которое совершить он обязана. Сказать правду. Острую подобно лезвию клинка ангельского, которая может поразить её саму своей холодной сталью. Дерзость ли это? Отчаяние?
Та агония, что кипела в её душе мгновения назад, когда каждое новое слово Михаила разрывало ниточки веревки, за которую отчаянно цеплялась Доума - она прошла. Ангел подняла свой взор на Михаила. Истинное воплощение тишины и загробного спокойствия - серые, сверкающее как осколки льда, глаза; лицо преисполненное умиротворения и внутренней силы. Все человеческое некогда захлестывающее Тиш страхом ушло.
Она стала такой же как и её братья, что приняли казнь от сияния архангельского - смиренной.
- Ладны твои речи, Михаил. Праведны пути твои и цели. Что стоит одна человеческая жизнь, когда на кону войско ангельское. Но скажи мне, брат мой, знаешь ли ты за что казнены были ангелов легиона моего, что на страже чертогов ангельских некогда стоял? Так поведаю я тебе. - голос её звучал уверенно, пусть слова, которые она будет говорить лишены того, что возможно ждал услышать Архистратег. Что она делает? Подписывает себе смертный приговор скорее всего. - Ангел, что верно служил Царствию Небесному, вызволил душу одну из пламени Адского. Сие воспрещено было во веки веков, но нарушено правило сие и баланс меж грешниками и праведниками нарушен был. Имя спасенного известно тебе, ибо в тот день воскрешен был сосуд твой. Так скажи мне, брат мой, что есть предательство тогда? Сохранение жизни мужа человеческого, что в битву с Сынами Тьмы вступал каждый день божий? Предание суду безвинных братьев моих, что приказу небесному подчинились и позволили сотворить сие Кастиэлю? Или же спасение сосуда истинного своего?  - как сказали бы мужи земные, это удар ниже пояса. Если её обвиняли в помощи предателю, то сейчас она не представляла, какова будет реакция Михаила, ведь только что она кинула булыжник в его огород - это не могло остаться безнаказаным. И все же Доума вовсе не желала порицать Михаила в его деяниях. Он был такой же напуганный и потерянный как и все её братья и сестры. Все они пытаются отыскать правильный путь, по которому они будут спокойно идти. Все от начала времен Ангелы находились под опекой господа Отца нашего. Он нетленно оберегал их от сложности выбора. И теперь он оставил их наедине со своими новыми возможностями.
- Давно ли слышал ты глас Отца нашего, брат мой? - Доума шагнула навстречу к Михаилу, гладя в его глаза. Он, старший брат, на плечи которого легло не легкое бремя. Тиш понимала это и принимала, не смотря на то, какое решение примет Архангел.
- Господь испытывает нас, Михаил, но испытание сие не Веры нашей, не преданности, ибо верны мы Отцу нашему во веки вечные и любим его истинно от начала времен. На длани наши возложил он выбор, как даровано было роду человеческому от рождения их. Знаешь ли ты, что делать с правом этим? Ибо не подчиняешь ты приказам более, яко даруешь их братьям своим. Не спускается более Слово Божие к нам. В этом суть мытарств наших и воля Господа нашего. И мудрость его бесконечна ибо непогрешим лишь он, брат мой.

+1

44

«Я вижу тебя насквозь, Доума… знаю, что ты чувствуешь, о чём мыслишь. Всё отражается в глазах. Каждая эмоция. У ангела, который пошёл однажды против воли Небес, совсем другие очи. Надеюсь, мне удастся прочитать в них раскаяние? Прочитать в них искренность? Прочитать в них всё, кроме лжи? Хотя… на счёт последнего можно не беспокоиться. Разве может  что-то скрыться сейчас? Здесь? Нет. Свидетелями мне будут судьи Божьи. Всё по справедливости случиться должно. Мне слишком много лет, чтобы не разбираться в подобном, не разбираться в собственных братьях и сестрах. А очень жаль…» - качнул головой Михаил, очень внимательно слушая речь Доумы. Судя по всему, она решилась на отчаянный шаг, раз Архангел между слов заметил укор в свою сторону. Хотя, почему, собственно, между слов? Ангел напрямую высказывала свои мысли, что не очень-то понравилось Михаилу. И не только потому, что теперь он оказывается обвиняемым, а потому, что Доума просто понять его не может.
- Не тебе судить о подобном, сестра – ледяным тоном отрезал Архангел, - Многие ангелы погибли по вине своего же безрассудства, из-за сомнений, зародившихся в их душах. Никто бы не позволил уничтожать целый легион понапрасну. И Небеса никогда не признали бы геноцида. Всё из-за войны. Смертям нет счёта. Но уже поздно оглядываться назад. Впереди нас ожидает ещё больше крови на руках. И я меньше всего на свете хотел бы сейчас обсуждать нашу политику. Она строится не по моей воле, а по воле Отца нашего. Я лишь исполняю приказ. И сосуд мой воскрешён не ради потехи, сестра.. Он не должен был умирать вовсе. У него есть судьба. У каждого человека есть судьба. Даже у ангела. И моё предназначение – сразиться с братом. С любимым братом. Думаешь, это опять же каприз? Нет. Это Его воля. Его план. И если бы что-то шло не так, Он бы повлиял на события. А потому не стоит предаваться сомнениям. И предательство – есть отказ подчиняться Отцу своему. Вот сейчас ты можешь, Доума, ещё раз переспросить себя, кто тут предатель? – равнодушно парировал Архангел. Однако в глубине души он был готов признать все свои ошибки. Был готов предстать перед судом, если такова будет воля Небес. «Нужно всего одно слово. Всего одно слово, и все муки кончатся. Жаль только... что не суждено ангелам попасть в Царствие Твоё, как обычный человек. Для нас смерть - конец для всего: для света, для веры, для покоя. Однако умереть ради высшего... что может быть лучше? Потому я буду готов принять высшую волю, если таковая суждена мне» - твёрдо для себя решил старший сын, а потому всегда оставался смиренным, не теряя также способности бороться во имя Господа. Но пока он нужен в таком свете, в каком является всем сейчас. В таком, коим его наградил Отец. И Михаил был благодарен ему за всё. Даже за ту ношу, что взвалил Господь на его плечи. Потому что Архангел любил своего создателя. И свято верил, что Отец любит его не меньше, что Он любит всех своих детей.
«Не делай глупостей, сестра. Не вызывай огонь. Не вызывай гнев мой. Ты же знаешь мою позицию. Она непреклонна»
И тут Доума шагнула навстречу Михаилу, задав вопрос.
А у Архангела всегда был один ответ.
- Я говорил с ним, сестра. А Он говорил со мной. Перед самым Его уходом я видел Господа. – Михаил подошёл почти вплотную к сосуду сестры и чуть наклонился к ней, словно желая сказать что-то важное, - И Он поведал мне многое, сестра. Я знаю, что мне нужно делать. Я знаю, что мне делать со своими правами. Потому что Он дал мне их. Потому что Он сказал мне, что нужно делать. Он всегда со мной. – тут Архангел отстранился. – Я предан своему создателю. И никогда не сверну с пути, начертанном мне много веков назад. Так что не стоит упрекать меня, Доума. Это очень глупо с твоей стороны. Хотя бы потому, что я единственный, кто никогда не посмеет отвернуться от Него и всех вас. – Холодно сказал Михаил и вернулся непосредственно к делу. – Стоит заметить, что мы отошли от темы. Мы здесь и сейчас не судим о воле Божьей. Мы судим о твоих поступках, Доума. Я, честно признаться, почти опуская руки, так как не ведаю, что делать теперь. – развёл руками ангел и отошёл на пару шагов назад.
«Помоги мне… помоги мне, прошу. Нет, молю…»

Отредактировано Michael (01.11.11 22:08)

+1

45

Тишина не встревала в речь Михаила не на мгновение, но глубине души своей ангел не молчала.
- ... Никто бы не позволил уничтожать целый легион понапрасну. И Небеса никогда не признали бы геноцида. Так что же тогда сотворили вы, братья мои? Не братоубийство ли? Не ложное обвинение ли? Всё из-за войны. Война служит оправданием отныне многим поступкам нашим. И сосуд мой воскрешён не ради потехи, сестра.. Он не должен был умирать вовсе. У него есть судьба. У каждого человека есть судьба. Даже у ангела. И моё предназначение – сразиться с братом. С любимым братом. Коли сосуд истинный воскрешаешь ты, ибо предназначено ему Отцом нашим стать мечом твоим опротив Светнесущего, так почему смерти достоин сосуд Люцифера, ежели должны вы сойтись мечами едиными по преданию? Отчего же не изничтожить Самюэля Винчестера, дабы преимущество получить и победу одержать над Люцифером? Доума не отводила взгляда своего, не испытывая ни страха, ни сомнений. Она была похожа на своего старшего брата в том, что никогда не отступала от того, во что верила. Если избирала она сторону, то не покидала её до конца дней своих, если считала верным поступок свой, то не претила себе, не металась меж огней, выбирая меньший. Отступить от своей веры значило предать себя, а это в свою очередь означало отказаться от Любви к Господу Отцу своему. И предательство – есть отказ подчиняться Отцу своему. Вот сейчас ты можешь, Доума, ещё раз переспросить себя, кто тут предатель? На лице ангела проступила тонкая едва ощутимая улыбка. Вопрос о своем спасении она уже не ставила. И даже не надеялась, что суд над карателями братьев и сестер её свершится. Это поставило бы под удар слишком многое - игра не стоит свеч. Десяток ангелов не стоит духа Веры и Спокойствия в Царствии небесном. А жизнь одного ангела не может стоить жизни всего человечества и войска ангельского. Истинно говорю Вам...
Осталась единственно возможная цель - донести Михаилу то, что желала она донести и услышать ответы на вопросы свои. Если хоть одно её слово, коснется его сердца - это уже можно считать своей хоть и мало мальски важной но победой. Хотя не видела Доума успокоения мытарствам своим даже в смерти. Кажется, что учерненные имена братьев её навсегда запечатлены на челе её темными метками, доколе не узнает истины она. Не той истины, что глаголил ей Михаил. Знала она причины воскрешения и не смела их не принимать, но не принимала она казни той. Не виновны были братья её в том, что впустили Кастиэля в пламень Адскую и не воспротивились приказу, исходившему свыше. Во имя чего понесли наказание она если не было их вины в том.
- Михаил, слова мои сказаны, поступки мои не сокрыты - Белокурая девушка с той же туманной улыбкой умиротворения и одновременно сочувствия шагнула к отступившему от неё Михаилу не отводя взора, который внезапно окрасился и те стальные цвета, которые были в её голосе, когда рекла он о братьях своих. Ангел коснулась лика сосуда его нынешнего, проведя по щеке, дабы никто более не услышал того, что узнать хотела она: Скажи мне, Михаил, известно ли тебе, кто дал приказ на свершение казни той. Каков бы нибыл исход мой, ответь мне. Сие Рафаил? Или же иной кто? Её последняя попытка услышать истину. Тишина, что скрывала мысли их не была вечной. Доума вновь заговорила Если Суд решил, что достойна я смертной казни, да будет так. Но если дано мне будет так же как и тем немногим возможность искупления, то с благодарностью приму я дар сей.
Она обратилась ко всем ангелам стоящим за спиной Михаила: Я знаю, что постигнет тех, кто примет сей шанс. Знаю, что за муки испытывают принявшие дар сей от Суда Высшего. Ежели согрешила я, то готова понести любое наказание.

+1

46

«Слишком просто… слишком просто лишить кого-то жизни. Намного труднее – подарить её. Так по какому пути идти мне, как вершителю судеб? Как старшему брату? Быть милостивым или справедливым? Как Отче наш… Хотя, это не то же самое? Да, а ведь запутаться – вовсе проще простого. Придётся доверять одному лишь рассудку и вере. Как раньше…» - твёрдо решил для себя Михаил и равнодушно посмотрела на Доуму, чья дальнейшая судьба, казалось бы, предопределена. Она последний раз обмолвилась вслух и подошла к Архангелу почти вплотную, легко касаясь пальцами его лица. Михаил лишь нахмурился, не желая идти на контакт таким образом. Всё-таки здесь и сейчас вершиться суд Небесный. И всё же имеет осуждённая право на «последнюю волю»? Волю, цель которой – истина.
- Ответ не принесёт покоя твоей душе, сестра, - ответил Архангел, - Но, тем не менее… - он помедлил, - Ты имеешь право знать. И лучше, если сама правду отыщешь. – Михаил чуть склонил голову, будто бы в его фразе был подумысел, и отвернулся от Доумы, устанавливая ментальный контакт со своими «свидетелями».
Что сказали они ему?
Что ответил Михаил?
Не важно.
Главное, что в один миг жизнь одного из воинов Царствия Небесного претерпела несколько переворотов.  Доума была на грани, она балансировала над бесконечной пропастью из пустоты, боли и сплошного мрака. Однако её преданность не была сломлена, а разум не затуманен. Ангел была искренней, покорной и смиренной. Это не может не остаться незамеченным. Даже требует… похвалы?
И всё-таки… Ангел позволила себе оступиться однажды. Она дала волю чувствам, ослушалась приказа. Меры были просто необходимы. И Михаил получил одобрение братьев своих на «очищение рассудка и души от тёмных пятен».  Это куда лучше, чем смерть, верно? Хотя, в настоящее время покой обрести можно только после конца.
- Доума, тебе будет дарована жизнь. И шанс исправить свои ошибки, служить нашему Господу и дальше, сужить и помогать роду людскому… - протянул Архангел, - Но невозможно получить прощения, не осознав всю свою вину в полной мере. Потому тебе предстоит почувствовать настоящую боль. Телесную и душевную. Это должно помочь тебе, если принять осмелишься – Он многозначительно взглянул на сосуд Ангела Тишины и щелкнул пальцами, отчего все присутствующие, кроме, разумеется, Михаила и Доумы, испарились. Теперь уже Архангел приблизился к «осужденной» и будто бы посмотрел сквозь неё.
- Знаешь ли ты, что будет с миром, который создал Отец наш, если все мы свернём с предначертанного пути? Если все мы, как ты сегодня, перестанем внимать Гласу Вышнему? Если все мы начнём предавать? Если забудем, кто мы есть на самом деле? – Михаил продолжал смотреть пустым взглядом через лицо девушки, словно он видел там нечто совсем другое, нечто ужасное и сокрытое от чужих глаз. Но сейчас Архангелу было суждено поделиться своими видениями. И он коснулся двумя пальцами лба Доумы, проецируя в голове её картину. Страшную картину будущего. Те годы, когда миру будет суждено окунуться в хаос и одну лишь смерть…
- Посмотри сюда, - он указал пальцем на скопление людей, которых разрывали демоны на клочья, будто бы она сейчас в аду. Но на самом деле… - Хочешь узнать, что чувствует этот человек?.. – И не дождавшись ответа, Архангел приложил вторую руку к груди Доумы и заставил её разделись долю этого несчастного мужчины, которому предстояло ещё до смерти узнать ад…
Такого и врагу злейшему не пожелаешь, уж поверьте…
«Послушай его мольбы… послушай его крик. Он зовёт тебя, Доума. Зовёт Ангела на помощь своей душе и телу. Но никто его не спасёт. Никого не осталось в этой вселенной из нас. Повсюду пепелище, повсюду мрак и только конец. Но не мучениям. Души этих людей ещё будут испытывать худшую боль в Царствие Люцифера. Возможно, он уничтожит тёмные силы, но и людей не оставит, потому как не возлюбил их так, как Отче. Ад ещё воцарится. И куда же попадут они? В какой мир?.. Только во мрак. А всё потому, что Рая не будет больше. Все уйдут. Все падут и отвернутся. В том числе и от Отца нашего. Он и сам покинет нас. Уже навсегда. Спроси себя сама: нужны ли ему такие дети, которые сами предали его?» - ровным голосом проговорил Михаил, словно находясь где-то внутри сознания Доумы.
Для Михаила эта процедура пролетела весьма скоро, но вот для Ангела Тишины… это всё равно, что пытка. Но как бы там ни было, из Архангела палача не вышло бы. Поэтому он был ещё гуманным и быстро вернул сознание Доумы в реальность, а сам отступил на несколько шагов назад.
- Верни себе Веру и отвергни все чувства. Тогда всё будет иначе.

Отредактировано Michael (24.11.11 17:35)

+1

47

Как часто мы думаем о последствиях наших решений? Значительно реже, чем стоило бы. Как часто мы получаем именно то, что просили?  Гораздо чаще, чем хотелось бы.
Глаза – зеркало души. Ангел смотрела в чистые светлые глаза Михаила, чувствуя, как холод его взгляда заставляет трепетать человеческое сердце в её груди. Теперь она знала, что чувствуют те, за кем приходила она, смотря в ледяные глаза девушки. Взгляда она не отводила ни на мгновение, хотя не чувствовала «опоры» во взоре Михаила – будто они смотрено сквозь её оболочку, в глубины её дыши.
Но ведь не смерть. Всего лишь боль, всего лишь пытка, но жизнь, но шанс.
- ...Если все мы начнём предавать? Если забудем, кто мы есть на самом деле?
Началось... - мысленно проговорила Доума, тяжело выдохнув. На мгновение ей показалось, что не столько душа ангельская, сколько тело человеческое сжалось в единую плотную оболочку вокруг Духа. Инстинкт самосохранения работал даже в отсутствии души Старлы в теле. По коже прошло странное ощущение покалывания, но за несколько секунд это ощущение разрослось до болевого ощущения. Словно из под кожи прорываются иглы. Одно прикосновение Архангела изменило все вокруг. Тот мир, который так недавно начала узнавать Ангел Тишины и пробовать его в самом прямом смысле слова треснул по швам.
Доума шла по улице этого неизвестного ей города, растеряно оглядываясь по сторонам.
Поджаренные, мертвые дома с выбитыми глазницами окон, пыхтящие огнем машины и тела. Изувеченные, растерзанные тела людей с застывшим на лицах ужасом. Откуда-то доносились крики, чьи-то голоса, смех, больше похожий на хихиканье гиен над жертвой. Ощущение нереальности этого отсутствовало полностью. Создание, одурманенное силой Архангела, изо всех сил пыталось подсказать, что это не правда, а лишь наказание, но тщетно. Господи, спаси…
Рядом с ней появился Михаил, словно и всегда находился рядом. Доума хотела попросить его прекратить эту пытку, но Архангел не дал ей даже попытаться это сделать.
- Посмотри сюда, - он указал пальцем по левую сторону от перекрестка, где они остановились. Два мужчины, женщина и ребенок оказались в окружении одержимых демонами. Один из Сынов Тьмы, занимавший тело женщины выступил вперед и схватил одного из мужчин за шею, резким движением откинув его в сторону от остальных. Доума хотела помочь, но не смогла даже шевельнуться, словно марионетка в чужих руках.
Отче, помоги мне, молю тебя отче…
- Хочешь узнать, что чувствует этот человек?.. – Архангел приложил вторую руку к груди Доумы и перед ней очутилась та демоница, что решила растерзать несчастного. И снова Дума находилась в роли наблюдателя – того, кто все видит и все чувствует, но не может ничего сделать. Демоница шипела какие то едкие слова, дух мужчины был стойким, но Дитя Тьмы жаждало сломать его пытками. Ей подвели девочку, которой было не больше десяти лет. Сознание различило слова: - Я хочу, чтобы ты видел, как она умрет. Одержимая махнула лезвием ножа, полоснув девочку по груди. По одежде мгновенно начало расползаться алое пятно. Демоница продолжала что-то говорить, но Доума слышала только бешеные оглушающие крики, рвущиеся ото всюду. И голос, будто из забытья, из глубины подсознания: - «Послушай его мольбы… послушай его крик». Мужчина, в котором она сейчас находилась, был прижат к асфальту силами демона, но в его душе ревела такая боль, которая приносила адские муки Ангелу Тишины. В горле ревел звериный крик бессилия и необратимости Ада на яву.
На лице одержимой заиграла едкая улыбка и она снова что-то прошипела, а уже в следующее мгновение сжала кулак. Несчастный ребенок начала судорожно хватать воздух, но так и не смогла этого сделать. Изо рта девочки потекла кровь. Она упала на колени, из последних сил застонала и упала на раскаленный асфальт.
- Теперь твоя очередь
Девушка склонилась над мужчиной и снова сжала кулак, наблюдая за его реакцией. Снова хруст, но теперь отчетливый до жути. Волной прокатывается и застревает где-то в груди. Боль. Вот она. Настоящая. Реальная. С привкусом железа. Короткий вдох и сотни осколков впиваются во внутренние органы и ты чувствуешь каждый из них. Пытаешься сжаться в один маленький комочек, но не можешь и шевельнуться, ведь все ребра сломаны. Уже не крик – стон, смешанный с собственной кровью застывает на губах.
Господи, спаси! Умоляю!! Помоги!! – не её мольба, этого мужчины и снова голос: - «Он зовёт тебя, Доума. Зовёт Ангела на помощь своей душе и телу. Но никто его не спасёт».
Слезы потекли по щекам, горячие соленые, не приносящие покоя. Демоница не желает останавливаться. Она делает надрез на груди и сдирает кожу со всей своей демонической силы, что возросла многократно. Доума никогда не знала такой боли и уже потеряла осознание реальности, не понимая что упала перед Михаилом на колени с утробным ревом впившись пальцами в его руку, желая защитить свое тело от истязаний.
«Никого не осталось в этой вселенной из нас. Повсюду пепелище, повсюду мрак и только конец. Но не мучениям» - продолжал Михаил.
Глаза мужчины ринулись туда, где стояли остальные, но у них тоже не было шанса на спасение. Демоница продолжала его ломать, кажется хруст разрывающихся костей застыл в ушах навечно. Голос охрип, но боль не прекращалась. Доума чувствовала, что начинает терять рассудок. В глазах плыла красная пелена и дикий жар, будто прямиком из Геены Огненной, и голос: - «Души этих людей ещё будут испытывать худшую боль в Царствие Люцифера. Возможно, он уничтожит тёмные силы, но и людей не оставит, потому как не возлюбил их так, как Отче. Ад ещё воцарится»
- Прошу остановись – закричала Доума, но голос оказался не её, а того мужчины, в чьем теле она находилась. Демоница расхохоталась и начала резать, рвать его плоть. -  «И куда же попадут они? В какой мир?.. Только во мрак. А всё потому, что Рая не будет больше. Все уйдут. Все падут и отвернутся. В том числе и от Отца нашего. Он и сам покинет нас. Уже навсегда»
- Нет, нет… - слезы – горькие и горячие – прорезали дорожки на лице  девушки. Силы покидали её, вместе с жизнью этого мужчины.
«Спроси себя сама: нужны ли ему такие дети, которые сами предали его?» - ровным голосом проговорил Михаил, словно находясь где-то внутри сознания Доумы.
В глазах мужчины отразились матово-черные глаза демона, который ядовито шептал: - ты не против, что я вырезал все свои имена на твоих кишках? Это было забавно.
Она почти не дышала, переживая все то же, что испытывал этот человек и тут последняя из казней. В одно мгновение жар настоящего пламени охватил все тело. Доума ревела, срывалась на крик но не могла изменить этого. Пламя въедалось в кожу, будто та пропитана бензином. Волосы превращались в кипящую магму. Кожа разрывалась волдырями. Если бы мужчина не умер, Ангел была готова умереть сама, но не испытывать этого больше никогда. Иллюзия развеялась.
Доума стояла на коленях перед Михаилом. Кожа покрылась испариной, из глаз все еще лились слезы, но эмоций уже не было. Они кончились. Ангел смотрела куда-то, сквозь пространство, не в силах вымолвить и слова.
- Верни себе Веру и отвергни все чувства. Тогда всё будет иначе.
Доума судорожно кивнула, подняв взгляд на своего недавнего карателя, который забрал все её и без того истощенные силы в этой пытке.

+1

48

Стояла тишина. Тишина, которую люди зачастую называют давящей, но эта была не похожа на описание..она была мягкой, ласкающей слух, ласкающей тело..ничего прекраснее для Ангела не существовало. Так считала Кристина. Какого было бы прикосновение Отца Небесного? Можно ли вообще помышлять о подобном? В любом случае, ее всегда радовало, что подобные мысли останутся при ней и только при ней. Архангелы не станут ее проверять, так как повода на сие она не давала. Сейчас ее задачей была девушка. Джейн собиралась начать свое обучение, что Кристина безусловно одобрила..не вслух, но мысленно. Единственное, чему Ангел доверяла всегда и безприкословно - это знания и творчество. Люди не смогли бы существовать без этого, благодаря этому была возможна их обитель. Но волновало ее и то, что девушка все чаще и чаще остается без присмотра..Иофиила нет рядом. А иногда и по нескольку дней.-Чем он может заниматься? Что может быть важнее выполнения приказа Отца нашего? Как бы в беду не попал Иофиил.-Ангел уже не впервый раз думала о том, чтобы спуститься и поговорить с братом. Хотя, он и сам прекрасно понимал, какие проблемы может на себя навлечь, гнев Отца, что хуже, чем что-либо иное. Кристина привыкла к людским привычкам, за свое длительное существование. Не смотря на верную службу, она часто сама поддавалась эмоциям, но не давала им встать на перекор исполнению обязанностей. Друг и брат ее неверною стезей пошел..не по плечу ему оказалась людская ноша, что она сама должна исправить незамедлительно.

0

49

- Брат мой... - голос срывался в тишину - наставь же меня на путь испиный...что делать мне? - Тиш так и не могла подняться на ноги. Казалось, что после очищения она еще сильнее ощущала себя слабой, как обычный человек - так явственно Ангел чувствовала недавший Ад, что не могла вернуться к своему недавнему пусть и отчасти напускному спокойствию. Она будто-бы ощущала дрожь во всем теле, будто бы колкую боль. Её дух ангельский был слаб и даже контроль над телом давался сложнее чем когда бы то ни было. Это странное чувство. Пустота. Никчемность. Беспомощьность. Отступят ли они когда-нибуть? Быть может пытка все еще продолжается и ей лишь кажется, что все окончилось? и все же ей не давало покоя её тело. Старла Осборн буд-то бы давала ощутить ангелу все то, что чувствовала бы она будь её душа рядом с ангелом в этом несчастном теле. Но душа звездочки Стар была где-то в райских чертогах и Дома была одинока в своем сосуде - так решила она и так распорядилась судьба.
Даже если ты находишься в полном истощении и прострации, ты все равно будешь слышать. Пусть даже это уже не ты управляешь своими чувствами, а только твои инстинкты. Больше всего на свете Доума хотела покинуть это место. исчезнуть, раствориться, только бы никогда не ощущать той боли, что терзала её мгновения назад. Возможно поэтому её обостренный жаждой покой ангельский слух уловил мысли кого-то из своих собратьев. нет, он не слышала слов. Мысль в раю воспринимается совсем иначе. Подобно тому, как капля оставляет круги на водной глади, так и мысль обретает вес и пульсом отдается в разумах собратьев. Доума отвела свой взор в сторону от Михаила обессилено шепнув в пространство: - Кристина Слова её едвали всколыхнули воздух, но мысли пронзили расстояние между ними и вцепились в сознание ангела, что ныне обрел земное имя Кристины Маерс. Ей нужна была помощь. Рука, что поднимет её на ноги, поможет вернуться к силам своим но не даст показаться слабой перед Архистратегом. Ведь она - Ангел Тишины. Властвующая некогда над легионами ангельскими, что защищали чертоги райские, пусть ныне она утратила могущество свое, но силы её в перстах. Она не для того рождена чтобы покориться воле иной, но прикоряется пред братом старшим своим и Отцом Сущим. Такой ли она осталась? Теперь она молит о помощи и терпит странную неведанную до селе боль человеческую.
Только подняться с колен и покинуть Небесные чертоги. Что бы ни было там, но она должна исполнять волю Отца своего и не ослушиваться братьев своих старших.

0

50

Раздумья ангела прервала мелкая дрожь, пробежашая по спине. Что-то знакомое, но будто неосязаемое влекло ее к себе. Кристина повернулась, чтобы проверить нет ли кого за ее спиной..но как и следовало ожидать, там была лишь звенящая тишина. Слегка нахмурив брови, Ангел прикрыла глаза и услышала, теперь уже услышала, свое имя. Резко подняв веки, она будто зацепилась за ниточку той волны, которую уловила и незамедлительно перенесла себя и свой сосуд к источнику. К своему удивлению обнаружив Доуму, она искренне удивилась..на вид молодая девушка пыталась подняться, что не слишком хорошо ей удавалось. Кристина тут же поспешила подхватить ее под руку, опустившись при этом на колени.-Сестра..Доума..-Ангел заглянула девушке в лицо, чтобы убедиться, что та действительно ее слышит и вообще реагирует на голос. Кристина не решалась поднять ее на ноги, пока не убедится, что Доума действительно в состоянии держаться.-Что стряслось? Кто-то навредил тебе?-В голосе Ангела слышалось волнение, ее волновало не только состояние девушки, но и сам факт того, что кто-то мог принести ей вред здесь..в Ангельской обители. Что-то странное происходило в последнее время, Кристина явно это ощущала. Она не решалась признаться в этом кому-либо, но ее нутро никак не могло уловить прежнюю связь с Отцом. Она не могла утверждать, что он общался с ней в какую-либо определенную минуту, но всегда четко ощущала его часть внутри себя. Именно эта маленькая светлая частичка влекла ее в это место, зхаставляла возвращаться снова и снова, словно любовь к хозяину заставляет преданного пса вновь и вновь возвращаться в свой дом. Теперь же эта частичка будто теряла свое прежнее сияние. Она была не менее дорога Ангелу, но связь с ней определенно терялась. Чувствовал ли это еще кто-либо из сестер и братьев ее? Или сама Кристина утрачивает любовь Всевышнего?

0

51

«Больно… да, это очень больно – наблюдать на страданиями других.» - Архангел пробежался взором по тому пепелищу, что воссоздал сам специально для Доумы, где толпа демонов рвала на куски последнего человека, отправляя его в преисподнею, где он, вероятно, пополнит ряды этих тварей. Растягивая удовольствие, они нарочно истязались над ним как можно дольше. Разумеется, была бы воля Михаила, их бы уже через мгновения не было бы в этой вселено, но… «Что мы можем сделать, если люди сами себе прокладывают дорогу в Ад? Если они даже не прислушиваются, не Верят, не хотят или не считают нужным жить так, как велел им Отец? Порочные, грешные, нечистые.. сколько может один человек поместить в себе грязи и тьмы? Как в этих крошечных телах помещается столько пустоты, толкающей их на ужасные вещи и поступки? И как некоторые после добиваются прощения?..» - Михаилу стоило большого труда, чтобы не скривиться от такой мысли, «Господь милостив… он слишком любит людей, чтобы вершить их судьбы по справедливости. А они ещё после этого смеют очернять Его имя! Тут мой брат был прав – они недостойны жить под Его крылом. Быть может, и напрасно его изгнали, Люцифера? Он был предан, в отличие от них. Я не знаю верного ответа. В любом случае, я пойду за Отцом до самого конца. Он знает, где Истина. Значит, задумываться о неверности его шагов непростительно. И я не стану» - Архистратиг качнул головой и вернулся к Доуме, своей сестре.
Всё, что требовалось для возвращения Ангела в строй – это сострадание, Вера, истина, наставление, помощь старшего… как и ожидал Михаил, его небольшое путешествие во времени произвело на Доуму сильное впечатление. Даже слишком сильное… иллюзия исчезла, вокруг снова пустота, тишина и вечный покой, а Ангел Тишины стоит на коленях перед Архангелом и ведёт внутреннюю борьбу со своими чувствами. «Осталось немного…» Теперь главное – одержать победу, избавиться от них, от тягостных дум и эмоций. Тут уже Михаил, по сути, ничем подсобить не может. Просто нереально взять и вырвать из сердца всё, что посчитаешь лишним. Он может только узреть итог и поставить точку в этом деле. Либо это будет новое падение или же смерть, либо – вторая жизнь и шанс. Разумеется, Михаил надеялся на второе. Приём, он хотел быть полностью уверенным, что Доума сама решит остаться, поэтому не стал подавать ей руки, невзирая на всю тяжесть положения сестры. «Сама, должна сама встать. Или хотя бы попытаться» - да, внутри проснулось некое подобие интереса, можно сказать, что азарта, но взор Михаила оставался равнодушным, стеклянным, абсолютно пустым и наблюдал за каждым движением девушки..
- Верить, Доума, Верить… и быть здесь, со своими братьями, сёстрами, исполнять и дальше свой долг, возложенный Отцом. – мягко проговорил Архангел и чуть отступил назад, почувствовав, что теперь они тут далеко не одни. Видимо, вернулся ещё один Ангел, и теперь Доума пытается с ним связаться ментально. Что же… тут ничего против Архистратиг не имел, на сегодня хватит пыток и судов, хватит… Он склонил голову чуть вниз, сделал ещё несколько шагов назад, словно был готов раствориться. Хотя… да, поры бы. Дела не ждут. На свете так много людей, которым нужна помощь. И так много ангелов, которые не справляются со своей работой и нуждаются в поддержке и наставлении. Но всё же…
- Здравствуй, Кристина, - ровным голосом, несмотря на то, что его сестра даже не замечала и теперь старательно пыталась достучаться до Доумы, протянул Михаил.

0

52

Кристина. Такая же добрая и искренняя.Такая же юная, какой была от начала времен. Она настойчиво пытается найти сторонню причину состояния Доумы, но Ангел Тишины молчит. Сейчас она и сама до конца не понимает, что с ней произошло что истинно верно, а что нет. Подобно ребенку, складывающему большую головоломку, Доума так же судорожно и торопливо складывала все произошедшее в поисках направления действий, или иначе говоря подобия смысла жизни. Сейчас ей нужна лишь рука. Помощь. Не должно ей рассуждать о том, что стало причиной её истощения. Кристина не знает многого, но и не нужно ей знать сего. Слова Михаила как итог всех умозаключений. Истина проста. Нельзя отступать от тех, кто братьями и сестрами твоими являются, кто не предал Небес и Отца своего. То, что видила она сейчас, что испытала не исчезнет и не задубится никогда, но это стало большим уроком. Доума в своей ныне дрожащей сущности поняла одно - она сделает все, чтобы не допустить того, что вершилось в её иллюзии. Ангел поднялась на ноги и словно бы ощутила, как тело её словно бы сжимается в спазме единым порывом. Будто напряжение подскочило где-то внутри и тут же затихло. Она все так же держалась за руку сестры своей, но знала, что этим странным чувством была решимость.
- Я готова, брат мой. Воля моя в перстах моих дабы свершить назначенное свыше и возвратить всех павших братьев наших и благодати их в Чертоги Райские. Позволь же служить мне Отцу нашему и Царствию Небесному как на Земли так и на Небе во веки веков.
Доума не думала, готова ли она к этому или не нет. В силах ли она отправить на Высший Суд тех, кто братьями и сестрами является. Если пали они, не должно допустить того, чтобы в след за ними пали небеса. Люцифер ныне силен ибо властвует он над разумами многих. Михаил прав, как и Рафаил - мы должны вернуть их на небеса, дабы защитить от Люцифера, что ныне собирает всех, кто предал Отца своего и пал, лишенный благодати. И она притянутся к нему ибо искусил он многих благолепием своим. Прильстятся они и падут душой своей во веки вечные. И мир падет ибо имя ему Легионы. Нужно остановить это. Михаил должен обрести вместилище свое истинное и верх одержать над братом нашим Люциферо ибо так назначено свыше и сему должно свершиться, чтобы человечество имело шанс на спасение. У всех должно быть право на второй шанс. Доума получила его и теперь она не ошибется и не отступится.

Отредактировано Douma (07.04.12 11:51)

0

53

Дома и Михаил обменивались поучительными и обещающими речами. Кристина в это время просто слушала, убрав руки за спину и сцепив их в замок, как она обычно это делала. Почему люди частенько в подобных ситуациях не знали куда деть руки? Это же очевидно..такая поза не выдает ничего, кроме роли "спокойного слушателя".
- Здравствуй, Кристина
Наконец Михаил обратил внимание на девушку. Моргнув от неожиданности, она оторвала взгляд от сестры и направила его в сторону Архистратега.
-Здравствуй, брат мой..рада видеть тебя, пусть и при таких обстоятельствах.
Кристина давно не встречалась со своим наставником..наставником всех сестер и братьев ее. И не горела желанием, если быть честной до конца..она трезво осознавала, насколько стала похожа на людей. Ее это не тревожило..но что будет, если это заметят другие ангелы? Сочтуть это издержкой работы на земле? Или слабостью? Сейчас она могла лишь мучать себя догадками. Так же на данный момент Кристину беспокоило положение Доумы..Жаль было сестру и помочь ей хотелось. И как нельзя кстати, к Ангелу пришла идея, которая была весьма удачной.
-Что если помочь могу? Позволь мне взять с собой Доуму..смогу помочь ей освоиться в мире людском, дабы избежать неприятных казусов.
Удивит Михаила подобная просьба? Знает он причину нахождения Кристины на земле, знает, как глубоко она изучила жизнь человеческую..или только догадывается? В любом случае, Ангел просто ждала ответа..не беспокоясь о чем-либо еще на данный момент.

0

54

Доума была несколько удивлена словам своей сестры. Не только от того, что та позволяла себе такое вольяжное обращение в Архистратегу - Кристина как губка впитала все повадки свойственные пожалуй только человеку. Ангел-Хранитель вызвалась помочь Доуме. Отчего-то, но это предложение вызвало в душе ангела Тишины боязнь. Словно бы этим решением Кристин подвергает себя большой опасности. Но было бы все не так фатально как звершившее всю картину согласие Михаила. В мыслях Доума будто бы услышала чей-то голос, который призывал её снова выступить в роли "карателя" и продолжить возвращать паыших ангелом в Царствие Небесное.
- Благодарю тебя, Архистратег Михаил, за позволение твое, согласие и доверие, чбо не подведу я веры твоей и исполню все так, яко дано нам было свыше - Доума Полностью выпрямилась и приклонила голову пред братом Старшим. Боль отступала, вместе с ней ангел приходила в себя, но силы её были уже не так сельны как прежде. Дума взяла Кристину за руку и сказала: - Сестра моя, отведи на пути истинные. Будь проводником моим аки поводырь у мужа слепого.
Едва ноги её вступили на твердь земную, равновесие на несколько мгновение покинуло ей. Ангел едва ли не упала. Её спасла рука сестры ей, которую она сжала в пальцах. Вывод был очевиден - ей необходимо срочное восстановление сил. Не может она нести крест свой покуда не обретет силы в перстах своих.
- Кристина, помоги мне, сестра. Сосуд мой истощен, подобно духу моему. Прошу, коснись меня перстами своими и возврати к жизни, иначе не смогу я исполнить насталение Михаила, брата нашего - вгляд серых глаз безраздумий вцепился в глаза Кристины в ожидании действия или же ответа.

0

55

Удивление? Нет..Кристина будто заранее знала, что Михаил непременно согласится. Это же было очевидно. У него полно дел, но еще следить за Доумой? Вряд ли его сейчас это интересует. А тут как нельзя кстати подворачивается один из ангелов, которая мало того, что живет на земле долго, так еще и сама вызывается помочь неверной. По лицу Архистратега, как всегда, ничего нельзя было определить..никаких эмоций, да и были ли они у него. В любом случае, с этого момента Доума находится под присмотром Ангела, глаз с нее спускать нельзя, а так хотелось немного отдохнуть. Но промолчать и не предложить помощь было бы слишком эгоистично. Доума распевалась в словах благодарности к Михаилу, в то время как Кристина просто спокойно стояла рядом все в той же позе "спокойного слушателя". Ей было абсолютно безразлично..она не видела Михаила действительно долго и заметила за собой один новый факт - она больше не трепетала в его присутствии. Не чувствовала стараха и блаженства. Он будто не был одним из главных Архангелов небес, он просто был...и все. Усмехнувшись этому в своих мыслях, Кристина наконец взяла Доуму за руку, и тут же они услышали звук шелеста крыльев. Как Кристине нравился этот звук, музыка..не менее. Почувствовав почву под своими ногами, она едва успела напрячь руку, чтобы поймать Доуму..та чуть было не упала на колени, вероятно у нее действительно не было сил.
- Кристина, помоги мне, сестра. Сосуд мой истощен, подобно духу моему. Прошу, коснись меня перстами своими и возврати к жизни, иначе не смогу я исполнить наставление Михаила, брата нашего
Понимающе кивнув, Кристина коснулась двумя пальцами лба Доумы. По мнению восточных мудрецов, именно в этом месте у людей находился третий глаз, забавно..послав небольшой поток духовной энергии, Ангел помогла своей сестре восстановить силы. Убрав руку, она еще раз внимательно оглядела Доуму, чтобы убедиться, что та в порядке.

+1

56

Не многим дано ощутить силу света. Даже не многим ангелам, удается почувствовать, как сквозь твое обретенное тело проникает энергия божественной благодати и вонзается в твой ослабеший раненный дух колючим сиянием. Излечение никогда не проходит безболезненно, но ощущение боли быстро покидает тело за неимением истоника. Доума выпрямилась и посмотрела на Кристину, что пыталась определить состояние Ангела Тишины, своим холодным взглядом кристально-серых глаз.
- Благодарю тебя, Кристина - Дума слегко кивнула головой и продолжила через несколько секунд - теперь можем мы отправиться на пажити Господни дабы миссии, назначенные там своршить, сестра моя. - Она окинула взглядом Небесные чертоги с тоской, словно прощается на веки с родным и любимым домом, и страхом, словно здесь ей грозит смертельная опасность. Все же в Ангеле осталась та же непоколебимая, стоическая черта характера, благодаря которой она от начала время стояла во главе полка ангельского, стоявшего на страже Царствия Божия.
- Я следую за тобой, Кристина - голос звучал как и всегда: спокойно, умиротворенно и уважительно. Кристина изчезла, а Доума еще на секунду осталась стоять в одиночестве там, где недавно испытывала горючую боль. Пустота в её душе, словно остудиша её разум и сердце. Доума чувствовала... нет, теперь она только знала, что не должна предавать небеса, ведь это её дом, который эта защищала. Она не должна предавать Господа, который создал её саму. Она обязана служить общим целям во имя спасения. Доума не знала только одного: чему именно собирается обучать её Кристина и зачем ей это нужно, ведь у неё есть цель - найти благодать своих павших братьев и сестер и вернуть их на небеса. О дальнейшей их судьбе Дума боялась думать и...поэтому просто не думала.
=====> Земля.

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC