NAAMAH
Хранитель сюжета, матчасти, а также логики и здравого смысла.
Связь: ICQ: 713766876 вк: crazyolly
FESOR
Страшно справедливая правая рука главадмина, контролирующая всех и вся.
Связь: гостевая, личные сообщения
MEG MASTERS
Надзиратель кодов и доставитель дизайна.
Связь: ICQ - 200987614, Skype - bullet-for-colt
ASTAROTH
Куратор квестов и составитель тем с историями штатов.
Связь: гостевая, личные сообщения
LOUISE
Блистательный мастер игры.
Связь: Skype - koruna86
CHARLOTTE MINE
Рекламных дел мастер.
Связь: VK - torienergazer, ЛС.

|Самая Сверхъестественная Ролевая Игра|

Объявление





THE MOST SUPERNATURAL NEWS
ПЯТЬ ВЕЧЕРОВ С ХЭЙЛОМ
События:
Спустя год после открытия Чистилища мир сотрясает новая череда катастроф. За происходящим стоят существа, многие годы проведшие за стенами Бездны. Теперь опасность угрожает не только людям, но и демонам, и даже Небесам. Спасение кроется под тоннами песка – утерянное тысячи лет назад Слово Божье поможет пролить свет на происходящее.

Основное время игры – 2011 год



ERIC |
Эрик теперь понимал его, понимал, что не залезть каждому в черепную коробку, а если и такое случилось, то не факт, что росток здравомыслия пустит свои корни. Не пустит, как показывала практика. Проще заставить бояться, приказать, манипулируя всем, что придет на ум. Но не пытаться понять. Это Сизифов труд, который никто и никогда не оценит. Управленец Небесных тварей вел весьма грамотную политику, где лучшим методом было не вмешиваться туда, где все сгнило, а лишь держа на коротком поводке, порой доставая нагайку для показательных прелюдий. ©
RAZIEL |
Мертвецы действительно не могут жаловаться. Их уста немы. Глаза слепы. Сердца холодны. Души окутаны страхом и жаждой крови. Порой такое происходило и с живыми людьми. Их глаза застилала пелена льда, а душу и сердце охватывал холод. В их жизни произошло то, что выжгло остатки любви, сострадания, совести. Превратило в безэмоциональное оружие с холодным взглядом. Способные лишь убивать. Не живущие, а существующие. Такие люди похожи на хорошо заточенный меч. Сталь не знает боли и томления духа. В чем-то такие смертные становятся похожими на ангелов. Ни боли, ни страха. Лишь воля Небес направляет тебя.©
RAM
«Глаз Раваны» в каком-то смысле действительно проклят. Не успел он снова попасть в человеческие руки, как уже полилась кровь. Конечно, в этом виноваты люди, точнее Рам, и скорее проклят он, нежели какая-то аллотропная форма углерода. Но такую вещь, ради которой стоит убить двух, а то и больше человек, еще поискать надо. Вот, например, браминка. Ради нее он и пальцем не пошевелит, а вот «Глаз Раваны» сподвигнет его на массовые убийства сегодня. Когда в музее окажется полиция (а теперь она приедет точно, потому что дело дошло до убийства), он устроит тут такую бойню, что все монстры Нью-Йорка от мала до велика будут очень долго ее вспоминать. ©

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » |Самая Сверхъестественная Ролевая Игра| » Underworld » Purgatory [Чистилище]


Purgatory [Чистилище]

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

http://savepic.net/5071960.png

И над тою расселиной я видел одно место, которое не имело ни небесной тверди над собою, ни земного основания под собою; на нем не было ни воды, ни птиц, но это было пустое место. И было ужасно то, что я видел там: семь звезд, как великие горящие горы и как духи, которые просили меня. Ангел сказал мне: «Это то место, где оканчивается небо и земля; оно служит темницей для звезд небесных и для воинства небесного...»
Енох 4: 19-21

Чистилище было создано как место заключения для нефилимов, которые остались живы после Великого Потопа. 99% обитателей небес, земли и ада не знают ни о существовании этого места, ни о его обитателях, ни о единственном страже - архангеле Абаддоне. Чистилище представляет собой многоуровневую тюрьму с самой эффективной системой защиты, которая сама терзает своих узников, забирая их силы и высасывая из них все чувства. Монстры после смерти отправляются именно туда, потому что не обладают человеческой душой, которая ценится в Аду и на Небесах.

http://savepic.net/5084248.png

+2

2

Внимание: в посте учтены события квеста "Жаждущие и Алчущие".
Выступление сольное, но необходимое для сюжетной линии персонажа.
***
No rays from the holy heaven come down
On the long night-time of that town;
But light from out the lurid sea
— The City in the Sea by Edgar Allan Poe
***внешний вид

===>>> Канзас, Кладбище Сталл
Аль-Араафом называли это место. Верили они в то, что после смерти душа оказывается меж двух миров: не видит она ни райского блаженства, ни адских мук, покуда не настанет День Стояния1, именуемый Страшным Судом. И слышал праведник сладкозвучное пение чернооких гурий, осязал терпкий привкус эдемского мёда, видел свет мириад серафимских крыльев; и мучился грешник, чей лик горел а адском пламени, чьи губы прели от отравленного заккума 2, чьё сердце разрывалось на части от боли и страданий. Ждал каждый своего часа: так измерялось терпение верных, так давался шанс для кяфиров 3 искупить свою вину. Иные же говорили, что место это пустынно и безжизненно, что на ступенях семи холмов безмолвно сидят обречённые, каждый со своим деянием, власяницею окутывающем его естество. Их стерегли семь ангелов с печатями, и каждый из них следил за теми, кто находился на его круге. Чистилищем называли его другие, веря в то, что душа способна искупить грех, смыть с себя и грязь, и пыль бренной человеческой жизни, а затем, очистившись, воспарить на Небеса.
Только вот понимал нынче Азраил, что они ошибались.

Он бежал сквозь тёмный лес, спотыкаясь, падая, и вновь поднимаясь. Руки его были исцарапаны о жёсткую кору деревьев, подошва ботинок то и дело утопала в понурых холмиках какой-то травы, такой же болезненно-серой и безжизненной, как истлевший мох ливанских лесов. Всё вокруг словно лишилось цвета сотни лет назад: никаких красок, лишь холодное выцветшее полотно, без малейшего намёка на теплоту или свет. И бесцветность эта, невидимою цепью нависнув над угрюмыми кронами, стремилась поймать его в свои сети: она то отступала, коварно позволяя ему передохнуть, то с новою силой сжимала свои тиски, лишая его всякой возможности отыскать выход из этого гиблого лабиринта. Он не помнил её начала, не видел конца, гонимый одним-единственным желанием как можно скорее выбраться из объятий этих окутанных мраком кущ. Страх медленно закрадывался в его сущность, словно искусный аламутский ассасин 4, грозясь вот-вот пронзить его сердце отточенным кинжалом. И он знал, что стоит ему поддаться этому чувству - как он останется здесь навеки.
Сквозь плотные ризы полумрака тянулись к нему голоса. Невидимы были их обладатели, и думал Азраил, что неведение его являлось благом. Они шипели во тьме бурой листвы, слали проклятья на неведомом языке, - был чужд их миру этот потерянный беглец, и легионами бестелесных ликов стремились выжить они его из своих владений. Порой ему казалось, что нечто касается его спины, и он резко оборачивался, ощутив холодное прикосновение. Но видения исчезали, оказавшись не более чем плодом его разыгравшийся фантазии, а где-то там, в глубине леса, опалово-красным сияли жаждущие плоти глазницы. Не мог он сказать, было ли то правдой или же какая-то фата Моргана5, облачившись в своё лучшее платье, строила миражи из жутковатых иллюзий, но ноги несли его прочь, а измученное естество упрямо требовало покоя.
Но был ли здесь покой? Внутри него пожаром разгоралось прежде незнакомое чувство: не боль, не отчаяние, а зияющая пустота; она с шумом врывалась в его мир, как врывается дождевая вода в стены измученного жаждой колодца, она занимала каждую клеточку его тела, и ему казалось, что краски жизни, которые он было принёс с собой, медленно утекали по венам, уступая место пепельно-белому вину отчаяния и обречённости. Не доводилось ему прежде испытывать ничего подобного, ибо свободен был мир людской от всякого рода воздействий; пылающий Ад обращал страсти в ненависть, а благоухающий Рай даровал душам вечное блаженство. И понял он, что расстилался перед ним тот самый Аль-Арааф, - Чистилище, - обитель скорби и вечной печали для тех, кто однажды нарушил законы творения. Томились в нём вовсе не ждущие прощения, скорее наоборот - проклятые навек создания, однажды зачатые падшими от падших, теперь приговорённые к заключению в бездне забвения. Теперь вместе с ними томился и Азраил.
И вот лес поредел, отступили массивные кроны, невольно позволив своему пленнику покинуть сей древесный склеп. Он стоял на берегу безбрежного моря, но моря пустынного и такого же гиблого, как и всё вокруг. Над ним не парили белокрылые чайки, не разрезали воздух своими резкими криками говорливые альбатросы, да и водная гладь, которой полагалось бы дышать ровно и мерно, как спящее дитя, лишь лихорадочно рябила в своей нескончаемой агонии. Рваные волны то вздымались грозным валом, то устало откатывались назад, обнажая каменистое дно, усыпанное белеющими костями. Его ноздрей касался не вязкий запах соли и водорослей, а едва уловимый смрад полуразложившихся умертвий, смешанный со смертельно-морозным дыханьем надвигавшейся с другого берега зимы.
Закрыл глаза Азраил, всеми силами попытавшись исчезнуть, призвать на помощь родные Небеса. Они должны были его услышать, ведь впервые за долгие годы обратился он к ним, моля вызволить из этого места. Его, - архангела с именем Смерти, - что верою и правдою служил своему долгу. Иль может, коли они молчат, не столь совершенным было дело его? А благо, что скрывалось под маскою благородных деяний, на деле лишь прах ошибок прошлого? Неужто напрасным был его труд? И грош ему цена, раз молчат они? А что, если он - Йусуф 6, брошенный братьями умирать в колодце? И не услышат они его, не спасут, не протянут руку помощи, оставив прозябать средь коварных зыбучих песков Аль-Араафа?
В один миг море отступило. И перед ним распростёрлась каменистая пустыня: землёю выжженной был её песок, огромными валунами - исполинские барханы. Никогда прежде не встречал он столь запустелых пейзажей, - даже в Афарской котловине7 когда-то кипела жизнь, только спустя столетия позволив облачить себя в тяжёлый базальтовый саван, - здесь же жизнь угнеталась, подчинялась себе волею неведомой природы. И из-за камней выползали ядовитые змеи, они грозно шипели, возводя на него свои болезненно-шафранового цвета глаза, они словно корили его за свою судьбу и, сворачиваясь кольцами у его ног, мгновенно испускали дух. Он заставлял себя идти, веря в то, что пустыня отступит, но та не желала сдаваться: с ловкостью сварливой старухи-ведьмы напускала она молочно-белый туман, и в очертаниях его видел он и погибающую Пальмиру, и разрушенный Карфаген.
Что же чувствовал он? О, ничего. Если же сады райские даровали надежду, а адское пламя - нескончаемую боль, то Аль-Арааф высасывал любое чувство, взамен предлагая великое ничто. Старания незримым образом становились удивительно бесполезными, любое достижение виделось позорно мелким. Он словно слышал стенания тех, кому не сумел помочь однажды, и их жалобный плач эхом раздавался в его голове. "Ты позволил им сделать это, не защитил нас, - души, - так кто ты после этого? И достоин ли зваться Смертью?" - говорили они. Не знал тогда Азраил, что теперь они останутся с ним навеки, и мольбы их стихнут разве что тогда, когда не станет его самого.
Внезапно пошёл дождь, и молчаливо падал он на измученную землю, но не даровал ей ни надежды, ни живительной влаги. Капли срывались с неба, затянутого свинцовыми облаками, и ни единого дуновения ветра не доносилось до сих, - кругом царила лишь зловещая тишина да могильный шёпот умирающих гадов. Он протянул руку, желая коснуться благодатной воды, но было то не водой, и даже не кровью цвета ханаанского пурпура 8, а грязью, что въедалась в кожу и пробиралась, казалось бы, к самой сущности. Пространство не давало ему покоя, медленно забирая надежду во всё то лучшее, что у него когда-либо было. Кем был он теперь? И ради чего старался все эти столетия?

Аль-Араафом называли это место. И ныне знал Азраил, что оно из себя представляло. Здесь не вёлся счёт времени, и каждому отводилось отдельное наказание. В вечных сумерках бродил он, стремясь однажды вернуться к свету, в вечных сумерках забивался под своды пещер, желая дать отдых измученному сосуду, в вечных сумерках размышлял над когда-то содеянным. И чувствовал он, как мгла эта илом наслаивалась на его благодать, цепями опутывала его архангельское "я", словно говоря, что даже если он когда-нибудь и выберется отсюда, то навеки останется пленником этих пустынных мест. Незримою печатью клеймило его Чистилище, пометив лик божественный символом пустующей бездны.
В один прекрасный день всё закончилось. Он понял, что больше не гибнут под его ногами белые гиацинты 9, не тянут к нему свои иссохшие руки призраки давно ушедших, не горят во тьме голодные животные глаза. Он вновь дышит свежим земным воздухом, щурится от яркого света и слышит возбуждённые людские голоса. Всё то, что приключилось с ним, осталось в прошлом, а то, что произошло за это время на земле, белым пятном расстилалось перед ним. И только после выяснил он, что долгих пять месяцев провёл он в заточении, и лишь по их истечении Страж сжалился над ним, отыскал его и позволил усталому Азраилу покинуть чернеющие чертоги Аль-Араафа.

===>>> шт. Вермонт

Сноски

1- дословный перевод с арабского слова "Яум аль-Кыямат"
2 - по исламу заккум - дерево, чьими плодами питаются грешники в Аду
3 - ар. - "неверный"
4 - Аламут - крепость в Иране, где в XII веке орудовала секта исмаилитов
5 - оптическая иллюзия, названная в честь всем известной ведьмы
6 - Йусуф - коранический прототип Иосифа Прекрасного
7 - геологическое образование на территории современной Эфиопии, где учёными были найдены первые останки человекообразных существ
8 - Ханаан - Финикия, чьи жители были знамениты тем, что добивали из моллюсков пурпур. Собственно, "ханаан" и есть "пурпурный"
9 - символика цветов и цвета на Востоке. белый - цвет смирения и величия, гиацинт - символ мудрости и смерти.

+5


Вы здесь » |Самая Сверхъестественная Ролевая Игра| » Underworld » Purgatory [Чистилище]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC