Crowley | Кроули
Его Величество ГлавАдмин, контролирующий всех и вся.
Связь: ICQ - 612918876, Skype - arydanrain
Meg Masters | Мэг Мастерс
Надзиратель игровых должников и поставщик технических новшеств.
Связь: ICQ - 200987614, Skype - bullet-for-colt

Naamah | Наама
Принимающий админ, квестоплет и хранитель матчасти ролевой.
Связь: личные сообщения, Skype - naamah29
Fesor | Фесор
Блюститель порядка, решающий "технические" вопросы игры.
Связь: гостевая, личные сообщения

Louise | Луиза
Мастер игры и деятельный пиарщик.
Связь: Skype - koruna86
Astaroth | Астарот
Дипломатичный пиар-агент, заключающий партнерства.
Связь: гостевая, личные сообщения

Ruby | Руби
Инициативный и предприимчивый пиар-менеджер.
Связь: гостевая, личные сообщения
Felicia Foux | Фелиция Фоукс
Выдающийся квестоплет и координатор игрового процесса.
Связь: гостевая, личные сообщения

Asсet Mac Vidar | Аскет Мак Видар
Главный по конкурсам и развлечениям.
Связь: гостевая, личные сообщения
Mr. SPN | М-р. СПН
Мастер на все руки.
Связь: ----

Благодать – это особый способ хранения огня и связи с Небесами для его получения. Для того, чтобы вам легче было понять, что это такое, представьте себе, что у каждого ангела за спиной есть невидимый рюкзак, в котором он хранит огонь и, пока ангел связан с Раем, энергия в нём не иссякает.
Важно понимать, что благодать – это часть ангела, но часть отделяемая. Как известно, он может сам отсечь её от себя и стать человеком, но также он может её себе вернуть. Если рассматривать благодать как связь с Небесами, то важно будет указать, что на эту связь можно влиять.

читать больше в:
[МАТЧАСТЬ] Расы.

Ангелы – это служебные духи. Вследствие их тетраморфического несовершенства, отсутствия земли и, соответственно, отсутствия возможности накапливать опыт, принимать решения, анализировать и отвечать за свои поступки, они не могут распоряжаться собой по своему усмотрению. Более того, попытки проявить эту самую волю воспринимаются как непослушание или открытое неповиновение и строго наказываются. Почему так происходит? Почему ангелы становятся отступниками?

читать больше в:
[МАТЧАСТЬ] Расы.

Человеческая душа – это единственная «система» (образование или сущность, как пожелаете), содержащая в себе все четыре элемента в равной пропорции. Человек – это мини-модель Бога, которая, как и Создатель, обладает возможностью не только преобразовывать, но созидать и воспроизводить первоэлементы в своём потомстве. Обладая свободной волей, люди могут распоряжаться своей душой так, как им угодно: пятнать грехами, очищать любыми способами, продавать демонам и т.д.

читать больше в:
[МАТЧАСТЬ] Основы.

В народе известны некоторые весьма и весьма странные рецепты защиты от одержимости. Вот, например, из книги Саксонские Личдомы (Saxon Leechdoms), называемой иногда Кокейн. Нет нужды пояснять, что это рвотный напиток, и в состав его входит следующее: люпин, буквица, белена, клевер. Надо растолочь это вместе, развести элем, настаивать ночь, затем добавить 50 зернышек кукурузы или крупинок слабительного и святую воду. И эта штука работает, мы проверяли. Ни один демон не захочет находиться в одном теле с подобной дрянью.

читать больше в:
[Нечисть: Демоны]

Тем временем Адам обратился к Богу с жалобой на бежавшую жену. Всевышний послал вдогонку трех ангелов, известных под именами Снуй, Сансануй и Санглаф. Они застигли Лилит у Красного моря, и она наотрез отказывалась вернуться к мужу. Тогда у Лилит отняли тело, оставив дух и взяли с неё клятву, что она не войдёт в дом, в котором увидит их самих или их имена. Лилит стала женой Сатаны, а от их брака родилось много демонов ночи, именуемых «лилин», но приняла на себя наказание, заключавшееся в том, что ежедневно должно было умирать сто её детей.

читать больше в:
[Нечисть: Демоны].

Можно сразу выделить отличие «земной» любви от «огненной». Земная любовь обязательно к кому-то или к чему-то, она имеет адресата. Если огонь отвечает за способность любить вообще, то земля делает это чувство осознанным и направленным. То же самое и с остальными чувствами. Способность к состраданию и милосердию, обеспечиваемая огнём, реализуется землей в виде жалости, бескорыстности, желании заботиться. Прекрасным примером единства огня и земли в реализации чувств в человеке или существе является совесть.

читать больше в:
[МАТЧАСТЬ] Основы.

Около Уайт Рок Лэйка вы увидите загадочные огоньки, услышите странные звуки, а местные жители, вероятно, расскажут вам уйму историй, если вы задержитесь там настолько, чтоб выслушать их. Вы узнаете про симпатичную девушку в промокшем насквозь белом вечернем платье, голосующая на дороге и затем исчезающая прежде, чем машина доставит ее по адресу. И о другой девушке, которую можно увидеть недалеко от побережья. Она просит позвонить по телефону, а затем исчезает, оставляя после себя лишь лужу воды и затухающее эхо криков.

читать больше в:
[Нечисть: Призрачные]

Ваниры (Ваны) - скандинавские божества урожая и процветания. Эти существа вселяются в пугало в яблочных садах, в которых произрастает священное дерево.Вообще-то, ваниры или ваны – одна из двух основных групп скандинавских богов. Живут они в своей стране – Ванахейме, которая приблизительно соответствует Алвенхейму, что позволяет отождествлять ванов с альвами (эльфами), духами природы, божествами плодородия. Поначалу, ваны враждовали с асами, была длительная война.

читать больше в:
[Мифология: Скандинавская, Кельтская]

Например, в Книге Еноха говорится, что от браков падших ангелов с земными женщинами произошло племя чудовищных исполинов. Когда Бог уничтожил гигантов, из их тел изошли злые духи. Древние евреи считали что, множество злых духов было рождено от соитий Адама с женскими духами (или Евы с мужскими духами) в течение тех ста тридцати лет, на которые Адам и Ева были разлучены после грехопадения. Многочисленных демонов родила от Адама и его первая жена - Лилит, впоследствии сама превратившаяся в беса.

читать больше в:
[Нечисть: Демоны]

Смерть – жестокая, неизбежная, беспощадная, безжалостная и беспристрастная... Одни ее боятся, другие ждут, третьи ненавидят, четвертые призывают. Для одних она кошмар, для других – спасение. Людям свойственно примерять на нее маски, придавать определенные черты, ибо гораздо страшнее оказаться перед безликим. Одна из самых распространенных персонификаций смерти – Мрачный Жнец. Обычно он изображается в темном широком балахоне с косой. Коса – знак того, что Смерть пожинает души грешников, как крестьянин урожай.

читать больше в:
[Нечисть: Вестники Смерти]

Чаще всего адский пес показывается за пределами преисподней в результате проклятия, навлеченного на человека или целое поселение делами исключительной мерзостности. Один из характерных случаев — заключение договора с нечистым и попытка ускользнуть от его последствий. Временами адский пес появляется, если преступнику, виновному во многих смертях, удается избегнуть казни путем каких-то уловок или бегства из-под стражи.

читать больше в:
[Нечисть: Вестники Смерти]

Доппельгангер - таинственное, обладающее свойствами полиморфизма существо, способное абсолютно точно скопировать человека и заменить его, лишив воли либо убив оригинал. Встречается во множестве мифологий и, конечно, представляет собой персонификацию сильных и самых первичных фобий: опасности потерять собственное Я и боязни врага, способного под видом близкого человека обойти стражу и нанести предательский удар. Согласно поверью, появление двойника человека предвещает скорую смерть оригинала.

читать больше в:
[Нечисть: Оборотни]

|Самая Сверхъестественная Ролевая Игра|

Объявление

Набор игроков в новые квесты:
«Воды забвения»
«Последний день Помпеи»
«Дьявол внутри нас»

Читайте также:
THE MOST SUPERNATURAL NEWS
МЫСЛИ ВСЛУХ
ЦИТАТНИК ФОРУМА
КАТАЛОГ КВЕСТОВ
События:
Спустя год после открытия Чистилища мир сотрясает новая череда катастроф. За происходящим стоят существа, многие годы проведшие за стенами Бездны. Теперь опасность угрожает не только людям, но и демонам, и даже Небесам. Спасение кроется под тоннами песка – утерянное тысячи лет назад Слово Божье поможет пролить свет на происходящее.

Основное время игры – 2011 год
Цитаты недели:

MAOR | Похоже, он был какой-то особенный бессмертный (ну, долгоживущий, ладно уж), раз не захотел отправляться куда-нибудь в Тибет и постигать там дзен. Вместо этого — растрачивал своё бессмертие, оно же долголетие, самым что ни на есть бездарным, вполне общечеловеческим способом, провоцируя разрыв шаблона у любителей докопаться до высокого смысла. Прожив сотни лет, Маор готов был утверждать: настоящее счастье заключается не в Тибете, не в познании себя и прочей метафизической ерунде. Счастье — в том, чтобы ЖИТЬ. Просто так жить. Без обязательств перед собой, перед миром. Жить, как захочется тебе.© AZRAEL | Бессмысленна та мгла. Бессмысленна и пуста, как если бы вынули всю солому из тряпичной куклы, а затем напичкали её той же соломою вновь. Но бессмысленность не означает простоту. Тот, кто, набравшись смелости, дерзнул взглянуть под мерцающее покрывало её, в ужасе подавался назад. Ибо тёмное покрывало, накинутое на поприще злодеяний, живо и преисполнено мести, оно движется и дышит, не оглядываясь на прошлое и не видя грядущего, оно пожирает настоящее. Настоящее, растянутое для него на долгих восемь тысяч лет.© ERIC Он обещал честный бой и выполнит обещание. За это отличие от ему подобных, порой Пэм его осуждала, но он все равно придерживался такой политики. Возможно, в этом была его человечность, которая была спрятана от чужих глаз. Некоторые воспринимали такие поступки с его стороны как самодовольство или показное снисхождение. Но, впрочем, это было сделано скорее для себя, для ощущения что где-то внутри него еще есть остатки того викинга, которым видел его отец. Отец всегда ценил и ставил превыше всего прямолинейность, добросовестность и благородство. Хотя, на счет последнего, Эрик последние пару веков уже сомневался в наличие этого качества в себе.©

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » |Самая Сверхъестественная Ролевая Игра| » .:Библиотека » [Нечисть: Вестники Смерти]


[Нечисть: Вестники Смерти]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Легенды и Реальность

http://supernaturalbrothers.rolka.su/uploads/0004/e5/0c/170788-4.jpg

0

2

Реальность: Сответы от Винчестера
Об Адских псах: Если же вам доведется повстречать адского пса, постарайтесь узнать заранее, что привело его в мир, поскольку от этого, по идее, должно зависеть то, что вам нужно будет сделать, чтобы от него избавиться. Не вздумайте вступать с ним в ближний бой; даже если выглядит он не очень внушительно по сравнению с великаном или драконом, по части опасности он может их очень сильно превосходить — конечно, если это не мелкий мутант из миров «героического фэнтези». И заклинаю вас: остерегайтесь выходить на болото в ночное время, когда силы зла властвуют безраздельно.

Дополнительная информация: если вы захотите взять в услужение адского пса вам придется попотеть и проявить недюжую смекалку.
Всех адских псов можно разделить на две группы. К первой относятся те, у которых уже был владелец. В таком случае задача упрощается, потому что на таких псах уже есть клеймо - своеобразная печать зная которую можно поймать пса. Нанесите символ пса на руке своего сосуда, найдите пса и, произнеся заклинание покажите ему печать и ждите. Пес сам признает в Вас своего хозяина...рано или поздно.
Правда визде есть свой подвох. Вам необходимо знать точное местонахождение (радиус действия около 300 метров в диаметре - это сравнимо с городским кварталом)
Диких псов под силу приручить только очень сольным и старым демонам, а так же смотрителю "адской псарни"

0

3

Легенда: Жнец

http://supernaturalbrothers.rolka.su/uploads/0004/e5/0c/170788-1.jpg

http://supernaturalbrothers.rolka.su/uploads/0004/e5/0c/170788-5-f.jpg

Смерть – жестокая, неизбежная, беспощадная, безжалостная и беспристрастная... Одни ее боятся, другие ждут, третьи ненавидят, четвертые призывают. Для одних она кошмар, для других – спасение. Людям свойственно примерять на нее маски, придавать определенные черты, ибо гораздо страшнее оказаться перед безликим. Одна из самых распространенных персонификаций смерти – Мрачный Жнец. Обычно он изображается в темном широком балахоне с косой. Коса – знак того, что Смерть пожинает души грешников, как крестьянин урожай.

Темный цвет одежд, вероятно, напоминает сутаны монахов, присутствовавших при последних минутах умирающих в средневековье, но может быть, так же, более древний источник: Анку (Ankou), вестник смерти в кельтской мифологии, выглядел как мертвец или скелет с длинными белыми волосами, закутанный в плащ с наброшенным капюшоном, или в шляпе, надвинутой на лоб. На плече у него лежала остро заточенная коса, а рядом с грохотом и скрипом двигалась похоронная повозка, которую тащил скелет лошади. Услышать скрип повозки Анку – недобрый знак.

"Одна женщина из деревни Ар Виниен, в приходе Лоренан, провела часть дня около серьезно больной соседки. Вернувшись домой, она легла в постель и тут же заснула. Вскоре ее разбудил необычный шум. Ей показалось, что она слышала скрип плохо смазанной тяжело нагруженной телеги, колеса которой постукивали на оси. Женщина тут же встала с постели, чтобы посмотреть, что творится. По плохой дороге, проходившей около двора проезжала телега, накрытая белой материей. Телега была запряжена двумя тощими лошадьми. Женщина не сомневалась, что это была телега Анку. Как только это зрелище исчезло за поворотом дороги, женщина вернулась домой говоря себе: "Через неделю соседка будет при смерти" и, действительно, меньше, чем через неделю больная умерла."

Впрочем, коса как атрибут смерти известна и в более древние времена. В эллинской мифологии Кронос, отец Зевса, часто изображался с серпом или косой. Он был божеством урожая, так же известным как Отец Времени. Кронос, пожирающий своих детей – время, уничтожающее любые вещи, ибо ничто не длится вечно.

Еще один любопытный факт: греческое слово corone (вороны, сравните с английским crow) происходит от того же Cronus. Как известно, воронье часто сопровождает Смерть.

Часто Жнец предупреждает о смерти человека или его близких с помощью разнообразных знаков или посылает вещие видения. Иногда в качестве вестника выступает посредник, например, птица, чаще всего – сорока или ворон. Чем ближе она сидит у дома больного, тем ближе его смерть. Это может быть также необычный шум, например, стук молотка на пустом чердаке (через три дня скончался обитатель дома и на чердаке стали сколачивать гроб), шум несмазанной телеги... Для своих передвижений Смерть использует особые дороги. А. Ар Браз В "Легенде о смерти" говорит о том, что тропинки, проходящие параллельно большим дорогам и использовавшиеся в дождливое время, когда большие дороги заливало водой, а после реконструкции больших дорог ставшие ненужными, считались дорогами Смерти. По местным поверьям, по старым тропинкам и души умерших отправлялись в последний путь. Часто именно этими тропинками пользовались, чтобы отвозить покойников на кладбище. Также по этим дорогам ездил Жнец, и поэтому ни в коем случае заброшенные тропинки нельзя было перегораживать.

0

4

Легенда: Баньши

Ба́нши́, баньши (англ. banshee [ˈbænʃiː], от ирл. bean sídhe [bʲæn ˈʃiː] — женщина из Ши) — фигура ирландского фольклора, женщина, которая, согласно поверьям, является возле дома обречённого на смерть человека и своими характерными стонами и рыданиями оповещает, что час его кончины близок.

Имена банши
Банши в различных частях Ирландии называют по-разному. Общепринятым и повсеместно распространённым именем является ирл. bean sí, состоящее из bean — женщина, и sí — Ши, что вместе переводится как женщина из сидов, из потустороннего мира. Наряду с общепринятым обозначением, во многих районах острова для банши имеются и свои, локальные имена, причём в некоторых районах острова до сравнительно недавнего времени применялось только локальное название. Так, в графствах Лимерик, Типперэри и Мэйо обычным является имя ирл. an bean chaointe, что дословно обозначает плачущую женщину, плакальщицу. В юго-восточной части Ирландии имя банши образовано от ирландского слова badhbh (бадб), обозначающего агрессивную, страшную и опасную женщину. В средние века в Ирландии именем badhbh часто называли богинь войны. В графствах Лиишь, Килкенни и Типперэри распространено имя boshenta (бошента), производное от badhbh chaointe. В Уотерфорде банши называют bibe — байб. В Карлоу, Уэксфорде, а также на юге графств Килдэр и Уиклоу распространено имя bow — бау.

Происхождение образа банши
Банши, как полагают специалисты по ирландскому фольклору, не имеет прямых аналогов в верованиях других народов. Однако в бретонском фольклоре есть нечто схожее с банши — вестник смерти Анку, также подобные персонажи встречаются в валлийской мифологии. Это даёт основания предполагать, что образ банши уходит в древнюю кельтскую мифологию. Патриция Лайсафт, профессор Дублинского университета, посвятившая более 20 лет изучению образа банши в фольклоре, отмечает, что носители традиций практически не задумываются о происхождении банши, а воспринимают её как данность. Тем не менее, ей удалось сформулировать следующие представления о происхождении банши:

Фея
Весьма распространено мнение, что банши нечто вроде феи (fairy), такое объяснение встречается в некоторых литературных произведениях XIX и начала XX веков. Однако в настоящих народных преданиях о банши такое отождествление дается очень редко. В ирландской народной традиции феи — существа общественные, живут сообществами и ведут образ жизни, схожий с человеческим. Тогда как возвещающая о смерти банши — существо одинокое и все её отношения с человеческими существами определяются её связью со смертью.

Призрак
Большее распространение имеют следующие версии: банши не что иное, как призрак (дух) женщины-плакальщицы, так как оплакивание и рыдание одна из ее характерных черт. Некоторые ирландцы верят, что если плакальщица не выполняла свои обязанности подобающим образом, то и после смерти она продолжает оплакивать умирающих.

Покровительница рода
Одним из центральных аспектов легенд и преданий о банши является представление о том, что банши — это дух-покровитель той семьи, которую она оповещает о смерти, то есть между ними есть наследственная связь, это может быть также прародительница семьи.
По поверьям, банши есть не у всех ирландцев. В устных и литературных источниках семьи, смерть в которых возвещает банши, обозначаются как семьи с «О'» и «Мак», то есть считается, что банши сопровождает истинно ирландские семьи. Однако список фамилий таких семей гораздо шире, так как включает также семьи, происходящие от викингов и англо-норманнов, то есть семьи, которые поселились в Ирландии до XVII века.

Облик банши
Что касается описания внешнего вида банши, то тут мнения диаметрально противоположны. Одно остаётся неизменным — женский образ. Существует некий романтический образ банши, в основном в рассказах детей, что это молодая прекрасная женщина с длинными белокурыми или золотыми волосами в длинном белом плаще с капюшоном. Банши описывают также как маленькую старушку, но опять же с длинными волосами, белыми или седыми. Вообще длинные волосы — это такая же отличительная черта банши, как и её крик. Реже встречается описание чёрных или тёмных волос банши, также как и тёмных или цветных одежд, так как совершенно очевидно, что в сумерках или темноте, времени, когда появляется банши, её проще увидеть именно в белом плаще и с белыми, часто седыми, волосами, что также подтверждает легенду о банши-старухе. Что касается головного убора, то он упоминается крайне редко, так как он был бы неуместен ввиду длинных развевающихся волос. Так как плащ банши в основном доходит до пят, обувь также упоминается крайне редко. Некоторые носители традиции считают, что она ходит босой.

Банши в легендах
Встречающиеся легенды о встречах людей и банши весьма разнообразны по изложению, но объединены единым мотивом: встреча с потусторонним — опасна. Среди всех сказаний чётко выделяются три сюжета:
Мужчина ночью встретил банши, принял её за обычную женщину, попытался её обидеть. Банши отталкивает его и в наказание оставляет на его теле неуничтожимый след своей ладони или пальцев.
Мужчина, встретивший банши за стиркой, посмеялся над ней и сказал, чтобы она и его рубашку постирала. В результате банши может как незаметно снять с него рубашку и действительно постирать, так и задушить мужчину его же воротником.
Возвращающийся домой путник встречает банши, расчёсывающую волосы костяным гребнем. Он заполучает гребень и относит его домой, однако затем банши приходит за своей вещью и, угрожая, требует её вернуть. В итоге она получает гребень, демонстрируя при этом, что всё вполне могло закончиться куда хуже.

Баньши, бэнси, бансии, беан ши («небесные женщины») - в ирландской мифологии феи, в которых превратились боги из Племен богини Дану после того, как на территории современной Ирландии появились сыновья Миля, предки ирландцев.
Эти боги и богини вынуждены были уйти в глубь земли и жить под холмами в чащобах, прятаться среди болот в заколдованных лесах,  и среди облаков в волшебных небесах.
Согласно поверьям, баньши могут принимать любой облик - облака, тени, куста, девушки и т.п.
Каждый порядочный ирландский род должен, безусловно, пользоваться покровительством женщины из-за Холма (или из-под Холма, что, в сущности, одно и то же). Потому что если род этого покровительства лишен — то какой же он, в самом деле, порядочный?
Баньши следит за многим: за рождением младенцев и воспитанием юношей, за домашним очагом и за тем, чтобы конь не запалился, а копье не сломалось.
Она — то мудрая мать, то старшая сестра. Если ирландец умирает, женщины его рода собираются оплакать его. И среди них — баньши. В последние минуты она является в траурных белых одеждах, чтобы расчесать волосы умирающего своим серебряным гребнем и оросить лицо слезами, а затем отходит в сторону и вместе с прочими женщинами поет отпевальную.

До сих пор многие верят, будто их заунывный плач, называющийся «Киэнинг» и слышный по ночам, непременно предвещает близкую человеческую смерть.
Она меня чешет серебряным гребнем
И проливает потоки слез.
(Английская народная баллада «Элисон Гросс»)

Автор «Демонологии и колдовства» сэр Вальтер Скотт полагал, что баньши не столько существо, имеющее облик, сколько зловещий смертный вой, наполняющий ужасом ночи Ирландии и нагорья Шотландии.
Люди представляют баньши женщиной с длинными распущенными, черными волосами, в просторных одеяниях, с припухшими от слез глазами, или в облике мерзкой и уродливой старухи со спутанными седыми волосами.
Фея баньши может быть и бледнокожей красавицей в длинном саване, а иногда может являться в образе рано умершей невинной девы - родственницы семьи.
Заколдованный лес из артуровской легенды был населен прелестными феями. Одна из них, Жестокосердная дама, волшебница-искусительница, описанная поэтом Дж. Китсом, была баньшей, которая завлекала смертных странствующих рыцарей, вселяя в них безрассудную страсть, а потом оставляла их, лишенных воли к жизни, бродить по холмам «в угрюмом одиночестве и без смысла».
Традиционно, если человек умирает, его принято оплакивать - на его похоронах и делают это женщины-плакальщицы.
У многих больших галльских кланов есть женщина-фейри, связанная с ними. Когда член семьи умирает, она появляется чтобы оплакать его.
В историях описывается, что баньши появляется, когда член семьи умирает далеко от дома, или же плач баньши может служить первым указанием на смерть. Однако, чаще всего в легендах их встречает человек, который ещё не знает, что умер кто-то из его родных.
Голос баньши похож одновременно на собачий вой и жалобные крики птиц.     

Когда эти устные ирландские предания были впервые переведены на английский язык, появилось отличие в трактовке образа баньши между оригинальной версией и переводной.
Так, погребальный плач по умершему превратился в вой и стенания, предвещающие смерть. В этих историях вой баньши предвещал скорую гибель члена семьи, а тот кто видел баньши, должен был вскоре умереть сам.
Баньши коварны и очень скрытны. Но мало кто видел эту «сказочную женщину».
В современных компьютерных играх образ баньши приобрел крайне негативную окраску; в целом баньши там характеризуются как достаточно уродливые призрачные сущности, обладающие целым рядом умений, которые (согласно мифологии) им вообще были несвойственны, в частности, способность приносить смерть только воплем (keening).
Изначальное предназначение баньши - не приносить смерть слышащему, а констатировать скорую смерть члену семьи (клана) слышащего.

Это интересно: в одной из версий истории о Макбете вместо трех ведьм фигурируют три баньши — они не обращаются к Макбету напрямую, а просто оплакивают сперва кавдорского тана, потом шотландского короля, а там и самого Макбета.
Вполне логично: для столь знатных персон одной беан ши, конечно же, мало. Банко они не предрекали стать «предком королей», потому что этого персонажа придумал уже Шекспир — желая сотворить «великого предка» царствовавшему в то время королю Якову I.
Дурной репутации прибавили плакальщицам и некрасивые выходки богинь. Так, например, зловещая Морриган повстречалась перед последним боем прославленному герою Кухулину — она отмывала в ручье его окровавленные доспехи и пела каойнеад. Кухулин понял, что бой этот — для него последний, и стало так; а вы смогли бы с таким знанием победить в сражении?

Если ирландцы все же сохранили о беан ши добрую память, то шотландцы (они именовали плакальщиц беан нигх или беан шитх) пришли к выводу, что плакальщица приходит непосредственно из мира умерших, чтобы напророчить смерть тому, кому бы еще жить да жить.
При этом, опять-таки, нередко поминается стирка окровавленной одежды или савана («беан нигх» означает «стирающая женщина»), что заставляет заподозрить козни Морриган...
Из прекрасной девушки беан шитх постепенно превращается в чудище: то обнаружат у нее перепонки между пальцами, то клыки, то обвислые груди.
Конечно, такой «красавице» белое уже не к лицу; шотландские плакальщицы ходят в зеленом.
Некоторые оспаривают загробную сущность беан нигх — дескать, она «всего лишь» сродни чудищу-карге (hag).
Есть и другая гипотеза: дескать, баньши — это эльфийка, фея, а может, и человеческая женщина, умершая родами в результате какого-то фантастического небрежения со стороны мужа.
Это, с одной стороны, объясняет пронзительность ее голоса, а с другой — ее действия; считается, что баньши стократ более охотно причиняет смерть мужчинам, нежели женщинам.
В этом случае она утихомирится, если самолично покончит с бывшим мужем; а если тот ухитрится помереть своей смертью — все, она будет гоняться за мужчинами вечно.
Согласно третьей версии, это волшебница (или опять-таки эльфийка), чью могилу разорили и поставили на ее месте... тут мнения расходятся — то ли кабак, то ли вообще публичный дом. Подлететь к кабаку и устроить его завсегдатаям концерт по заявкам баньши не может, и сровнять помещение с землей следует живым.
Какую версию ни прими, из нее следует, что обычное, так сказать, физическое устранение баньши будет недолгим (если вообще удастся).
Максимум через год, а скорее всего — в ближайшее полнолуние дух снова выпорхнет из-под земли, и мало никому не покажется. При этом даже на пару дней упокоить ее может лишь истинный святой, которому совершенно случайно довелось оказаться поблизости от жертвы баньши — или, быть может, чародей, но в последнем случае рецепты тщательно охраняются.

Источники:
http://www.planet-x.net.ua/mifology/mif … anshi.html
http://ru.wikipedia.org/wiki/Банши

0

5

Легенда: Адские псы | Hellhound

Возможно, в аду очень холодно (как полагали викинги); возможно, там очень жарко (как утверждали иудеи); возможно, там просто серо, тускло и противно (как верили греки). Но в чем ни у кого не было ни малейших сомнений — так это в том, что в аду водятся собаки. Время от времени они выходят из его мерзостных пределов в материальный мир — чаще всего затем, чтобы настичь кого-то, кому давно пора отправиться в ад; но иногда причины их пребывания в мире живых иные. Например, они являются туда волей чародея или становятся стражами опасного сокровища. Но чаще всего их явление — проклятие, причем заслуженное.

Как выглядет Адский пес?
Большинство авторов сходится на том, что пес этот — черный, но при ближайшем рассмотрении слегка прозрачный. В темноте он окружен красноватым либо зеленоватым свечением, а вот на свету кажется угольно-черным (хотя днем практически не встречается), иногда с багровыми пятнами крови на шкуре. Однако некоторые авторы утрерждают, что шкура адского пса в близи представляет собой кишмя кишашюю массу из насекомы и разнообразных пресмыкающихся тварей.
Глаза его светятся довольно сильно. Обычно в них виден отблеск адского пламени, но зеленый огонь тоже нельзя назвать необычным. Бывает, что глаз у него только один — в центре лба — или, напротив, целых четыре. Изредка пес предстает вообще без головы.
По поводу породы адских собак мнения расходятся; чаще всего их уподобляют гончей, доберману или волкодаву, изредка — мастифу или бульдогу; но они всегда выглядят породистыми. На дворнягу адский пес никогда не позволит себе походить.
Уши либо висячие, либо очень маленькие (есть даже безухие изображения), лбы крутые. Шерсть короткая. Данте, правда, наделяет Цербера... бородой; но это единственное подобное упоминание.
С челюстей адского пса зачастую капает слюна; при этом показывать клыки, как ни странно, это существо не очень любит. Во всяком случае, значительно чаще авторы отмечают длинные, бороздящие землю когти.
В  и вое адского пса слышится металлический лязг; иногда эхом на голос собаки отзываются стоны падших душ.

Чем опасен адский пес?
Неудивительно, что, будучи отчасти собакой, он кусается, и пребольно. «Перекусывание пополам» и прочие подвиги, достойные тираннозавра, ему приписывают только современные и не очень компетентные авторы: адский пес не загрызает в момент, а терзает. Жертва должна как следует страдать, даже если это оставляет ей лишний шанс на спасение!
Иногда адский пес может выдыхать огонь, причем огонь с очень необычными свойствами. Если в некоторых источниках это самое обычное «дыхательное оружие», вроде драконьего пламени, только слабенькое, — то старые авторы знали правду: огонь пса и его слюна представляют собой смертельный яд, убивающий быстро и очень мучительно. Есть также сведения, что этот яд сжигает некоторые виды волшебных защит, амулетов и талисманов, проедает насквозь кожаный сапог и стальные латы; по некоторым данным, достаточно даже, чтобы он попал на оружие или край плаща.

Но и это, возможно, не самое опасное, особенно если учесть, что пламенем своим большинство адских собак пользуется редко и неохотно. Дело в том, что адский пес своим воем может, как баньши, предвещать смерть. И это не чисто информационная услуга («умрете тогда-то и тогда-то, поторопитесь составить завещание!»), а нечто более неприятное. Во-первых, вой лишает жертву воли к сопротивлению, после чего неудивительно, что любая опасность оказывается фатальной. Во-вторых, специально для тех, кто верит в фатум, у пса есть право разрывать нить жизни человека...(короче, сожрет и не подавится...)
Впрочем, вой пса опасен не для любого, а только для тех, кто так или иначе навлек на себя проклятие. Случайный слушатель от этого обычно не страдает, даже если пытается встать на пути адского пса. Но пламя и клыки пса равно страшны для всех.

Откуда он берется и как его убить?
Чаще всего адский пес показывается за пределами преисподней в результате проклятия, навлеченного на человека или целое поселение делами исключительной мерзостности. Один из характерных случаев — заключение договора с нечистым и попытка ускользнуть от его последствий. Временами адский пес появляется, если преступнику, виновному во многих смертях, удается избегнуть казни путем каких-то уловок или бегства из-под стражи.
Во всех этих случаях есть крайне мало шансов вернуть пса на место постоянной регистрации до той поры, пока он не исполнит свой долг. Кого-то может спасти раскаяние.
Уничтожение такого пса силой оружия возможно, но, как правило, рано или поздно он все равно вернется. Известны также ситуации, когда сраженный пес растворялся в воздухе и оказывался «тенью» настоящего пса.
Иногда он появляется в свите какого-нибудь демона, в Дикой Охоте или в других подобных обстоятельствах; если же Дикая Охота или демон будут изгнаны усилиями благочестивых монахов — то и пес с ними.
А вот если пес призван чародеем или сделан стражем сокровищ, тогда он вполне может (и должен) быть побежден силой оружия (причем все же придется потратить не одну пару пуль...и возможно даже обойм). Это опасный, но достойный подвиг. Учтите, что сокровища часто стережет не один такой пес, а целая свора.
Встречаются ситуации, когда адские псы подвластны какому-либо заколдованному предмету; самый знаменитый пример — огниво из одноименной сказки Андерсена. В этом случае они могут призываться огнивом снова и снова, и единственный надежный метод им противостоять — захватить вызывающий предмет.

Знаменитые псы
Вне всякого сомнения, самый известный адский пес — Кербер (Цербер), страж Аида. Он не чинил бесчинств в мире живых и вообще появлялся там всего один раз, причем не по собственной воле (его приволок к царю Эврисфею Геракл в рамках своего последнего подвига); но вот мертвые души не без оснований трепещут перед ним.
Кербер — единственный в своем роде пес о трех головах; когда в компьютерных играх перед нами предстают целые стаи керберов, это грустно и смешно. Он уникален и принадлежит, наряду со Сфинксом, Гидрой и другими милыми существами, к потомству Тифона и Ехидны.
Между прочим, по поводу числа его голов есть определенные расхождения. Гесиод полагает, что их аж пятьдесят штук. Но большинство авторов все же упоминает три; есть мнения, что они олицетворяют прошлое, настоящее и будущее. Существует даже забавная версия, по которой три головы адского стража представляют собой «отражение» тиары стража небесных врат (Кербер остался сторожить и христианский ад — крайне трудолюбивое животное!).
Помимо голов, Кербер может укусить и... хвостом: он кончается не то змеиной головой, не то жалом наподобие скорпионьего. Яд Кербера причиняет мучительную боль даже мертвым.
Впрочем, Кербер не так уж неподкупен: греки знали, что, если дать покойному с собой медовую лепешку для собачки, она отнесется к нему куда снисходительнее. Не чужд он и своеобразного чувства прекрасного: так, Орфей своей музыкой укротил и усыпил Кербера (а его потомок, Пушок из книги Джоан Роулинг, и вовсе легко засыпал от любых мало-мальски мелодичных звуков).

Второй по известности адский пес — английский Черный Шак с глазами «как тарелки». Имя это не слишком хорошо известно в нашей стране, но у нас его знают под псевдонимом. Дело в том, что именно Черный Шак стал прототипом собаки Баскервилей: не той жалкой имитации, что соорудил на болоте Стэплтон, а «исходной», той, что загрызла Гуго Баскервиля. Интересно, что Черного Шака особенно часто привлекают преступления, совершенные — как в случае с Гуго — с применением собак.
Порой Черный Шак позволяет своим жертвам раскаяться и спастись, но иногда он появляется именно для того, чтобы предотвратить покаяние того, кому, с его точки зрения, каяться поздно; существует немало историй о том, как злодей уже было склонил голову перед алтарем, как появился пес и уволок его куда следует. А иногда Шак назначает условное наказание, то есть как бы предупреждает: не раскаешься — вернусь и тогда уж не помилую.
В одной из историй утверждается, что Шак — сын Кербера; более того, он «унаследовал от своей тетушки Сфинкса способность нагонять туман, несущий болезнь и безумие». Туман этот — «дыхание» торфяных болот.
У Шака есть еще одно имя, менее популярное: Баргест. Это имя также носит демон, появляющийся в двух обличьях — гоблина и гигантского волка.
Скандинавский коллега Кербера — пес Гарм — тоже сторожит души умерших, хотя ему хватает для этого одной головы. Он должен принять участие в Рагнареке и сразиться там с Тюром (по другим версиям, Тюру будет противостоять волк Фенрир). А интересен он нам тем, что, возможно, именно с него началась традиция «увидеть адского пса — к смерти».
Некоторые германские сказки видят Гарма как воплощение смерти — фактически он играет ту же роль, что и сакраментальная фигура с косой.
Среди литературных адских псов нельзя не отметить гончих Тьмы из цикла «Колесо времен» Роберта Джордана. Это тот редкий случай, когда адские псы обладают ядовитой слюной и дыханием, а также реформируются после уничтожения (если их убили не погибельным огнем).
Гончая Тьмы, по Джордану, величиной «с небольшую лошадь» и внешне лишь отчасти напоминает собаку. Она создана Темным из души волка; а волки в мире «Колеса» — существа особые и после смерти уходят жить в Мир Снов.
Большинство же адских псов современного фэнтези — жалкие твари в сравнении с Черным Шаком и его родней из классических преданий.

Источнок информации

0

6

Легенда: Грим (Церковный грим)

Грим, второе название - Церковный Грим. Произошло это название от места обитания Грима - церковных кладбищ. Кроме этого Гримов еще называют Косматый Пес, Бродяга, Чертова Собака, Старый Пес. Гримы охраняют церковные кладбища от демонов, не позволяя им пробраться в наш мир. Хорошие ли Гримы, или плохие так до сих пор и не известно. С одной стороны они охраняют церковные дворы и кладбища от демонов и прочих темных сил, а с другой стороны своим видом наводят ужас на людей. По его виду, кстати, можно определить, куда отправится душа умершего - в рай или в ад. Они имеют привычку протяжно выть под окнами заболевших людей, что означает, что больной скоро умрет. Частенько Гримы забираются на церковную колокольню и звонят в колокола. Такое происходит только тогда, когда они чувствуют приближение очень большой беды - войны, эпидемии, то есть предстказывают большое количество смертей. В средневековом трактате "Жизнь Робина Доброго Малого", грим "пугает молодёжь, которая собирается вместе, чтобы повеселиться,а когда юноши и девушки разбегаются, доедает то, что они бросили. Но мудрый грима не испугается, потому что знает - причинить человеку вред грим не способен".
Обитают Гримы по всей Европе, но их никогда не видели ни в Азии, ни в Америке...

рассказ о призрачном псе|==

Небольшой рассказ о призрачном псе
Осенний Грим

Зонтик прихватили?
Хорошо. Дожди у нас без малого неделю.
Вы поближе к ограде держитесь. Почву размыло, неровен час…
Вот Гриму нынче раздолье. Он такую погоду любит.
Грим?
Сами-то откуда будете?
Тогда, конечно, можете и не знать.
Обитатель кладбищенский.
Да какой дух, господь с вами!
Вполне реальный типаж. Живет на погосте близ церкви.
Так сложно увидать. А в дождь случается.
Людей не жалует.
Хотя, был один… Учитель словесности.
Но то особая история.
Извольте, расскажу.

***

- …et lux perpetua luceat eis…, - здесь преподобный мистер Сайзмор не удержался, чихнул.

Однако это было исполнено виртуозно, присутствующие не заметили маленькой оплошности пастора.

- Requiestcant in pace. Amen, - завершил он.

Кивнул могильщикам: приступайте. Мрачноватые Фред Бизли и Девон Старк-младший неспешно заколотили гроб. На длинных помочах опустили в сдобренное дождем чрево земли. Стараясь не тревожить атмосферу всеобщей скорби, принялись засыпать. Мелкая стайка пришедших на кладбище людей стоически переносила бесконечную морось.

Укрепили надгробие. Выбитый в камне текст гласил: «Мэттью Пирс. 1875 – 1932». Две строчки – и вся жизнь. Ни тебе чинов, регалий, лишней траты слов. Зачем? Кому надо, тот в курсе. Прочим оно... В общем, покойся с миром, Мэттью Пирс. Ты был честным малым. На том свете зачтется.

Последние напутственные фразы, и люди двинулись к выходу.

- Мистер Саммерс, вы идете?

- Ступайте, Мэри. Я задержусь ненадолго.

Он выждал, пока спина замыкающего группы скроется из виду. После осторожно приблизился к свежей насыпи.

- Вот так, старина…

Замолчал. Да и что говорить?

Это раньше, когда трудяга Мэтт орудовал у себя перед домом садовыми ножницами, можно было мимоходом обронить пару-тройку шутливых фраз. А вечерком, покончив с делами, заглянуть к добряку и умнице Мэттью Пирсу, пропустить пару стаканчиков яблочного сидра, да неторопливо побеседовать обо всем понемногу. Слушать он умел как никто. Сам говорил мало, но по существу. И ведь образования никакого, колледжа не заканчивал. А такой житейской мудростью и внутренней правдой, такой глубинной в простоте своей философией веяло от слов седого, улыбчивого, старомодно-элегантного Мэтта, что оставалось лишь удивляться. А теперь, вот…

Единственный друг. И тот ушел. Растворился по ту сторону невзгод и тягот, в лучах нездешнего солнца. Оставив разменявшего полвека одиночества Стивена Саммерса вкушать дождь вперемежку со слезами. Прощай, Мэтью. Быть может, и я вскоре составлю тебе компанию? Кто знает…

Спиной уловил чье-то присутствие. Обернулся. В десятке ярдов у старого облезлого терна застыла, не сводя с него глаз, черная псина. Стивену показалось, что это сеттер. Шерсть волнистая, блестящая, ровным каскадом обтекает бока. Вислые уши, любопытная морда, в которой чудится неуловимое благородство. Хвост-маятник виляет строго циклично.

- Ты откуда взялся? – спросил Саммерс.

Пес зевнул, демонстрируя алое нёбо. И вновь уставился на человека.

- Иди сюда.

Будто услышав, животное медленно приблизилось. Милостиво позволило огладить влажный загривок. При этом собачьи глаза внимательно изучали надгробье бедняги Мэттью.

- Здесь лежит мой друг, - пояснил Стивен. – Чуткий, душевный человек. Его звали Мэтт. Понимаешь? Мэтт Пирс.

Пес задрал морду, взоры на мгновение встретились. «Я все знаю», - явственно читалось в сверкающих бусинах глаз. Саммерсу сделалось неуютно. Он в последний раз провел ладонью по слипшейся шерсти и поднялся.

- Мне пора, - точно оправдываясь, произнес Стивен и, сутулясь, побрел к проему ворот.

Сеттер тихо шел следом.

Очутившись за оградой, человек посмотрел назад. Пес и не думал оставлять кладбищенских чертогов. Силуэт его маячил у входа. Безмолвный страж отлетевших жизней, подумал Саммерс. Такой не предаст.

- Счастливо, дружище.

Стивен зашагал прочь.



- Мэри.

- Да, мистер Саммерс?

- Скажи, ты когда-нибудь видела пса на кладбище?

- Пса?

- Собаку. Черного ирландского сеттера.

Девушка наморщила веснушчатый лобик.

- Не припомню. А почему вы спрашиваете?

- Да так…, - Стивен перестал созерцать даль за окном и вернулся к столу. – Ну, что у нас на сегодня?

- Урок двенадцатый, параграф первый.

- Выучила?

- Конечно.

- Давай проверим.



Четвероногое создание не шло из головы.

Саммерс пытался уразуметь, что происходит. Ежедневное нарастание смутного беспокойства, участившаяся раздражительность по мелочам. А с наступлением сумерек он и вовсе впадал в прострацию. Пробовал отвлечься чтением, но даже столь милый сердцу Шекспир не выручал Стивена. Иногда, забываясь, начинал говорить вслух. Ему отчетливо представлялся старина Мэтт – лучший собеседник на свете.

Вот он сидит напротив, абсолютно живой, попыхивающий трубкой. Можно тронуть его за плечо, ощутить мягкую ткань рубашки, плеснуть в кружки эля и звонко чокнуться с верным другом…

Рассвет отрезвлял.

Зябкие сгустки тумана с шотландских лугов, приникнув к окнам, шептали: опомнись, Стивен. Ты один. Совсем один. Сбрось морок памяти, живи новым днем.

Но этот пес…

Почему его грустный взор так бередит душу, не дает сосредоточиться на делах? Что за секрет он хранит средь могильных холмов?

- Я должен понять, - твердил себе Саммерс, вцепившись побелевшими пальцами в дощатые края ложа. – Должен.



Серым дождливым утром Стивен наведался в церковный собор.

Торжественное безмолвие изредка нарушалось легким потрескиванием зажженных свечей. Пустые ряды скамей, одинокая алтарная часть. Ни души. Постояв, он направился, было, к выходу, но тут за колонной справа раздался глухой кашель. Саммерс застыл на месте. Из сумрака выплыла согбенная фигура. Худощавый старик в затасканном сюртуке, со связкой ключей у пояса. Длинные седые патлы декорировали блестящую плешь. Подслеповато щурясь, он взглянул на Стивена.

- Смотритель Роджерс! – облегченно воскликнул тот. – Боже, как вы меня напугали!

- Доброе утро, мистер Саммерс, - негромко ответствовал человек. – Вижу, не сидится вам дома в ненастье.

- Да как-то, знаете ли, суетно на душе. Гармонии не чувствую. Вот и тянет из родных стен в дождь и хлад.

- А где искать покой, как не в церкви, а? – смотритель улыбнулся беззубым ртом. – Очень правильный выбор, мистер Саммерс. Но если жаждете уюта, старый Генри Роджерс и его каморка к вашим услугам. Как насчет чаю, многоуважаемый учитель?

- Что ж, - молвил Стивен. – Соглашусь, пожалуй.

- Второе грамотное решение за сегодняшнее утро. Ей богу, вы само благоразумие!



- А здесь тепло.

- Да, не жалуюсь, - огрубевшие пальцы старика деловито разливали кипяток по чашкам. – Правда, большую часть времени общаюсь разве что с ним, - он указал в дальний угол, где мирно посапывал толстый кот рыжей масти. – Но если вдуматься, оно не так уж и плохо. Сливки?

- Спасибо, с удовольствием.

- Приди вы вчера, угостил бы кексом. Вдова Маккормик, навещая могилу своего майора, непременно заглядывает в церковь. Подкармливает мою жалкую душонку чем-нибудь вкусненьким.

- Сдается мне, основная часть угощения попадает в утробу этого рыжего прохвоста, - улыбнулся Стивен.

- Вы как в воду смотрите!

В наступившем молчании оба неторопливо потягивали напиток.

Крохотное, похожее на бойницу оконце под потолком слезоточило дождем. Меланхоличный шорох проникал внутрь, серой тенью мерил церковные своды.

- Что-то гложет вас, мистер Саммерс. Признайтесь, гложет? Зря отмахиваетесь. Глаз у меня немолодой, но зрит вглубь. Если накипело, лучше выплеснуть. Я, конечно, не исповедник, однако за чужие секреты ручаюсь.

Поколебавшись недолго, Стивен изложил причину своих тревог.

Он подспудно был готов к ироничным смешкам и язвительным замечаниям. Напрасно. Все это время лицо Генри Роджерса сохраняло выражение хмурой озабоченности.

- Черный пес, - многозначительно произнес смотритель по завершении речи Саммерса. – Да, дело нешуточное.

Стивен с замиранием сердца ожидал продолжения.

- Вы, разумеется, хотите знать правду?

Учитель кивнул.

- Какой бы она ни была?

- Черт возьми, Генри! Не тяните! Вам что-то известно?

- Известно ли мне? – старик горько улыбнулся. – За семьдесят девять лет я повидал всякого. И кое-что из этого, дорогой Саммерс, я не пожелал бы пережить никому.

- Собака, - напомнил Стивен.

- Грим.

- Вы сказали…

- Это Грим, - повторил Роджерс. – И если уж он решил показаться вам на глаза… Приятного мало.

- Ничего не понимаю.

- Естественно. Люди вашего круга отрицают явления, неподвластные научному толкованию. А это как раз одно из таких.

- Нельзя ли конкретнее?

Смотритель наполнил опустевшие чашки. Прищурившись, взглянул на собеседника.

- Вам известно о фейри?

- Имеете в виду эльфов? Конечно. Я читал «Сон в летнюю ночь».

Генри Роджерс снисходительно покачал головой.

- Шекспир тут ни при чем. Мы с вами толкуем не о поэзии. Речь о куда более древних и, заметьте, реальных сторонах бытия. Наша почва кишит ими.

Саммерс сделал несколько нервных глотков, пытаясь избавиться от вставшего в горле кома. Он все еще не мог сообразить, куда клонит смотритель. А тот продолжал.

- Манускрипт Дэнхема. Слыхали о таком? А еще учитель... «Избранные могут увидеть духов, коими полна земля! Они узрят призраков, боглов, демонов, бродячих огоньков, брауни, багберов, черных псов, ведьм и колдунов…». Список чрезвычайно длинный, всех не упомнишь. Над этим можно посмеяться, что некоторые и делают, но оно есть! Оно существовало до принятия всех религий, существует и поныне. Рано или поздно неведомое заявляет о себе. И здесь уж не спрячешься.

Торжествующие нотки в голосе старика стихли, взгляд потускнел. Он устало смежил веки.

- Возомнили меня безумцем? Воля ваша. Но я знаю, о чем твержу. Двадцать лет в стенах кладбищенской церкви. Каждый день, с рассвета до заката. Привыкаешь ко многому. К смерти, например. Это первое, с чем приходится считаться. Смерть, если угодно, наука. Из категории точнейших и тончайших. С течением времени я стал неплохо разбираться в ней. И в вашем случае, любезный мистер Саммерс, имел место быть контакт с одним из предвестников смерти. Столкнуться с Гримом на его территории – скверный признак.

Стивен побледнел.

- Хотите сказать…

- Я не пророчу, - перебил старик Роджерс. – Всего лишь констатирую факт. На свете просто так ничего не случается. Грим является в дождь. Запомните это. Когда за окном ветер, осенняя слякоть, неразбериха. Вот его стихия. И, мистер Саммерс, - тут Генри подался вперед, пристально вперившись в лицо гостя. – Если он безмолвствовал в вашем присутствии, не сбегал с кладбища и не выл под окнами, можете спать спокойно.

- Вы так считаете?

- Я знаю. Маленький совет: подружитесь с Гримом.

- То есть?

- С учетом сказанного, выберете время и ступайте на погост. Если он покажется снова, поговорите с ним.

- О чем?

- Не важно. Просто рассказывайте что-нибудь. Без нервозности, спокойно. Как с другом, понимаете? С хорошим, преданным другом. Сам по себе Грим безвреден. Но заручиться его союзом не помешает. На вашем месте я поступил бы именно так.

Стивен обратил взор к окну. Дождь снаружи не унимался.

- Скажите, Генри, он сейчас там?

- Кто знает, - пожал плечами смотритель.

- Я, пожалуй, пойду. Спасибо за науку.

- Не стоит благодарности, мистер Саммерс. Удачи.



Над могилами плыл туман.

Огибая чужие надгробья, Стивен пробирался к последнему пристанищу Мэтта. Мокрая кожа ботинок украсилась стебельками прилипшей травы. По мере движения он то и дело озирался. Внутри сквозила боязливая надежда увидеть Грима.

У знакомого холмика Саммерс так и не сумел обратиться мыслями к образу покойного. Им овладело томительное напряжение. Боковым зрением Стивен тревожно прощупывал близлежащее пространство. Однако различить что-либо помимо унылой песни дождя...

Шорох.

Мягкая поступь по скользкой листве.

Вереница мурашек по телу.

Стивен ждал, не оборачиваясь. Он и так знал, кто это. И пытался совладать с мерзкой дрожью, вызванной отнюдь не холодом.

Через мгновение пес был рядом. Запрокинув узколобую голову, всепонимающе рассматривал человека.

- Здравствуй, - с трудом выдавил Саммерс.

Нужно было что-то сказать. Что-то, способное удержать внимание.

«Подружитесь с Гримом».

Генри, старый черт, пропади ты пропадом!

Наслушался твоих дурацких советов. И поделом. Теперь вот крутись, как хочешь.

- Скучновато тут, а, старина?

Пес моргнул, опустил морду.

- Жизнь, похоже, тебя не балует.

Слова, мгновенье назад исторгавшиеся с усилием, вдруг полились легко и свободно. В последующий час Стивен говорил и говорил. Лохматое четвероногое внезапно утратило мистически-неприязненный ореол, обрело дружественные черты. В какой-то момент учителю показалось, что он изливает душу не столько псу, сколько незримо пребывающему рядом Мэттью Пирсу. То была горькая, страстная отповедь немолодого и крайне одинокого человека. Предпочетшего стезю науки тихому семейному счастью и запоздало осознавшему неправильность выбора.

С болью и обреченностью в голосе Саммерс откровенничал о той единственной, кого много лет любил на расстоянии, кому посвящал стихи, полные робкого, но искреннего чувства. О понимании бессмысленности этих страданий, осознании невозможности совместного будущего. О неспособности времени, вопреки расхожему мнению, залечивать некоторые из ран.

Впервые за десятилетия Стивен предельно обнажил душу, ведая Гриму то, в чем никогда не признался бы старине Мэтту. И пес вполне усваивал произносимое. Это читалось в отражающих мертвый дождь повлажневших глазницах.

Поток фраз иссяк. Саммерс зажмурился, силясь удержать подступившие слезы. Хвостатый исповедник задумчиво ковырял лапой кладбищенский глинозем. Шепот прошлого отдалялся, клубами сна уходил в туман.

- Что-то расклеился я некстати, - сказал Стивен. – Прости, дружище.

Он присел и, неожиданно для себя, крепко обнял загривок пса. Ощутил пульсацию крови под шерстью. Нет, Генри, подумал Саммерс, зря ты стращаешь своими россказнями. Если уж помешался на привидениях, не впутывай сюда других. Собака она и есть собака. Просто умнее иных собратьев. Но, несомненно, такая же живая, как мы сами.

- Ну, приятель, хватит с нас на сегодня. Рад был знакомству. До встречи.

Стивен ласково потрепал напоследок ушастого друга, отряхнул остатки листвы с колен.

- Ты не провожай, ладно? Не надо.

Бессловесный Грим одарил его долгим взглядом и затрусил в сторону церкви.



- Мэри, я приношу свои извинения, но сегодня занятия отменяются.

- Вы, часом, не заболели?

- Ерунда. Банальная простуда, - он закашлялся, прикрыв рот платком.

- Господи, мистер Саммерс! – девушка с испугом взирала на покрывшуюся алыми подтеками тряпицу. – Да у вас же кровь горлом! Немедля ложитесь в постель, а я за доктором.

- Ей богу, не стоит так волноваться, - слабо возразил Стивен. – Через пару дней все пройдет.

Новый приступ кашля заставил его согнуться пополам.

- Живо в постель! – скомандовала Мэри. – Совсем не бережете себя. Куда это годится? По пути скажу Биллу, пусть приготовит морс. И не возражайте! Я скоро.

Доковыляв до кровати, учитель, тяжело дыша, откинулся на подушки.



- Ну, - сказал Тим Макконахи, местный фельдшер, - порадовать вас нечем. Заработали пневмонию.

Он закончил ополаскивать безволосо-розовые ладони, и стоявшая наготове Мэри услужливо подала доктору полотенце.

- Благодарю.

Тим присел на стул возле постели Стивена. Тот с отсутствующим видом смотрел в потолок.

- Я всегда говорил, что наш климат не подарок для организма. Но в своих болячках, мы по большому счету, повинны сами. Так что лечитесь, дорогой мой. Мэри!

- Да, мистер Макконахи?

- Следи за тем, чтобы в комнате всегда было тепло. Чаще топи камин. И отправь, пожалуйста, Билла к моему другу Картрайту. Пусть купит вот это, - доктор быстро нацарапал что-то карандашом на бумажке, отдал девушке.

- Пе-ни-цил-лин.

- Именно. Препарат молодой, используется крайне редко. Но я уверен, очень скоро изобретение умницы Флеминга будет пользоваться широким спросом.

Доктор повернулся к Саммерсу.

- Теперь, когда за вами ухаживает рыжекудрая чаровница из клана О’Ши (при этих словах Мэри смущенно зарделась), вы просто обязаны поправиться. Всего наилучшего, Стивен. Помните: больше жидкости, никаких ребячьих выходок, четкое соблюдение профилактических мер. И спите вволю, сколько заблагорассудится. Я буду навещать вас время от времени. Мое почтение.

- Что читаешь?
- «Волшебные истории» Патрика Малдуна, - Мэри продемонстрировала обложку.
- Сказки?
- Вроде того.
- Почитай вслух.
- Ну, хорошо.
Девушка разгладила кофту на плечиках, положила книгу на колени.
- Только я не с начала, ладно? Просто история слишком длинная. Если вкратце, детей – двух мальчиков и сестер-близняшек, отправили за пахтой для выпечки хлеба на ферму. И вот, проходя мимо поля, ребята увидели нечто странное… «В полусотне ярдов от них застыли темные силуэты в человеческий рост. Они стояли, образовав ровный круг. Черные плащи покрывали их с головой и ниспадали до самой земли. В центре круга высился крытый материей постамент, а на нем покоился странный ящик, быть может, гроб, также спрятанный под тканью. На его крышке лежала ирландская волынка. Трубки у инструмента были необычной толщины и формы. Дети заворожено созерцали жутковатое зрелище, как вдруг заметили…». Мистер Саммерс, что с вами?
Стивен приложил указательный палец к губам.
- Слышишь?
- Что?
- Воет.
- Господи! – Мэри со страхом взирала на больного. – Кто воет?
- Грим.
Девушка подошла к кровати и ощупала лоб учителя.
- Да у вас жар! Боже ты мой! – она подоткнула одеяло. – Лежите смирно. Я сейчас принесу лекарство.
- Мэри! – Стивен с трудом оторвал голову от подушки. – Он пришел за мной.
- Пресвятая Дева! – сиделка выбежала из комнаты.

Стоило опустить веки, тотчас из беспроглядной тьмы возникал ярко-алый цветок. Раскрывал лепестки, и те язычками тянулись навстречу. Манящая сердцевина его отдалялась сияющим протуберанцем, оставляя за собой светоносный полоз. Да такой, что смотреть больно. А из самых недр плазменно-белого тоннеля…
Мэтт!
Быть не может! Неужели, ты? Бог мой, как я рад тебя видеть. Гляди-ка, и пес тут!

- Мистер Саммерс! Стивен! Слышите меня? Мэри, полотенце. Да смочи его как следует! Билл, иди сюда. Помогай…

Куда мы плывем, Мэтт?
Тебе нельзя говорить?
Что ж, попробую догадаться так.
Мне кажется, или это музыка? Где-то близко.
Клянусь всем святым, такой красоты слышать еще не доводилось!

- Мэри, перестань реветь. Билл, крепче, крепче держи! Ах, чтоб меня…
- Он умирает, да? Скажите честно, мистер Макконахи, умирает?
- Ч-черт! Слишком поздно. Пневмосклероз. Этого я и боялся. Ну, хватит, девочка, хватит. Слезами тут не поможешь. Уильям, можешь отпустить. Пульс есть?
- Пока не нахожу.
- Дай-ка...
- Что там, доктор?
- Все. Отмучался бедняга Стивен. Упокои Господи душу его. Можете пригласить священника.

Хоронили под дождем.
Преподобный мистер Сайзмор скорбно вещал заученную латынь. Фред Бизли и Девон Старк-младший привычно орудовали лопатами. Людей на церемонию явилось меньше, нежели на похороны Мэттью Пирса, рядом с которым и надлежало отныне быть Стивену Саммерсу.
- Requiestcant in pace. Amen.
Смотритель Роджерс наблюдал за происходящим со ступеней храма.
В бесцветных глазах старика не было слез. Лишь методично вздрагивал тонкий кадык, да тряслись тщедушные плечи.
И когда последняя горсть земли довершила свежую насыпь, на церковной колокольне ударил звон.
Взоры присутствующих обратились ввысь.
- Мать честная, - пробормотал пастор, - это кто ж так усердствует?
А невидимый звонарь продолжал тревожить литую плоть издавна молчащего колокола. Сообщая округе печальную весть.
Вскоре бой смолк. Действо кончилось, процессия потянулась к выходу.
- Кто звонил? – поинтересовался священник у сидящего на ступенях Роджерса.
Тот, осклабившись, таращился невидящим взглядом вверх.
- Генри, - пастор тронул старика за ключицу. – Да очнись ты, в конце концов!
Не переставая улыбаться, сторож обратил лицо к преподобному.
- Кто на колокольной башне?
- Грим, - произнес смотритель. – Он хотел проводить старого друга.

0


Вы здесь » |Самая Сверхъестественная Ролевая Игра| » .:Библиотека » [Нечисть: Вестники Смерти]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC