FESOR
Страшно справедливый главадмин, контролирующий всех и вся.
Связь: гостевая, личные сообщения
CROWLEY
Повелитель сюжета и адепт квестоплёства.
Связь: ICQ - 612918876
MEG MASTERS
Надзиратель кодов и доставитель дизайна.
Связь: ICQ - 200987614, Skype - bullet-for-colt
FELICIA FOUX
Неординарный координатор игрового процесса.
Связь: гостевая, личные сообщения
LOUISA
Блистательный мастер игры.
Связь: Skype - koruna86
ASTAROT
Куратор квестов и составитель тем с историями штатов.
Связь: гостевая, личные сообщения

|Самая Сверхъестественная Ролевая Игра|

Объявление





События:
Спустя год после открытия Чистилища мир сотрясает новая череда катастроф. За происходящим стоят существа, многие годы проведшие за стенами Бездны. Теперь опасность угрожает не только людям, но и демонам, и даже Небесам. Спасение кроется под тоннами песка – утерянное тысячи лет назад Слово Божье поможет пролить свет на происходящее.

Основное время игры – 2011 год



EDELINE |
Эделин ненавидела, когда ее персону в какой-то момент резко выдвигали на передний план. В основном такое случалось лишь с той целью, дабы заставить девушку испытать неудобство, или же просто застыдить за отсутствие прилежности и покладистости. Но, если с первым пунктом у жестоких смертных все складывалось более чем удачно, то наличие второго все же заставляло Бархэм забыть о терпении и выпустить наружу зверя, который и без того засыпал, как казалось самой вампирше, лишь на жалкие часы, если не сказать, что и вовсе на мгновения.©
DANIELLA |
Музыка. Иногда это чувство просто не поддается описанию. Когда стоишь посреди танцпола, двигаясь в такт и забывая обо все. Одна мелодия сменяет другую, а ты совсем ничего не замечаешь. Сердце бьется так сильно, что, кажется, будто тебя накачали наркотой, но на самом деле это просто эмоции. Эмоции, которые усиливаются, когда ты танцуешь. Когда сливаешься с музыкой воедино. Ты словно попадаешь в другую вселенную, где неважно, какая у тебя профессия, статус или положение в обществе. Важен лишь ты сам. Не зря люди придают танцам такое большое значение. В нем всегда можно выразить чувства.©
CAREN
Бросив работу в Британике и начав охотиться, я в полной мере распробовала все прелести работы с мужиками: с ними можно много есть и не думать о том, что кто-то предъявит тебе за пренебрежение к фигуре, можно тупо шутить и не ощущать себя дурой, потому что мужчины чаще всего шутят ещё хуже. К тому же не обязательно было причесываться и красить лицо, чтобы сравнится или хотя бы сровняться красотой с коллегами…в основном потому, что обычно мои новые коллеги были не бриты, и спасибо, если зубы чистили чаще чем разок в неделю.©

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » |Самая Сверхъестественная Ролевая Игра| » Countries & cities » Квест №74 «Американский дядюшка», Inverness, UK 01.03.2009


Квест №74 «Американский дядюшка», Inverness, UK 01.03.2009

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

http://s8.uploads.ru/kadlK.png

1. Название квеста, место отыгрыша, дата.
Квест №74 «Американский дядюшка»
2. Место и время отыгрыша.
Inverness, UK 01.03.2009
3. Участники.
Torradeus, Crowley & Sarah Blake
4. Суть отыгрыша.
Правящую в Аду элиту начинает беспокоить Кроули, позиции которого усиливаются с каждым днем. Вельзевул решает избавиться от него и приказывает своим слугам этим заняться. Те, недолго думая, решили подставить Короля перекрестков, натравив на него охотника. Охотнику звонит его родственник (например, отец или брат) и сообщает, что он заключил сделку с демоном, и в скором времени за его душой придут адские псы. Как выяснилось, покупателем оказался Кроули. Охотник начинает искать способы освободить своего близкого человека от сделки. На помощь ему приходит ангел. Также охотник получает поддержку и  от демонов: кто-то звонит ему и сообщает информацию о прошлом Кроули. Охотник узнает, где находятся кости Короля и решает шантажом выторговать душу родственника. Ангел помогает ему оказаться в Шотландии и найти кости. Они берут найденные останки и вызывают владельца на перекресток, где и происходит обмен: Кроули забирает кости, и отзывает адских псов.

http://s9.uploads.ru/SuB1K.png

0

2

[Холл]
Если вы хоть раз слышали русские сказки, то вам наверняка знаком чудесный персонаж с очаровательным именем. Кощей бессмертный. Торрадей всего пару раз слышал о данной части русского фольклора, хотя в общем-то он о русском фольклоре знал ровно столько же сколько страус знает о полетах. И это не было удивительно, в конце концов. Но данный персонаж в его памяти закрепился крепко, и его имя было как-то странно связано в его мозгу с памятью о бывшем боссе. Сейчас демон чувствовал себя главным противником Кощея, прямо-таки до безобразия добрым и честным героем, что в дрожь бросало. Это было крайне противное чувство. Чувствовать себя героем любит не каждый, уж поверьте. А когда это чувство посещает мерзавца каких много, то коллапс, как известно, неизбежен. Вот и сейчас, отпустив руку своей "спутницы" он, чувствуя некое отвращение к происходящему, отправился на поиски "смерти Кощеевой", которая, кстати в этот раз не пряталась в зайцев, уток, сундуки...  Она, не поверите, даже не забиралась на дерево! Сегодняшний день мог доказать, что смерть Кощея запрятана не так уж и далеко. Она была спрятана в одной из могил где-то в Шотландии в районе города Инвернесс.
Удача, когда она уже сама давно у тебя в руках, тебя не оставит. Сегодня было для Торры крайне удачливым. Могло даже показаться, что удача на родине лепреконов вешается тебе на шею и не отпускает, пока ты не закормишь начатое. Было бы неплохо, если честно.  Демон остановился у неприметной, но очень важной могилы.
Фергус Родерик Маклауд, - задумчиво прочел голос где-то внутри, - Это он? Кроули?
Ты сегодня поразительно догадлив, друг мой, - язвительно откликнулся Торра и повернулся к Саре.
Ну что, ты хотела побыстрее закончить с этим, пожалуйста. Передо мной место, где похоронен Кроули. Осталось раскопать кости и набрать номер. И я, пожалуй, буду выполнять вторую часть этой работы. Потому что у тебя вряд ли есть номер Короля Перекрестков, да и руки мне пачкать нет охоты, — из кармана была извлечена пачка сигарет и зажигалка. Торра, ожидая действий "партнера", решил не терять времени даром.
— Тебе чего-то еще надо? Ах, ну да, не руками же ты копать будешь, — Торра выпустил изо рта клубок дыма и кивнул чуть в сторону от Сары. Рядом с ней уже лежала лопата. Торра выжидающе посмотрел на девушку. Очередная затяжка, пачка сигарет на ряду с зажигалкой отправляются на свое законное место, а вместо них в руке оказывается старый потертый телефон. Торрадей неторопливо набирает номер и подносит трубку к уху.
[Crowley's phone]

Отредактировано Alex Gick (18.12.12 17:54)

+2

3

----->> Холл

- Точно. Алекс, - Сара извиняющеся улыбнулась, хотя в действительности ей было абсолютно все равно. Мысли были заняты совсем другим и бичевать себя за свою невнимательность не было ни времени, ни желания. - Простите, у меня сегодня плохой день, все буквально валится из рук и вылетает из головы, - она все так же продолжала улыбаться и невинно хлопать длинными ресницами, пока ситуация в корне не изменилась. Глаза парня приобрели иной окрас, а вялое рукопожатие вмиг сменила сильная хватка, что с первого взгляда на незнакомца была ему абсолютно не присуща. Девушка попыталась вырвать руку из стальных оков, однако ее попытка не увенчалась успехом. Тем временем "Алекс" выложил всю поднаготную, соизволив сказать ей свое настоящее имя. Отлично. Как будто ей от этого стало легче.
- Пусти меня, гад, - шикнула на него Сара и попыталась вырваться еще раз, но опять-таки из этого ничего не вышло. За те доли секунды, что они провели в свободном плавании, мозг Сары успел напридумывать алгоритм ее смерти. Все же какая-то ее часть все еще не верила демону и твердила о том, что он тащит ее прямо в лапы к этому самому Кроули, против которого они строили грандиозные планы всего пару минут назад. Но по прибытию на место, она поняла, что все, что ей говорил Алекс, правда. Что ж, хотя бы что-то приятное за день произошло. Девушка старалась некоторое время не двигаться, пытаясь унять перевернувшееся во время их небольшого путешествия нутро. Все еще переваривая все происходящее вокруг и в особенности то, кем в действительности оказался ее спутник, Сара все никак не могла прийти в себя и сказать хоть слово. Она все так же молча проследовала за Алексом, пока тот не остановился у одной из могил. Сара последовала его примеру и прочла надпись на могильной плите, на которой было написано настоящее имя того, из-за кого они здесь и оказалась. Интересно, многие ли посвящены в эту тайну?
Сара опомнилась только тогда, когда демон по полочкам разложил план их дальнейших действий. Она почему-то даже не удивилась, когда ей досталась самая грязная работа. Хоть девушка еще не много  знала о демонах, одно она запомнила надолго: черноглазые никогда не делают сами всю грязную работу, они находят для этого отпетых дураков. Таких, как она. А сами в то время занимаются всяческой демонической ерундой. Торра, например, предпочел закурить. Что ж, у каждого свои слабости.
- Не выйдет из тебя джентельмена, - недовольна огрызнулась Сара в ответ на четкие указания демона. Тем временем не успела она добавить еще кое-что, что вертелось на языке уже очень долгое время, как орудие труда возникло рядом из ниоткуда. - Смотри, чтоб никто не увидел, - коротко бросила она Алексу и начала копать. - Если вдруг кто появится - вырубай его. Только не убей никого, ладно? - меньше всего Саре хотелось сесть в тюрьму за осквернение могил, а тем более за убийство в особо жестокой форме. Продолжая заниматься своим делом, она прислушалась к гудкам, в сердцах молясь о том, что Кроули будет весьма любезен и соизволит выкроить минутку, дабы ответить на телефонный звонок.

Отредактировано Mr. SPN (18.12.12 21:33)

0

4

>>>Crowley's phone

Холодный пронизывающий ветер вовсю резвился между высокими холмами Хайленда, порой то затихая, то принимаясь дуть с новой силой. Здесь, почти на самом севере Шотландии, хорошая погода была редкостью, и солнечные лучи частенько проглядывали через тучи, набегавшие откуда-то со стороны океана. Стояла зима, и даже Инвернесс, единственный город на много миль вокруг, всемирно известный благодаря озеру Лох-Несс, не мог похвастаться наплывом туристов. Все они, как правило, предпочитали любоваться пейзажами в более теплое время года. И, если бы кто-нибудь решил выйти за город, то он был бы крайне удивлен, увидев невысокого мужчину в черном, который спешно удалялся от городских стен в сторону старого заброшенного кладбища.
Как только Кроули успешно перенесся в окрестности Инвернесса, всю его сущность наполнило какое-то крайне мерзкое чувство: ни то отвращение, ни то ощущение вынужденной причастности. Отрицательные эмоции вообще были неотъемлемой частью его "я", но сейчас они принимали оттенок более личный. Каждый холм, каждый куст, каждая несчастная травинка напоминала Королю о его человеческом прошлом, от которого он старательно открещивался. И вот теперь, этим самым прошлым ткнули ему под нос, поставив великолепный ультиматум.
Нужно было сразу же забрать кости, идиот. Вот теперь придется расплачиваться за собственную оплошность.
Несмотря на то, что портной с именем Фергус МакЛауд жил в этих краях около трехсот лет назад, Кроули прекрасно все помнил. Он был одним из тех немногих демонов, которые понимали, что прошлое нельзя забывать, иначе кто-нибудь использует его в личных целях. Вот как сейчас. Еще никогда красноглазый не чувствовал себя настолько оскорбленным, а самым унизительным в данной ситуации было даже не то, что они знают, кем он был, а то, что он не сможет диктовать правила игры. Король оказался пойман собственным сбежавшим слугой и какой-то "недоохотницей".
Как только я получу кости, Торрадей умрет самой мучительной смертью из всех. Хотя нет, не умрет. Не сразу.
Но, планы о возмездии пока что стоило приберечь до лучших времен. В разговоре Торра упомянул, что-то о сделке, которую заключил отец охотницы. Если вся эта заварушка была затеяна лишь для того, чтобы разорвать этот договор, то что ж, Кроули был готов пойти на такой шаг. Одна душа - ничто, по сравнению с его жизнью.
Пройдя через полуразрушенные ворота старого инвернесского кладбища, демон принялся искать нарушителей его спокойствия. Он не знал, где могли похоронить его тело, но что-то подсказывало ему, что какой-нибудь самый дальний уголок с самой каменистой и безжизненной почвой могли счесть за идеальный вариант. И он оказался прав.
-Вскрывать могилы, между прочим, незаконно,- с ноткой недовольства произнес Кроули. Слова теперь приходилось тщательно взвешивать, это бесило, но он обязательно выпустит свою ярость чуть позже. -Вызывали? Я здесь. - прибавил демон, дабы они скорее могли обсудить все тонкости сложившейся ситуации.

0

5

Ад, воскресил Вас. Ад - дал Вам новое имя.
Но, он не смыл ни грязи с Вашей души, ни клейма с Вашего тела! (с)

Его бросило в дрожь, когда этот ироничный персонаж заговорил с ним таким угрюмым тоном. Нервно глотая воздух, Торра убрал телефон в карман. Сигарета медленно тлела в его руке. «Жди» у Кроули было, мягко скажем, зловещим. Хоть Торра и был демоном, но у него были свои страхи. И первым в его списке был приближающийся и злой бывший босс. К сожалению, в данный момент Торрадей чувствовал себя кем-то вроде нахохлившегося воробья. Но делать нечего, ни одного шагу назад сделать уже было нельзя, поэтому, сделав очередную затяжку, демон стал наблюдать за Сарой, которая уже заканчивала выкапывать кости.
Да, так уж получилось, что из Торрадея, когда ему не нужно девушку затащить в постель, кавалер неудачный. Что ж поделать, если ад сделал из него совсем другого. Что ж поделать, если от его души остался тот самый кусок, который к состраданию точно не был приспособлен. Он уже забыл о том, что это такое, так какой смысл узнавать это заново? Ведь это ему никакой службы не сослужит, только портить все будет, не иначе.
− Думаю, что кроме Короля перекрестков здесь никто не появится, так что можешь не волноваться за лишние трупы на этой полянке…
Кости уже были выкопаны, поэтому Торра подошел к яме, и с помощью любимого телекинеза  заставил кости оказаться в мешке, заранее заботливо доставленном сюда Торрадеем. Он не имел особого желания прикасаться к этим костям, да и думалось ему, что и девушка не особенно оценит его просьбу прикоснуться к ним. Нет, не думайте, что он решил позаботиться о Саре. Эта мысль была запасной. Он немного волновался, что кости в мешок попадут не все.
− Вспомнишь…. А, ладно.. Я не помню как там говорится, − Торра посмотрел на приближающегося к кладбищу Кроули, или, точнее сказать Фергуса. Потому что сейчас Кроули отдувался именно за него. На лице Торрадея в миг расцвела лукавая ухмылка, как только он увидел состояние босса. Волнение в один момент испарилось, будто бы его и не было. И это ужасно порадовало бывшего служащего перекрестка.
− Прости, но иначе, я думаю, мы бы твои кости не достали…. − Торра усмехнулся, − Ну, что ж, приступим к делу. Тебе нужны кости, ей, − он кивнул в сторону Сары, − душа… Папочки, насколько я помню… А мне… а насчет меня, думаю, мы поговорим уже без свидетелей.

0

6

Сказать, что Сара была напугана - ничего не сказать. Мало того, что она связалась с одним демоном, так еще и второй был на подходе. У них с Алексом там свои дела и не факт, что Кроули удостоит простую смертную хотя бы своим пренебрежительным взглядом. Что ему стоит, например, свернуть ей шею и продолжить выслушивать условия Торрадея для заключения сделки? А вот ничего.
От этих мыслей Сара поежилась, пытаясь привести себя в чувства. Однако получалось весьма плохо. Дрожащими руками она все еще сжимала ручку лопаты, наблюдая, пока кости некогда человечного Кроули перекочуют в мешок. Когда дело было сделано, девушка бросила лопату на пол и принялась наклоняться взад и вперед, дабы хоть немного разработать затекшую во время раскопок спину. Разминаясь, девушка искоса наблюдала за демоном, тщательно высматривая в выражении его лица хоть какие-то нотки страха или опасения. Но ничего, увы, так и не высмотрела. Видимо, демоны проходят специальные курсы там, внизу, где их обучают искусству скрытия своих эмоций.
Однако она нутром чуяла, как напрягаются все его жилки и может даже трясутся коленки. Беглым взглядом она осмотрела его ноги, но ее предположения не оправдались. Сара выдохнула с некоторой долей сожаления, а затем затаила дыхание, когда на горизонте отчетливо завиднелась фигура Кроули. Замерев, девушка посмотрела на Алекса, выражение лица которого ей было не понятно. Демон ухмылялся, завидев своего старого "друга", а ноги девушки подкосились от созерцания всей этой картины, но она чудом устояла на ногах.
Казалось, прошла целая вечность, пока Кроули подошел к ним на весьма близкое расстояние, располагающее к разговорам. Демон изъявил желание выслушать своих оппонентов, но Сара поймала себя на том, что говорить от страха она не в состоянии. Нужно было отдать должное Алексу, который взял на себя ответственность и огласил требования своей спутницы, но сам при этом предпочел умолчать о своих условиях. Девушка даже открыла рот от возмущения. Значит, она доверилась первому встречному демону, а он боится, что их разговор услышит не имеющая ни власти, ни связей, ни навыков охоты смертная? Что за дискриминация.
В подтверждение его слов девушка лишь кивнула, но через пару мгновений все же собралась с силами и выпалила:
- Верните отцу права на его душу и вы меня больше никогда не увидите, - признаться, ее вид сейчас был весьма жалок. Но ради отца она готова была на все, даже если придется упасть в ноги Кроули и целовать его обувь, она это сделает. Такое унижение все же лучше осознания того, что она могла помочь близкому человеку, но из-за своей надменности и гордыни не сделала этого. - Я сейчас же уйду и в будущем не буду доставлять вам проблем, - поджав губы, она смотрела на Кроули полными мольбы глазами, в сердцах надеясь, что эти жалкие просьбы утомят демона и он поскорее выполнит ее мольбу, чтобы она убралась с глаз долой и не мешала их с Алексом делам.

0

7

Сложившаяся ситуация могла бы и позабавить Кроули, но лежащие у ног Торрадея его кости портили Королю всю игру. Ах, если бы не это, то девчонка давно бы уже рыдала над трупом любимого папочки, а экс-подчиненный испытывал на себе все прелести средств испанской инквизиции. И плевать, что МакЛауд ее не застал: в Аду палачи уж куда извращенней средневековых.
Он медленно обвел взглядом сначала Алекса, потом Сару (кажется, это Блэйк-старший продал ему душу, только  его контракт истекал сегодня), а потом и собственные кости, обреченно лежавшие в мешке на свежевскопанной земле. Как только он уладит все дела, то непременно запрячет их так, что никакая душа, ни падшая, ни вознесшаяся к небесам, ни тем более человеческая не найдет их. Поведение Блэйк крайне веселило, она не была прирожденной охотницей и явно не знала, как вести себя с демонами, значит, все это было затеей этого подонка, Торры. Что ж, он хочет поговорить наедине - он получит свой разговор.
-Душа папочки Блэйка, значит? Пф,- он чуть улыбнулся, как будто каждый день только и занимался тем, что возвращал людям их никчемные проданные души. Да пожалуйста, все равно не от хорошей жизни идут на перекресток; душа вернется к нему, как только ее отец отойдет в мир иной. Сам, без посторонней помощи. -Сделано. -он щелкнул пальцами для наглядности. По его подсчетам, как раз сейчас бедного, и без того напуганного мужчину должно было на время полоснуть болью. Но зато он был свободен. И жив.
-Только вот сама ты уйти не сможешь, - Король взглянул на Торру, как бы спрашивая у того разрешения на дальнейшие действия но, не дожидаясь ответа, продолжил: -Передай папочке, чтобы впредь разбирался со своими проблемами сам. Бон вояж.-он махнул рукой и девушка исчезла.
И гораздо дешевле, чем билет Эдинбург-Нью Йорк. Так, а теперь то, что действительно является проблемой.
Кроули догадывался, что бывший подчиненный заварил эту кашу не просто так. Уж не по доброте душевной демон вызвался помочь охотнице, и явно не явился в Шотландию, чтобы за делом полюбоваться на живописные шотландские пейзажи. Нет, он это спланировал, чтобы добраться до костей босса и заключить с ним сделку. Сделку с самим Королем Перекрестков.
-Итак, Торрадей, - произнес демон, приняв серьезный, заинтересованный вид. Ему вовсе не хотелось, чтобы последним, что он увидит в своей жизни было нагловатой самодовольной рожей подчиненного. - Я слушаю тебя очень внимательно.
Холодный хайлендский ветер нещадно дул в лицо, но МакЛауд не отводил взгляда от стоящего напротив парня. Вот так, за свою неосмотрительность он теперь и расплачивался. Если Торра разыскал его кости, значит, он в курсе того, кем Кроули был в свои человеческие годы. Паршивейшее чувство отвращения и чего-то еще наполняло его сущность. Нет, он не знал, что такое "стыд" или "угрызения совести", только вот сейчас он чувствовал себя тем самым портным, продавшим когда-то душу за пару дюймов в штанах.

0

8

Торрадей внимательнейшим образом рассматривал перемены настроения Кроули. Сначала угрюмый, даже грозный по своему виду демон теперь расплылся в улыбке и исполнял свою часть договора с Сарой так, будто ему это даже нравилось. А потом, как только Сара исчезла, (Торре это, в общем-то и было нужно, ибо охотница могла все только испортить) его охватило напряжение, как будто за одно слово его выпорят, словно нашкодившего мальчишку. На лице Торрадея в свою очередь расцвела широченная улыбка, будто он у Чеширского кота учился. Его страшно интересовал его босс, точнее состояние оного. Хотелось поиздеваться, но одновременно было страшно за свою шкурку, потому что как только Кроули получит свои кости, участь Торрадея не сможет сравниться ни с какой известной жителям неба, земли и ада экзекуцией. Это наводило на мысли, что требования свои надо обдумывать не то что тщательно, скорее скрупулезно. И все же он не упустил возможности очередной раз довести Короля Перекрестков до состояния, близкого к нервному срыву. Только Сара испарилась в воздухе, а демон обратил на  Торру свое внимание, он вновь достал из кармана зажигалку, а потом и сигарету, и умудрившись зажечь огонь прямо над мешком с костями босса, закурил. Выражение лица демона можно было описать как "задумался над тем, что уже решил давным давно", но он оставался нем в течении около двух минут, дополнительно обдумывая то, что ему предстоит сказать.
— Поправь меня, если я ошибусь. Я правильно понимаю, что как только ты получишь в руки кости, от меня останется кучка пепла? Правильно. Поэтому я, чтобы больше не бегать от встречи с тобой, предлагаю следующее: вся твоя рать меня не трогает и мы живем мирно, дружно и совсем без кровопролитий.
На секунду Торрадей замолчал, пытаясь вспомнить, что же ему еще было нужно от почти всесильного демона перекрестка.
Порой ты забываешь вполне понятные вещи, дорогой мой демон, хотя нет, совсем не дорогой, если посмотреть. Даже намного хуже, чем не дорогой, но.... Совсем и не дешевый... - заразительный смех в голове. На минуту показалось, что Алекс то ли покурил что-то запрещенное, то ли выпил много разрешенного.
— Давай к делу, болбес, — Торра даже не заметил, что обратился к парню в голове вслух. А как только заметил, поднял палец, прося демона подождать и даже удосужился объяснить данную фразу.
Парень в голове разбушевался, подожди секунду, дорогуша, — да, когда Алекс начинал действовать демону на нервы в самый неподходящий момент, от Торрадея можно было и не такое обращение услышать.
С каких пор ты своего босса, которого так боишься, зовешь "дорогушей", а, Торра?
Не твое собачье дело, парень. Давай скорей о чем ты там болтал. А то заставлю замолкнуть насильно, — Торра огрызнулся на "сожителя", при этом слегка отвернувшись от Кроули, но продолжая следить за ним краем глаза.
Я о том болтал, что ты хотел получить власть над огнем, ага. И да, я имею право говорить, когда речь идет не только о твоей судьбе, но и о моей.
Торра усмехнулся и повернулся обратно к Кроули, уже не настолько радостный, он закатил глаза, показывая, как его иногда достает голос в голове.
— Итак, да, кроме свободы от твоего преследования, я хотел бы владеть силой огня. Это так, нечто вроде небольшого бонуса для меня любимого, — демон пожал плечами и замолкнул, ожидая ответа.

0

9

Никогда еще Кроули не приходилось испытывать столь богатую гамму эмоций, как сейчас. С одной стороны, хотелось всадить в плоть обиталища Торры адский кинжал, вымоченный в святой воде и посыпанный солью и медленно, наслаждаясь каждым мгновением, поворачивать его, наблюдая, как экс-подчиненный испытывает невероятные страдания. Ну, или на худой конец, вывернуть ему телекинезом все внутренности, чтобы он, стоя на коленях, чувствовал, как кровь приливает к горлу и выплескивается наружу, заливая кладбищенскую землю.
Увы, пока приходилось только стоять и смотреть, как этот кретин, без тени смущения закуривает над костями самого Короля Перекрестков. Желание стереть черноглазого в порошок мгновенно сменилось самым настоящим испугом. Инстинкт самосохранения говорил одно, жажда мести - другое, а жалкие останки душонки МакЛауда и вовсе хотели оказаться где угодно, но не в Инвернессе, этом неприятно попахивавшем прошлом месте.
Только позволь себе еще что-нибудь подобное. Я убью тебя, даже если это будет стоить мне моей собственной жизни.
Кроули оценивающе посмотрел на Торру, пытаясь предугадать, насколько же серьезны его намерения, но его подчиненный был хорошим учеником и мастерски делал нагловатую непричастную рожу. Когда тот озвучил свои требования, демон неопределенно пожал плечами и приподнял брови, показывая, что вполне согласен на эти условия. В конце-концов, ведь он всего лишь хочет мира, мира от Кроули и его слуг, и он его получит. Детали всегда были неотъемлемой частью любого договора, с их помощью можно было проворачивать великие дела без ведома другой стороны, и Король злорадно радовался, что его собеседник не придал им значения. Значит, спустя какое-то время можно будет спокойно отыграться за эти минут позора.
Хорошо, я не трону тебя. Но я знаю как минимум дюжину охотников, которые были бы не прочь поджарить тебя святой водой и сладко напеть заклинание изгнания.
- Я согласен, - бесстрастно произнес он, деловито пряча руки в карман и украдкой поглядывая на мешок, будто боясь, что Торра все же его надует. - Никто не тронет тебя, а я и вовсе сделаю вид, что ты никогда не был у меня в подчинении.
Но, на этом сюрпризы не заканчивались. Казалось бы, что еще нужно было этому горе-террористу, который и так получил свое перемирие? Все было решено четко и ясно, и оба демона были довольны исходом, но Торре, похоже, этого было мало и он хотел большего. Кроули привык исполнять только один запрос, изредка проворачивая что-нибудь за спиной у заказчика, но правило сделки всегда было железным: ты получаешь что-то одно, отдавая взамен душу. В противном случае люди, алчные и мелочные по своей природе, выдавали бы такие запросы, что их исполнение могло привести к плачевным последствиям. К тому же, силой огня владели не все демоны, а только либо слишком древние, либо слишком хитрые. Сам Король позаимствовал этот фокус у Лилит, но даже не думал о том, чтобы обучить этому кого-то еще.
- Мне казалось, ты умнее своих собратьев, - язвительно парировал он, не желавший идти на еще большие уступки, - Душа за желание, ни больше, ни меньше.
Да и сам Кроулим и вправду не мог ничем помочь Торре с его желанием, даже если бы и захотел. Душа-то у демонов была, только не в том виде, что человеческая. А ценность имела только человеческая, поэтому менять шило на мыло Кроули не планировал. Мысль о том, что все черноглазые невероятно тупы, вновь закралась в его голову, и сей факт, если не огорчал, то разочаровывал точно. Видимо, не всем в Аду положено иметь мозг.
-Спешу тебя огорчить, но у тебя нет души, - он хотел было прикрикнуть, но решил припасти повышенный тон для другого случая, - Давай разойдемся мирно.

0

10

офф

Прости, я не знаю что заставило меня написать такой бред хд

Если бы Торре, когда он только был подчиненным Кроули, рассказали, что он будет угрожать боссу смертью, то тот наверно нервно рассмеялся, но шутку бы не оценил. Было время, когда хитрый и могущественный демон был для него достаточно большим авторитетом. Дей частенько даже задумывался о том, что когда-нибудь станет похож на Короля Перекрестков. Сможет с такой же легкостью обманывать и находить лазейки в контрактах. Признаться честно, то он потратил на это искусство около пятидесяти лет. Но, увы, этот демон не смог догнать учителя, хоть и старался достаточно долгое время. А потом… А потом красноглазый понял, что превращается в обычного работника на выезд, только вот не на земле, а под ней.
Торрадей был ярым противником рутины, поэтому, начав осознавать, что превращается в одного из тех, кто в этой рутине живет, он сбежал. Просто взял и сбежал. Тогда ему было плевать на то, что его будут ловить, преследовать… Ему было все равно, главное не оставаться в этой скуке.  А сейчас все изменилось. На это намекал хотя бы тот факт, что в данный момент он стоял перед бывшим боссом, который когда-то мог претендовать на звание кумира, и жизнь, ну или как еще это можно было назвать, этого самого босса зависела от желаний Торрадея.
И как бы то не было странно, но демону доставляло неимоверное удовольствие сейчас стоять перед Кроули, чувствовать, что жизни обоих демонов сейчас находятся на лезвии ножа, подвязанные за тоненькие ниточки. И если сейчас оборвется одна, лезвие обрежет и вторую. Демон даже ловил себя на мысли, что ему интересно, что будет, как только нити превратятся в пепел, но проверить все же не решался. Он оставался стоять неподвижно, хотя сам жаждал действий и эмоций.
Получается, огня нам не видать? Разочарованный, но уже достаточно трезвый для обсуждений голос прозвучал в голове, которая уже начинала болеть от глупости Гика. Торрадей прикрыл глаза, пытаясь успокоиться. А как же наши планы!?
– Парень, заткнись, ты меня уже достал! Я тебя пристрелю скоро, даже не смотря на то, что это заставит меня вернуться в ад! – вспылил, с кем не бывает… Только вот обычно Торра не позволял себе кричать на “партнера” при ком бы то ни было еще. Просто.. так получилось. Торрадей виновато посмотрел на Кроули
– Прошу прощения. Хм, что я хотел сказать? Ну да, точно. Ладно, допустим, с огнем я загнул. Только с первым пунктом ты меня не обманешь. Я знаю твои методы, я сам учился у тебя. Так что… ты обеспечиваешь мне полную безопасность, – Торрадей на секунду задумался, – И никаких охотников! Я то знаю, что твои клиенты могут с легкостью пришить кого угодно взамен на душу….
Если бы Торре когда-нибудь сказали, что единственным требованием, которое он выдвинет действующему Королю перекретков, потенциальному Королю Ада взамен на его жизнь, будет безопасность, то тот наверно рассмеялся бы в голос. Он никогда и подумать не мог, что они окажутся по разные стороны баррикад. Когда-то он надеялся пойти по стопам этого демона.
– А ведь знаешь, ты когда-то был для меня единственным авторитетом там, внизу… – Торра умел говорить не по делу, частенько это даже получалось весьма спонтанно.

Отредактировано Alex Gick (01.02.13 16:41)

0

11

- Товарища-то в голове глушить надо,-недовольно бросил он, наблюдавший за тем, как его экс-подчиненный воркует со своей дражайшей шкуркой.
Кроули вообще не мог понять, почему Торрадей столь любезно обходится с парнишкой, предоставившем ему тело, говорит с ним, спрашивает совета, - это казалось ему чем-то запредельным и сверхглупым. Вздумай он сам поговорить с тем, кто делил с ним вместилище, то непременно узнал бы о себе много нового, плюс точный адрес того, куда следует отправиться. Но он этого не делал, да и вообще давненько не получал вестей от литературного агента, в которого когда-то вселился. Как правило, черноглазые, забираясь в кого-либо, подавляли человеческую душу и эмоции и, спустя какое-то время, становились полноправными хозяевами сосуда. И тут Короля осенило... Как же он мог изначально упустить столь элементарную вещь?
Пресвятая шалава, везде "я", никакого "мы", едва заметная складка залегла на его лбу; он внимательно прищурился, оглядывая не то Торрадея, стоявшего перед ним, не то полуразвалившиеся могильные плиты, заросшие мхом и лишайником, Я не обязан трогать его, но вот с парнишкой могу сделать что угодно, улыбка тронула уголки его губ, но он предпочел оставить торжество на потом, пока продолжая разыгрывать жертву и делая испуганный вид, Как же  я люблю невнимательных лю...демонов.
- Конечно, тебя я не трону, - уступчиво произнес Кроули, делая акцент на слово "тебя". Впрочем, он не думал, что его подчиненного будут волновать такие мелочи, как тон бывшего босса: слишком уж занят был тот смазливыми речами.
Речами, от которых Королю хотелось в голос расхохотаться, - настолько забавно выглядела вся эта ситуация теперь, когда он знал, чем все закончится. Да и не каждый день ему сначала угрожали смертью, а потом признавались в искреннем обожании. Это и раздражало, и льстило одновременно, только вот он не собирался поддаваться этой лести. Атмосфера, да и время, были как раз для того, чтобы глотнуть ледяного скотча, расслабиться, только вот обстоятельства еще не позволяли ему самому праздновать победу. Дело необходимо было довести до конца, и сделать это виртуозно и со вкусом, как всегда. Он ведь смело мог разыграть такое шоу, что Торрадей еще долго будет вспоминать свою ничтожную попытку припугнуть Кроули.
Демон звучно вдохнул, прикрыл глаза, неуверенно перемнулся с ноги на ногу. Пару раз для наглядности пришмыгнул носом, изображая внезапно нахлынувшие эмоции, и даже состроил крайне расчувствовавшееся лицо, которому позавидовала бы любая шестнадцатилетняя дама, вздумавшая одурачить родителей. Выждав пару секунд, он приступил к главному:
-Я...я не знал, - тихо и прерывисто начал он, словно готовясь вот-вот пустить слезу, -Ты не поверишь, как приятно слышать это от тебя,... - актерские навыки у него были развиты необычайно хорошо и, как и полагалось приличному дипломату, играл он умело и со знанием дела, -Жаль, что,... - дальше полагалось бы сказать "не сумел оправдать твоих надежд", но Королю не хотелось доводить и без того сентиментальную сцену до крайностей.
Полуслезливое выражение лица резко сменилось на самодовольную королевскую ухмылку. Кроули знал, что настал тот момент икс, когда в считанные минуты решалась его дальнейшая судьба. Нужно было провернуть главное, пока Торрадей осмысливал произошедшее. Демон мгновенно поднял руку и жестом, будто выкручивал лампочку, указал на Алекса. Его любимый звук - звук хрустнувшей шеи, - щелчком разнесся по старому кладбищу, а парнишка, обмякнув, свалился на землю поблизости от могилы МакЛауда. Была в этом зрелище какая-то особенная прелесть: Король любил наблюдать за тем, как когда-то живой человек падал у его ног, сломленный, словно марионетка, и бесполезный, как куча прошлогоднего хлама, которым уже никто не пользуется.
-Прости, кретин, ты ничего не говорил про свою шкурку, - издевательским тоном произнес Кроули, вместе с этим резво бросаясь вперед и выхватывая мешок со своими костями прямо из-под ног противника, - И, да, для меня ты навеки останешься лишь жалким неудачником, который даже условия сделки нормально проговорить не в состоянии.
С этими словами Король любовно прижал к груди свои кости, отряхнув с них песок и землю, - теперь-то он запрячет их так далеко, что ничьи цепкие лапки до них не доберутся, - и, изящно развернувшись, исчез. Его абсолютно не волновало то, что Торрадей жив, что тот непременно захочет отомстить, он знал одно: этот мелкий воришка еще долго не сунет нос в его дела, а если и рискнет, то живым из заварушки не выберется. А поэтому демон мог смело забыть об этом происшествии, до тех пор, пока экс-подчиненый не решит взять реванш.

---->>> куда-нибудь, но вероятнее всего домой

+1

12

the die is cast, the life is over
Казалось бы, план бы предельно прост. Но Торрадей не учитывал самую очевидную вещь. Сейчас, вот уже порядка пяти минут он разговаривал не с обычным прохвостом из всеми забытой части ада, каким, собственно являлся и он сам. Он разговаривал с тем, кто близок к званию Короля. Нет, он уже Король, но даже у них иногда бывают повышения. И стоило ли лезть вперед, когда сам ничего ровным счетом не стоишь? А таких, как незаметный Торра, пытающихся выделиться из толпы, внизу было слишком много. И, возможно, через пару сотен лет найдется новый претендент на пост Короля, найдется новый желающий выпасть из водоворота ада, история повторится. А может именно сейчас она повторяется спустя долгое количество времени. Но это уже другая история. К сожалению, никто не учится на чужих ошибках, чаще всего потому, что просто не знает об их существовании. Казалось бы, в этот раз их не должно было быть, но все меняется, Земля крутится, а обычный прохвост никогда не сможет переиграть Короля. Кроули всегда был тем, кто без тени сомнения убьет того, кто встал на его пути. Он всегда стремился к цели, искал уловки, и что самое главное – он всегда находил выход из положения. И именно сейчас это было весьма некстати. Одно движение – обессилевшее тело падает на землю, а Торрадей теперь не в состоянии управлять им. И ему жаль, очень жаль компьютерного гения, который однажды пержил гибель своих родителей дважды.
Торрадей уже упрекал себя за то, что привязался к Гикнутому парню и не смог в один прекрасный момент подавить его волю. Сентиментальный демон? Не смешите меня! Но увы, доля этого страшного недуга закралась и в эту, вроде бы свободную от эмоций голову. Торра никогда не думал, что это сыграет с ним такую злую шутку. Не стоило давать ему права голоса, не стоит давать его теперь кому-либо. Красноглазый точно знал теперь одно – эмоции, желания, надежды…. Все это никогда больше не должно пытаться возвращаться в его мысли. Демон он или кто, в конце концов? Правильно? Правильно. Вроде бы все настолько правильно, что лучше уже не придумаешь. И остается в данной ситуации только одно – убрать все воспоминания, которые вот-вот нахлынут и не оставят от бывшего демона перекрестка ровным счетом ничего, из головы. Вырваться. 
И все же, как это случилось? Слова, слова, они затуманили взор красноглазого. Только вот он до сих пор не мог понять, чьи слова. Сначала было слишком много слов, слишком мало дела, но вот что-то идет наперекосяк, и тут уже слишком много дела, слишком много слов. Он спас отца не особо привлекательной охотницы, но не смог спасти свою бедную тушку от поражения. Ах, если бы все было наоборот. Но история по-прежнему не терпит сослагательного наклонения, хотя без него не появился бы следующий рассказ.
Если бы там, неподалеку стоял человек, он бы сказал, что от тела, бездыханно лежащего на территории кладбища, пошел черный дым. И он был бы частично прав.
***
Если бы это был дым, то тогда безусловно очень густой и застилающий все на своем пути. Но это был всего лишь бывший демон перекрестка. Ему, как и любому демону, требовался сосуд. Просто так в этом мире, увы, выжить он не мог.
Темным бесформенным существом он стремительно летел вперед в поисках сосуда. И вот он – подходящий экземпляр, в данный момент достаточно взволнованный чтобы понять что происходит. Торра, будучи слабым демоном, был вынужден выбирать тех, чье состояние весьма прискорбно. Этот экземпляр, стоящий на перекрестке, был весьма кстати. Торра удивлялся, каким образом даже после того, как он послал свою «профессию» к чертям собачьим, ему удавалось встречаться с теми, кто хочет продать свою душу за исполнение весьма скучных просьб. Люди идущие на перекресток, бегут от двух вещей: от жизни плохой и слишком хорошей. Торра всегда безошибочно определял каждый из этих типов. Этот парень в толстовке и со странной улыбкой относился ко второму.
Если углубляться в психологию людей, то можно рассказать многое об этом кудрявом парне, например, что его отец – уважаемый физик, который хотел чтобы его сын пошел по его стопам. Но не тут то было. Ему не интересна физика, он живет танцем. И для того, чтобы посвятить свою жизнь танцам, он пришел туда, куда не следует ходить не только в столь раннем возрасте, но и в любом другом. Очаровательно, что в каждом человеке дух противоречия вызывает желание прийти и закопать маленькую коробочку, неправда ли?
Торрадей теперь искренне ненавидел перекрестки и тех, кто на них работает. Что же может быть лучше, чем сорвать весьма выгодную и легкую сделку, когда на тебя только что наплевали с самой высокой колокольни? Это риторический вопрос, если вы, дорогой читатель, решили поразмыслить об этом на досуге. Итак, если у вас есть шанс отомстить, убив одного из работников бывшего босса, да еще и сорвать куш в качестве недурной шкурки, что вы сделаете? Ну уж точно не продолжите лететь вперед в поисках очередного такого удачного стечения обстоятельств. Торрадей хоть и был глуп в глазах бывшего босса, но не настолько.

То, что живет в сердце с рождения, невозможно убить простыми словами. Если только встав на ноги, ты понял, что тебе этого мало, то не стоит останавливаться на достигнутом. Если услышав музыку, готов на все, лишь бы начать танцевать, то это нечто большее, чем просто талант. Парень двадцати двух лет никогда и не надеялся, что ему удастся придумать как добится своей мечты. В его жизни всегда было только одно и то же – родительская неуверенность. Почему они никогда не понимали, что ему не интересна физика, его жизнь должна пульсировать и двигаться в ритме большого города и больших свершений. Как жаль, что для осуществления этого нужно продавать свою душу за жалкие десять лет.
«Действительно, жаль.» Вот чего, а голоса в голове парень точно не ожидал. Да еще и не своего голоса. Сходить с ума пока рано, вам не кажется? Впереди еще десять лет! «Не волнуйся, я всего лишь демон.» Тихо, заглушенно, но после этих слов что-то происходит и он сам уходит куда-то далеко в сознание, но продолжает понимать, что тело его контролируется, правда уже не им самим. Всего лишь демон как будто поставил стенку.
Всего лишь демоном, как уже успел наверняка понять любезный читатель, был Торра. Он, проявляя благосклонную вежливость, все же даже дал о себе знать перед тем, как захватить тело парня. А дальше все идет безумно быстро, на редкость быстро и четко. Демон исчезает с места встречи, оказывается на уже знакомом кладбище, забирает у бедняги Алекса все, что всегда носил с собой (ну как он мог оставить свою пачку сигарет и свои прекрасные метательные ножи, обладавшие особенностью все же приносить какой-никакой урон демонам!?), возвращается на перекресток, где его уже ждет другой демон, и за считанные секунды протыкает тому живот обожаемым ножом. Урона это, правда, великого нанести не должно было, но Торрадею явно стало чуть легче. В общем, теперь можно было и исчезнуть из поля зрения кого бы то ни было.
*прочь, куда угодно*

Отредактировано Alex Gick (06.02.13 01:35)

+1

13

1. Дата, участники отыгрыша, место
01.03.2009 Azrael & Naomi, Inverness, UK
2. Место и время отыгрыша.
01/03/2009
Inverness, UK
3. Участники.
Azrael & Naomi


===>>> Йасриб, Саудовская Аравия

Он пролетал над бескрайними фермерскими полями и шоссе, над многомиллионными мегаполисами и одинокими деревушками; он летел, стремясь оказаться как можно дальше от песчаной Аравии, где его братья, возможно, окончательно разрушили самое святое, что было у людей верующих и праведных. Его крылья, прежде легко рассекавшие небесную высь, теперь казались свинцово-тяжёлыми, и архангел знал, что не столько его кровоточащая рана делала их таковыми, сколько  всё растущее чувство вины. Никогда прежде он – Смерть, - не бежал с поля боя, он оставался до последнего – молчаливый страж умерших и покойных. Но теперь всё было иначе. Разве мог он, будучи раненым, остаться в той гробнице? Раны там не заживали, вероятно, от особого заклятия, поэтому лучше было исполнять свой долг, будучи живым, чем умереть и оставить человечество без своего покровительства.
Несмотря на это, Азраилу не нравились те робкие оправдания, что он придумывал себе, пока направлялся к пункту назначения. Ему казалось, что он мог сделать гораздо больше или хотя бы попробовать, чем обрекать души на своеобразное рабство, позволяя кому-либо завладеть кольцом. В его сущности роились сомнения, они не давали ему покоя всё то время, что он добирался до Туманного Альбиона. Он мог выбрать любую точку планеты, только вот не появляться же ему посреди своего магазина окровавленным и потрёпанным? Восток, многие столетия бывший его домом, тоже был не лучшим вариантом: там всё ещё могли быть его братья, а отчего-то архангелу казалось, что сейчас не лучшее время для тёплых семейных воссоединений.
Поэтому он направлялся в земли, где чтили традиции, где среди глухих забытых лесов и прозрачных озёр оживали мифы, где столетние замки стояли нетронутыми среди туманных степей, где к прошлому относились как к сокровищу, которое следовало беречь и охранять, а не как к очередной забавной игрушке, достойной быть выставленной в музее. И именно поэтому Азраил, обойдя стороной шумную и чересчур зазнавшуюся Европу, спешил найти свой временный приют на самом севере Британских островов – среди таинственных вересковых пустошей шотландского Хайленда.
Эдинбург, Монтроуз, Абердин – и вот он уже медленно опускается на землю чуть поодаль от Инвернесса, у неприметного пастушечьего домика, покосившегося от вечных ветров и холодных дождей. Архангел сложил крылья (благо, он чувствовал, что на много миль вокруг нет ни единой живой души) и, заметно похрамывая, направился к постройке. Появиться сразу внутри неё ему не позволили представления о правилах приличия: ну и что, он вламывается в чужую собственность, стоило хотя бы войти с улицы.
Помещение оказалось убрано до невозможности скромно: небольшой деревянный столик у окна, шаткий стульчик, бережно подвинутый в угол, да просевшая кровать, с наброшенным на неё шерстяным одеялом. Над полуразрушенным камином висели собранные пучки трав; в доме пахло сыростью и холодом, приносимыми ветрами со стороны озера Лох-Несс. Азраил, даже не зная хозяина этого места, проникся уважением к этому человеку, добровольно отказавшемуся от благ цивилизации ради жизни в тишине и уединении.
Нога ныла и болела, архангел чувствовал, как его силы, и без этого поубавившиеся от перелёта, уходят на то, чтобы залечить плоть от удара ангельским клинком. Будь то простое оружие, а не небесное, рана бы не причиняла ему подобных проблем, но Азраил понимал, что из-за того, что ранили его в гробнице Соломона, ему наверняка придётся проходить с тростью всю оставшуюся жизнь.
Нужно спасти, предупредить… пронеслось у него в голове.
С тех пор, как Адам и Ева были изгнаны из Эдемского сада, Азраил проводил большую часть своего времени на земле, следя за смертными и ревностно сторожа души. Да, он изредка поднимался наверх, но ненадолго, не видя смысла своего присутствия там, где его услуги были не нужны. Несмотря на это, ангелы по-прежнему были его братьями, а это значило, что нужно было известить Небеса об опасности, которая могла им грозить. Подняться наверх самому означало потратить силы, которые уходили на лечение, - Азраил был осмотрителен, но не глуп, поэтому, взвесив все "за" и "против" он решил вызвать единственного ангела, который мог принять его слова всерьёз безо всяких вопросов.
- Так, должно получиться, - пробормотал он себе под нос, смешивая травы в найденном под кроватью небольшом медном тазу. Ему не приходилось пользоваться обычным методом вызова, но ангельское радио могли услышать чужие уши, - Ноеминь! - тихо, но уверенно объявил он, завершив ритуал. Оставалось только ждать.

+1

14

Человечеству свойственно ошибаться. А ангелам, которые долгое время находятся среди людей, тем более. Те из них, кто часто спускается вниз, начинают о многом рассуждать, становятся вольнодумцами и волей неволей приходят в кабинет Наоми. Где ангел уже непосредственно с помощью корректировки разума и памяти, возвращает братьев на путь истинный. Кто-то считает работу женщины неблагодарной, кто-то, что пора уже прекратить «лечить» ангелов такими методами. Мнений много, но все это не мешает Наоми выполнять свою работу.
Липкая, вязкая, как патока, тишина опутывала кабинет. Несколько мгновений назад здесь стихли крики. Дверь открылась и ангел, уже забывший, что случилось в покидаемом им помещении, направился по своим делам. Наоми протерла сверло, убирая последние капли крови. Ей не доставляли удовольствия крики, она не видела в этом ничего привлекательного или заманчивого. Отец поставил ее на это место, дав указания. И Наоми всегда выполняла то, что должна. Убрав инструменты в маленький ящик, ангел вернулась к столу. Подтянув к себе бумаги, Наоми не посмотрела в них. Положив руки на стол и сжав их в замке, женщина задумалась. Последнее время слишком много ангелов проходило через ее кабинет. К тому же приближалось одно из важных событий. Только вот чем оно обернется для ангелов. Будет ли это победа или поражение? Сомнений в Михаиле у Наоми не было, и в том, что встреча двух братьев рано или поздно состоится тоже. Так завешал Отец, а Архистратиг был послушным сыном, это знали все.
Наоми потерла виски, пытаясь понять, что же ее тогда смущает. Может усталость, и она все это лишь придумывает? Ангел подняла голову, ощущая странное чувство, точно ее тянуло куда-то. Женщина прислушалась, пытаясь определить природу этого ощущения. Кто-то провел обряд ее призыва. Удивленно поднявшись из-за стола, ангел прислушалась. Тянуло все сильней, и больше сопротивляться этому не было сил. Шелест крыльев и Наоми переместилась. Ангел огляделась, пытаясь узнать место, в которое ее вызвали. Ранее она здесь не была, женщина была в этом уверена. Практически аскетичная обстановка, лишь стул, стол да кровать говорили о том, что место все-таки обжито. Но вот кого она не ожидала тут увидеть, так это Азраила. Отец возложил на него серьезное задание – следить за людскими душами, за балансом. И насколько знала Наоми, архангел всегда выполнял то, что ему поручил Всевышний. Но сейчас вид брата вызывал у женщины удивление и некоторые опасения. Он был ранен, она это видела. К тому же, Азраил не воспользовался ангельским радио, а значит, не хотел, чтобы их слышали остальные. Или может быть, чтобы их услышал кто-то один. Значит, архангел собирался поделиться с ней чем-то, что вызывает у него опасения.
- Азраил, - прервала женщина молчание. – Ты звал меня. И я вижу, что ранен ты. Что случилось?
Женщина остановилась возле входа, скрестила руки на груди и прислонилась к косяку. Почему-то ей подумалось о том, что разговор предстоит долгий. Азраил до этого долгое время не выходил ни с кем на связь и то, что он позвал ее, означало что-то серьезное. И вновь сомнения напомнили о себе. Те, что в последнее время часто беспокоили Наоми. Может сегодня, она сможет все-таки получить ответы на некоторые вопросы. А может, их станет только больше. Одно ангел знала точно, информация, которую она услышат от своего брата, не принесет ей ничего хорошего. И ей бы уйти, ведь гораздо спокойнее жить, не зная о нависшей угрозе или изменениях. Но с другой стороны, Наоми понимала и принимала необходимость остаться. Потому что она знала, что информация рано или поздно все равно всплывает на поверхность. Как бы что не пытались скрыть, все тайное всегда становится явным. Вот только можно узнать и предотвратить, а можно иметь дело уже с последствиями. И неизвестно, удастся ли в последнем случае остаться в живых.
Наоми смотрела на Азраила и страшилась, но в тоже время ждала, что он скажет.

Отредактировано Naomi (07.01.14 20:18)

+1

15

Ты допустил ошибку. Исправь её, пока не стало слишком поздно.
Всё то время, пока он ждал Ноеминь, эта мысль не выходила у архангела из головы. Она всплывала вновь и вновь,  требовала незамедлительных мер, она мучила его, его - Азраила, небесное создание, никогда прежде не ощущавшее себя более человечным. Он провёл среди людей не одно тысячелетие, а поэтому знал, что то, что он сейчас испытывает - это чувство, побудившее когда-то раскаяться отвергнутого каторжника, укравшего церковное серебро или заставившее сложить корону безызвестного короля, что надеялся облегчить груз своей души. Это чувство было присуще всем и каждому: кто-то предавался ему полностью, позволяя затянуть себя в пучину глубокой печали, где все деяния и поступки сплетались воедино, сдавливая грудную клетку и комом скапливаясь в груди; кто-то же до последнего не признавал его существования, бежал от него, но даже в этом случае чувство с умением искусного следопыта находило беглеца и громогласно требовало признаний. И имя ему было - совесть.
Азраил пододвинул стул, сел на него, локтями оперевшись на поверхность стола и закрыв не запачканной кровью ладонью лицо. Будучи ангелом, он не мог испытывать то, что испытывает простая смертная душа - все его восприятия были в тысячу раз слабее, уступая место чувству ответственности и долга, - но как же странно, как паршиво он себя ощущал! Кровь стучала в висках, рана, хоть и постепенно затягивалась, болела какой-то тупой, ноющей болью, а все его мысли были направлены на то, чтобы понять и осознать. Не мог он сорваться с места и вновь рвануть в Аравию - архангел понял это уже давно, нужно было отбросить дурное, собраться, сконцентрироваться и приложить все усилия к тому, чтобы подобного не повторилось в будущем.
Если бы кольцо привели в действие, ты бы узнал. Книга бы сообщила.
Как ни странно, мысль о том, что Книга в любом случае предупредит об опасности, успокоила его. Азраил поднял голову и посмотрел в окно, окинув взглядом бескрайнюю пустошь. Время года было крайне неприветливым: если летом всё в округе пестрело лиловым от цветущего вереска, то сейчас земля казалась мёртвой, укрытой тёмно-коричневым саваном увядшей растительности, и лишь резкий ветер, порой спускавшийся с гор, изредка шевелил её, взбивая хрупкий слой прошлогодних трав. Ветер нёсся дальше, вниз, к сонному Лох-Нессу, задёрнутому невесомой туманной дымкой, мирно покоящегося под мелодией пастушьих песен и многочисленных легенд.
Он мог просидеть так ещё очень долго, погружённый в собственные мысли, в унисон со спокойным течением времени, царившем здесь, но от всего этого его отвлёк женский голос, раздавшийся совсем рядом. Ноеминь. А он ведь чуть не забыл, что сам позвал её, чтобы предупредить о возможной опасности. Несмотря на то, что ангел была приглашена по делу и вряд ли была знакома с человеческими правилами этикета, Азраил всегда был очень учтив и вежлив с теми, кто этого заслуживал. Поэтому он, не обращая внимания на ногу, тут же поднялся со своего места, склонил голову в знак приветствия и чуть отодвинул стул как жест того, что если дама изволит, то может сесть. Сам же Смерть отошёл чуть в сторону, к камину и, услышав вполне очевидный вопрос, заговорил:
- Времена меняются, Ноеминь, - архангел решил не рубить с плеча, а начать беседу с более отдалённых тем, чтобы ко времени, когда он подойдёт к главному, согласие между ним и его собеседницей было наиболее полным, - Ты знаешь, что я ушёл на землю ещё в те времена, когда Адама и Еву изгнали из Рая. Я пробыл здесь дольше, чем кто-либо из наших братьев, я видел, как рождаются и умирают королевства, как вечность рушится под ветром перемен, как обращается в прах то, что казалось бы, будет существовать до конца времён... Да, я видел многое, - он вздохнул и болезненно выпрямился.
Азраил умолк и внимательно посмотрел на стоявшую в дверях ангела. Казалось бы, она не совсем понимает, к чему заговорил об этом, ведь там, наверху, были другие понятия: ответы должны были быть прямыми, строго по делу, как чётко составленный протокол. Они не знали философии, не ведали поэзии - всё это было за границами познания тех, кто следовал божьим законам, - Смерть же знал многое за свою долгую жизнь, как знал он и то, что Ноеминь в любом случае выслушает его до конца, ибо архангел не стал бы попусту беспокоить одного из воинов господних. У него была причина.
- Я помню наш дом как мир гармонии и согласия, мир строгих правил и порядка. У каждого из нас был свой пост, мы делали то, что завещал нам наш Небесный Отец, мы хранили то, что он создал. Но что-то изменилось. - со всей серьёзностью он посмотрел на женщину, собираясь задать свой первый вопрос, - Поэтому я призвал одного из самых верных солдат, для того, чтобы спросить, что. Что стало с Раем, нашим домом?
В комнате повисла тишина.

+2

16

From the bonny bells of heather
They brewed a drink long-syne,
Was sweeter far than honey,
Was stronger far than wine(с.)

Взгляд Наоми обратился к окну, пока Азраил собирался с духом, чтобы сообщить ей что-то важное. Ангел в это время смотрела туда, куда несколько минут назад был обращен взор архангела – на пустынные поля, где летом воздух полон медового аромата от расцветающего вереска. Когда-то один из отступников рассказывал Наоми о том, какими великими могут быть люди, приводя в пример балладу Стивенсона «Вересковый эль». Из интереса ангел все-таки прочитала это стихотворение, и в который раз утвердилась в своем мнении. Люди мелочны по сути своей. Они не задумываются о бессмертии души, в большинстве своем в новом мире не веря в это. Но в тоже время они верят, что возможно найти бессмертие тела. И делают все, чтобы этого достичь – клонирование, нанотехнологии. Они обращаются даже к демонам, только чтобы получить желаемое, отворачиваясь от Бога. И считают, что если после этого они будут продолжать ходить в церковь, то Всевышний все поймет и простит. А потом снова грешат и снова идут в церковь. Итак изо дня в день, из месяца в месяц, из года в год. Они живут текущим моментом, прожигая свои жизни, получая удовольствие здесь и сейчас. Кара небес больше не имела силу над их разумом. Люди не думают о своей душе, губя ее во все возможных грехах. Они считают, что им за это ничего не будет. Но каждому терпению когда-нибудь приходит конец. Бог долго терпит, да больно бьет. Чаша терпения Господа не безграничная, и когда-нибудь праведный гнев обрушится на головы неверных.
Наоми понимала Азраила с его тягой к востоку. К тем местам, где чтят традиции, где соблюдают заветы, где десятками, сотнями, тысячами лет хранится история. Здесь каждый шаг человека наполнен мудростью прошлых веков. И люди взвешивают каждый поступок, зная, что каждому воздастся в конце пути по заслугам его. Ангел села на предложенный архангелом стул и приготовилась слушать. Может именно поэтому проживающие на Востоке или знакомые с их традициями начинают всегда издалека? Наоми предполагала, что ее ждет долгая лекция. А ведь у нее кроме него еще много дел, которыми нужно было срочно заняться. Ангел отвлеклась от происходящего в этой маленькой лачуге, вспоминая, что ей предстояло сделать, а что она уже сделала.
- Ты знаешь, что я ушёл на землю ещё в те времена, когда Адама и Еву изгнали из Рая. Я пробыл здесь дольше, чем кто-либо из наших братьев, я видел, как рождаются и умирают королевства, как вечность рушится под ветром перемен, как обращается в прах то, что казалось бы, будет существовать до конца времён... Да, я видел многое.
Все это Наоми знала. Но она молчала, продолжая слушать. Положив руки на колени, скрестив пальцы, она ждала, когда Азраил перейдет к тому, зачем он ее сюда позвал. Некоторое время они молчали. Было слышно, как воет за окном ветер. Точно голодный пес, выпущенный хозяином из дома, он искал добычу. Его было слышно в каминной трубе, в небольших щелях, что встречались в стенах дома. Наоми повернулась к Азраила, всем видом показывая, что он может продолжать.
- Я помню наш дом как мир гармонии и согласия, мир строгих правил и порядка. У каждого из нас был свой пост, мы делали то, что завещал нам наш Небесный Отец, мы хранили то, что он создал. Но что-то изменилось. Поэтому я призвал одного из самых верных солдат, для того, чтобы спросить, что. Что стало с Раем, нашим домом?
На Смерть взглянули немного удивленно с толикой возмущения. Да, Наоми и сама чувствовала, что последнее время наверху что-то назревало. С одной стороны, все было тихо и спокойно. Так, как и должно быть. Но с другой стороны, это и пугало. Как затишье перед бурей, которая вот-вот грозила накрыть весь Рай, не оставив после себя ничего. Но это были только ее домыслы. И она их не высказывала вслух. То, что Азраил задает такие вопросы, наводило на нехорошие мысли. Смерть как будто старалась подтолкнуть Наоми к мысли, что у них в Раю нарушаются законы, а она этого не видит.
- Не понимаю о чем ты, - в удивленном голосе слышались нотки возмущения. – Небеса все те же, как и были при Господе. Ни ропоту, ни крику возмущения не допустимо быть там. Отступники же всегда несут заслуженную кару. Лишь Богом уготовано нам место, и его мы занимаем так, как должно.
Но Наоми знала, что Смерть не станет говорить и задавать вопросы не по делу. Если он и начал издалека, это не значит, что в его словах нет сути. Она есть, только пока до нее доберется. Наоми не привыкла ждать, когда, наконец, собеседник перейдет к той цели, для которой позвал. Пока Азраил собирался с духом, Наоми еще раз окинула его взглядом. Ранен, а значит, столкнулся с кем-то, у кого был ангельский клинок. Сначала ангел подумала на демонов. Последнее время у последних откуда-то развелись клинки. Что тоже наталкивало на нехорошие мысли. Но если бы виной всему был один из черноглазых, вряд ли Азраил бы вызывал Наоми. И он не просто ее позвал, а в обход ангельскому радио. А значит, в этом мог быть замешен кто-то из своих. Смерть не просто так поинтересовался ситуацией в Раю, значит это все взаимосвязано.
Наоми нахмурилась. Неутешительные выводы, к которым она пришла, ей совершенно не нравились. Как и вся эта ситуация, в которой она находилась – маленький дом, чуть ли не на окраине цивилизации, раненный ангел, желающий, чтобы его выслушали и что-то явно скрывающий. Последний продолжал молчать, видимо опять заготовил длинную пространственную речь. Но если они будут двигаться таким темпом, то к цели разговора придут, дай Господь, только к завтрашнему дню.
- Азраил, - ангел прервала повисшую между ними тишину. – Понимаю я, что много еще что ты хочешь мне поведать. Но кажется мне, что я пришла совершенно не за тем, чтобы слушать твои рассуждения. Я вижу, что ты ранен. Кто этому виной? Что хочешь ты мне сообщить такого, что обошел ангельское радио?
Женщина поднялась, выдавая свое напряжение. Сложив все факты, ангелу очень не нравилась вырисовывающаяся ситуация. И для Азраила лучше, если он либо опровергнет то, что решила уже про себя Наоми, либо приведет неопровержимые факты, подтверждающие это. Давно уже в Раю не было предателей, а тот, что имелся, был у Наоми на особом счету.

Отредактировано Naomi (22.01.14 20:44)

+3

17

Услышав ответ Ноеминь, Азраил разочарованно опустил глаза и невидящим взглядом уставился на земляной пол. Значит, в Раю действительно всё было в порядке, как и раньше. Или же то было иллюзией, искусно созданной руками тех, кто не хотел того, чтобы правда заявила о себе. Архангелу хотелось верить в то, что от зоркого взгляда сестры-серафима всё-таки не ускользнули причины возможного разложения в райских кругах. Он задумался. Разложение - странное слово для представителя его вида, но именно его Смерть чаще всего замечал, ночами сидя и изучая исторические трактаты. Так вот, упадок любого государства начинался с мелких трещин в обществе, со временем трещины разрастались до размеров огромной тёмной бездны, поглощая то, что когда-то было создано. Всё тонуло в этом бесконечном водовороте, без малейшей возможности когда-либо вернуться назад. Азраил лелеял надежду о том, что серафим права. Но события, произошедшее в гробнице Сулеймана, говорили об обратном. Они посеяли сомнение в его душе, и оно никуда не уходило даже несмотря на то, что его убеждали в обратном.
По лицу своей собеседницы он видел, что ей не нравится ход беседы, на её лбу залегла глубокая морщина - ангел явно пыталась додумать, а искренен ли вообще с ней её родственник, не был ли он сам одним из тех отступников, коих ей полагалось карать? То было вполне в духе серафимов - небесных защитников, и Азраил не видел ничего противоестественного в поведении Ноеминь. Наоборот, если бы та попыталась его понять и утешить, это бы навлекло подозрения, и кто знает, куда привёл бы их этот и без того странный разговор.
- Мне понятны твои мысли, Ноеминь. - согласился архангел, выслушав до конца просьбу (а просьбой ли было это требование?) серафима, - Я поведаю тебе о том, как оказался здесь, в этом домике на самом краю мира, на этом куске земли, за которым лежит бескрайний океан, подвластный лишь пронизывающим ветрам севера. Но ты должна выслушать меня до конца, ибо только так я сумею обрисовать картину произошедшего наиболее полно и достоверно.
Сказав это, Азраил, прихрамывая, дошёл до стоявшей в противоположном углу комнаты кровати и присел на её край. Стоять так и дальше ему бы не позволила ноющая нога, а разговор впереди предстоял долгий, тяжёлый, какой уж там этикет. Поразмыслив пару секунд, архангел взмахнул рукой, указывая куда-то в сторону, и в камине тут же весело заплясали язычки огня, освещая низкую избушку и наполняя теплом её холодные стены. Можно было приступать к рассказу.
- Я был назначен архангелом смерти, чтобы следить за людскими душами, наблюдать за ними, покуда они на земле, оберегать их, когда время их жизни истечёт. Мне была дана книга, что предупреждает о любой опасности, грозящей живым или мёртвым, - всё это его сестра знала и так, но Азраилу казалось важным вести свой монолог последовательно, от начала к концу, - И не так давно книга сообщила мне о том, что кто-то проник в гробницу великого царя Сулеймана. Вы знаете его под именем Соломон, но в землях, где я провёл тысячи лет, его имя звучит иначе, - он внимательно посмотрел на Ноеминь, готовясь сообщить ей самое главное, - Я явился туда сразу же, как получил весть, и что я там увидел? Человека, демона и двоих наших братьев, что самым непристойным образом вели себя в этом священном месте, словно какие-то разбойники, дорвавшиеся до заветного клада, - увидев, что собеседница хочет его прервать, архангел лишь еле заметно мотнул головой, призывая её к молчанию, - Ты можешь догадаться, что им было нужно - кольцо. То самое кольцо, что даёт власть над демонами, даёт силу. Можешь ли ты представить себе, чем могло всё обернуться? Демоны - те же души, что я обязался беречь. Они сами сделали свой выбор ещё при жизни: кто-то своими деяниями, кто-то - за мимолётные десять лет земного как они называют его "счастья"; они платят свою цену вечными муками в Преисподней, разменивая свой грех на пепел и серу, а позже - воплощая грех в себе самих. И у них есть те, кто содержит систему в порядке. Будь то Люцифер, Вельзевул, будь то их прошлый правитель или кто-то грядущий - меня это не касается ровно до тех пор, пока души, что должны находиться в Аду, остаются там. Но когда кто-то пытается заполучить эту власть столь варварским путём, я обязан вмешаться. И я вмешался, получив в ответ презрительные взгляды и, как бонус - рану от ангельского клинка. Так скажи мне, Ноеминь, по-прежнему ли ты считаешь, что на Небесах всё так же, как и было при нашем Отце?
Азраил поднял голову и посмотрел на сидевшего у стола серафима. Да, об архангеле наверняка сейчас думали не в самом светлом ключе: мало того, что он не ответил на вопросы максимально лаконично, так ещё и высказал своё мнение, а именно за "своё мнение" многие из его сородичей платили большую цену. Так что же, неужто его ожидает то же самое? Но не это волновало его. Гораздо важнее было донести свою мысль до ангела, чтобы она поняла, что их дому грозит беда, чтобы она предотвратила её, пока не стало слишком поздно. И если за это его назовут отступником, что ж - пусть так оно и будет.

+2

18

Самый опасный противник тот, кого все перестали опасаться.(с.)

Наоми ждала. Ее тонкие пальцы отстукивали по столешнице ритм, в то время как взгляд был направлен на архангела. Когда то было необходимо, она умела быть терпеливой. Ибо так завещал Отец. Вот и сейчас серафим слушала Азраила, ожидая, когда он перейдет к сути разговора. Вой ветра за стеной стих уже давно. Успокоилась стихия. Замер мир в тишине, словно прислушиваясь к тому, что говорится в этом маленьком домике. Точно в ожидании слов, что разорвут безмолвие. И потому Наоми не перебивала Азраила. Знала она, что беседа сия долгой будет, но продуктивной. С каждым словом сказанным мужчиной, серафиму хотелось остановить его речь и попросить уже перейти к тому, зачем он ее позвал. Но женщина молчала, позволяя ему говорить то, что сейчас  хотел он высказать. Ее взгляд в то время задумчиво скользил по убогой обстановке дома, в котором они находились, лишь изредка останавливаясь на мелочах. Яркие языки пламени уже с нетерпением пожирали поленья, как делает сие огонь в Адском пекле. Отбрасываемые на стену тени, точно театр пантомим, отыгрывали одним им известный сюжет. Огонь то затихал, готовый вот-вот погаснуть, то подгоняемый сквозняком, который ужом проскользнул сквозь щель в стене, возмущенно вспыхивал, фыркая искрами в разные стороны.
- И не так давно книга сообщила мне о том, что кто-то проник в гробницу великого царя Сулеймана. Вы знаете его под именем Соломон, но в землях, где я провёл тысячи лет, его имя звучит иначе.
Эти слова резко вывели Наоми из раздумий. Ее взгляд обратился к Азраилу в ожидании продолжения. Серафим поняла сразу о ком шла речь. Шломо, Сулейман, Соломон – много имен ему было. Но не для того сказал это имя архангел, чтобы просто напомнить женщине о прошлом. И с нетерпением ожидала она продолжения, потому как знала – ничего хорошего Ангел Смерти ей не сообщит. И снова вспыхивало желание у Наоми остановить, перебить Азраила и задать назревающие вопросы. Кому-то понадобилось кольцо Царя Соломона. Серафим знала, какой силой обладает этот предмет. С помощью его можно подчинить себе орды демонов, да и не только их. И архидемоны подвластны его действию. Кому же потребовалось сие? Ответ напрашивался сам собой – тому, кто собирает армию. Но кто он? Какова причина поступков его? По словам архангела в пещере Соломона находилось четверо. И если присутствие демона и человека еще можно было как-то объяснить, то, что делали там ангелы? Неужто в Раю и правда зреет заговор, а Наоми не знает об этом? С начала разговора у женщины появилось еще больше вопросов, чем было. Ответов же на них серафим так и не получила.
Изъяснения Азраила по поводу невинности демонов Наоми уже не слушала. Сие было в его духе. И потому не перебивала она его, обдумывая то, что сообщил архангел. Да и не слышала она его в тот момент, заботясь другим больше. Нужно рассмотреть все варианты. Зачем кольцо демонам? Чтобы прибрать власть к своим рукам, свергнуть нынешнего правителя и сесть на его место. Но кто осмелится идти против Люцифера? Найдется ли такой? Зная демонов, Наоми сомневалась в этом. Зачем людям кольцо понятно и так – остановить Апокалипсис, изничтожить всю нечисть. Их поступки легко просчитать, слова их в большинстве своем прямолинейны, как и действия. Но зачем этот артефакт ангелам? Кому это выгодно? Кольцо дает власть и армию. Которая позволит… что? Захватить небеса? Серафим чувствовала, что вопросов стало неизмеримо много. А самое главное – не ошибся ли Азраил? Быть может, не понял он сути действий тех, кто находился в гробнице Солома? Ведь вполне возможно, что ангелы сии пришли туда с целью защитить артефакт и оградить его от загребущих рук демонов.
- Услышала тебя я, Азраил, - Наоми говорила тихо, каждое слово точно ангельский клинок вспарывало возникшую тишину, что на мгновение воцарилась в доме. – Ответь же мне, кто были ангелы сии? Почему не помогли они тебе в уничтожении демона? Уверен ли ты, что прибыли они в гробницу за кольцом. Быть может цель была их - уберечь ее от бесов? Мне нужно знать дословно и точнее, что произошло там.
Серафиму нужны были факты, а не те оформленные в слова предположения Азраила. На них нельзя основываться. Ими нельзя воспользоваться, обвиняя кого-либо в предательстве или заговоре. Да, на Небесах последнее время происходит что-то непонятное. Но верить архангелу лишь только потому, что показалось ему, будто нет на Небесах прежнего мира и согласия, Наоми не собиралась. И сейчас она ожидала, что скажет ей он имена тех, кто присутствовал в гробнице той. Тогда уж сможет найти она отступников сиих и выяснить, зачем отправились они за кольцом. И не действовали ли они по поручению кого-то другого. Пока же, имея так мало фактов, а больше предположение, в довесок ко всему огромное количество вопросов, оставшихся без ответов, строить предположения было еще рано.

Отредактировано Naomi (18.02.14 22:11)

+3

19

Когда посреди знойной пустыни в караване, ведомом бесстрашным торговцем-фарисом, один верблюд начинает хромать, не в силах продолжить свой долгий путь, выход зачастую есть только один: остановить процессию, вывести слабое животное и ловким движением кинжала перерезать ему горло, чтобы верблюд перестал мучиться от боли и жажды. Ибо если этого не сделать, - если продолжить путь, позволяя остальным замедлить шаг, - то коварные пески быстро отыщут слабое место каравана, а затем, напав на него ночью или днём, погубят каждое живое создание, до которого сумеют дотянуться. И не пожалеют никого, ведь они слишком властны и прожорливы, и явно не жалуют тех, кто бросил вызов их молчаливому господству. Но если араб вовремя отыщет больное животное, то пустыня покорно склонит перед ним свою голову и позволит пройти, лишь изредка завывая по ночами ветром среди исполинских дюн.
Ноеминь искала виноватых. Так было тысячелетия назад, когда они крыло к крылу выполняли заветы Отца, то забирая души каждого перворожденного младенца, то окутывая Содом и Гоморру огненным саваном, призванным обратить души грешников в прах и пепел. Она делала свою работу исправно, ни разу не оступившись за все годы, ревностно оберегая божественный порядок. По мнению Азраила, её обязанности чем-то напоминали обязанности человеческой полиции, хотя конечно, думать о янычарах Османской Империи ему было в разы приятнее в силу своей биографии. Архангел поведал ей о своих подозрениях, но кто сказал, что хромым верблюдом не сочтут его?
- Голые сучья, кажущиеся зимой спящими, тайно работают, готовясь к своей весне, - выдержав небольшую паузу, ответил он. Азраил процитировал одного из величайших мыслителей Востока - Руми, - но сомневался в том, что окажется понятым. В конце-концов, от него ждали констатации фактов, а не очередных ребусов и шарад с философским подтекстом. О, он прекрасно это понимал, но не мог промолчать в силу своего характера. Если уж говорить - то говорить всё.
Он взглянул на непроницаемое лицо серафима, с нетерпением ждущую ответов, и попытался предугадать, насколько велик шанс того, что он сам окажется подозреваемым. Репутация Азраила являлась чуть ли не такой же безупречной, как и репутация Ноеминь, но было это просто потому, что скелеты в его шкафу лежали тихо-мирно, заботливо прикрытые тканью из его благородных деяний. Он скрывал своё языческое прошлое, которого стыдился сам, скрывал тот факт, что именно поэтому способен обращаться с силой огня, но главной его тайной была прекрасная Мирьях. И в случае его провала первой ни за что пострадает именно она. Архангел не мог допустить этого, Майра и его дело - вещи, за которые он готов был сложить свою голову. Покуда дух его жив, а могучие крылья способны нести его вдаль - к дальним лазурным берегам Сиама или пронизывающе-пустынным пустошам Шотландии, - он будет беречь то, что обещал беречь.
- Ты знаешь меня, Ноеминь, и знаешь то, что я не стану говорить чего-либо, не имея на то причин, - строгим тоном начал Азраил, - Да будет Пророк мне свидетелем - братья наши оказались в гробнице Сулеймана не просто так. Иначе почему же они, завидев, что я явился на подмогу, не вызвались помочь? И демон был жив к моменту моего появления, - этими словами архангел стремился подчеркнуть тот факт, что он чуть ли единственный из них, кто способен простить черноглазым факт их существования. Рафаил и Иофиил были вылеплены из другого теста. Точно так же, как и стоявший перед ним серафим, - Скольких ты знаешь из наших, способных просто так отпустить ей подобных?, - он встал с кровати и отошёл к двери. Пора было завершать свою речь и уйти с миром, - Имён я не сообщу - то не в моих принципах, но я скажу, что они равны мне по чину. Среди них ты отыщешь ответы, а большего поведать я, увы, не в праве.
Азраил не раскрыл имён вовсе не из-за страха за собственную жизнь - Рафаила он не боялся, Иофиила тоже, - но для архангела важно было иметь на руках доказательства. Будь они явными - он бы не колебался. Ангелы не ведали о презумпции невиновности, ведя на суд всех и каждого, на кого падёт хотя бы часть тени подозрения, но Смерть не разделял их мнения. Люди догадались об этом принципе ещё в языческие времена, когда земли современного Ирана назывались Вавилонским царством. Они создали законы, записали их клинописью на стелле и свято чтили их, считая, что наказывать без вины виноватого - одно из тягчайших преступлений. Но рассказывать Ноеминь о законах Хаммурапи? Увольте, она не поймёт и уж точно решит, что архангел совсем выжил из ума. «Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего пред свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас» - гласило Евангелие, с которым Азраил в данный момент уж точно не мог не согласиться.
- Я не стану прятаться. Ты знаешь, как меня найти, - с этими словами он тяжело вздохнул и расправил крылья. Из погасшего камина тут же подуло холодом, но прежде, чем серафим успела произнести хоть что-то, архангел исчез.

+3

20

Исчез Азраил, оставив Наоми наедине со своими мыслями. Серафим не стала ходить по помещению, предпочтя замереть на месте и разложить полученную информацию по полочками. Она сложила руки на груди и обратила свой взор на погасший камин, словно ожидала услышать ответы от него, но взгляд ее был пуст. В ангельских глазах никогда не отражались эмоции, - ибо чужды были они ее роду, - за их ясной голубизной скрывалась сущность, стремившаяся отыскать правду несмотря ни на что. До Наоми донесся тихий щелчок. Пара угольков все еще слабо тлела, храня в себе тепло жизни, но багряные искры их тел только едва подергивались в предсмертной агонии, готовясь вот-вот сгинуть насовсем. Они оставляли после себя лишь пепел да легкий запах сгоревшей древесины. Сие было в духе архангела, за собою оставившего напоминание о скоротечности жизни. Проходили столетия, а Смерть по-прежнему не изменял себе, облекая речи свои в таинственную амбру догадок.
Но что же хотел донести он до нее? И не был ли виноват в произошедшем сам?
Глубокая морщина залегла на лбу ее, она отвела взгляд и задумалась. Два архангела (ибо равны были они Азраилу по чину), демон и человек. И кольцо Соломона, способное владельцу своему власть над падшими дать. Несмотря на то, что компания "взломщиков" была разнообразной, каждый из них преследовал свои мотивы - сие было ясным, словно божий день. Не память царя иудейского почтить явились они, и не пыль с саркофага его стереть, а завладеть могущественным артефактом. Что же было дано ей? Время-место-результат. Оставалось разобраться в субъективной стороне состава преступления. И Наоми предпочла двигаться от противного, планируя в конце сделать соответствующие выводы.
Подозреваемым номер один, чей повод для совершения грабежа объяснить могла она, был демон. Незаурядное низшее создание, святой целью жизни которого было причинение зла. Кому как не серафиму знать, насколько подлыми, мерзкими и нечистыми являлись твари сии? Алчностью своею и жаждой власти питались их сущности, тянулись они к любому источнику силы, словно был тот спасительной соломинкой средь прожорливой лавы Преисподней. Что же мешало одному из них попытать счастья своего в гробнице? Да ничего. Только вот не волновали демоны Наоми. Главное, что не досталось им кольцо, а с наглецом и без ее помощи разберется их система.
Люди тоже крайне слабо пересекались со сферой ее интересов. До тех пор, пока они плодились и размножались где-то там, на земле, а души их поступали на Небеса, в дела их не вмешивалась серафим. Были начала, были херувимы, архангелы, живущие средь детей адамовых, но мир сей она не понимала и держалась от него в стороне. Дело свое выполняла серафим исправно не первую тысячу лет, списывая и Потоп, и Содом с Гоморрой, и младенцев египетских на издержки производства. С такой же небрежностью могла она разделаться и с новоявленным носителем реликвии Соломона. Не велено тебе его носить - умри и не носи.
Подозреваемый номер три - архангел Азраил. Упомянул он о том, что Книга ему весть сообщила, вследствие чего отправился он честь усопшего отстаивать. Мог ли он сам преследовать цель корыстную? И что знала о нем Наоми? Лишь то, что дело свое знал брат ее, и ни разу не сделал чего-то, что могло опорочить его честь. Да и к чему ему кольцо, власть над душами дающее, ежели дар его от Создателя таков? Разве явился бы он с повинной, будучи виноватым? И стал бы говорить, где его искать, собравшись прятаться? С одной стороны - он вел себя несвойственно роду своему, с другой - то было чертой его характера, и на умысел злой никоим образом не походило.
Подозреваемые номер четыре - двое архангелов, оставшиеся инкогнито. За отсутствием имен, Наоми не могла выстроить логическую цепочку, что ее очень мучило. Раз замешаны в деле высшие из высших, то что-то нечисто на Небесах. И Азраил намекнул на это, задав наводящий вопрос буквально с порога. Кто стоял за всем этим? Быть может, отступник, именуемый Кастиэлем, обрел союзников? Но архангелы - истинные солдаты, не станут они слушать того, кто сподвигает на мятеж. Собрать армию личную? Против кого? И кто же из братьев ее пал настолько низко, что готов демонов себе подчинить? Коли поступают они так, то на земле побывали, ибо чисты и непорочны мысли тех, кто не покидает чертогов небесных. Следовательно, и искать их нужно там.
Наоми вздохнула. Архангелов было много, - не слишком много, но достаточно, - и у каждого их них была функция индивидуальная, вверенная только ему. Кто-то охранял Чистилище, кто-то - Книгу Жизни, а кто-то - Древо Познания. Серафим знала их, как верных долгу своему, и то, что нашлись среди них отступники, огорчало ее. Могла ли она поделиться тревогами своими с Архистратигом? Вполне, только вот кольцо украдено не было, а без совершенного действия нет и самого преступления. Во всяком случае, не стоило беспокоить начальство до поры до времени. По возможности она сама встретится с братьями, служащими на земле, и уже потом к проблеме вернется. Пока же оставалось лишь внимательнее присматриваться к деталям.
Холодный ветер настойчиво стучался в дверь, чуть ли не срывая ее с петель. Ветхая избушка пошатывалась и скрипела, грозясь вот-вот развалиться на кусочки. Наоми посмотрела в окно. Сквозь грязное стекло, покрытое многолетним слоем пыли, видела она и безмолвное озеро, и курганы вересковой пустоши. Кажется, накрапывал дождь. Стоя здесь, на окраине мире, серафиму казалось, будто сама она медленно покрывается налетом серой и неприветливой шотландской погоды, что пыхтела и ворчала, словно чахоточная старушка. Даже воздух в помещении был тяжелым и нечистым. И что только делает она в этом месте? Не желая задерживаться здесь еще сколько-либо, Наоми покинула помещение.

конец квеста.

+1


Вы здесь » |Самая Сверхъестественная Ролевая Игра| » Countries & cities » Квест №74 «Американский дядюшка», Inverness, UK 01.03.2009


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC