FESOR
Страшно справедливый главадмин, контролирующий всех и вся.
Связь: гостевая, личные сообщения
CROWLEY
Повелитель сюжета и адепт квестоплёства.
Связь: ICQ - 612918876
MEG MASTERS
Надзиратель кодов и доставитель дизайна.
Связь: ICQ - 200987614, Skype - bullet-for-colt
FELICIA FOUX
Неординарный координатор игрового процесса.
Связь: гостевая, личные сообщения
LOUISA
Блистательный мастер игры.
Связь: Skype - koruna86
ASTAROT
Куратор квестов и составитель тем с историями штатов.
Связь: гостевая, личные сообщения

|Самая Сверхъестественная Ролевая Игра|

Объявление





События:
Спустя год после открытия Чистилища мир сотрясает новая череда катастроф. За происходящим стоят существа, многие годы проведшие за стенами Бездны. Теперь опасность угрожает не только людям, но и демонам, и даже Небесам. Спасение кроется под тоннами песка – утерянное тысячи лет назад Слово Божье поможет пролить свет на происходящее.

Основное время игры – 2011 год



EDELINE |
Эделин ненавидела, когда ее персону в какой-то момент резко выдвигали на передний план. В основном такое случалось лишь с той целью, дабы заставить девушку испытать неудобство, или же просто застыдить за отсутствие прилежности и покладистости. Но, если с первым пунктом у жестоких смертных все складывалось более чем удачно, то наличие второго все же заставляло Бархэм забыть о терпении и выпустить наружу зверя, который и без того засыпал, как казалось самой вампирше, лишь на жалкие часы, если не сказать, что и вовсе на мгновения.©
DANIELLA |
Музыка. Иногда это чувство просто не поддается описанию. Когда стоишь посреди танцпола, двигаясь в такт и забывая обо все. Одна мелодия сменяет другую, а ты совсем ничего не замечаешь. Сердце бьется так сильно, что, кажется, будто тебя накачали наркотой, но на самом деле это просто эмоции. Эмоции, которые усиливаются, когда ты танцуешь. Когда сливаешься с музыкой воедино. Ты словно попадаешь в другую вселенную, где неважно, какая у тебя профессия, статус или положение в обществе. Важен лишь ты сам. Не зря люди придают танцам такое большое значение. В нем всегда можно выразить чувства.©
CAREN
Бросив работу в Британике и начав охотиться, я в полной мере распробовала все прелести работы с мужиками: с ними можно много есть и не думать о том, что кто-то предъявит тебе за пренебрежение к фигуре, можно тупо шутить и не ощущать себя дурой, потому что мужчины чаще всего шутят ещё хуже. К тому же не обязательно было причесываться и красить лицо, чтобы сравнится или хотя бы сровняться красотой с коллегами…в основном потому, что обычно мои новые коллеги были не бриты, и спасибо, если зубы чистили чаще чем разок в неделю.©

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » |Самая Сверхъестественная Ролевая Игра| » Countries & cities » 14.03.2009 Asmodeus, Iofiel & Gabriel, Rome, IT


14.03.2009 Asmodeus, Iofiel & Gabriel, Rome, IT

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Флеш: "назад в будущее";
Участники: Asmodeus, Iofiel, Gabriel (?) Пока что не ответил, но планируется хд));
Время\место: февраль 2009/Италия, Рим; после: Древний Рим времён Юлия Цезаря;
Статус: реальность;
Пролог:
Асмодей, решив попытать счастье, отправляется за древним и могущественным артефактом, который Небеса давно спрятали в столице католицизма – древнем Риме. Иофиэль, услышав такие новости по «радио», решает нейтрализовать врага. Всё бы ничего, но эти двое умудряются напереться на трикстера, который, конечно, не может оставить без шутки.

0

2

После происшествия в гробнице Соломона, когда Иофиэлю посчастливилось столкнуться сразу с двумя своими братьями и чуть не быть отправленным обратно в Эдем догнивать остаток своих бесконечных дней, архангел, чудом сумевший исчезнуть, стал соблюдать крайнюю осторожность. Уж очень ему нравилось на Земле, где все ему было интересно и любопытно, тем более, что в Эдеме есть Рем, на которого он мог положиться. Небольшой отпуск не повредит и самому работоспособному начальнику, так что Иофи старался не светиться, даже ангельское радио прослушивал тайком, лишь бы никто не вычислил, где он находится. Каким же совпадением оказалось как раз в тот момент, когда Иофи любовался красотами Италии пусть и не в самую солнечную погоду, услышать, что по некоторым данным архидемон Асмодей заинтересовался некой табличкой с письменами. Что это за табличка и где ее искать не разглашалось, а, понятное дело, "позвонить на радио" и уточнить Иофи никак не мог, но, какая удача - где-то в толпе туристов, шатавшихся по Пьяцца Сан Пьетро, он почувствовал демоническую энергию, весьма сильную. Вот же наглость, демону заявиться в такую святыню! Иофи, недолго думая, пошел по следу, вскоре убежившись в том, что это действительно Асмодей, тщательно пробиравшийся через площадь и двигавшийся, как ни странно, в сторону Ватикана. Что ты там забыл?! Возмущенный, но при этом все же старавшийся смешаться с толпой (что было не так просто, учитывая, что деловой костюм смотрелся вычурно на фоне измятых курток, рюкзаков и соломенных федорок с бело-зелено-красными лентами туростов, Иофиэль двинулся за ним. Асмодей, тем не менее, не влез в бесконечную очередь в ворота Ватикана, а свернул куда-то вдоль стены, совсем скоро исчезнув в темном проходе. Иофиэль последовал за ним и, едва он вошел в туннель, проход закрылся - стоит думать, тайный. Отметив в памяти это место, Иофи как можно тише отправился вперед по освещенному факелами коридору и вскоре увидел спину Асмодея, копошившегося среди залежей самых разных артефактов в поисках заветной таблички. Издалека Иофи первым заметил ее и, едва демон к ней потянулся, архангел вызвал вокруг нее защиту, не позволявшую к ней притронуться. Наконец он решил выдать себя.
- Давно не виделись, Асмодей. С тех самых пор, как ты имел неосторожность заглянуть ко мне в Эдем с обвинениями, помнишь? Я смотрю, ты пришел за ценной вещью, которая тебе не принадлежит. И не будет, я об этом позабочусь.

+1

3

Вообще, иногда Асмодей не понимал сам себя. Ведь ему лишь недавно удалось избежать смерти от рук Вельзевула, при этом чуть не получив пулю из того самого кольта в лоб. Но нет, теперь, когда опасности практически нет, надо отправиться за очередным артефактом, даже точно не зная, собственно, существует ли он или нет.
Казалось бы, зачем искать какой-то мало вероятный артефакт, при этом полагаясь на «авось»? Ну, во-первых, в Аду сейчас идёт «предвыборная гонка», в которой практически все архидемоны, не важно какого происхождения, стремятся показать, насколько они сильны (да и не только архидемоны, хотя Деус подозревал, что Кроули один такой псих, что полез в дело, когда старшие сами могут разобраться). Во-вторых, этот конкретный архидемон всегда осознавал шаткость своего положения в иерархии Ада, которую и раньше поддерживала только Лилит. А теперь, когда она мертва (спасибо лосяре Винчестеру), дело в неопытности и незнании большинства младших бесов. По правде говоря, Асмодей даже был удивлён, что его, демона, которого адским герцогом назначили практически за «красивые глаза», не заменили кем-нибудь другим. Хотя учитывая саму суть работу повелителя инкубов и суккубов, это не удивительно.
Так вот, понимая своё положение, Асмодей начал охоту за артефактами, способными помочь ему укрепиться в Аду. Меч Метатрона и приобретённые знания, безусловно, были хорошими, но, увы, недостаточным оружием против Небес и противников снизу. Ценятся, конечно же, прежде всего божественные и ангельские артефакты, но могущественные вещички людей тоже подойдут.
Так зачем же Асмодей поехал в Италию? Всё просто: достать скрижаль, начертанную самим Петром, которая потом как-то оказалась у одного из Пап и затерялась в хранилище артефактов Ватикана. Суть вещи заключалась в том, что с помощью неё можно то ли судьбу переписать, то ли кое-как вертеть пространством-временем. В любом случае, добыча стоящая.
Добраться до Италии телепортом не получалось, а делать перерывы каждые пять километров архидемон не хотел, поэтому в ход пошёл самолёт. Благо сознание весселя услужливо (сам сосуд, похоже, последним годом был в целом доволен, видимо созданная Деусом иллюзия вечного борделя сказалась) подсказало, что да как нужно делать. Сидеть в самолётах, честно говоря, на редкость скучно, фильмы там дурацкие, еда отвратная, но зато можно выспаться. И почему люди до сих пор не изобрели порталы?
Италия – страна очень красивая, особенно Древний и Могучий Рим, когда-то расцветающий под предводительством удивительного человека, который обошел немало диких земель, повстречался с интересными людьми и перебил их. Аве, Цезарь!
Сразу прибыв в Рим, архидемон тут же направился к святая святых всех католиков. Конечно, стоять в долгой очереди он не собирался, поэтому благополучно воспользовался тайным ходом, который был когда-то давно проделан для ангелов, но, как это не удивительно, не был защищён от демонов и светлыми силами практически не использовался.
На самом деле, долго рыться не пришлось, потому что создатели этого тайника в возможности таблички не верили, а потому не стали её прятать. Но Деус чувствовал её, ибо от неё исходило какое-то сияние, похожее на ангельское. Или душевное.
Асмодей уже хотел схватить её, но в сантиметре от таблички его руку резко обожгло. Ощущение было похоже на то, когда он касался кого-нибудь из ангелов, но более сильное, Свет чувствовался более остро.
Кто это сделал?! Убью, сволочь! Архидемон уже был готов достать клинок Писаря, даже включил демоническое зрения, но, повернувшись, пожалил об это – суперзрение обернулось против хозяина.
Перед ним стоял мужчина, довольный красивый по человеческим меркам, с небесно-голубыми глазами и русыми волосами. Но обычный человек не видел света, нещадно лившегося из глаз; не видел света, который отливал на волосах, собираясь в подобие нимба; не видел шатёр восьми белоснежных крыльев с фиолетовым оттенком на концах и такого же фиолетового марева (видимо, готовый появиться доспех) за спиной. Перед ним стоял архангел, Асмодей понял это не только по количеству, но и окрасу крыльев и доспеха. Все ангелы имели белоснежные крылья и доспех серебристого цвета. И только архангелам позволялось иметь свой уникальный цвет, будь то синий (Михаэль), зелёный (Рафаэль) или золотой (Габриэль). А стоявшего перед ним архангелам Деус знал, хотя и не особо гордился этим.
Лилит всегда ненавидела архангелов больше всех, кроме Создателя. Никогда не упускала момента обкатить их грязью, если только представился случай. Даже когда она жила с Адамом на протяжении 130 лет. Ни разу Человеку не удавалось уйти безнаказанным, стоило ему упомянуть этого крылатого индюка.
- Молчишь, Адам! Слышишь меня? Молчи и не смей упоминать имя этого архангела при мне! – верховная демоница кричала так каждый раз, ибо никому не нравится, когда говорят о том, кто выгнал тебя из прекрасного места на грешную Землю. И первочеловеку нечего было возразить, хотя он все ещё называл Иофиэля своим другом. Зря, потому что Лилит это в конце концов достало.
- Послушай меня, Деус, - после сказала она, пытаясь успокоиться и не вспоминать Рай. – Слушай меня, Асмодей. Когда-нибудь…когда-нибудь мы с тобой вернёмся в Эдем и я оборву этого садовнику ручонки! А потом изгоню его! На Землю, скитаться и жить здесь, дожидаясь конца света.

- А тебе какое дело, Иофиэль? Ты же ничего не понимаешь, кроме своего садика. -

Отредактировано Asmodeus (27.11.13 17:49)

+1

4

- Действительно?
Иофиэль чуть приподнял бровь и прошел вперед, пристально разглядывая сына своего когда-то лучшего друга. Как же давно они не виделись. Иофи прекрасно помнил, сколько раз он видел Асмодея у ворот Эдема, когда в одиночку, когда с оравой демонов. Сколько раз пришлось задействовать гарнизон, чтобы не пустить их в райский сад, и каждый следующий раз Деус возвращался еще более раззадоренным. Знал бы он, что Иофиэль сам бы с удовольствием пригласил его внутрь, на историческую родину родителей демона, но факт оставался фактом - один раз будучи изгнанным с небес и из Эдема, обратного пути уже не будет. И как Иофи себе не напоминал о том, какими друзьями они были с Адамом (не принимая во внимание Лилит, конечно, изгнанную намеренно и со всем желанием), и как бы он ни хотел поведать Деусу о тех временах, кодексы и катехизисы высказывались конкретно на этот счет. Созданиям тьмы нет места в Раю, в том числе в Эдеме. Так что Иофиэль старался держаться холодно, откинув прочь все личное отношение, за время проведенное на Земле начавшее уж очень ярко проявляться. Нельзя. Соберись, архангел ты или кто?
- Неуважительно так отзываться о своем родном доме, Деус. Твоя матушка в свое время доставила мне и моему гарнизону немало проблем, про твоего отца я уже не говорю. Веришь или нет, но изгонять его из подвластного мне Эдема я желанием не горел, более того, я пытался за него заступиться, но приказы свыше не обсуждаются. Так что сколько бы ты не ломился в Эдем, впустить я тебя не имею права, когда ты это поймешь. Притом, я чувствую, что намерен ты отнюдь не прийти на экскурсию. Да и сюда пришел не полюбоваться красотами святыни, так ведь?
Иофи выдвинулся к скрижали, щит вокруг которой он все это время контролировал, и, не сводя глаз с Асмодея, положил ладонь на клинок под пиджаком.
- Я вынужден просить тебя уйти, иначе мне придется прибегать к крайним мерам и уничтожить тебя, хоть я и не одобряю убийств кого бы то ни было. Жаль, что каждая наша встреча оборачивается тем, что мне приходится гнать тебя взашей. Но тебе лучше и впрямь исчезнуть, пока я даю тебе шанс.

+2

5

Архидемону всё-таки пришлось «выключить» демоническое зрение, очень уж жёг истинный лик архангела. Хотя какой там истинный лик, от него и пепла бы не осталось, вздумай Иофиэль погулять в настоящем обличье. Уж кому как не Асмодею знать, что на архангелов можно и не смотреть, но если подойти к этому столбу Света, то не поздоровится любому, за исключением весселя.
Свет (не материальный, видимый людьми на Земле, когда старшие ангелы применяли свои силы, а именно тот самый  Свет) каждого архангела Асмодей прекрасно помнил ещё со времён изгнания с человеческой планеты. Но, конечно, лучше всего запомнился самый жёсткий из всех, Свет Михаэля. И Свет Люцифера, который исчезал, падая в бесконечную Тьму. Это было удивительно, как два брат были непохожи – Архистратиг подавлял и внушал безотчётный страх, а за Люцифером хотелось идти, не важно куда, даже если он не позовёт…ну а запомнить Свет того, кто только тогда из Эдема и выходил – не сложно. От Иофиэля исходила особая энергия, от которой любая палка превращалась в цветущие дерево (хвала Создателя, это были не только яблоки, а то так и с ума сойти можно). Но именно эта сила тогда жгла, как вся святая вода Ватикана. И сейчас чувство было, только слабее. Спасибо сосуду Асмодея и, как ни странно,  сосуду архангела, который благополучно сдерживал мощь стража Эдема.
- О чём ты говоришь, яблочник?  Мой дом – Геенна Огненная, ну или хотя бы старушка Гея, впрочем, как и моих единокровных братьев. А ты, кстати, помнишь Каина, Иофи? Он  просил передать привет оттуда, где вечная мерзлота, - да уж, в вечных льдах никому не бывает сладко, даже если ты бессмертный, пусть и наказан этим.
А вот следующая фраза была банальной. Даже более чем.
- Вы, архангелы, все так говорите. Даже Михаэль: «Ну простите, людишки, я должен убить брата, у меня приказ от Отца». Тьфу! У тебя тоже был приказ? А думать своей головой не пробовал? - как не очень злобно спросил Асмодей, прекрасно понимая, что если бы пробовал, то они бы сейчас не так разговаривали. Свободомыслие не для ангелов. То, что о свободе говорил Люцифер было хорошо, что весьма иронично, для людей, но не для пернатых куриц, простите, вестников. Ибо далеко не все из них способны думать сами, а не надеясь на бесконечный свод правил и умы старших братьев.
- Знаешь, Иофиэль, я пытался быть добрым, но тебе это не нужно, как я понял. Прости, конечно, но мне эта скрижаль нужна не для низвержения всех ангелов на Землю, а для своих дел в Аду, дабы стать Королём Аду, мать твою. Как только стану – обещаю позвать на чай. -
Но Деус видел, как архангел уже готовиться взять клинок. Что же, если так…нет, он понимал, что вряд ли сможет убить Иофиэля даже с ангельским мечом от Метатрона, но припугнуть-то можно. Лишь бы архи не позвал своих, хотя всегда есть енохианская магия.
Асмодей достал из внутреннего кармана блестящий адамантовый (или огненный?) с надписью на иврите: «Стоящий возле Престола». Раз уж так хочется, то давай, побаттлимся.

Отредактировано Asmodeus (27.11.13 18:19)

+2

6

- Все дороги ведут в Рим! - Воскликнул Габриэль, снял солнечные очки и раскинул руки в стороны как знаменитая статуя Христа-Искупителя с распростёртыми руками на вершине горы Корковаду в Рио-де-Жанейро. Только он стоял посреди площади напротив Собора Святого Петра.
Хмурое небо над не менее печальной страной с кучей штатов была жутко утомительной. Давно пора было менять обстановку. Все эти демоны, ангелы, врата, сделки, предательства - в свое время он уже сбежал. И делал это снова. Хотя в этот раз все затянулось куда дольше и только начинало назревать.
- Даже Фокусники нуждаются в отпуске, да, милая? - одна из его любимых девочек расплылась в похотливой улыбке и облокотилась к нему на плечо. - Хотя у каждого "отпуск" ассоциируется по-разному.
В понятии Трикстера отдых - это вместо обычных его игрушек некто особенный. В данном случае - куда сильно особенный и даже неприкасаемый.
Он проходил по *нной улочке (т.к. знал несколько тайных путей в святое ложе) и уже собрался заняться самим нынешним Папой Римским (который во время перерывов со своими прямыми обязательствами занимался далеко не своими святыми обязанностями. Люди такие люди), как его чуткий нос учуял куда более интересную парочку неподалеку от его местоположения. Немного поразмыслив, Фокусникн все же прошел в сторону этого "аромата" и убедился: Архангел и Архидемон здесь, в одном городе с ним. От них нет никакого покоя!
Насупившись и немного разозлившись, Трикстер проследовал вглубь улочки, нашел наиболее удобное место и остановился, осмотревшись и убедившись, что никого в поле зрения нет, потер ладони и вытянул телефонную трубку из кирпича, облокотился о стену, слушая их разговор.
Спустя минут пять со скучающим видом Габриэль бросил трубку, пару раз присел, пробежал на месте, таким образом размявшись, и призадумался всего на мгновение. Они тут оказались весьма некстати. Надо бы их спровадить как можно скорее, но что помешает ему перед этим развлечься? А Папа Римский никуда не убежит.
- Раз желают пободаться, так пусть делают это нормально, на потеху публике, - хлопок в ладоши и Габриэля уже там не было.
***
Пол стремительно начал опускаться. Оба молодых людей заскользили вниз, тщетно пытаясь зацепиться человеческими пальцами за землю. Они попытались применить свои сверхспособности и переместиться, но было уже поздно: навряд ли Архангел Габриэль все эти тысячи лет попросту просиживал штаны и не учился таким магическим способностям, какие не снились простым пернатым. Его не просто так прозвали Мастером Иллюзий (оба слова с большой буквы, кстати). Никто не сможет развеять им созданную вселенную до тех пор, пока Великий сам того не захочет.
Иофиэля и Асмодея поглотила тьма, но уже через пару секунд их тела коснулись твердой земли. Весьма болезненно - падение с пятиметровой высоты без последствий для простых смертных (иначе все не так интересно, если они не люди) не остаются. Габриэль об этом позаботился, чтобы они были разделены. Еще не время.
Первому открыть новый сезон "Игр Фокусника" он предоставил брату своему: Иофиэль стал первым участником.
Архангел очнулся на холодном каменном полу. Было темно, но позади, за грубо выкованной решеткой стоял маленький деревянный стол, на котором покоялась тусклая свеча. Ее дребезжащего света едва хватало чтобы разглядеть.. да, в общем-то, ничего нельзя было разглядеть. В очередной раз попробовав переместиться, а потом и хотя бы подключиться к ангельскому радио (ведь с первого раза никогда ни до кого ничего не доходит, наивные), Иофиэль хорошенько изучил, где находится. Это была просторная клетка, явно "встроенная" в здание или пещеру. В данных условиях можно было бы предполагать что угодно, но всегда есть какая-то подсказка (что весьма в духе Фокусника). На этот раз это был шлем, хлипкое копье и щит. Больше никаких намеков о времени или месте.
***
- Простите.. извините, прошу прощения, - Габриэль с трудом перемещался через узкое пространство между уже давно сидящими рядами зрителей к своему месту в самом центре арены. Именно отсюда открывался самый чудный вид - были видны одновременно два входа для запуска участников, а напротив него через всю арену - судейское место. Конечно, он часто занимает роль руководящего представлениями: Императоры, судьи, ведущие и так далее по верхушкам иерархии, но не сегодня. Велика была вероятность быть раскрытым, а Трикстер не любил превышать давно установленные собственные критерии риска. Ему нравилось входить в роль, показушничать перед теми, с кем он играет, но это не входило ни в какие рамки с тем, какими на самом деле были его персонажи в жизни. Особую изощренность придется проявить с теми, на кого он замахнулся сейчас.
Фокусник остановился перед одиним единственным свободным местом между двумя римлянами весьма крепкого телосложения.
- Даже в иллюзиях случаются промашки, - пробубнил он и сел в обнимку с очень большим стаканом сладкого попкорна.
Подогреваемая нещадными лучами солнца толпа скандировала все громче и громче: она точно была готова сама сейчас вывалиться на арену и начать колошматить друг друга. Почти как футбольные болельщики сегодня. Габи едва уцепился за эту мысль, как появился судья призвал всех немного утихомириться.
Габриэль довольно улыбнулся, ему пришла в голову гениальная идея по тому, кого он поставит в противники архидемону. Так что Иофиэлю еще крупно повезло. Но повезло ли, мы сейчас узнаем: ворота медленно начали подниматься (в то время хорошей подвесной системы еще, увы, не придумали) и щурясь после столь долгого пребывания в темноте, вышел Архангел. Зрители, затаившие дыхание перед появлением, завопили от возмущения. Сосед Фокусника справа чуть не подавился попкорном, которым первый любезно поделился.
- Да ладно вам, дайте ему шанс! - весьма саркастически произнес Трикстер, подавляя смешок - Иофиэль по сравнению с другими гладиторами выглядел стручком, который не подойдет даже для оперетива игр. Даже побежденным он будет выглядеть совсем не красочно, что не вписывается в то, ради чего сюда ходят люди - посмотреть на кровь и кишки.
С другой стороны открылись ворота с его первым противником (вы же не думали, что они с Асмодеем сразу сойдутся в первом бое?) стал мужчина из Фракии, откуда выходили самые достойнишие, вспомним, право, Спартака или Келада. Его встретили куда радостнее.
- Спешу напомнить, - хрипло начал судья, - что сегодня у нас особенный бой, чей победитель получит не только денежное вознаграждение и ряд обычных подарков, но и кое-какой бонус. - Он указал на плетеную корзину рядом с собой. - Данную святыню получит последний, оставшийся в живих победитель сегодняшних игр! Да и начнется бой! - Надеюсь, что до них сразу дойдет, что это именно то, ради чего они прибыли в Италию.
Зрители не успели отвести взгляда с оратора, как фракиец пересек уже половину арены..
***
У Асмодея было время оклематься, помимо всего прочего ему принесли хороший обед и предложили перевязать рану, полученную от падения. К тому же он очнулся во все не в камере, а в хорошо обустроенной комнате, но тщательно охраняемой. Его обслуживала хорошенькая девушка, удивительно похожая на ту, что сопровождала Габриэля в его путешествии. Бдит ли он?

+2

7

Иофи, признаться, несколько смутили слова Асмодея насчет приказов. Как-никак, он должен знать о том, какой святыней являются для ангелов приказы свыше. Да, Иофиэль осознавал, что сейчас сам нарушал один из них, но тут все было продумано - приказ был отдан давным давно, так давно, что никто о нем уже не помнил, на Эдем уже сколько тысяч лет никто не зарился, система его работы была отлажена до совершенства, в случае чего там был Ремиэль, который знал, что делать, да и, в конце концов, если там что случится - хранитель райского сада тут же рванет обратно. Происшествие с перволюдьми - другое дело. Иофиэль до сих пор не мог выкинуть из памяти его точную формулировку: "Люди должны быть изгнаны из Эдемского сада, отныне и навек". Как Иофи не пытался найти здесь хоть какую-то лазейку, чтобы дать симпатичным ему людям шанс остаться в Эдеме, с тяжелым сердцем ему пришлось подчиниться и отправить их на Землю, дикую и необузданную. Он не мог смотреть им в глаза, понимая, что сейчас обрекает их и всех их потомков на мучительные странствия в жестоком и неизведанном мире, который, в отличие от теплого Эдема, не встретит их с распростертыми объятиями. Иофиэль держал в руках свой огненный меч, который его заставили взять, но который он просто не смог бы поднять на Адама и его вторую жену, и после того, как ворота в сад были закрыты за их чуть подрагивавшими бледными спинами, архангел отбросил его в сторону и, отдав приказ всем работать в обычном режиме, уединился у себя в чертогах, не желая никого видеть. В то время он не понимал, что с ним творилось, но сейчас он осознавал, что тогда испытывал отголоски чувств - сожаление и горечь утраты. Иофиэль до сих пор до мельчайших подробностей помнил, как тяжело ему далось выполнение того злосчастного приказа, и укоры Асмодея высыпались солью на не до конца зажившую рану.
- Да, у меня был приказ. И мне пришлось его выполнить, вне зависимости от того, хотел я этого или нет. Прошу перестать думать, что у нас нет своих мыслей и собственной воли, но приказы есть приказы, они не обсуждаются. Равно как и то, что у меня есть приказ не дать тебе завладеть скрижалью, что бы она ни значила. Я предпочитаю решать проблемы путем диалога, но раз ты не оставляешь мне выбора...
Иофиэль, видя, как вооружился Асмодей, вытащил клинок, хоть первым нападать и не намеревался - архангел приготовился активировать свой излюбленный щит, чтобы архидемон потратил весь свой энтузиазм на его пробивание. Ну а потом можно и пригрозить ему, убивать Деуса Иофи желанием не горел. Вот и близится момент истины...

И вдруг произошло необъяснимое. Иофи пораженно взглянул на то, как земля начала уходить у него из-под ног, потом на потолок, на Деуса и в итоге на скрижаль, которая оказывалась все выше, пока они оба опускались куда-то вниз. Иофиэль, стараясь не паниковать, попытался переместиться, но было уже слишком поздно. Тьма, пришедшая со Средиземного моря, накрыла ненавидимый прокуратором город... А потом все закончилось. Болью в левом плече Джека, о которое Иофи ударился, упав с не пойми откуда взявшейся высоты в это непонятное темное место. В первую очередь, не успев осмотреться, Иофиэль провел ладонью над местом ушиба и неприятно удивился. Во-первых, отчего-то это была открытая кожа, а не привычный костюм. Во-вторых, почему не было привычного голубого света, которым сопровождалось исцеление? И, в-третьих, почему, собственно, боль не проходила?! Иофиэль считался одним из мощнейших небесных целителей, как-никак он брал уроки у самого Рафаэля и совершенствовался сам. Он мог бы одним взмахом руки остановить эпидемию или пандемию... а тут не мог справится с простым ушибом. Притом, ушибом возникшим в результате чего? Что вообще произошло?
Смирившись с тем, что отчего-то исцеление не идет, Иофи с кряхтением поднялся на ноги, держась за ушибленное плечо, и осмотрелся вокруг себя. Час от часу не легче. Глаза уже немного привыкли к потемкам - Иофи мог разглядеть убого обставленное помещение, дальняя стена которого была железной решеткой, сквозь которую пробивался свет и слышались отголоски шума и криков. Что это за место? Присмотревшись, Иофиэль обнаружил подобие вооружения, которое видимо тут оставили не просто так. Что сейчас будет? Кто и зачем его сюда привел? И, что главное, куда подевался Асмодей? Вдруг это все его происки? Либо же... А что, если все дело в неподеленной скрижали? Вполне может быть, учитывая, что о ней не раз упоминали по радио. Похоже, все сходится - чтобы убраться из этого странного места, нужно раздобыть скрижаль, причем желательно сделать это раньше архидемона. Иофи еще раз попытался переместиться и все-таки оказался вынужден признать - скрижаль лишила его ангельских сил, даже самых элементарных. Что бы ни произошло, ему предстоит выкручиваться простыми Джековскими силами, причем не забывая о том, что он обещал вернуть Джеку его тело в целости и сохранности. Задачка не из легких, особенно учитывая, как ревела толпа. Подсознательно Иофиэль догадывался, что это в ожидании его появления.
Иофи повертел в руках грязный и местами окровавленный шлем, попытался его отчистить, но грязь и кровь были въевшимися, делать нечего, придется надевать такой, хоть какая-то защита. Щит и копье были смехотворно хлипкими, но выбора также не было, пришлось вооружаться ими. Только сейчас он заметил, во что был одет - грубый, посеревший и откровенно никогда не стиранный кусок с позволения сказать ткани, намотанный на бедра и полоской переброшенный через плечо. Какая мерзость, и потом, как неприлично! А если кто узнает, что он, архангел, разгуливает вот в таком? Позор, какой позор...
Тем временем решетка со скрежетом поднялась, рев толпы с каждым шагом по направлению к ней становился все более оглушающим. Резкий свет ударил по глазам, но Иофи продолжил идти вперед, понимая, что иного выхода нет. Голова закружилась от нестерпимого шума. Оглядевшись по сторонам, он понял, что находится на каком-то стадионе, причем в самом центре арены, зрителями были агрессивно настроенные люди, одетые по эскизам энциклопедии античного мира, а с другого конца арены ему навстречу шел куда лучше вооруженный дикарь, явно не настроенный дружелюбно. Так, надо думать как можно скорее, что это за место и что нужно делать? Убить дикаря? Нет, так нельзя, нужно сперва разобраться в причинах его ненависти. Или не прокатит? Это же все-таки... гладиаторский бой! О, Отец, ну конечно! Как Иофи сразу не догадался! Тогда это все объясняет... или, секундочку, нет, ничего это не объясняет! С какой радости архангелу быть гладиатором? И реально ли все происходящее, учитывая, что подобных боев уже как минимум полторы тысячи лет не было? Все это смахивало на очень жестокую шутку. Но, прислушавшись к словам, судя по всему, судьи, Иофи смекнул, что все не так просто. Рядом с судьей в корзине была та самая скрижаль.
Теперь все предельно ясно. Нужно победить, забрать скрижаль, вернуть себе силы и отправиться домой. Все просто. В теории.
- Уважаемый, добрый день, Иофиэль, очень приятно. Понимаете, тут такое дело... - Иофи только начал говорить, а дикарь уже несся к нему, как бык на тореадора. По привычке архангел пытался вызвать небесный щит, но в последнюю секунду вспомнил, что сейчас это бесполезно, к тому же, движения левой рукой только причиняли ему лишнюю боль. Он спешно поменял местами щит и копье и в последнюю секунду укрылся от удара. Щит чуть ли не согнулся пополам, но тело, благо, не пострадало.
- Уважаемый, я серьезно, мне совсем не хочется вас убивать, мне всего лишь нужна та самая скрижаль. И прачечная. Не подскажете, есть ли тут поблизости? Я очень извиняюсь за свой неподобающий внешний вид...
Пока Иофи разглагольствовал, фракиец никак не мог вытащить свое оружие из щита, в котором оно плотно засело. Притом, чтобы не терять времени даром, он попытался отопнуть от себя Иофиэля, заодно забрав у того щит. Но немного не рассчитал - Иофи чудом увернулся от удара, зато копье, еле управляемое сжавшей его и беспрестанно ноющей левой рукой, вонзилось противнику в правый бок. Иофи побледнел.
- Прошу прощения, я не хотел... Давайте я помогу!..
Он попытался вытащить копье, но вместо этого случайно прошелся им по печени и задел поджелудочную.

ООС

Прошу прощения за отыгрыш НПЦ, не хотел бы заострять на бое с ним внимание, учитывая, что такого товарища он смог бы победить только благодаря феерическому везению)

Отредактировано Iofiel (30.11.13 17:42)

+1

8

Асмодей даже не сомневался в ответе архангела. Он был просто уверен, что страж эдемского сада так и скажет. Вот, вот именно поэтому все считают, что ангелы – безвольные куклы в руках судьбы. Потому что они знают, чувствую, что некоторые приказы свыше неправильны, что им бы надо воспротивиться. Но не делают этого. Смог бы Михаэль повернуться к Создателю и сказать что-то типа «Да пошёл ты, это мой брат!». Нет, не смог бы. И не смог. Вот и Иофиэль в лепёшку расшибся, видимо, сам чуть на свой огненный меч не бросился, но не ослушался приказа. И Деус был уверен, что у Иофи в мыслях не было винить Господа в несправедливости. А ведь мог бы. Но не стал. Что же, это логично, ведь не зря же мусульмане верят в отсутствие выбора у пернатых вестников. А раз уж этот старший ангел с этим согласен, то…
Схлестнуться они так и не успели, потому что пол тайного коридора Ватикана стал стремительно падать (хотя, скорее, просто опускаться). А чёртова скрижаль оставалась наверху. Телекинез, телепортация, попытка выпрыгнуть – ничего не сработала. А потом темнота и резкое падение.
Откуда архидемон, собственно, падал, он сам так и не понял, больше отвлекаясь на боль в спине. Ему даже не сразу пришло в голову, что он давно отключил нервы сосуда, по крайне мере когда шёл на подобные «миссии», дабы не отвлекаться на болевые ощущения. Сейчас же Асмэ чувствовал всю полноту боли, которая засела в мозге иглой. К счастью, мысль о том, что в теле весселя не осталось ценой косточки не подтвердилась, ибо двигаться он мог вполне успешно.
Но странности не закончилась на боли, они только начались. Серьёзно, кто это бы не сделал, он ещё пожалеет, что посмел превратить идеальный костюм (как раз для «бэдбоя») в какую-то короткую мягкую тунику. Осмотрев себя, Деус обнаружил, что руки и ноги у него перебинтованы тугими повязками*.
Продолжив осмотр, архидемон обнаружил себя в светлой комнате, даже с окном. Судя по виду из него, оная комната были под землёю. Впрочем, его внимание больше привлекали внимание щиты, мечи и шлемы, развешанные на стенах. А в противоположной стороне от Деуса была дверь.
Асмодей уже привстал, цепляясь за стену, как дверь открылась и к нему вошла…вошла? Девушка? Да, это была светловолосая девушка в короткой тунике, похоже на ту, что была на Асмодее, только светлее. И эта девушка, не сказав ни слова, помогла Деуса встать и…предложила ему вправить спину. Современный английский знает, а в такое одевается!
- Прости? Что ты сказала? - переспросил архидемон, чтобы убедиться, что это не слуховая галлюцинация. Но девушка лишь повторила слова и даже предложила еду или воды. Вот это странно…эй, а что за шум? Что за «крови»?! Какое к чертям «Аве, Цезарь!»?!
- А я могу отсюда выйти? - спросил он, уже как бы забыв про нелепость ситуации.
Но девчушка покачала головой.
- Простите, но его святейшество Август хочет чтобы Вы подготовились к бою. Он говорит, что хочет веселья. Вам лучше действительно подготовиться. -
Бой? Какой-такой бой? Не обращая внимание на утихающую боль в спине, Асмодей рванулся к окну и увидел…
Это арена, огромная, круглая и заполненная тысячами людей, напоминала Пандемониум, где падшие ангелы не только совещались, но и частенько устраивали бои между людскими душами, решая, кому в вечный Аду, а кому – в адовы палачи. И вот это место, там же сидели герцоги.
Аве, Цезарь. Да уж, теперь стало понятно, что ничего не понятно. По крайне мере одна вещь выяснялась – Асмодей не в своём времени, а в тех временах, когда он был заперт в соломоновом сосуде. Это Древний Рим, понятно же. А арена…да, тот самый Колизей. Всё ещё целый, способный вместить тысячи людей, желавших двух вещей: хлеба и зрелищ. 
И только после того, как архидемон сумел переварить всю полученную информацию, он спохватился архангела. Его ли это рук дело? Вряд ли. Слишком уж изощрённая для Иофиэля шуточка, да и не смог бы страх Эдема состряпать такую мастерскую иллюзию, опыта маловато. Но тогда где Иофи?
Ответа ждать долго не пришлось, ибо вскоре увесистая железная решётка стала медленно подниматься, а из дыры в стене Колизея вышел..Иофиэль. Причём не просто вышел, а выпрыгнул, одеты в одежду даже хуже, чем имевшаяся у Асмодея. Держа в руках меч и щит, он выглядел чрезвычайно растерянным, даже не понимал суть происходящего. А из противоположной двери вышел мощный – таких люди называли горой мускулов – фракиец. И этот, можно сказать, бык в теле человека побежал на бедного архангела (упаси Боже архидемону ещё раз жалеть старшего ангела), вессель которого мускулами не отличался.
- Ё, Иофи, будь аккуратен. Я же не смогу тебя убить, если это сделает римлянин-преступник или чужеземец...не важно! - Деус как-то слишком по-человечески вздохнул. - Плачет по мне Небо…-

Свернутый текст

Димахер (от греческого «διμάχαιρος» — «носящий два кинжала»). Использовали два меча, по одному в каждой руке. Сражались без шлема и щита. Одеты были в короткую мягкую тунику, руки и ноги перебинтованы тугими повязками, иногда носили поножи.

Отредактировано Asmodeus (14.12.13 14:07)

+1

9

Этот бой наверняка вошел бы в историю (будь все по-настоящему): это был самый короткий и нелепый поединок. Архангел не сомневался, что Иофиэль победит, но он представлял это немного иначе и оказался разочарованным. Пусть Фокусник давно покинул ангельские чертоги и разорвал все связи с родным домом, но он все равно испытывал более трепетное отношение к своим бывшим близким. И ставил большее именно на Иофиэля, а не на его оппонента - Архидемона. Всем свойственно ошибаться.
- Поэтому ваша империя падет, мой волосатый друг, - промямлил Габриэль, засовывая новую партию воздушного риса в рот. Его новый знакомый грустно покачал головой в знак согласия. - Неповоротливость - слабость. И каждый хлюпик сможет поставить Рим на колени.
- Победитель этого раунда.. Иофиэль.. - С перекошенным от недоумения лицом заключил судья и жестом указал увести участника.
Иофиля загнали в те же врата, в какие он вошел. Потерянный, непонимающий и корющий себя за то, что случайно убил человека (Вообще Габриэль для его противника взал прототип, который при жизни убил 183 человека; зная это, может быть, Архангел не так сильно бы горевал). Иофиэля отправили этажом ниже, где ожидали своей участи остальные игроки. Освещение было лучше, чем в его прежней камере, но все равно смутное. Они почти все были переполнены. Все, кроме одной. Туда Архангела грубо и затолкали. Там сидел лишь один человек, далеко в темном углу и разглядеть его было не возможно.
Иофиэль посмотрел вслед удаляющимся легионерам и хотел было что-то спросить, но не успел. Развернулся и сделал всего шаг вглубь и наступил на нечто маленькое и мягкое. Эта была мертвая крыса, какими был усыпан весь пол.
Не трудно было предугадать реакцию Иофиэля, а вот его сокамерник был немного удивлен тем, кого к нему привели. Он хотел спросить, откуда такой появился, но ему ведь было не интересно.
- У тебя два варианта выйти отсюда, неженка. Первый, снова выйти на бой; а второй, - по звуку можно было понять, что тот к нему повернулся, - Я помогу тебе отсюда выйти трупом. Навряд ли тебе подходит первый способ, но я всегда позволяю сделать последний выбор.
***
Кларисса мягким движение руки предложила Асмодею взять у нее бокал изумительного вина, дабы подсластить настроение. Через некоторое время они вышли из комнаты и в сопровождение двух римских легионеров пересекли несколько лестниц и коридоров таким образом, чтобы не дать позволить будущему гладиатору запомнить архитектуру. Хотя глупо попасться на каких-нибудь не так посаженных цветах.
Асмодей оказался перед нужными воротами. Несшие все это время будущее оружие высшего качества легионеры передали его Архидемону, поклонились и вышли.
- Удачи, - пропела Кларисса и удалилась вслед за легионерами, оставляя Асмодея одного. Спустя минуту в темном помещении на полу появилась полоска света и началось открытие тех врат, в которые входили многие последний раз в своей жизни.
***
Публика начинала терять терпение и интерес к центру арены. Люди говорили о политике, кто в последнее время на ком женился, какие праздники предстоят и так далее. У кого что болит - тот о том и говорит. Слушая со стороны, пусть и иллюзию, но взятую абсолютно точную копию одного из боев, на котором имел честь бывать Фокусник, он подметил для себя: в любую эпоху, в любые события, люди всегда остаются простыми людьми с самыми заурядными проблемами. И эта нотка умиления (которая никак не должна и не имела права мелькать в голове сурового Архангела) заставила Трикстера улыбнуться. Есть некий момент восхищения этой обыденностью даже в моменты серьезных исторических переломов.
Пока Фокусник предавался минутам философствования на арену пригласили участника второго раунда. Время шло и солнце постепенно закатывалось за край арены. И прежде чем узреть противника Асмодея, зрители замерли в ожидании. Стена уже открылась, массивная фигура преодолела скрытую под тенью часть площадки и, наконец-то, ступила на светлый песок. Толпа взорвалась бурными аплодисментами, ибо это была никто иная как Люса Тертия, одна из самых выдающихся женщин в жизни Архангела. В реальности она не была гладиатором, но всегда именно их ему напоминала. Своим характером, сердцем и выдержкой была сильнее многих участвующих в этом виде боевого искусства. Это была первая женщина, да и вообще человеческое создание, кому Габриэль оказался должен после ряда их совместных приключений.
Люса была высокой, крепкого телосложения, но чересчур не перенакаченной с четко выраженными чертами лица. Черные как смоль волосы убраны в очень длинный конских хвост и заплетены в косу с вплетенными соломенными нитями. Он больше напоминал хлыст и наверняка использовался по тому же назначению или же как веревка для того, чтобы душить противников.
На ее лице играла легкая ухмылка, какой Трикстер навсегда запомнил. В руках она держала один гладиус. Безо всяких шлемов и щитов.
Если первый противник главных героев этого спектакля Габи действовал напролом, то Люса отдала честь напасть первому мужчине.
- Ну покажи кто в доме хозяин, Асмодей.
Забудьте все, что вы знали ранее о гладиаторских боях. Обо всех сверхнакаченных героях, при взгляде на которых млел весь прекрасный пол среди жителей этой поднебесной. Подтянутая грудь, упругая задница, блестящая потом загорела кожа - так выглядит любой уважающий себя "гладиатор" с кино-постера. В большинстве своем они грязные, изуродованные жизнью и боями с пяток до макушки. Кто-то из военнопленных, кто-то добровольно, но сути это не меняло. А Асмодей умудрился выпендриться даже тут - он был как раз похож на подобного рода "звезду" телеэкрана. И с Люсой - составляли потрясающую эстетически совершенную пару. Бой будет интересным, в этот раз Габриэль подготовился куда тщательнее, чем со своим братом.
- Да начнется бой!..
Со своим новым другом Габриэль даже отвлекся от попкорна.

Отредактировано Gabriel (02.12.13 19:30)

+2

10

Иофиэль поверить не мог в то, что только что убил человека. Случайно или нет- это никакого значения не имело. У него до сих пор перед глазами стояла картина, как эта разъяренная гора мышц с хлещущей кровью из пробитого бока падает на землю с оглушительным грохотом. Иофи непонимающе смотрел на копье, которое тут же выронил, стоило ему услышать собственное имя из уст судьи и осознать, что произошло. Этот человек ему ничего не сделал - ну подумаешь, щит погнул, может, он не хотел, а это все издержки системы гладиаторских боев!- а Иофи просто взял и хладнокровно его убил. Какой он после этого ангел?Хотя, тут еще как посмотреть. Когда Иофиэль кинулся к поверженному врагу, снова пытаясь призвать свои целительские силы и вылечить его, ничего не вышло. Может, то, что сделала с ним скрижаль, формально снимало с него и ангельские полномочия вместе с силой? Нет, это все оправдания, нужно прекращать без конца себя оправдывать. Сейчас нужно сосредоточиться на цели - той самой, которая может положить конец всему этому цирку. Иофи едва успел выцепить взглядом скрижаль, как его уже увели прочь с арены и проведя сквозь, как показалось архангелу, все круги ада - такое впечатление на него производили хищные взгляды, впивавшиеся в него по мере прохождения мимо - бросили в какую-то камеру, сплошь усеянную... полуразложившимися-полурастерзанными телами крыс. Иофиэль отшатнулся назад, понимая, что и шагу ступить не сможет, не раздавив и без того несчастное тельце. О том, какой запах стоял в камере, и говорить не стоит. Но все это в один миг оказалось ерундой, когда с Иофи заговорил некто из темноты, явно здесь не первый день. Иофиэлю сперва стало не по себе, но потом он собрался с мыслями, обратившись к куда более насущной для него проблеме.
- Еще один труп здесь будет не к месту - тут и так дышать нечем, один трупный яд. И как вы до сих пор живы! Нежели рассыпаться угрозами, лучше бы вы здесь прибрались, если, конечно, вы еще не пристрастились к биогенным аминам. Здесь есть где-нибудь хотя бы швабра и чистая вода? Поднимайтесь и помогайте, нельзя жить в таком свинарнике!

Отредактировано Iofiel (04.12.13 20:12)

+2

11

На самом деле, Асмодей никогда не был женоненавистником. В общем-то, ненавидеть женщин, когда у тебя из родителей (вот только не надо тут про Адама, он и своих детей от Евы воспитать не смог) только мать, не получится, просто потому что каждый день ты видишь именно женщину. Наверное, слишком странную, довольно экзотично любящую и воспитывающую, но всё-таки мать, мнение которой превыше мыслей остальных, будь они хоть трижды правы.
Хотя, если говорить честно, то Деус не считал женщин равных мужчинам. Всё понятно, конечно, свобода прав и все дела, но Бог-то мужчина. И Первый после него - тоже пацан, чтобы кто не говорил про отсутствие пола у ангелов. Так что получается, что женщины всё-таки не очень равны мужчинам, это факт, причём доказанный. Извиняйте, дамы.
Но, по всей видимости, судьба имеет неплохое чувство юмора, благодаря чему противником становится тот, кто вроде бы не смог бы противостоять тебе в реальности. Причём сейчас это было вполне буквально, ведь противоположно от вооружённого двумя мечами Асмодея, которого благополучно выгнали из уютной комнаты, стояла женщина с мечом.
Не то чтобы она выглядела не впечатляющие. Фигура класс просто, ей бы в порно-актрисы, а не гладиаторы. Но у судьбы опять таки месячные, так что придётся разбираться по взрослому, учитывая то, что древнеримская бабёнка сама этого просит.
Да как она смеет?! Говорить такое мне, герцогу Ада, правителю инкубов и суккубов! Да я из неё шаурму сделаю! Хотя стоит признаться, что воином Деус был не ахти, не то что гладиатором. Ведь в Бездне не нужно драться, в Бездне надо выживать, а делается это посредством магии и связей. Нет, может быть простые демоны и устраивают разборки для понимая, кто выше по иерархии, но не архидемоны же. Падшим серафимам это не надо, у них на уме трон Короля Преисподней, а остальные архи демоны, не происходящие из ангелов, просто сидели в сторонке или набирали союзников. А для этого требовалось искусство речи, а не махания кулаками и оружием.
Всю свою неподготовленность почувствовал почти сразу, даже не успел как следует помахать мечами, ибо девица очень успешно нанесла удар по морде (ладно, лицу), а потом вывернулась, нанеся сзади удар в левую руку. Один меч выпал. Хорошо хоть правша, - проскользнула мысль в демонской голове, которая, впрочем, тут же была выбита локтем подпрыгнувшей девушки, так что голова осталась пустой.
Толпа загудела что-то типа «Слабак!» или «Чмо!», да не важно. Оно и понятно – это Древний Рим, а не Греция. Биться в Колизее – не то же, что в Элладе спартакиадить.
Звон явно не самого качественного металла вызвал чувство бадуна в голове, ставшей, похоже, больше человеческой, нежели демонической. Быть представителем человечества не очень крута, Асмодей это уже понял. А когда второй меч выпал из его рук, а подножка окончательно скосила, ну и падение, конечно же, пришлось на больную часть спины, то Деус окончательно разуверился в Фортуне, да и в человеческих возможностях тоже.
- Слабак, - выдохнула девушка, поворачиваясь к зрителям. А эти сволочи, сидящие на трибунах и наверняка не понимающие всю тяжесть жизни гладиаторов, яростно вопили хвалу Марсу и победительнице. Ну ничего. Ещё будет на нашей улице…праздник.
А чего я, собственно, жду? Асмодей уже отбросил мысль, что перед ним девочка, а девочек бить нельзя. И благодаря этому он, преодолевая боль, повернулся и ногой гладиаторшу. Та от неожиданности упала, а архидемон, воспользовавшись моментом, схватил её выпавший меч и поднялся, используя чужое оружие в качестве опоры. Но она оказалась далеко не слабачкой, поэтому один из мечей Деуса тут же оказалась в её руках. Теперь они более или менее на равных.
Они несколько минут обменивались ударами, но наконец-то девушка допустила ошибку. Она попытался нанести прямой удар мечом в область живота, но Деус захватил кончик её лезвия эфесом меча, крутанул, и клинок противника отлетел далеко в сторону. Взять не успеет, - мелькнула мысль, а руки уже делали. Асмодей быстро приставил меч к горлу соперницы, краем глаза наблюдая за толпой. Удар меча – и лезвие неглубоко погрузилось в девушку, но достаточно, чтобы она не смогла убежать. А чуть глубже – смерть.
- Ну, что мне с ней делать? - крикнул архидемон толпе, хотя прекрасно знал, что здесь всё решает только один важный индюк. Аве, Цезарь.

Отредактировано Asmodeus (14.12.13 14:09)

+2

12

Эта камера была завсегдатым местом жительства для нового знакомого Иофиэля. Он был одним из немногих, кто умудрялся не просто выигрывать все бои, а именно выживать. Легко было прослыть бы ему героем всех поединков, если бы не маленькие театрализованные постановки, чтобы ввести тех, кто делает крупные ставки на данном виде спорта, в заблуждение. В противном случае слишком быстро его поставили бы против самых бесбашеных участников, а у него были свои причины хвататься за эту ветхлую соломенку жизни.
Кого к нему только не подселяли: начиная от орущих о безысходности жизни трусов; качками, еле помещающимися в стены решетки, заканчивая людоедами (каждый убивает, как может) и не только. Но чтобы себя так вел хотя бы один заключенный, он еще не видывал. Сокамерник тяжело поднялся со своего места.
- Начинай. - Четко произнес он, приподнял один из трупов крыс и кинул в лицо Архангела.
- Используй. Вместо тряпки. Слюной можешь забрызгать пол. А после хорошенько его надраить.
Громкий шлепок, раздавшийся в темноте (привыкший к отсутствию света гладиатор метил точно) заставил все остальные камеры на момент затихнуть, а после громко засмеяться. По коридорам эхом пронесся их свист. Как будто бы им не хватало драк на арене, так им еще и здесь нужно было хлеба и зрелищ. Люди. Габриэль покачал головой, но ему было некогда наблюдать за братом, ведь на арене вовсю разыгрывалась куда интереснее сцена его спектакля.
Люса пристально смотрела в глаза Асмодею, хотя немного прищурившись. Медленно расплывалась в своей легкой похотливой полуулыбке и глубоко дышала, устраивая себе небольшой перерыв.
- А мне казалось, что мужчины должны знать что делать, если перед ними в довольно компромитирующей позе лежит безоружная девушка. А когда у тебя в руках меч.. - она осторожно провела пальцами по концу гладиуса.
Один глаз Повелителя иллюзий слегка задергался. Его сосед по зрелищу в недоумении пытался выяснить, что происходит с Фокусником.
- Мои женщины пытаются мне изменить в моих собственных иллюзиях, - разочарованно протянул Габриэль. - Ты не слышал этого жалкого признания, - пригрозил он своему коллеге по сему шоу. Несчастные попкоринки превратились в пыль в сжатом кулаке Трикстера. - Так смотрела она только на меня, - грустно добавил он в конце.
Девушка продолжала пронизывать противника взглядом, пока тот наслаждался несколькими секундами славы. Цель достигнута, публика в восторге и рукоплещет. Внезапно Люса резко обхватила лезвие голой рукой, дернула его вниз и вжалась в песок. Оставив на коже тонкую красную "молнию", гладиус гладко (какая тавтология) прошелся по ее корсету. Нетрудно представить, что было дальше. Архидемон не совсем предполагал такой расклад событий и дернулся всего на мгновение (как могло показаться Габриэлю, то убивать он ее вроде как даже и не хотел). Ей этого хватило, чтобы развернуть "голое" нападение. Буквально.
Процентов девяносто захлебнулось слюной. Так вся империя, что наблюдала за происходящим, захотела на место Асмодея. Не удивительно, почему вдруг стало столько добровольцев.
Судья аплодировал, и даровал жизнь обоим. Люса низко поклонилась, крепко пожала руку своему противнику, отправила один воздушный поцелуй в зал (ту сторону, что сидел Архангел) и ушла с арены.
Все сюсюканья с Архидемоном Трикстер решил срочно исключить из своей тактики. Паренек чуть ли не на Гавайях отдохнул, а не на арене побывал. Потому со сцены его уволокли почти так же грубо, что и его предшественника, играющего сейчас в крысячий "цирк".
Оставлять их наедине друг с другом в клетке было бы слишком рано (а то вдруг они применят теории дедукции и индукции), потому Асмодея определили в другое помещение. И все равно с лучшими условиями, нежели его оппонента. Светлая комната, скамья, санузел в каком-то роде.
- Кто ты такой? - послышалось тонкое пищание. Не сразу было понятно, откуда идет звук. Наконец-то парень заметил едва заметный пушистый нос, торчащий из-под скамьи. Даже компания у Архидемона лучше. Дискриминация чистой воды.
Здравствуй, Золушка! - сказала превращенная в кучера .
Здравствуй, Асмодей! - подумал Габриэль, смотря на него новыми глазками-бусинками. Можно было бы превратиться в сверчка и прикинуться Совестью, но что-то не заметно было здесь обилие насекомых. А вот мышеподобных - пруд пруди.

0

13

Если тебя ударили по одной щеке - подставь другую. Впервые Иофиэль задумался о том, относилась ли эта аксиома к ангелам и можно ли считать пощечиной брошенную в лицо крысу. Пожалуй, смирение было не для воинов Господних. По всем канонам от обидчика уже должен был остаться один пепел, однако волею судьбы все сложилось так, что он оставался жив. А вот насчет себя Иофи не мог сказать с уверенностью. Силу он потерял, насчет бессмертия ничего не было ясно. Вдруг этот товарищ сейчас набросится на него и свернет шею, и что тогда? Как прозаично - архангел, хранитель Эдемского сада погибает от руки дурно пахнущего немытого гладиатора в Богом забытом месте. Нет, место он знал, о Колизее Иофи читал немало. Да и о древнем Риме в целом. Но это не давало ему ответа, как он здесь оказался и чем все это грозило. Он был уверен в одном - все это проделки Асмодея. Архангел и представления не имел, что сын его друга горазд на такое - это ведь был не просто перенос во времени, архидемон действительно сумел лишить своего противника сил. Отчего же он сам прячется и не хочет сразиться наравне, по-честному? Трусость, если это она, явно досталась ему не от отца. Ну же, Асмодей, покажись, чего ты ждешь? Пока за тебя всю грязную работу сделает этот ни о чем не подозревающий человек? Действительно, гладиатор ведь понятия не имел, кто перед ним и кого он своим поступком пытался спровоцировать на драку. Иофи провел рукой по щеке, утирая с нее кровь убитого зверька, и опустил глаза на собственную ладонь. Он уже убил человека, непреднамеренно, но все-таки. Составит ли ему труда убить еще одного? Оправдываясь исключительно саамозащитой? Народ из других камер вовсю подбадривал и барабанил по решеткам, предвкушая зрелище. Иофиэль замер на месте, обдумывая свой следующий шаг, который определит весь дальнейший ход событий? Стерпеть оскорбление и дать ему убить себя? Прикончить его и сбежать? Или же...
Архангела озарила идея. Все-таки не зря он с такой дотошностью изучал человеческую историю. Перед ним стоял и жаждал боя человек с мифологическим сознанием. Неужели  можно упустить такой шанс? Иофи выпрямился и сделал важный вид.
- Смертный, ты посмел оскорбить бога, спустившегося с самого Олимпа? Ужели не слышал ты о тирренских разбойниках, посмевших похитить Бахуса, не знаешь о том, что с ними стало? По-твоему Аполлон стерпит оскорбление от смертного?
Он знал о том, каким богохульством было бы для тогдашнего человека назваться именем одного из нефилимов, но для ангела подобной преграды не существовало. Обернувшись через плечо на притихших гладиаторов, Иофиэль, внутри себя сокрушаясь о том, что не мог явить им свою силу, отметил, насколько примитивна решетка камеры. Нужно что-то тонкое, чтобы вскрыть замок, благо, пол был усеян костями крыс, которые хоть трогать было и неприятно, но выбора не было. Не прошло и минуты, как решетка была открыта. Было ли это чудом для жителей прошлой эры? Еще бы, только бог, судя по их взглядам, мог справиться с подобным и открыть замок без ключа.
- Следуй за мной, если не хочешь окончательно обречь себя на божественный гнев - я всегда могу обратить тебя в одного из них, - с недюжинным пафосом обратился Иофи к бывшему сокамернику, указав кивком головы на крыс и попутно вооружаясь луком и колчаном со стрелами, так беспечно оставленными на столе охранников, ни одного из которых поблизости не было. Архангел несколько замялся - слишком уж это было подозрительно и как-то невероятно удачно. Замок вскрылся с первой попытки, охраны нет, зато лук и полный колчан - пожалуйста. Будто бы специально подстроено, но кем? Асмодеем? Если так, то он нарочно дразнит фортуну, Иофиэлю уже едва ли хотелось церемониться с этим шутником. Все-таки не зря он выбрал в качестве амплуа Аполлона, этот нефилим как ни крути славился своим умением обращаться с дальнобойным оружием. А воин небес уж тем паче. Сколько стрел Асмодей получит в сердце? Самое время делать ставки, так устроен Колизей. Иофи благополучно успел забыть о табличке, виня во всех бедах архидемона. Предусмотрительно вытащив одну из стрел и натянув тетиву, взглядом он уже намечал путь, по которому сможет выбраться из казематов и разыскать Асмодея.
- Вслед за мной из подземных чертог поднялся Плутон, лишивший меня сил. Если ты поможешь найти брата отца моего Юпитера и отомстить ему - так и быть, я смогу простить тебя.
Иофиэль фантазировал на ходу, выдерживая надменный тон - именно им нефилимы имели обыкновение разговаривать со смертными. Неудивительно, что их время прошло. Интересно, что будет, если архангелу доведется встретиться с одним из них, настоящим? О, античность, здесь можно ждать чего угодно.

Отредактировано Iofiel (10.03.14 23:06)

+2

14

Брат однажды сказал, что для полного познания бытия необходимо посмотреть на мир глазами четырёх человек – ребёнка, романтика, скептика и безумца.
Ребёнком архидемон был первую часть жизни. Парадоксально, но ему нравилось жить ни о чём не заботясь, не испытывая жажды крови и чужой боли. Жить лишь наставлениями отца, надеявшегося, что у него хотя бы один наследник вышел. Мать никогда не наставляла – Асмодей всегда оставался сыном Лилит. И тогда, когда он первый раз горел в адском пламени, и когда был заперт в сосуде Соломона. Часто, давая отдых сосуду во снах, ему кажется, что он все еще мал. Его все еще качает на руках мать, убирая со лба волосы, мягко улыбаясь, еле-еле нашептывая колыбельную. Он ей тоже улыбается и трепетно тянет к ней руки - обжигается, ибо адское пламя нигде не оставляет.
Романтик в нём проснулся спустя почти тысячу лет после рождения. Тогда он встретил еврейскую девушку Сарру. Она была прекрасной, равной ей по красоте не было во всей Иудеи. Но дело не в физической оболочке, нет. От неё исходил свет, отчего ей не нужны были никакие жемчуга и никакая косметика. Бывает такое: женщин вроде бы страшненькая, но в её присутствии у мужчин пересыхает во рту от желания. Есть не дурнушки и не красавицы, но от них исходит свет, и оттого их любят. Порой женщина объективно красива, но ни один мужчина её не хочет, ибо света в ней нет.
Сарра всегда была безмерно доброй ко всем: к старикам, нищим, преступникам, даже атеистам, хотя в те времена это было худшим преступлением. Но не к нечистому духу, сознательно отвергшему Создателя. Деус был сыном верховной демоницы, он привык брать всё и ничего не давать взамен. Он думал взять любовь девушки даром, думал, она сразу отдаст ему своё сердце, как Асмэ отдал Сарре. Но иудейка отвергла его. Он выбрал лучший (по его мнению с чисто физической точки зрения) сосуд, но она смотрела на других. Асмодей бросил к прекрасной всё  лучшее в мире. Но девушка осталась недовольной. Хромой бес обещал разделить с ней бессмертие,  но это её не убедило. Архидемон поклялся ей отречься от Тьмы и искупить прошлые грехи, но Сарра не поверила ему. Любовь уводила любого – и самого пропащего грешника, и светлейшего праведника, - прямо к Богу, поневоле заставляя творить добро.
Но Асмодей не понимал, к чему толкает его внутренний Свет. И Деус  проклял девушку, убивая всех её мужей. И Сарра пришла бы к нему, стёрла бы колени в кровь, выпрашивая разрешение смотреть на Великого. Но праведник и яростно охранявши его архангел помешали архидемону. Рафаэль и Товия помешали ему.
Скептиком он стал после короткой стычки с Целителем и являлся таковым до нынешнего момента. Он во всё разуверился, надеясь лишь снова увидеть маман и отомстить. Но его решили и этого. А потому демон  решил захватить Ад. Он хотел этого,  но никогда всерьёз не верил в собственный успех. Теперь Королём стал Кроули, а Деус лишь продолжал тешить  себя мечтами о власти хоть где-то.  И, смотря на меч Метатрона, архидемон часто думал, что решением является лишь одно движение.
А вот безумцем он себя не чувствовал. Когда-то Каин часто говорил, что никто не жил по-настоящему, если не видел мир глазами безумца. Понимаете, большую часть времени безумец   не знает, существует ли на самом деле то, что он видит, или то, что хочет... о чем молит, просит, умоляет, чтобы этого тут не было...Деусу это  казалось интересным, но он не горел желанием попробовать  такой образ жизни. А теперь , когда на него смотрели глаза-пуговки,  вполне разумные, обладатель которых  вполне мог говорить.
- ЧТО ЗА НА*УЙ?! - завопил Асмодей, при этом испуганно подпрыгнув. - Кто ты, мать твою за ногу? - перешёл он с благого мата на более пристойные выражения.
Крыса – достаточно маленькая и потому похожая на мышь, - говорила с ним человеческим голосом. Сказал бы ему это кто месяц назад – не поверил бы, лишь покрутив у виска. А теперь, по сравнению с этим, путешествие во времени казалось обычной прогулкой.
- Ты реально со мной говоришь? -спросил Деус, ожидая, что зверёк будет молчать и оставит психику Асмэ в покое. Тем временем откуда-то снаружи послышались человеческие крики. Уж очень они были похожи на смех гиен, так что он не сомневался, что это гладиаторы. Но сейчас его более интересовали причины такой активности.
Если  так подумать, то подобное должно быть вызвано чем-нибудь интересным, логично решил Асмодей. А что может быть интересным для древних варваров? Правильно – драка. А кто может здесь подраться? Ну, вряд ли кто-то из «старичков». А из новых здесь, насколько я знаю, только я и…Иофиэль… Это на несколько секунд выбило архидемона из колеи. Не то чтобы Деус особенно переживал за Иофи, но… архангел был его врагом. Да, они лишь  раз встретились на Земле, тогда, во время второго восстания. Пусть в остальное в они говорили лишь на пороге Эдема, но это не мешало бесу воспринимать Иофиэля как Мастер воспринимал Доктора, или Холмс Мориарти. Яблоки Сада стали для Асмодея таким же сокровищами, как Сильмариллы для Мелькора. Он хочет мучений архангела, но тот факт, что кто-то другой, чужой, причинял их Иофи…вызывает ярость.
Внезапно раздался скип двери, словно старый страж ворчал, не желая выпускать пленника. Теперь демон страсти не сомневался – это был хранитель Эдема. Шансов мало, но…
- Иофиэль! Если это ты, то помоги, ради Творца!

Отредактировано Asmodeus (13.04.14 23:19)

+2

15

Габриэль временно отвел глаза от наблюдений за братом, пока занимался Асмодеем. Не часто ему приходится падать настолько низко. Буквально к ногам участников небольшого (относительно небольшого, если не брать во внимание огромный Колизей) реалити-шоу, которое смотрит лишь он один. Но реакция Архидемона еще как компенсировала необходимость примерять на себя образ крысы. Конечно, это была куда более пушистая, менее большая, и абсолютно чистая крыса (если таковые бывают). Чего греха таить, он просто обожал конкурсы с переодеванием. За свое многолетнее существование кем только не был. И всегда рад, если выпадает шанс побывать в новой шкуре.
Как не печально, но чести быть в обществе Архангела удостоился именно Асмодей. Ибо находится так близко к брату было слишком опасно. Интересно, понял ли бы юмор Иофиэль? Трикстер надеялся, что у него еще будет шанс разыграть его. Это будет что-то особенное, не просто вырванное предложение из сказки. Ведь не часто выпадает возможность быть близко к семье. И есть, к счастью или сожалению, у Архангела, где-то очень глубо внутри, некоторая скорбь по . Которую он похоронил уже очень давно. И которая не может возродиться, как Феникс. Так он думал.
Демонстративно поводя усиками из стороны в сторону, Трикстер выждал нужную, невероятно долгую паузу.
- Ты вломился в мои покои и задаешь слишком много вопросов! - сказать, что Асмодей был в шоке, значит ничего не сказать. Трикстер был доволен. Он был очень доволен. До кульминации было как до луны, и происходящее являлось всего лишь начальной частью первого акта. А уже такие результаты.
Вдруг стало шумно. Тонкий мышиный слух просек, что гладиаторская орава выбралась из нижних уровней.
Габриэль мысленно нарисовал очко в столбец с именем "Иофи". Времени зря не терял, выбрался. Но далеко ли?
Дверь толкнули с другой стороны, и все ввалились в комнату. Трикстер сделал пару шажков назад, чтобы его уже никому не было видно, и тут его пушистый зад наткнулся на.. что-то. И чтобы не поворачиваться и не выяснять, кот ли, ли какая другая крыса решила поприставать к его великолепной персоне, он немедленно вернулся на арену, куда вот-вот уже должны были привести последних участников. Но перед этим распорядиться и проследить, чтобы "сопутствующие" этой битве были наготове, Архангел тоже успел. Они очень ошибаются, если полагают, что будут наедине друг с другом.
***
Сокамерник Иофиэля уже было подумал, что парень перед ним не может быть страннее того, кем был пять минут назад. Но это было именно так. Конечно, куда было гладиатору, пусть не глупому, но не настолько просвященному, чтобы понять изречения Архангела. Для него куда более красноречивым оказалась открытая решетка. Первый и последний шанс выйти отсюда.
Вдвоем они быстро открыли еще несколько клеток. Это была не плохая стратегия, что если они натолкнутся на охрану, то будет кому их отвлекать. Но Трикстер был прав. Одно дело было бы выйти из реальной тюрьмы, где есть вход и выход. Или в иллюзии, где нет ни того, ни другого. Несколько встретившихся им на пути дверей либо никуда не вели, либо были намертво закрыты на тяжелые засовы. Несколько лестничных пролетов, когда они натолкнулись на единственную дверь, какую смогли открыть - дверь Асмодея.
Радость встречи этих двоих была не долгой. Уже спустя секунд пятнадцать всю толпу нашла охрана. И были жертвы, в том числе и бывшая компания Иофиэля. Со стороны Рима тоже пало несколько человек, спасибо Архангелу.
- Ты бы поберег стрелы, парень, - вставил начальник охраны, который пришел выяснить, в чем дело. Битва задерживалась, а Габриэль сгорал от предвкушения. Эта заминка была лишней. - На арену. Оба. Еще успеете вдоволь намахаться.

Отредактировано Gabriel (07.05.14 23:22)

+2

16

Слишком легко. Поразительно легко. Невероятно легко. А еще точнее - неправдоподобно легко. Иофиэль аки Леголас с натянутой тетивой лука наготове шел впереди, ожидая появления целой своры охранников из-за угла. Но те совершенно сказочным образом испарились в небытие, хотя когда Иофи впервые шел по этому промозглому слабо освещенному земляному коридору в другую сторону, он успел заметить как минимум с десяток переговаривающихся и гремящих броней стражей. Все разом отправились на обеденный перерыв? Удивительно, что в Римской империи вопреки ходу истории внезапно стали соблюдаться трудовые нормы, нет уж, это чушь какая-то. Тот же Калигула вырезал бы язык любому, кто посмел бы заикнуться о восьмичасовом рабочем дне или прибавке. Нет, что-то тут явно нечисто. Гладиаторов это во всяком случае не сильно волновало - завидев свободно разгуливающих по коридору Иофиэля и его бывшего сокамерника, они начали галдеть и барабанить по решеткам с непонятной самому архангелу целью - то ли они пытались сдать беглецов все же околачивающейся неподалеку охране, то ли требовали, чтобы им тоже организовали побег из Шоушенка. И снова потрясающее везение - Иофи взглянул на стену и тут же обнаружил грязно-коричневую связку ключей. Ну нет, это уже совсем ни на что не похоже.
"Асмодей", - стиснув зубы, подумал он. Так не терпится встретиться? Что ж, как сударь пожелает. Впервые Иофиэль испытывал неистовое желание всадить кому-нибудь стрелу меж ребер, чтобы знал меру в подобных шуточках. Он снял связку с крюка и торжественно вручил ее бывшему сокамернику.
- Возлагаю на твои плечи сию миссию, смертный. Собирай всех и спасайся, а со своим врагом я разберусь сам.
Компания гладиаторов была сомнительно приятной и, более того, мягко говоря не отвечала требованиям Иофи в вопросах эстетики внешнего вида и воспитания, так что он не стал их дожидаться и быстрым шагом прошел вперед. До сих пор ни единой вооруженной души. Он перешел почти на бег, поднимаясь по крошащейся глиняной лестнице и затем свернув в другой коридор ярусом выше. Где-то позади слышался сумбурный топот и крики, столь мощные, что даже тут сотрясались стены - судя по всему, такого наплыва озлобленных, жаждущих крови и женщин полунагих мужиков они не созерцали никогда. Конечно, лишь в том случае, если они были реальными, как и все, что окружало архангела, а вот как раз в это ему верилось все меньше и меньше. Не просто же так Асмодей по-копперфильдски испарился, наверняка он как Большой Брат наблюдал за действиями Иофи в этой виртуальной реальности со стороны, а сам задумывал очередную гадость. Нужно было найти его прежде, чем он выкинет очередной трюк, и без того хватит их на сегодня. Иофиэль в ускоренном темпе толкал одну дверь за другой в куда более холодном и насыщенном кислородом по сравнению с нижним коридоре, но как назло ни одна не поддавалась. Может, отданная сокамернику связка ключей была как раз от этих дверей? Ну ладно, к счастью или сожалению он и вся беснующаяся компания скоро подтянутся, можно будет это проверить, а пока Иофи вновь надеялся на все ту же сказочную удачу. Давай же, Асмодей, хватит прятаться, давай поговорим лицом к лицу. Или ты струсил? Совсем потерял надежду попасть в Эдемский сад и заполучить скрижаль, поэтому и решил прибегнуть к столь странным мерам? Ничего у тебя не выйдет!
Стоило так подумать, как очередная дверь, которую Иофи пытался выбить плечом, великодушно поддалась и сам архангел пролетел с пару метров в куда более благоустроенное помещение, где сразу же напоролся взглядом на того, кого жаждал увидеть в первую очередь.
- Значит, ты тут шикуешь, когда мне ты предоставил угощаться запахом падали и этой.... этой чудовищной антисанитарией! Кто учил тебя манерам? Явно не твой отец.
Голос Иофи звучал непривычно раздраженно и педагогично, а руки тем временем быстро натянули тетиву лука, нацеливая стрелу на выглядящего недоумевающим архидемона. Еще и о помощи просит, что опять за уловки?
- Верни все как было, иначе будешь учиться дышать одним легким, я не шучу. Ты заигрался, даже сыну Адама такое непозволительно.
Выстрелить же Иофиэлю, какой бы решимостью он ни был полон, так и не довелось. Шум голосов и топота подобно морской волне накатывал все ближе, вот только берега достичь она так и не смогла - непреодолимыми скалами на пути у гладиаторов выросли невесть откуда взявшиеся охранники в броне. Сказать, что завязалась кровавая резня - ничего не сказать, Иофи хотел было вмешаться, но все-таки настолько уверился в нереальности происходящего, что глаз не сводил с Асмодея, который, вполне возможно, тоже был подделкой. Хотя, как знать. Уж очень убедительно у него выходило делать вид, что ему самому невдомек, что происходит.
Дальше события начали развиваться настолько стремительно, что Иофиэль сам не понял, как он так быстро снова оказался на арене Колизея под бравурные крики и улюлюканье римских граждан. Ну ладно, панэм эт цирсцензес желать изволите? Будут вам и зрелище, и хлеб из архидемонятины. Иофи выпрямился, все еще пристально глядя на Асмодея и держа лук наготове. Краем глаза он выцепил корзину у ног судьи, в которой все еще покоилась заветная скрижаль. Обезвредить Асмодея, забрать глиняную виновницу торжества и вернуться в нормальный мир к нормальным брюкам и пиджаку. План действий есть, осталось воплотить его в жизнь. Иофиэль с нетерпением ждал объявления начала боя чтобы покончить со всей этой античной историей как можно скорее.

Отредактировано Iofiel (10.12.14 22:55)

+2

17

Бывают же в жизни такие моменты, когда не знаешь, как ждать ближайшего (совсем уж ближайшего) будущего. Вроде бы оно и сулит свободу и как бы счастье, но ведь понимаешь, что это «счастье» тебе должен принести тот, кого ты столько тысяч лет считал одним из злейших своих врагов (по иронии судьбы, он тебя таковым не считал, хотя ты, конечно, всегда считал это оскорблением — будто бы не воспринимают всерьёз).
Рассуждая логически, Асмодей считал, что причин для беспокойства у него нет. Конечно, помочь ему должен был архангел, но ведь это Иофиэль, который, пусть и скрипя сердцем, но скорее отпустит, чем будет злорадствовать по ту сторону решётки. Не то чтобы Деус начинал доверять пернатой братии, но ведь он прекрасно знал, с каким представителем имеет дело. Глупо было бы не воспользоваться мягкосердечием и сентиментальностью этого яблочника. Тем более, что сейчас другого выхода просто не было.
А пока где-то там раздавался топот и звуки открывающихся дверей (Идиот, чего так долго ищет?), архидемон пытался придумать, что им дальше-то делать. Вроде как Рим не настоящий — в настоящем не говорили бы на английском. И благодаря этому сразу становилось понятно, что это вовсе не путешествие во времени, а просто какая-то хорошая иллюзия. Асмодей не был уверен точно, но ему казалось, что это всё скрижаль решилась защититься. И если это так, то ничего хорошего — даже если Иофиэль выпустит демона, то из Рима они смогут выбраться только когда на то будет воля скрижали.
Значит, нам необходимо нейтрализовать силу этого куска де... камня. Раз уж ни у одного из нас, видимо, не осталось сил, то придётся делать это... магией? Вполне может быть. Но ведь и нельзя исключать, что скрижаль вообще любое магическое вмешательство — за исключением её собственного — заблокировала. Раз уж она может подавлять силу архангела и архидемон, то уж на это у неё точно силы есть. Ах, Пётр...

И вот, наконец, дверь в камеру Деуса открылась. Появился Иофиэль, архангел и хранитель Эдема, сейчас — не в небесных доспехах, а в простой тоге. А ещё он...
Зол? На меня?
Такой вывод и последующие слова архангела явно заставили Деуса сильно удивиться. Глаза сосуда стремительно приняли почти идеальную круглую форму. Вскоре до демона дошло, что его обвиняют, вместе удивления пришёл гнев. Он уж было хотел поинтересоваться «мол, сударь, с чего такой базар?», но в их так и оставшийся односторонним диалог вмешались охранники. Завязалась драка, в которой Асмэ предпочёл не участвовать.
А потом... потом он понял, что его снова ведут на арену. Тут-то совсем некстати архидемону вспомнились виды «забав» на римской арене. И морские битвы (а вы не знали, что Колизей можно затопить), и бой с животными с далёких уголков империи, и разыгрывание исторических сражений (сейчас Асмодей очень не хотелось быть галлом или, не приведи Юпитер, германцем). К слову, вспомнились и разные милые-весёлые ребята, вроде одного гладиатора, которые ел сердца побеждённых.
С тем весельем, которое мы творили в Древнем мире, конечно, не сравнить, но... сейчас я почему-то жалею, что пропустил это время. Со мной бы Запад и Восток не разъединились...
Впрочем, в данный момент Асмодей был бы не против, если бы сейчас на Рим налетела орда варваров с другой стороны Рейна. Ну или если бы Парфия объявила войну — и император с военным побежали бы спасать границу. Или хотя бы мятеж где-нибудь крупный, восстание рабов какое. Что угодно, лишь бы не эта арена!

Хотя сейчас получилось относительно неплохо — противником Деуса должен быть Иофи. Конечно, обычно архидемон предпочёл бы избежать битвы, но сейчас они были бессильны, а значит — практически равны. Хотя архангел, учившийся на Небесах, должен был быть лучшим бойцом.
Когда на него оказался нацелен лук, Деус, как ни странно, быстро среагировал. А вот оружия не было — пока откуда-то не прилетел гладиус (может, кто-то из легионеров решил сделать бой веселее?). Он тут же встал в позу, пристально следя за движениям архангела. А то ведь Иофиэль был таким злым до этого, что один Создатель знает, что от него теперь ожидать.
- Что ты там говорил о воспитанности, яблочник? Давай теперь проверим, кого лучше воспитывали, - он ухмыльнулся. Битва с философским разговор одновременно неизбежны.

+1


Вы здесь » |Самая Сверхъестественная Ролевая Игра| » Countries & cities » 14.03.2009 Asmodeus, Iofiel & Gabriel, Rome, IT


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC